Павел Святенков:Когда олигархи ушли

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

История текста[править]

Опубликовано в «Русском журнале» 27 августа 2003 года.


КОГДА ОЛИГАРХИ УШЛИ[править]

Скандал вокруг ЮКОСа породил дискуссию о месте олигархов в обществе. Не секрет, что в последнее время олигархические империи начали серьезную реструктуризацию. Так, 50% ТНК продано «Бритиш петролеум«, аналогичные слухи ходят и вокруг ЮКОСа. Президент «Сибнефти» в интервью «Ведомостям» заявил о готовности продать иностранному инвестору как минимум 50% акций компании, которая возникнет после объединения ЮКОСа и «Сибнефти». Совсем незаметно на фоне боевых действий вокруг ЮКОСа прошло заявление «Интерроса» о создании совместного с американцами инвестиционного фонда. В интервью тем же «Ведомостям« Владимир Потанин не исключил, что наряду с ним и Михаилом Прохоровым у холдинга «Интеррос» может появиться еще один владелец. И хотя ни имя, ни национальная принадлежность инвестора не названа, можно предположить, что это одна из западных компаний.

Таким образом, все чаще создаются альянсы между крупнейшими российскими бизнес-структурами и западными инвесторами. С экономической точки зрения эти решения логичны. После «бросовой» приватизации, когда гигантские заводы продавались за бесценок и за ваучеры, эффективные собственники наконец-то приобретают российские предприятия за «настоящие деньги».

Однако с политической точки зрения происходящие события грозят крупными издержками. Прежде всего, олигархические структуры выходят из-под контроля российской власти, приобретают заступников на Западе. Однако олигархическое влияние на внутренние дела никуда не исчезает. Олигархи прощаются, но не уходят. Они остаются в роли «агентов мировой буржуазии». В результате российская экономика сохраняет недостатки современного капитализма, но не приобретает его достоинств. При этом возникает угроза суверенитету страны, поскольку если вся крупная индустрия окажется в руках «зарубежных инвесторов», правительство будет не в состоянии проводить эффективную политику и окажется в положении марионетки и заложника крупных корпораций.

Особая ситуация с нефтяными компаниями. Специфика их бизнеса такова, что страна, севшая на «нефтяную иглу», может на длительное время остановиться в развитии. Среди нефтяных государств есть очень богатые страны, но почти нет промышленно развитых. Исключение составляют Норвегия, в которой нефть нашли сравнительно поздно и где уже успело сформироваться «гражданское общество», и Великобритания, в экономике которой нефть не играет определяющей роли. Соединенные Штаты законсервировали добычу нефти на своей территории и предпочитают ввозить «черное золото» из других стран. Делается это во имя создания запасов нефти на черный день, однако подлинная причина в том, что политические издержки от нефтедобычи слишком велики даже для США.

Россия уникальна, поскольку чуть ли не впервые в истории гигантское государство с населением в 140 млн. человек и территорией, занимающей 1/7 часть суши, оказалось в тотальной зависимости от нефтяного экспорта. Не секрет, что в ходе перестройки и демократических реформ 80-90-х годов прошлого столетия промышленность была разрушена, и страна занялась экспортом энергоносителей.

В России сложилась ситуация, характерная для большинства развивающихся стран. А именно — незначительная часть населения, связанная с добычей полезных ископаемых, живет по стандартам «первого мира», в то время как подавляющее большинство все больше проваливается в «третий мир». Окончательной деградации мешает только доставшаяся в наследство от CCCР социальная и образовательная инфраструктура, но и она изношена и скоро придет в негодность.

Поэтому передача в руки иностранцев контроля над нефтью будет означать прекращение существования России в качестве независимого государства и окончательное закрепление гигантского социального неравенства.

В нефтяной отрасли России сложилась структура, характерная для стран «первого мира», то есть имеются несколько нефтяных компаний, конкурирующих между собой. Между тем, для стран-экспортеров нефти как правило характерен иной подход, а именно — добычей нефти занимается единая государственная корпорация.

Отсутствие единой нефтяной компании означает, что доходы от произведенной нефти поступают в распоряжение олигархов, а не государства. Таким образом, в настоящее время Россия является полуколонией собственных олигархических структур. Вопрос времени, насколько быстро она в этих условиях превратится в полноценную колонию западных партнеров олигархов.

Не подлежит сомнению, что полученные от западных компаний средства олигархи постараются конвертировать в политическую власть. Ибо совершенно понятно, что как только западные концерны обретут право голоса в российских нефтяных компаниях, они немедленно поставят под свой контроль менеджмент. Олигархам нет нужды сопротивляться этому процессу, учитывая разницу в опыте западных и наших управленческих кадров. А значит, на долю олигархов достанется внешнее представительство, то есть уход в политику. Сценарий прост: олигарх, воспользовавшись деньгами, полученными от сделки с западными концернами, идет на выборы. И, конечно, побеждает, поскольку его финансовые возможности в несколько раз превосходят возможности соперников. А дальше — страна превращается в банановую республику. Правда, без бананов.

Иностранное присутствие на нефтяном рынке не совпадает с целями, простите, государственной безопасности. Что же делать?

Без национализации или же как минимум резкого повышения налогообложения для нефтяных компаний не обойтись. Конечно, с точки зрения классической либеральной теории, национализация есть путь к неэффективному управлению — дескать, чиновники все разворуют. Однако либеральная теория не действует в условиях России. Крупнейшие предприниматели могут воровать ничуть не хуже чиновников. Если к стране относятся как к колонии, если прибыль вывозят за рубеж, то какая разница, кто это будет делать — олигарх или чиновник? Чиновник хотя бы будет бояться «начальства». Крупный же собственник не будет бояться ничего. Речь идет о бессмысленной эффективности — собственник, получив неизвестно каким путем месторождение, переводит всю прибыль за границу. Какая польза от такой «эффективности» стране, остается только догадываться. Нарушается самая логика бизнеса. Бизнесмен — человек, который рискует, создает новое и в случае успеха получает награду. Наш же бизнес взрос на «прихватизации» созданного в советское время народного хозяйства. Он не только не создает новое, но разрушает старое, созданное до него.

Ситуация выглядит тупиковой. Однако, как из любого безвыходного положения, выход все же есть. Прежде всего, следует разделить российскую промышленность на две категории: 1) сырьевые компании (то есть нефтяные корпорации, «Газпром«), 2) остальные. Приобретение иностранцами предприятий из категории два следует безусловно разрешить, как это уже давно и практикуется. Ни у кого не вызывает раздражения присутствие иностранных корпораций на рынке продуктов питания или сотовой связи.

Речь идет о постепенном демонтаже «олигархизма», как особого политико-экономического режима, призванного обеспечить передел собственности в России конца 90-х годов прошлого столетия. О новой модели развития России на период до 2008 года. Сегодня уже понятно, что олигархи уйдут сами — продадут часть своей собственности и либо уедут за границу, либо станут политическими представителями крупных западных корпораций в России. Вопрос в том, что будет после них.

Конечно, потенциал олигархической приватизации еще далеко не исчерпан. Еще остались в государственном владении железные дороги, электростанции, «Связьинвест», ЖКХ и тому подобные крупные «куски». За них еще будет борьба. Но исход этой борьбы известен — купят у государства подешевле, продадут иностранцам подороже. А может, государству сразу, не мудрствуя лукаво, продать свою собственность не олигархам, а тем, у кого есть деньги? Впрочем, это предложение кажется утопией.

Перед государством стоит цель — обеспечить развитие капитализма и одновременно предотвратить сползание в латиноамериканский сценарий. Для этого, как минимум, поставить под госконтроль самые опасные сырьевые отрасли — нефтяную и газовую. Разрешить приватизацию во всех остальных отраслях. Провести ее — честно. Это создаст слой легальных собственников, которые не «украли», а «купили». Реорганизовать систему исполнительной власти и правоохранительные органы таким образом, чтобы они исполняли закон, а не служили «персонам». Наконец, заставить работать полуфиктивные демократические институты. Пока они больше похоже на мнимые сущности, чем на исполнителей интересов народа.

Иначе говоря, речь идет о буржуазной революции «сверху». Потому что если ее, как когда-то отмену крепостного права, не провести решением власти, то она неизбежно придет «снизу». Просто займет больше времени и будет кровопролитней.

В условиях жесткого разделения общества на «первый» и «третий мир» сохранение нынешней ситуации приведет к «классовой борьбе» в лучших традициях XIX века. Что далеко не лучший вариант для России, которая и так много претерпела (но и многого достигла) в XX веке. В очередной раз наступать на те же грабли, как минимум, недальновидно.