Павлово (город, Нижегородская область)

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Павлово — город в России, в Нижегородской области.

История[править]

Время основания Павлова условно отнесено к 1566 году. Первое письменное упоминание о нем мы находим в грамоте Ивана Грозного от 5 апреля 1566 года. Павлово было тогда дворцовым селом, т.е. входило в состав царской вотчины, и доходы с него шли на содержание дворцового хозяйства. В грамоте царь дает личное распоряжение приказчику Тимофею Харлантьеву о передаче суздальскому Спас-Ефимьеву монастырю нескольких озер, а также об уступке прав на ловлю рыбы крестьянам села Павлова в многочисленных небольших озерах, расположенных в пойме Оки от впадения в нее Кудьмы до устья Кусторки. Наиболее вероятная версия возникновения этого документа такова. В 1565 году жертвой опричнины сподвижник Ивана Грозного боярин А.Б. Горбатый-Шуйский. В его обширную вотчину входили и земли, расположенные в окрестностях современного г. Горбатова. Религиозный до фанатизма царь передал их влиятелному в то время суздальскому Спас-Ефимьеву монастырю. Уточняя границы нового владения, монахи затеяли тяжбу с павловским приказчиком Тимофеем Харлантьевым из-за ничейных угодий, расположенных в пойме Оки. Обе стороны обратились в Приказ Казанского дворца. Но решающее слово в этом споре принадлежало царю, т.к. речь шла о дворцовой, т.е. царской собственности. Приказчику было велено часть пойменных земель с расположенными на них двумя озерами передать монастырю, в остальной части навести порядок и прежде всего обеспечить поступление в казну собираемого с нее денежного дохода. Из грамоты мы узнаем не о временах основания Павлова, а о том, что оно уже существовало. Более того- оно уже являлось административным центром небольшой округи, в которую входили ближайшие деревни. Следовательно, принятый за основание Павлова 1556 год - дата условная, на самом деле село возникло раньше. С момента своего возникновения в связи со своеобразным рельефом местности, село Павлово существовало как два почти самостоятельных поселения. Одно - на Спасской горе, рядом с острогом, другое - в районе современного рынка, улиц Нижегородской, Ленина, и некоторых других, вдоль речки Тарки.

По нижегородским писцовым книгам 1588-1599 гг., стрелецкому сотнику из села Павлов Острог Федору Родионову сыну Дуракову, по его челобитью в Москву, было выделено в оклад в 1597 году поместье в Ивановском полесье Сорочинской пустоши в Березопольском стане Нижегородцкого уезда. Данное поместье было пожаловано Федору Родионовичу не случайно. В конце 70-х - нач. 80-х годов XVI века по Нижегородцкому уезду прокатилась волна черемисских набегов, названных с легкой руки историков "черемисскими войнами". От черемисских набегов серьезно пострадала Сосновская волость, д.Тумботино (по документам 1588-1600 гг. она названа пустошью). Павлов Острог и Павловская волость меньше соседей пострадали от опустошительных набегов только благодаря успешному военному руководству гарнизоном павловской крепости стрелецким сотником, которым в это время, по косвенным документальным источникам, являлся Федор Родионович. На смену состарившемуся на царской службе бывалому воину в 1597-99 гг. был поставлен стрелецким сотником в Павлов Острог Игнатий Ильин.

Интересен в этом отношении и такой факт: в первые десятилетия своего существования село имело два названия - Павлов острог и Павлов перевоз. По приказу царя в середине XVI века на крутом берегу Оки, в районе современной Спасской горы, откуда хорошо просматривалась местность в южном и юго-восточном направлениях, была срублена сторожевая крепость, ставшая местом постоянного пребывания небольшой группы стрельцов.

Городовые стрельцы несли гарнизонную и пограничную службу, а также выполняли поручения местной администрации. Они не платили налогов, не занимались земледелием, но им разрешалось иметь кузницы и заниматься рыболовством, охотой. Гарнизон крепости "Павлов острог" в XVI веке состоял из 50 человек во главе со стрелецким сотником.

Время было тревожное: несмотря на разгром Казанского и Астраханского ханств, продолжала существовать угроза нападения на русские земли со стороны крымских татар и степняков. Подобные крепости воздвигались тогда вдоль всех границ Московского государства. Ну а второе название - Павлов перевоз, откуда взялось оно?

До сих пор продолжает бытовать легенда о некоем Павле, когда - то соорудившем себе хижину на берегу Оки в районе современного рынка и занимавшемся перевозом. Известно, что исторические легенды не возникают на пустом месте, обычно они в художественной форме передают имевшее место явление. Был Павел или нет - для нас не имеет значения. Другое дело - заключенная в легенде идея о существовании в незапамятные времена в районе рынка переправы через Оку. Если эту идею принять, а не принять ее нет никаких оснований, мы должны согласиться, что речь идет не просто о переправе. Ведь она дала название населенному пункту. Значит, уже в далекие времена вокруг нее кипела жизнь. За несколько десятилетий до возведения острога, возможно еще в XV веке, Павлов перевоз мог быть перевалочным пунктом, через который осуществлялись экономические связи русского населения, проживавшего по течению Клязьмы, с мордовскими племенами. Такие связи могли происходить постоянно или посезонно, с устройством торжищ и ярмарок. И в том и в другом случае на переправе должны были возникнуть постоялый двор, кузница, для ковки лошадей, дома людей, обслуживающих перевоз. Здесь же могли находить пристанище те, чья профессия была связана с рекой - рыбаки, лодочники, сплавщики леса. Все это, видимо имело место задолго до возведения крепости. Только в этом случае название "Павлов перевоз" могло настолько крепко запасть в сознание людей, что затем около сотни лет конкурировало с другим названием - "Павлов острог".