Пауль Эрнст

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Пауль Эрнст. 1931

Пауль Эрнст (нем. Paul Ernst; * 7 марта 1866, Эльбингероде, Гарц — † 13 мая 1933, Санкт-Георген-ан-дер-Штифинг)[1] — немецкий писатель и журналист, один из зачинателей фёлькише-национальной литературы, теоретик неоклассицизма, сблизившийся к концу жизни с национал-социализмом.

Биография[править]

Пауль Эрнст родился в Эльбингероде (Гарц) в семье горного мастера; после окончания школы изучал теологию и философию в университетах Геттингена и Тюбингена, затем продолжил образование в Берлине, где изучал историю и литературу. В 1892 получил ученую степень; стал членом Берлинского союза литераторов.

Член Социал-демократической партии Германии, подвергся в своё время резкой критике Ф. Энгельсом, вышел из партии в 1896. В мае 1890-го Эрнст написал запрос Энгельсу (aka админу) на разрешение его конфликта с коллегой по партии писателем Г.Баром, возникшего в результате написания статей о творчестве Г.Ибсена. В результате сам получил разнос от Энгельса за: 1) механистичность своего метода и 2) его «неисторичность, отвлечен­но-шаблонный подход к исследованию классовой детерминированности творчества такого писателя, как Ибсен».[2]

В 1905 Эрнст становится заведующим литературной частью в Дюссельдорфском доме актёра.

Становление Эрнста как писателя напрямую связано с эволюцией его политических взглядов. Он прошёл путь от марксизма через социализм, отягощенный натуралистическими интенциями (его друзьями были А. Хольц и Р. Демель) и элементами эзотерического идеализма, к фёлькиш-национализму.

Грехи молодости П. Эрнст с лихвой искупил в 1919 году, издав покаянную книгу «Крушение марксизма» («Zusammenbruch des Marxismus»), а вот его неоклассицистические драмы «Деметрий», «Каносса», «Брунгильда», «Кримгильда», «Ариадна на Наксосе» вкупе с трёхтомным стихотворным эпосом «Книга императоров» (1923‒1928), заложившим основы национал-социалистского образца исторической поэзии, восприняты были нацистами как новое идеалистически-героическое направление в фёлькиш-национальной литературе. В своих теоретических работах «Путь к форме» («Der Weg zur Form», 1900), «Кредо» («Ein Credo», 1912) Эрнст связывает возрождение немецкой нации с воспитанием в ней «формообразующей силы», которая спасёт не только Германию, но и весь мир.

В 1933 году Пауль Эрнст получил Медаль Гёте по искусству и науке, 5 мая 1933 года стал членом Прусской академии искусств, после удаления из неё 40 евреев и образования свободных мест.

Творчество[править]

«Тягостный путь к счастью»[править]

Первая попытка найти новую форму возрождения нации, осуществлённая П. Эрнстом в его романе «Тягостный путь к счастью» («Der schmale Weg zum Glück», 1904), по собственному признанию автора, оказалась неудачной.

История Ганса Вертера, сына лесника в графском поместье, написана по образцу «романа воспитания», но только в духе областнической литературы, и определяет границы желанного обретения мелкой буржуазией своего назначения в современном обществе в пределах изначально установленных сословных отношений. Эта мысль изложена автором в самом начале романа и является определяющей для всех жизненных перипетий его героя: «В наше время общество потрясено до последнего предела, и разорваны все старые узы, которые определяли кто внизу, кто наверху. Некоторые полагают, что конец этого положения будет означать полное равенство всех людей; но тот, кто внимательнее присмотрится к этому явлению, то заметит, что эта всеобщая свобода порождает напротив новое и более глубокое разделение общества, когда дельные люди сплачиваются с дельными людьми, а плохие — с плохими».

Во время обучения в берлинском университете Вертер подпадает под воздействие марксистской идеологии, насаждаемой среди студентов русскими анархистами, безответственными литераторами, евреями и прочими революционно настроенными личностями. Город с его сумбурной жизнью, эротической свободой, социальными проблемами вызывает у него страх и отвращение, это чувство особенно обострилось после общения Вертера с рабочими: «Внезапно стремление к справедливости и желание равноправия показались ему совершенно незрелыми… Совсем новой и неопределённой явилась ему впервые мысль о том, что этот каменщик или плотник не должны жить рядом с ним комфортно, если он сам или кто-то другой мог пойти выше, не к комфорту, а к более высокому существованию, и при этом он внезапно почувствовал, что он ненавидит эту толпу тупых и самодовольных людей».

К герою романа приходит осознание своего места в жизни, и он возвращается в родные пенаты, где, несмотря на печальные события (смерть отца, гибель сыновей графа) и хозяйственную разруху (поместье графа заложено и перезаложено), находит своё успокоение в женитьбе на дочери графа, подруге его детских лет, и берёт на себя — уже из личных убеждений, а не по службе, как его отец — заботу о лесных угодьях своего тестя, видя во всём этом приверженность старым традициям, которые и есть выражение законченной формы человеческих отношений. Последующее описание благостной картины тихого семейного счастья и обретения Вертером статуса хозяина порушенных графских угодий можно считать апофеозом мещанского счастья, некой антитезой роману В. Гёте «Страдания молодого Вертера».

«Основы нового общества»[править]

В своей книге «Основы нового общества» («Grundlagen der neuen Gesellschaft», 1930) П. Эрнст, вслед за нацистской пропагандой, обрушивается с критикой на современное состояние капиталистического общества, хотя суть его гневных инвектив определяется виной западного мира, способствовавшего поражению Германии в Первой мировой войне, поэтому «нет никакой возможности возврата человечества из нынешнего состояния глубокого унижения к нравственности, разуму и духовной жизни».

Для того чтобы вывести Германию из глубокого кризиса, нужно построить новое общество, основываясь не на научных знаниях, а на вере в бога: «Все несчастья, которые мы наблюдаем, ведь только потому происходят, что этого хочет бог, что у бога есть неизвестный нам план, чтобы вести нас ввысь. Ныне мы в состоянии усмотреть, зачем нужно было неописуемое несчастье гибели античного мира; мы чувствуем ныне, когда мы благочестиво настроены, что наше время также созрело для гибели… Кто не верит в бога, тот не верит и в свой народ. Мы посланы в этот погибающий мир для того, чтобы действовать. От нас требуется политическое действие».

Для реализации всех этих постулатов нужен вождь: «…тем немногим совершенно ясно, что спасение может придти только через так ими называемого „сильного человека“, одиноко стоящего, одарённого чувством чести, мужеством, разумом и волей, который обладал бы властью каким бы то ни было способом заставить чернь повиноваться. Каким бы то ни было способом, но единственный, оставшийся в подобные времена способ — это военная диктатура».

«Крушение немецкого идеализма»[править]

В книге «Крушение немецкого идеализма» («Der Zusammenbruch des deutschen Idealismus», 1931), являющейся переработкой книги «Крушение марксизма», Эрнст выскажет мысль о том, что религия будущего сравнима с китайским культом предков, ибо в ней важна традиция, а отдельная личность ничего не значит: «…целью этой религии будет являться то, что люди жертвуют собой ради того, чтобы создать из себя нечто более высшее». Это «высшее» находит своё выражение в прусско-кайзеровской «строгости порядка» (Мёллер ван ден Брук), в сохранении формы во что бы то ни стало, где нет места для размышлений или сожалений.[3]

Ссылки[править]

  1. de:Paul Ernst
  2. ФРИДРИХ ЭНГЕЛЬС О ЛИТЕРАТУРЕ // Институт Маркса-Энгельса—Ленина
  3. Зачевский Б. А. История немецкой литературы времён Третьего рейха (1933−1945). — СПб.: Издательство «Крига», 2014. — 896 с. ISBN 978-5-901805-50-3