Починки (Починковский район Нижегородской области)

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
с. Починки Знак на въезде

Почи́нки — село в Нижегородской области, административный центр Починковского района и Починковского сельсовета.

Население — 12,5 тысяч жителей (2009).

Расположено в 220 км к югу от Нижнего Новгорода на федеральной трассе Нижний Новгород — Саратов и в 12 км от станции Ужовка железной дороги Нижний Новгород — Пенза. Расстояние до МКАД 620 км.

История первых поселений[править]

Заселение Среднего Поволжья, в том числе территории современного Починковского района, началось в далекие времена много веков назад. Об этом свидетельствуют найденные каменные топоры, наконечники и др. орудия хранящиеся в местном музее. В историческую эпоху первыми поселенцами здесь была мордва. В течение длительного времени мордовские земли были ареной ожесточенных столкновений между мордовскими племенами, приволжскими болгарами и русскими князьями. В 1152 году к месту нынешнего г. Городца прибыл с дружиною князь Юрий Долгорукий, здесь он столкнулся с мордовскими племенами: эрзей, мокшей и караятами. Мордва вступили в бой с дружиною князя, но были разбиты и оттеснены к югу от реки Ра (Волги), причем племя эрзя осело, главным образом, в районе современного Арзамаса. Здесь у них было главное становище Эрзя-мас, отсюда и происходит название города Арзамас. Плея мокша ушло еще дальше к югу и поселилось на территории современной Республики Мордовия. Во время этого движения некоторые эрзянские и мокшанские группы осели на территории нынешнего Починковского района. Появление и развитие русских поселений в этих краях шло одновременно с мордовскими поселениями за счет, главным образом, оттеснения мордвы с лучших земель. Активное проникновение русских в мордовские земли началось после основания в 1221 году Нижнего Новгорода. Нижегородские князья всячески поощряли заселение мордовских земель своими подданными. Например, нижегородский князь Константин Васильевич (правил в 1340-1355 гг.) разрешил своим подданным селиться за реками Кудьмой, Пьяной и Сережей, "кто где похощет". В конце XIV в. нижегородские князья подчинили себе часть мордовской земли, которая затем вместе с Нижегородским княжеством вошла в состав русского централизованного государства. Значительная же часть мордовских земель оставалась в составе Казанского ханства, которое было завоевано и присоединено к Московскому государству в 1552 г при Иване Грозном. Тогда же земли мордвы стали заселяться русскими. Так, в 1569 г служилый человек Никита Полдомасов с групкой русских крестьян основал на территории нынешнего Починковского района деревню Полдомасово, за которой в первой половине XVII века укоренилось название Никитино. В ней сначала было всего лишь 5-6 курных (т.е. без печей) избушек, крытых соломой. А в 1621 г. в ней насчитывалось уже 39 дворов, в том числе помещичий, приказчика, 15 крестьянских, 20 бобыльских и два пустых. Видимо, во второй же половине XVI в. сложились мордовско-русские села Наруксово (нару - морд. поле) и Азрапино. С 1578 г. через территорию современного Починковского района стала проходить государственная засека (укрепленная граница), на которой мордва, затем и татары за хлебное и денежное жалование несли сторожевую службу. В документах того времени этот участок границы назывался Пузской засе-кой, а прилегающие к ней земли - Залесным станом, Эта засека начиналась от места впадения реки Рудни (руд разъясняется как древнеиранское "река" или "водный путь". Это свидетельствует о пребывании на русской равнине в дославянское время каких-то древних индоевропейцев.) в Алатыръ (ала - тюрк. белый и тал или тар - чуваш. камень). И правда, река Алатырь начинает свое течение из под огромного белого камня), проходила через позднее возникшие села Байково и Тагаево и уходила далее на запад в сторону Наруксова. Первыми населенными пунктами на территории этого стана были Большая Пуза, Тагаево, Пеля. Залесный стан уже тогда славился богатым черноземом, но был расположен далеко от центра, граничил с воинственными ногайскими татарами и потому был заселен слабо. О наличии в то время мордовского населения на территории нынешнего Починковского района рассказывают документы по истории мордвы, опубликованные А. А. Гераклитовым. Согласно этим документам, в 1587 г мордвин Кердяксан Миресев основал селение Маресево. Однако в 1628 г. это селение было покинуто мордвой, и маресевская пустынь была продана боярину Черкасскому. Еще до того, в 1604 г., ногайские и крымские татары подступили к Пузской засеке, напали на нее, "проломили ворота, высекли сторожа, товарищей их побили и дворы пожгли". Вскоре после этого служилая мордва просила подыскать людей на Пузскую засеку и землей наделить, которую уже подыскали около засеки на "поле сыратовской мордвы" В ответ на эту просьбу в 1604 г из Арзамаса прибыла мордва, кото-рая за службу получила сыратовское поле и основала там деревню Сырятино. В течение многих десятилетий территория нынешнего Починковского района была местом крупных столкновений служилых людей с ногайскими татарами. Видимо, в связи с этим мордва, покинувшая в 1628 г. Маресево, переселилась ближе к Пузской засеке у впадения р. Рудни в Алатырь основала поселение Байково. В 1632 г. оно вместе с землями выше по течению Алатыря было передано царем Федором Ивановичем в собственность Троице-Сергиевского монастыря и стало заселяться русскими. Вскоре на этих землях возникли русско-мордовские селения Мадаево и Ризоватово, к этим же землям была приписана ранее возникшая здесь деревня Сырятино. Несколько позднее лесные урочища по берегам Рудни к югу от Байкова до речки Помалатки, принадлежавшие мордовским князькам Досаю Сюндюкову и Рохману Сюддаеву, были проданы ими крестьянам селения Байкова. На территории же к югу от речки Помалатки находилась мордовская деревня Починок Кеуштанов или Анудемир, как ее еще называли. Эта предшественница современных Починок, неизвестно когда возникшая, в 1628 г. была захвачена татарами и продана ими князю Куракину. Однако она тогда же была покинута ее жителями, и это место в течение последующих 20 лет оставалось пустошью. В 1647 г. это место с прилегающими к нему землями было куплено у государственной казны боярином Борисом Ивановичем Морозовым. В купчей говорилось, что Починок Кеуштанов (Анудемир), который был за мордвой и за князем Куракиным, "продать с пустошами и полями, и с лесами, и с сенными покосами, и со всеми боярину Борису Ивановичу". В ней упоминалось и село Дивеев Усад: "Селу Дивееву Усаду, ныне пустое лет двадцать и больше, а та мордва от ногайской войны разбрелась". Мордовскими поселениями на территории района в XVII в. были Саитовка, Пеля-Казенная, Погиболовка и Кочкурово. И во второй половине XVII в. деревня Пеля-Казенная существовала как чисто мордовское поселение. По челобитной боярина Ивана Михайловича Милославского, ее владельца, население деревни было в 1676 г. выселено в Байково, Ризоватово, Пузу. Однако в 1778г. переселенные в эти села жители Пели с женами и детьми бежали в мордовские селения Алатырского уезда. В Пузской слободе до 1715 г. проживало только мордовское население, а затем там появились и русские, которые стали проживать вместе с мордвой. С XVI в. начался процесс христианизации мордвы. Служилая мордва, принявшая христианскую православную веру, пользовалась неприкосновенностью своих поместных земель. Царь Федор Иванович издал указ, по которому запрещалось русским и татарам не только захватывать, но и покупать земли мордвы, обращенной в христианство. Христианизация мордвы затянулась па долгие годы. Так, по донесению нижегородского епископа Дмитрия Сеченова Синоду, из приписанных к Починкам 18 тыс. душ мордвы, он в 1714 г., "...там быв, 2 тыс. окрестил". Позднее, в 1753 г., казанский епископ Лука доносил в Синод о крещении в Починковской волости 1884 человек мордвы. Как видно, мордовское население очень неохотно расставалось со своими традиционными верованиями и переходило в православие.

Вотчина боярина Морозова[править]

Борис Иванович Морозов, купивший у казны пустошь Починок, принадлежал к старому московскому боярству. Он долгое время был воспитателем (дядькой) малолетнего царя Алексея Михайловича, "скорбевшего ножками". После вступления 16-летнего юноши на царский престол в 1645 г. Морозов оказался центральной фигурой в правительстве. Морозов был крупнейшим феодалом XVII века. Ему принадлежали в разных частях страны 274 села и деревни, в которых проживало до 40 тысяч крепостных крестьян. На территории нынешнего Починковского района он владел деревнями и селами Ильинским, Кочкуровым, Саитовкой, Пеля-Казенной, Погиболовкой, Дивеевым Усадом, Шишадеевом и Тагаевом. Он лично объехал купленные им Починковские земли, которые ему понравились. Не понравилось ему только то, что в его владениях оказались большие участки, ранее переданные монастырям. Так, на реке Алатыре, в том месте, где теперь располагается село Байково, находилась водяная мельница, принадлежавшая Троице-Сергиевской лавре, а в верховьях реки Ирсеть - владения Печерского монастыря. Купленные им земли Морозов стал заселять людьми, вывозимыми из его подмосковных владений. Починок Кеуштанов {Анудемир) он также заселил вывезенными из Подмосковья крепостными. Поэтому русское население Починок стало с тех пор отличаться от окрестного населения своим московским говором с его "аканием", тогда как для говора коренных жителей Нижегородской губернии, в состав которой вошли Починки в XVIII в., было характерно "окание". Морозов назвал поселению Починок Кеуштанов Рождественным Новым, в отличие от Старо-Рождественного, которое находилось в Арзамасском уезде. Однако это название не удержалось, довольно скоро за ним закрепилось название Починки. Население сначала было смешанным русско-мордовско-татарским, однако местные жители - мордва и татары - постепенно обрусели. В вотчинах Морозова, расположенных на починковских и наруксовских землях и в Мордовии, было много поташных заведений или "будних майданов", где производилось выжигание поташа, который вывозился тогда за границу и приносил большие доходы владельцу "будных майданов". Так, в 1651 г. Морозов вывез около 5,5 тысячи пудов поташа, в Архангельск, откуда этот товар был отправлен на заграничный рынок. От продажи поташа Морозов ежегодно получал 400 тысяч рублей прибыли. В его вотчинах практиковалось в больших размерах винокурение. Запасы вина на его нижегородских складах превышали 10 тысяч ведер. В Починках у Морозова имелись квасоварня, хмельник, боярский двор, баня, погреб с выходом, ледник, на р. Рудне две мельницы, одна в Починках, другая - вверх по Рудне, недалеко от с. Новоспасского, в 4 км от Починок, конный завод на 68 лошадей, скотный двор из 6 хлевов, где размещались крупно рогатый скот, овцы, козы и свиньи. Там же у него имелись 18 хлебных амбаров,, в 15 из которых хранилось зерно урожая прошлых лет. В 1667 г. Морозов получил с починковских крестьян в виде оброка более 50 тыс. пудов зерна. У Морозова, как и у всех крепостников того времени, было неограниченное право над крепостными крестьянами: он их судил и наказывал. Морозов даже приказал построить в Починках церковь и тюрьму, чтобы дежать крестьян в повиновении. В починковской вотчине Морозова в 1667 г. насчитывалось 559 дворов, в которых проживал 1901 человек, в том числе в самих Починках было 210 дворов, в них проживали 748 человек. Крестьяне, отдавая хлеб в уплату оброка и продавая его с целью выплаты денежного налога, вынуждены были нанимать в долг хлеб у того же Морозова, на кабальных условиях. У Морозова, как и у всех крепостников того времени, было неограниченное право над крепостными крестьянами: он их судил и наказывал. Наряду с хозяйственными постройками Морозов приказал также построить в Починках церковь и тюрьму, чтобы держать крестьян в повиновении. Учитывая, что крестьяне в ответ на жестокую эксплуатацию могут взбунтоваться, Морозов приказывал приказчикам своих вотчин, в частности приказчику Починок Любиму Асанову, следить за "крестьянами, чтобы они не заводил? дурных дел против боярина. "А буде... крестьяне начнут дуровать... и вам, их усмирять, или вас в чем не учнут слушать, и вели бы о том ко мне писать... государь укажет усмирить". Еще до того, в июле 1647 года, крестьяне Починок подняли бунт против приказчика Ивана Федорова, заявляя, что он взял с них лишний оброк. Они и крестьяне прилегающих деревень собрались за рекой Рудней и "...приговорили его Ивана за те оброчные и орешные и даточные деньги миром pазграбить, а... его Ивана убить до смерти. Приказчик, узнав об этом, бежал в Пузу. Крестьяне, не найдя приказчика, разграбили его дом, а его имущество поделили между собой. Морозов узнав об этом, приказал новому приказчику Любиму Асанову произвести розыск тех людей и сообщить их фамилии в Москву. Не довольствуясь этим приказом, Морозов 15 августа 1648 года послал в Починки дворянина Злобина "чинить наказание беспощадно" всякому, осмелившемуся выступить против боярина и его приказчика. Если крестьяне не будут слушаться, Злобин имел право вызвать из города стрельцов и пушкарей для усмирения крестьян. От чрезмерной эксплуатации многие крестьяне бежали из вотчин Морозова в леса. В Починках имелись пустые избы, хозяева которых бежали. Мордва, проживающая в с. Кочкурове, покинула свои насиженные места и бежала на юго-восток в леса, где и основали поселение, которое было названо тоже Кочкуровым. В 1645 году мордва села Байкова писала о своей нищете властям: "Нам с той вотчины государственных податей платить стало невозможно, потому что мы люди бедные". Починки и окрестные села находились во владении Б. И. Морозова в течение 18 лет, а имению до 1665 года. После смерти Морозова его владения перешли к его жене Анне Ильиничне Морозовой, родной сестре царицы, жене царя Алексея Михайловича. В 1689 году по именному указу царей Ивана и Петра все починковские земли поступили в казну с причислением к ведомству поташного правления, с учреждением в Починках поташной конторы, а бывшие крестьяне Морозова стали "государственными крестьянами", которые обязаны были выплачивать подати и специальный налог, а при приписке их к какому-либо государственному предприятию выполнять при нем барщинные работы.

Починки - центр поташного производства[править]

Починки в течение приблизительно ста лет были центром крупного казенного производства поташа, работавшим на заграничный рынок. Поташ - это зола особого приготовления, которая применялась в стекольном производстве и при мыловарении. Получалась она из древесной золы и в большом количестве продавалась за границу. На международных биржах высший сорт поташа именовался Починковским. В районе Починок и прилегающих к ним сел насчитывалось пятнадцать поташных станов, которые назывались также "будными майданами". К этим поташным станам и были приписаны крестьяне, которые стали называться государственными. Это были те же крепостные, только они принадлежали не отдельным помещикам, а помещичьему государству. Починки стали важным центром организации поташного производства русского государства. В селе постоянно жил воевода, была приказная изба, или приказ, где происходило сидение воеводы с 7 подьячими. Был в Починках таможенный двор, возглавляемый бургомистром, был застенок и свой палач. Вначале поташное производство было правительственной монополией, которая длилась с 1719 г. до отмены в 1773 г. Центром управления поташными заведениями с 1723 года стала коммерц-коллегия, которая имела в подчинении у себя Починковскую поташную контору. Сбыт поташа за границу в XVII и XVIII вв. шел через Архангельск. В 20-х годах XVIII в. Починковской поташной конторе законом было определено доставлять на заграничный рынок 1000 бочек поташа ежегодно, а в начале 30-х годов того же XVIII века спрос на поташ определялся в 2000 бочек. В 1723 году крестьян, приписанных к казенным Починковским поташным станам, числилось 16920 душ мужского пола, а во время второй ревизии (переписи) 1740-1741 года их насчитывалось уже 28713 душ. Довольно быстро увеличивалась и численность населения сел и деревень, которые составляли собственность помещиков или же числились, "экономическими", т е. изъятыми государством у монастырей вместе с землей. Так, в помещичьем селе Никитине число жителей обоего пола за период с 1661 г. по 1724 г. увеличилось со ста с лишним человек до 1372 человека, в "экономических" селах Байкове, Сырятине, Ризоватове и Мадаеве количество жителей за период с 30-х годов XVII в. до 1744 г. увеличилось с нескольких сотен до 5285 человек. Жизнь крестьянского населения в те времена была очень неприглядной Долгое время в избах не имелось русских печей, топка производилась "по-черному", т. е дым выходил через двери и окна. Нередко скот находился в том же помещении, где жили люди. Избы были деревянные с соломенной крышей. Поэтому в селах и деревнях часто случались пожары. Крестьяне не знали пил и гвоздей, главным инструментом при строительстве служил для них топор и железные изделия местного кузнечного изготовления Хозяйства крестьян имели натуральный и полунатуральный характер. Все или почти все производимое ими потреблялось в собственном хозяйстве Одеждой для крестьян служили зипуны из грубого сукна, сотканного ими же, шубы, рубашки и портки из холста. В качестве обуви употреблялись лапти и холщевые онучи, и сырую погоду на ноги надевали бахилы из сыромятной кожи. Столь же непритязательной была и пища крестьян. В обычные им она состояла из щей и каши, по праздникам иногда употребились мясо и рыба. Крестьянское население в те времена было почти сплошь неграмотным, так как в селах и деревнях отсутствовали даже начальные школы. Починковская поташная контора жестоко эксплуатировала как приписанных к заводу крестьян, так и наемных лиц. Годовая заработная плата наемных рабочих слагалась из денежных выдач и натурального довольствия. Например, годовая зарплата бочкарям, состоявшая из денежного жалованья и натуральных выдач (крупы, ржи, соли), выражалась в сумме 13 рублей 83 копеек (рубль начала XVIII века был равен 9 рублям кануна нерпой мировой империалистической войны 1914-1918 гг ). Это была нищенская заработная плата. Работавшие на заводах приписанные к ним крестьяне и наемные рабочие платили государственные подати, а мордовское население кроме того еще платило "оброк с мордвы". Крестьяне и рабочие выплачивали Починковской конторе различные косвенные налоги, например, сбор с таможенного и кружечного двора, с мостов и перевозок, с конной площади в Починках. Поташное производство потребляло очень большое количество леса, поэтому обширные пространства обезлесивались, что в свою очередь лишало крестьян важного подспорья в своем хозяйстве. В 1707 году починковский воевода Иван Квятинский был направлен в Смоленскую область для изыскания леса на поташное дело. Тяжелое положение приписанных к поташным заводам крестьян и работных людей привело к их открытому выступлению в 1758 году против начальника поташной починковской конторы и земского старосты. События развернулись следующим образом. В 1758 году в Починки пришло распоряжение о посылке работных людей на суда в Нижний Новгород. В Починках на сходе этот указ признали фальшивым, но все же работников по наряду поташной конторы послали. А они, прибыв к берегам р. Волги, от работы отказались, требуя от начальства показать печатный указ. Судью же, или начальника поташной починковской конторы, обвинили в том, что он взял взятку от нижегородских купцов за освобождение их от наряда на работу, а вместо них послал крестьян поташной конторыю. Триста человек к работе не приступили и под руководством своего вожака Ильи Лазаря направились от Волги обратно домой. По дороге они приняли присягу друг за друга умереть и ни в каких случаях друг друга не выдавать. "Шли они по дороге к с Починкам с великим озорничеством, называясь войском, а в других местах армией". Из с. Байкова они послали в Починки тайно ночью одного из сообщников для объявления своим сторонникам о своем прибытии и о намерении покончить с судьей и старостой. Получив ответ из Починок о том, что их в Починках народ не выдаст, они пришли в Починки, подкараулили земского старосту, который возвращался из церкви, и изрядно избили его за то, что он напрасно послал их на суда и тем привел их к разорению, что сообща с судьей ворует и их продает. Они избили бы и начальника поташной конторы, если бы он был тогда в Починках. Собравшийся сход одобрил действия работных людей и выбрал ходоков для посылки в Петербург с жалобой на начальника поташной конторы. Ходоков в Петербург послать не удалось, а 15 наиболее активных участников этого бунта из починковских крестьян арестовали и сослали на каторгу в Нерчинские рудники. Спустя два года, в 1760 г, починковская поташная контора и подведомственные ей заведения были закрыты по решению Сената после обследования их генералом А И. Бибиковым, который выявил крупные злоупотребления, допускавшиеся этой конторой. Решение мотивировалось тем, что спрос на поташ за границей сильно сократился, а потребность в нем в пределах России, оставалась сравнительно небольшой. Однако частное производство белого и черного поташа на территории нынешнего Починковского района продолжалось почти до конца XIX в., хотя уже в значительно меньших размерах.

Участие починковцев в крестьянских войнах[править]

Одним из наиболее крупных открытых выступлений народных масс страны произошло в 1670-1671 годах под руководством Степана Разина. Вследствие невыносимой эксплуатации крепостные крестьяне, рабочие поташных заводов, населявшие территорию нынешнего Починковского района, присоединились к массовому народному движению, руководимому С. Разиным, и стали принимать активное участие в крестьянской войне. В 1670 году 10 крестьян из Пузы пришли в Арзамас к разинцам и привезли им бочку вина. Они просили принять их в казаки, т.е. изъявили желание присоединиться к восставшим. Они передали разинцам, что 200 крестьян Пузы желают к ним присоединится, а если того будет ". . . мало, они, де, все пойдут поголовно". Как сообщал зажиточный крестьянин из Сырятина Васька Васильев, бежавший из села на сторону правительственных войск, "в с. Сырятине, да в Байкове пришло воровских людей 5000 человек". Предводительствовал в этом отряде Алешка Васильев. Отряд, вооруженный 5 пушками, из Сырятина и Байкова направился в с. Поя, где произошел жаркий бой разинцев с отрядом Щербатова. Разинские отряды потерпели поражение, понесли большие потери убитыми и ранеными, потеряли оружие и обоз. В этом бою погибло немало солдат правительственных войск, о чем доносил царский воевода Щербатый князю Долгорукому. Один из отрядов Разина стоял в Починках, здесь разинцы схватили царского гонца с письмом в Арзамас и казнили его. В с. Тагаеве стояли правительственные войска полкового воеводы Ю. Барятинского, численностью в 15000 человек. 6 ноября 1670 года правительственные войска, преследуя разинцев, покинули Тагаево. На стороне разинцев выступил священник села Никитина, который был схвачен и казнен. Центром правительственных войск был Арзамас. Угроза проникновения крестьянской войны в центр страны заставила правительство расположить свою армию таким образом, чтобы, с одной стороны, удержать в своих руках центральные районы, а с другой направить главный удар непосредственно против Разина. По призыву Разина поднялись крепостные крестьяне, городские низы, как русские, так и угнетенные народы Поволжья: чуваши, мари, мордва, татары, башкиры. Вокруг Разина сплотились смелые и отважные атаманы Особенного внимания заслуживает простая крестьянская, девушка, атаманка Алена, родом из Арзамаса. Она во главе многих отрядов повстанцев сражалась с царскими войсками в районе Арзамаса и Темникова. Однако при всей отваге и преданности народному делу руководство разинского войска не смогло объединить сотни очагов восстания, разбросанных на огромной территории. Осенью 1671 года крестьянская война под руководством Степана Разина потерпела окончательное поражение. Круто расправлялись московские воеводы с мятежниками: одних вешали, других сажали на кол, некоторых драли крючьями, засекали до смерти, менее виновных били кнутом и приводили к присяге. Главное место казни было в г. Арзамасе. Царские воеводы без всякой жалости, сжигали целые села и деревни. Сам предводитель крестьянской войны Степан Тимофеевич Разин 6 июня 1670 года при большом стечении народа был четвертован в Москве на Красной площади. Образ же С. Т. Разина остался в народной памяти как символ протеста против угнетения, как призыв к борьбе с угнетателями. В 1773-1775 годах с еще большей силой разразилось крестьянское восстание под предводительством Емельяна Пугачева. Появившиеся в Починках некоторые из отрядов Пугачева сразу же привлекли на свою сторону местное население. Пугачевцы прибыли в Починки в 1774 году тремя отрядами: один из них прибыл 30 июля из Алатыря, другой - 31 июля из Арзамаса, третий - 2 августа из Саранска. Приход пугачевских отрядов в Починки поднял на борьбу крестьян Маресева, Кочкурова и Байкова. Байковские крестьяне разгромили имущество приказчика, а его с женой пытались отвести к Пугачеву. Смертельно напуганы были приходом пугачевских отрядов починковская знать. "Починковец Афанасьев с женой, спасаясь от крестьянского гнева, при приближении пугачевцев бежал в лес, но был пойман. Крестьяне жестоко избили его, отобрали, имущество и отправили в Саранск к Пугачеву". Предводитель одного из пугачевских отрядов донской казак Суходольский казнил некоторых починковских жителей. Починковский летописец Владимирский отмечал в своей книге. "При впадении в Рудню речки Стырши, против Починок есть возвышенное местечко, называемое "Городок", окруженное от востока и юга упомянутыми реками, а от запада и севера болотом. Сторожилы рассказывают, что на этом месте в старину жили татары и здесь же пугачевцы казнили через повешение верных подданных Государыни". Пугачевцы, поддерживаемые восставшими и присоединившимися к ним починковскими крестьянами, забрали, из Починковского конного завода годных для верховой езды лошадей, а остальных лошадей крестьяне развели по своим дворам. Многие из крестьян ушли в армию Пугачева. Преследующий армию Емельяна Пугачева в Починки прибыл с двумя полками царский подполковник И. И. Михельсон. Тот самый Михельсон, который 19-летним поручиком принимал участие вместе с Емельяном Пугачевым в сражении под Куненсдорфом летом 1759 года между русскими и прусскими войсками во время семилетней войны 1756-1763 гг. Пугачевские отряды оставили Починки и двинулись по направлению к г. Саранску. Михельсон учинил жестокую расправу над крестьянами, участвовавшими в разгроме завода и сочувствовавшими пугачевцам. Трое крестьян были повешены на обгорелых березах, многим отрезали по одному уху, оставшихся в Починках крестьян почти поголовно перепороли плетьми, а взятых с завода лошадей приказали немедленно возвратить. Активный участник восстания Суходольский был схвачен в Починках и казнен. Ему сначала отрубили правую руку, а затем повесили с надписью на груди: "Государственный изменник, сообщник и наперстник самозванца и бунтовщика Емельки Пугачева". По приказу Михельсона были воздвигнуты виселицы в Байкове, где крестьян вешали за грабеж имущества и покушение на приказчика и в Маресеве, где учинилась расправа над крестьянами за сочувствие и содействие пугачевцам. Крестьянское восстание под предводительством Пугачева закончилось так же неудачно, как и восстание С. Разина.

История конного завода[править]

После закрытия в Починках в 1760 г. казенного поташного производства тогда же по указу императрицы Елизаветы Петровны было предписано создать там крупный государственный конный завод по выращиванию лошадей для привилегированного лейб-гвардии конного полка. Создание этого завода было одной из предпринимавшихся в то время правительством мер с целью укрепить военную мощь Российского государства. В то время Починки входили в состав Саранского уезда Пензенской провинции. Окрестности Починок к западу от р. Рудни изобиловали богатыми сенокосными лугами и пастбищами, что и было учтено при создании здесь конного завода. Завод состоял из 4 линий деревянных конюшен, из которых первая из дубовых бревен вошла в строй в 1762 г., вторая - в 1773 г., третья - в 1786 г. и четвертая в - 1789 г. Лошадное поголовье было доставлено сюда из сформированного Батуринского конного завода на Украине и составляло сначала 680 лошадей, в том числе 469 кобыл разных возрастов Деревянные здания завода со временем сильно обветшали и в 1817 г смотритель Починковского конного завода Карачаров получил разрешение построить взамен их новые кирпичные Этот новый завод со всеми его другими помещениями был построен в 1819-1821 гг. по проекту архитектора А. С. Кутепова в виде замкнутого квадрата, каждая сторона которого составляет около 250 м. Внутри этого квадрата располагались манеж и подсобные помещения. Завод сыграл немаловажную роль в истории Починок и соседних с ними сел и деревень, население которых с конца XVII в. и до отмены крепостного права состояло из так называемых "государственных крестьян". При его основании в 1760 г. к нему было приписано население 22 сел и деревень Починковской казенной волости (Починки, Кочкурово, Саитовка, Ильинское, Наруксово, Азрапино и др.) и пяти селений соседнего Алатырского уезда) общей численностью 8498 душ мужского пола. В 1796 г. он был передан в ведение Экспедиции государственный конных заводов. Приписанные к заводу крестьяне обязаны были платить оброк на его содержание и выполнять для него различные натуральные повинности (заготовка сена, доставка фуража и т. д.) Заводу были переданы во владения пастбища и леса по левому берегу р. Рудни, ко-торыми раньше пользовались крестьяне Починок, Байкова, Новоспасского, Дивеева Усада и Шишадеева. Крестьяне указанных сел неоднократно обращались с жалобами в пра-вительственные учреждения о незаконном изъятии обрабатывавшихся ими земель в пользу конезавода, однако эти жалобы оставались без удовлетворения. В итоге крестьяне на каждую ревизорскую душу (мужчину) в семье имели по три десятины земли вместо положенных 15 десятин. В то время вся остальная земля была отдана заводу. Кроме ограничений в земле приписанные к заводу крестьяне должны были платить заводу оброк деньгами, овсом, сеном, ячменем и отрабатывать барщину; доставлять на завод фураж и продовольствие на своих лошадях, рубить и возить дрова, расчищать кустарники на лугах и пастбищах завода, а также поочередно служить в заводе конюхами и отгонять лошадей из Починок в другие заводы. По первому требованию смотрителя завода приписанные к заводу крестьяне должны били бросать свои хозяйства и идти конюшить или гнать заводских лошадей за сотни верст в другие губернии центральной России. До начала XIX века на заводе работали только приписанные к нему крестьяне, численность которых в 1797 г. составляла 15007 человек. В начале же XIX века на завод, кроме крепостных, стали присылать рекрутов в место службы в армии. Срок службы в на конном заводе был определен в 23 года, после этого срока военно-приписных конюхов с завода без всякого права на материальное обеспечение. Прослу-жившему на заводе 23 года ручалась на руки выписка из приказа, выписывался паспорт м предоставлялось право искать работы самому "по собственному его избранию". Зарплата рабочих был крайне низка. Конюхи в год получали: в 1800 году - 24 рубля, а в 1829 году - 40 рублей, а в 1876 году - 60 рублей. Сам же смотритель завода в 1829 году получал зарплату (в год) в сумме 1500 рублей, а в 1876 году получал 1000 рублей жалования, 300 рублей столовых и 1000 рублей разъездных, а всего 2300 рублей. Несмотря на высокую заработную плату, смотрители завода занимались и хищением имущества, принадлежавшего заводу. Например, в 1807 году во время передачи завода Дроздовым другому смотрителю у него не хватило 17384 пудов зерна, 15 куб. сажен дров, 123 штуки дубового тесу. Недосдачу сена Дроздов объяснял увеличением нормы, выдаваемой лошадям, но служащие и конюхи завода заявили о том, что корм выдавался не по увеличенной норме, а, наоборот, по уменьшенной. Комиссия, присутствовавшая при сдаче завода, выявила, что из 741 заводской лошади только 81 в хорошем теле, 565 в среднем, а 95 - черном теле, т.е. истощенные. Факты кражи настолько убедительными, что комиссия была вынуждена признать виновность смотрителя Дроздова. Рабочим и солдатам конного завода разрешалось обзаводиться семьей и строить дома. Строились они неподалеку от завода, а улицы их получали названия: Конюха, Большая Солдатская, Малая Солдатская, а крайний порядок к Тагаеву получил название Карачаровки, по имени смотрителя Карачарова. Но не все рабочие и солдаты могли строить собственные дома. Большая часть из них жила в казармах или так называемых "людских избах". В начале на конном заводе лошади выращивались верховые, кавалерийские. В качестве маточного состава были немецкие упряжные лошади, а в качестве жеребцов производителей - английские и испанские скакуны. В 1865 году в Починках организуется государственная конюшня, на которой стала выращиваться рысистая порода. Жеребцы были набраны из ранее расформированного Починковского конного завода, а также верховые жеребцы из бывших владений графа А.Г. Орлова-Чесменского. Затем стала выращиваться и тяжелая порода лошадей, так называемые тяжеловозы. Тяжеловозные жеребцы закупались главным образом за границей. Закуплено было несколько жеребцов из Бельгии, в провинции Брабант, а отсюда происходило и название породы лошадей - брабансоны.

Экономика[править]

Наиболее значимыми предприятиями в селе Починки являются ОАО «Маслосырзавод «Починковский», ООО «Починковские консервы», ООО «Починковский хлеб». Строительная отрасль представлена ОАО «Починковское ХРСУ». Важнейшей транспортной организацией является ОАО «Починковское АТП». Значительная часть населения работает в филиале ООО «Газпром трансгаз Нижний Новгород» — «Починковское ЛПУМГ». Крупнейшей торговой организацией является Починковское РайПО. Кредитование осуществляют офисы «Сбербанка России», «Россельхозбанка» и «Эллипс-банка». В селе расположены два сельхозпредприятия — ООО «Алатырь» и ООО «Восход». Символом села являлся Починковский конный завод, получивший известность благодаря разведению лошадей породы «Советский тяжеловоз». В настоящее время предприятие прекратило работу, однако поголовье лошадей сохранено в фермерском хозяйстве

Ссылки[править]

Сайт Администрации Починковского района