Правозащитное движение в СССР

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Правозащитники первоначально существовали как не вполне структурированное крыло диссидентского движения в СССР, сосредоточенное на отстаивании «:прав и свобод» в опоре на законодательство. Подписание Советским Союзом Хельсинкских Соглашений, включающих в себя пакет документов по правам человека, дало юридическую опору для выдвижения ряда требований к властям СССР, которые формально соответствовали законодательству, но реально противоречили практике действий руководства страны.

Эти требования в ряде случаев носили общий характер, но отличительной особенностью правозащитников было то, что они сосредотачивались на конкретных, частных случаях нарушения закона и пытались бороться с ними.

До крушения СССР слова «диссидент» и «правозащитник» были почти синонимичными. Но после «получения Россией независимости», понятие «диссидент» практически вышло из оборота, а деятельность правозащитников сохранила актуальность.

С одной стороны, нарушения прав человека властями в России (и других республиках бывшего СССР) вовсе не прекратились.

С другой, многие правозащитные структуры с разной степенью успешности были использованы в политической борьбе, в том числе, осуществлявшейся в интересах зарубежных центров влияния и финансировавшейся из-за рубежа. Наряду с локальным правозащитным движением продолжило свою деятельности и международное, созданное на волне борьбы с социализмом. Международные правозащитные организации организовывали свои представительства в России или предоставляли гранты на проведение правозащитной деятельности местным активистам.

В настоящее время правозащитное движение в России продолжает достаточно активно действовать, не представляя при этом, более, единой общности из людей, связанных между собой некими моральными обязательствами (как это было в СССР). Оно частично скомпрометировано участием ряда правозащитников и правозащитных организаций во внутрироссийской политической борьбе и международном давлении на Россию, неадекватностью представления интересов различных групп граждан (например, правозащитники активно выступали на стороне чеченцев, но почти не реагировали на жалобы русскоязычного населения, притеснявшегося в Чечне). Тем не менее российское правозащитное движение сохраняет свой потенциал и общественную востребованность.

См. также[править]