Приказ о комиссарах (текст)

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Richtlinien für die Behandlung politischer Kommissare (сокр. — Kommissarbefehl).[1]

Icons-mini-icon 2main.png Основная статья: Приказ о комиссарах

6 июня 1941 года «приказ о комиссарах» был издан главной ставкой Гитлера с пометками: «Совершенно секретно. Для высшего командования. Только через офицера». Он был озаглавлен: «Директивы об обращении с политическими комиссарами».

Первоначальный Приказ[править]

30 марта 1941 года у Гитлера в Берлине состоялось совещание с руководителями вермахта. Согласно записям, сделанным в дневнике начальником штаба OKH генералом Гальдером, Гитлер тогда заявил следующее:

«Борьба двух мировоззрений. Уничтожающий отзыв о большевизме, который подобен асоциальному преступному миру.

Коммунизм — величайшая опасность для будущего. Мы должны отказаться от точки зрения солдатского товарищества.

Коммунист не может быть и не будет товарищем. Речь идет о борьбе на уничтожение. Если мы будем подходить к этому вопросу иначе, то мы, может быть, и разобьем врага, но через 30 лет опять будем стоять лицом к лицу с коммунистическим противником. Мы ведем войну не для того, чтобы сохранить своего врага.

Борьба против России. Уничтожение большевистских комиссаров и коммунистической интеллигенции.

Новые государства должны быть социалистическими государствами, однако без собственной интеллигенции. Нужно воспрепятствовать образованию новой интеллигенции. Здесь будет достаточно примитивной социалистической интеллигенции. Борьба должна вестись против яда разложения. Это не проблема военных трибуналов. Командующие войсками должны знать, о чем идет речь. Они должны руководить борьбой. Армия должна защищаться, используя те же средства, которые применяет противник. Комиссары и работники ГПУ — это преступники, с которыми следует соответственно обращаться. Поэтому командир не должен выпускать из своих рук руководство войсками. Командир должен отдавать распоряжения, учитывая настроения войск.

Борьба будет сильно отличаться от борьбы на Западе. На Востоке простая строгость будет в дальнейшем недостаточно сильным средством. Командиры должны заставить себя преодолеть свои сомнения».

Текст Приказа[править]

В борьбе против большевизма не следует рассчитывать на то, что враг будет придерживаться принципов человечности или международного права. В частности, от политических комиссаров всех званий, как непосредственных организаторов сопротивления, нужно ожидать преисполненного ненависти, жестокого и бесчеловечного обращения с нашими пленными. Войска должны помнить следующее:

1. Щадить в этой борьбе подобные элементы и обращаться с ними в соответствии с нормами международного права неправильно. Эти элементы представляют угрозу для нашей собственной безопасности и для быстрого умиротворения завоеванных областей.

2. Изобретателями варварских азиатских методов борьбы являются политические комиссары. Поэтому против них нужно со всей строгостью принимать меры немедленно и без всяких разговоров. Поэтому, если они будут захвачены в бою или окажут сопротивление, их, как правило, следует немедленно уничтожать.

В остальных случаях действуют следующие постановления:

I. Район военных действий[править]

1. С политическими комиссарами, которые выступают против наших войск, следует обращаться в соответствии с распоряжением «Об особой подсудности в районе „Барбаросса“.» Это относится к комиссарам всех званий и занимающим любую должность, даже если они только подозреваются в оказании сопротивления, саботаже или подстрекательстве к этому. Необходимо помнить «Директивы о поведении войск в России».

2. Политических комиссаров во вражеских войсках можно опознать по особым знакам отличия — красной звезде с вытканными золотом серпом и молотом на рукаве.

Их нужно немедленно, прямо на поле боя, отделять от других военнопленных. Это необходимо, для того чтобы лишить их всякой возможности оказывать воздействие на пленных солдат; на них не распространяется защита, предоставляемая военнопленным международным правом. После отделения их следует уничтожать.

3. Политические комиссары, которые невиновны во враждебном отношении или только подозреваются в таковом, могут быть оставлены до особого распоряжения.

Только при дальнейшем продвижении в глубь страны можно будет решить, могут ли оставшиеся работники быть оставлены на месте или их следует передавать зондеркомандам. Следует стремиться к тому, чтобы последние сами производили расследование. При решении вопроса о том, «виновен или невиновен», личное впечатление об образе мыслей и поведении того или иного комиссара, как правило, важнее, чем состав преступления, который, пожалуй, не может быть доказан.

4. В первом и во втором случаях следует составить о происшедшем краткое донесение (докладную записку).

a) Из подчиненных дивизии подразделений донесения направляются в дивизию.

b) Из подразделений, непосредственно подчиненных командованию корпуса, армии, или группы войск, или группы танковых войск, донесения направляются командованию корпуса и т. д.

5. Все названные выше мероприятия не должны мешать проведению операций. Поэтому планомерные операции по розыску и прочесыванию не проводятся полевыми войсками.

II. В тылу войск[править]

Комиссаров, которые будут задержаны ввиду их подозрительного поведения, следует передавать оперативным группам или эйнзатцкомандам полиции безопасности (СД).

III. Ограничения для военных и военно-полевых судов[править]

Осуществление мероприятий, предусмотренных в разделе I и II, не может быть возложено на военные и военно-полевые суды командиров полков и выше.


6 июня 1941 года

За начальника штаба Верховного Главнокомандования вермахта Варлимонт.

Дополнение к приказу[править]

8 июня 1941 года Вальтер фон Браухич разослал дополнительную инструкцию с двумя новыми пунктами, которые должны были дополнить оригинал, а именно:

К разделу I, п. 1:

«Обращение с политическим комиссаром должно определяться тем, что данное лицо какими-либо особенно заметными действиями или поведением противится германской армии или намеревается это сделать».

К разделу I, п. 2:

«Ликвидация политических комиссаров войсками должна производиться по приказу офицера после их отделения от других пленных, вне зоны боёв и способом, не привлекающим внимания».

Приказ О поддержании дисциплины[править]

Одним из средств для смягчения жестокостей «приказа о комиссарах» был изданный 24 мая 1941 года Вальтером фон Браухичем приказ «О поддержании дисциплины», явившийся дополнением к приказу Гитлера. В этом приказе говорилось:

«Об обращении с гражданскими лицами противника и о преступлениях военнослужащих вермахта в отношении этих гражданских лиц. Настоящим доводится до сведения приказ фюрера.

Он должен быть в письменной форме доведен до командиров, имеющих право налагать дисциплинарные взыскания, в остальных случаях его принципы должны быть сообщены устно.

Дополнения к разделу I:

Я ожидаю, что будут целесообразно осуществлены все мероприятия по охране войск для обеспечения нашей безопасности и быстрого умиротворения завоеванных областей. Нужно учитывать смешанный национальный состав населения, его общие настроения и то, в какой мере оно преднамеренно восстановлено против нас.

Задачи войск состоят в продвижении вперед и в борьбе против армии противника. Их выполнение требует величайшей собранности и максимального использования всех сил. Этого не может ставить под сомнение никто. Поэтому специальные операции по розыску и прочесыванию боевые части, как правило, проводить не будут.

Директивы фюрера касаются серьезных случаев сопротивления, при которых необходимы самые жесткие меры.

Менее опасные наказуемые действия должны караться в зависимости от боевой обстановки, по непосредственному распоряжению офицера (по возможности — местного коменданта), путем принятия ограниченных мер (например, временная изоляция при скудном питании, связывание, привлечение к работам).

Предлагаю командующим группами армий, прежде чем вводить на усмиренных территориях военную подсудность, испрашивать мое согласие. Командующие армиями должны своевременно внести свои предложения по этому вопросу.

Об обращении с руководящими политическими работниками будет издано специальное распоряжение.

Дополнение к разделу II:

При любых обстоятельствах задачей всех начальников пo-прежнему остается предотвращение самовольных действий отдельных военнослужащих и своевременное принятие мер против разложения войск. Отдельный солдат не должен думать, что он может поступать с местным населением так, как ему заблагорассудится, а обязан в любом случае руководствоваться приказами своих офицеров. Я придаю особенно большое значение тому, чтобы это поняли и в самых мелких подразделениях. Своевременное вмешательство каждого офицера, и особенно каждого командира роты и т. д., должно содействовать поддержанию дисциплины — основы наших успехов.

О серьезных инцидентах, которых касаются разделы I и II, войсковые части должны докладывать как о чрезвычайных происшествиях главному командованию сухопутных сил.»[2]

Ссылки[править]

  1. ns-archiv.de
  2. Судебный процесс по делу Верховного главнокомандования гитлеровского вермахта. М.: Прогресс. 1964. 360 с.