РУС:Атипичная эпидемия

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Не пора ли, россияне,
Нам родной язык признать:
Кто на выборах проходит -
Проходимцем называть!

Одно из немногих слов, к которым еще прислушивается российский обыватель - это слово «эпидемия». На слуху, наряду с привычными гриппом и СПИДом, появилась новинка - атипичная пневмония. Но есть еще одна атипичная эпидемия. Поражает она практически только взрослое население раз в четыре года. Сопровождается болезнь сильным головокружением вплоть до тошноты и умопомрачения. Хотя смертельный исход при этой эпидемии пока редок, но остаточные явления от нее весьма неприятны. У всех переболевших нетипичной эпидемией остаются необратимые изменения в таком важнейшем для каждого человека органе как его кошелёк.

Только у немногих после этой эпидемии происходит «беспричинное» ожирение кошелька. У подавляющего же большинства трудящихся наблюдается хроническая дистрофия, то есть, непрерывное отощание кошелька вплоть до полной его неспособности выполнять свои функции. Хотя у переболевших нетипичной эпидемией появляется некоторый иммунитет, но он очень нестоек и, как правило, за четыре года полностью исчезает.

Надеюсь, собеседники поняли, что это - шутка, и речь в ней идет о демократической выборной свистопляске и ее последствиях. Очень многие избиратели считают, что предстоящие выборы будут очередным мошенничеством. Конечно, насчет мошенничества избиратели правы, и все же ошибаются они ох, как знатно! Потому что видят мошенничество в процедуре голосования и при подсчете голосов, одним словом, семечки, а слона не замечают. Не замечают, что достойным книги рекордов Гиннеса мошенничеством являются сами демократические выборы.

Ведь их суть, как говорит нам русский язык - отдать свои голоса. «Отдать» - не метафора, а существо дела. Именно на выборах политики ( по-русски - властолюбцы) получают наши голоса - не в переносном, а в самом прямом смысле слова, и пользуются ими без нашего ведома. В отличие от рабов, которых господа называли «говорящей скотиной», на междувыборный срок (1460 дней) мы становимся безголосой тварью. Право голоса дается народу только один раз в четыре года - в Юрьев день выборов.

Теоретически существует законный мираж досрочного отзыва депутата или президента. Но мираж - он и в России мираж. Почему же этого слона лжи под названием «демократические выборы» мы не приметили? Да прежде всего потому, что для правильной оценки человеку требуется сравнение, а евродемократию вроде бы и сравнивать не с чем - иного, мол, не дано. Какое, мол, может быть сравнение с советским строем - ведь это же тоталитаризм. И выборы при нем были тоталитарные. А все же?

При советской системе человек на выборах тоже отдавал свой голос. Точнее, подавал, потому что он его не лишался - в этом различие! Любой трудящийся, в любом месте страны, до самых до окраин, в любое время мог обратиться : а) в народный контроль; б) в партком, в райком; в) в профком; г) в прессу и, кроме того, мог выступить на собрании трудового коллектива. И народный контроль, и партком, и профком, и газета были неукоснительно обязаны реагировать на заявления трудящихся и критику. Ни у какого местного и не местного начальства не было возможности пренебречь голосом советского гражданина. Был такой вид «репрессий» - «за зажим критики». Сейчас - свобода.

Репрессий за зажим критики нет.

Конечно, и при Советах были случаи зажима критики (и довольно многочисленные) - но именно случаи, а не правило. И такой зажим стоил начальству стольких усилий, что даже самые бессовестные предпочитали прислушиваться к голосу простых граждан, а не «зажимать» их.

А теперь представим какого-нибудь работягу в современной евродемократии, который вдруг вздумал подать свой голос вне выборов!!! Вздумал защитить свои права или права своих товарищей, отстоять справедливость. Хоть ты голодай, хоть на рельсы ложись - никто тебя, безголосого, не услышит. Пенсионеры Твери голодали, протестуя против отключения среди зимы воды в домах. После восьми дней голодовки дали воду ... аж на четыре дня. Смешно. Точнее, было бы смешно, когда бы не было так грустно. Это, во-первых.

Во-вторых, отстоять свои права через суд трудящиеся тоже не могут. Суд берет далеко не каждое дело и решает очень не споро, зачастую после того, как поезд уйдет. А главное, что у трудящихся нет денег для покупки платных адвокатов. Поэтому любая жалоба ограбленных (и, значит, безденежных) на грабителя-толстосума заранее обречена.

В-третьих, возникает вопрос: кому же мы должны (?!!) отдать свой голос? При «тоталитарных» выборах, по крайней мере, все было ясно: в списки внесены те, кого поддерживает власть. Итоги голосования показывали, насколько мы одобряем или не одобряем «тоталитарную» власть, которая была у нас на виду. А чьими же кандидатами, выдвиженцами от какого клана, от какой банды являются демократически выдвинутые или самовыдвинувшиеся кандидаты? Тем более, что нам предлагают кота в мешке, не людей, а имиджи (по-русски - маски). Евродемократия создала «пиар» - это целая отрасль по изготовлению масок для властолюбцев, мошенников и прочих бандитов. Для Центризбиркома это пиаршество, то есть, подделка к выборам масок под людей - не секрет, и тем не менее Центризбирком признает выборы законными. И никто не привлекает его к суду за участие в этом тотальном (по-русски - всеобщем) мошенничестве. Правда, Вешняков некоторое время разглагольствовал о вреде «черного пиара». А «белый пиар» (на самом деле, золотой) - что, допустим? По мнению главного наперсточника, игра с черными наперстками - мошенничество, а с белыми - честная.

Вдобавок, тайные выборы - это явный обман. Кукиш, тайно брошенный в урну - в этом нет ничего от русского вече или даже от производственного собрания советских времен, где каждый мог открыто подать свой голос. А теперь как докажешь, что ты бросил кукиш? Ведь Центризбирком, а теперь - компьютер посчитал так, как был запрограммирован. Скоро научатся обходиться совсем без избирателей. Вывод один - если участвовать в этой подлой игре под названием «демократические выборы», то только ради разоблачения ее как самого наглого и изощренного мошенничества.