РУС:Власть не дают. Власть создают

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
  • - Насколько готова Россия к смене власти?
  • - Наполовину. Зад уже есть, дело за коленкой.

Мы принимаем за разумное все то, что повышает жизнеспособность общества. Отсюда с логической неизбежностью вытекает разумность власти, ставящей во главу угла интересы трудящихся. Ведь только труд повышает жизнеспособность общества. А возня паразитов, игроков и посредников первых и вторых понижает ее, а поэтому защищающая их власть по критериям РУС является неразумной. (Русская пословица говорит: «Игрок - кум вору»).

Надеюсь, что и левореволюционная, и левоэволюционная оппозиции не будут оспаривать мои утверждения: ведь все они заявляют, что хотят власти трудящихся. Вот только методы для осуществления этого желания они выбрали разные: одни предлагают взять власть в сражении, другие - выиграть на выборах. Который же из этих путей вернее ведет к цели?

На самом деле ни один из этих путей не ведет к цели. Оба крыла оппозиции исходят из положения: «Власть не дают, власть берут».

А на самом деле:

Власть не дают, власть создают.

Предвижу, что многих представителей оппозиции смутит несоответствие моих слов ленинским, и на этом основании они их огульно отвергнут, не вникая в суть. Поэтому позволю себе напомнить им ленинские же слова о том, что в каждом конкретном случае надо иметь свою голову на плечах. Уж поверьте, уважаемые, мне на слово, что сегодняшняя ситуация в стране тоже есть конкретный случай. Мало того, если вы внимательно почитаете Ленина, то найдете у него высказывания, что большевики не смогли бы взять власть, если бы народ не создал власть нового типа - советы. Соображающий да сообразит, что этим Ленин сказал: трудящимся пришлось вышвырнуть буржуазную власть за ненадобностью, а взяли они ту власть, которую создали сами. Как сейчас создавать власть трудящихся - это именно тот конкретный случай, когда необходимо иметь собственную голову на плечах.

1. Я понимаю обеспокоенность тех, кто ревностно следит за соответствием новых мыслей Прокрустову ложу классиков: ведь о необходимости критики классиков чаще всего кричат те, кто хочет унизить великих людей ради возвышения собственной глупости. Но ведь гораздо больше число тех, кто примазывается к классикам тоже ради возвышения своей глупости! Так что защищать надо не классиков, защищать надо истину. Надо суметь проскочить между Сциллой и Харибдой. Для этого надо уметь отличить ревизионизм от научного анализа, а примазавшегося от продолжателя. Кто этому не научился, пусть лучше не наводит тень на плетень. Попытаемся сформулировать эту мысль предельно откровенно.

Для марксистов:

Попытка жить чужим умом столь же постыдна и столь же обречена, как и попытка жить чужим трудом. Обречены марксистские аристократы, которые, получив наследство богатых умом классиков, пытаются жить только этим наследством, а не трудом своего ума.

Для верующих в Бога:

Попытка жить чужим умом - смертельный грех для души. Без работы своего ума душа не имеет необходимой атмосферы для ее существования - своих мыслей и покидает пустого человека еще при его жизни.

Для всей оппозиции в целом:

Буржуи до тех пор будут жить чужим трудом, пока оппозиция не перестанет жить чужим умом.

Для тех представителей оппозиции, которые считают, что это к ним не относится, переиначим английскую пословицу на русский лад: «Если ты такой умный, то почему ты сидишь в оппозиции?». Итак, что же это за такая штука - власть, которую надо не то взять, не то создать?

В самом распространенном, массовом понятии власти ее отождествляет с теми людьми, которые нами правят (предельно примитивный вариант: «Власть - это те, кто сидит в Кремле»). Отсюда вытекали убеждения части народников о возможности смены власти путем цареубийства, отсюда же вытекает вера сегодняшней оппозиции в возможность смены власти путем замены сидельцев Кремля или филиала «Белого дома» в результате выборов.

2. Обывательское понимание власти очень напоминает его же понимание электричества: мол, электричество - это провода, подведенные к квартире. Этого понятия достаточно, чтобы платить за энергию, но совсем недостаточно для использования электричества как явления природы.

Но даже философы и историки идут не намного дальше, ограничивая понятие власти только государственной властью. И не замечают, что государственная власть не является самостоятельной сущностью, а просто является исторически сложившимся равновесием имеющихся властей. Ведь власть привычки, инстинктов, страстей, убеждений, заблуждений, денег и т.д. - не метафора, а реальность. И эти действительные власти находятся не в Кремле, а в нас самих.

3. Рождественские каникулы в России верховная власть ввела накануне 2005 года. И вот пятого января Нового года встречаю знакомого. - «Отдыхаешь?» - «Нет, работаю» - «Что ж нарушаешь решение власти?» - «А мы перенесли каникулы на май». Чья ж власть в данном случае сильнее - государственная или маленького коллектива? Почти наверняка каждый из нас может припомнить знакомого, для которого власть жены или даже тещи сильнее власти Президента.

Власть напоминает палку и, как всякая палка, она о двух концах. Один конец находится в Кремле или в других дворцах, второй - в каждом из нас. Без этого второго конца власть бессильна.

(Наверняка этот «второй конец власти» видели народники - ведь иначе они не шли бы в народ).

4. В. Даль в своем «Толковом словаре...» дает следующее определение власти: «Власть - право, сила и воля над чем, свобода действий и распоряжений, начальствование, управление». А БСЭ определяет власть как «авторитет, обладающий возможностью подчинять своей воле, управлять или распоряжаться действиями других людей...»

Как видим, определение по В. Далю просто отражает массовое понятие власти. Несколько интереснее определение, данное в БСЭ. Ведь «авторитет» предполагает и того, кто его имеет, и того, кто его признает. Мало того, свой авторитет можно создать, а вот взять себе чужой авторитет весьма проблематично (это к вопросу: брать власть или создавать?).

Определение власти должно не скрывать, а вскрывать ее организующую сущность для системы всевозможных властей, действующих через наши личные «хочу» и «надо». Итак, в настоящей работе мы будем пользоваться следующим определением понятия власти:

Власть - равновесие индивидуальных «хочу» и «надо». Государственная власть - равновесие имеющихся индивидуальных властей.

5. Всмотритесь хорошенько: власть королей, президентов, капитала и т.д. имеет силу только поскольку, поскольку мы ее признаем. Мы или любим ее (редко), или уважаем (тоже нечасто), или привыкли и терпим, или боимся (ее или того, что придет ей взамен) и т.д. Но все это сводится к нашим «хочу» и «надо». Стоит нам сказать «не хочу!», «не надо!» - и любой властитель, любая власть превратится в бессильную пустышку.

Власть, как и любое явление, имеет сущность и внешность (по другому: содержание и форма, сущность и видимость).

Конечно, если изменять только внешность власти, то ее вполне возможно брать (замена одного монарха или одной династии другими, замена одной банды другой, замена одних выбранных мошенников другими и т.д.). Во всех этих случаях имеется ввиду «смена власти» в её узком смысле и сущность власти не меняется - та власть, которую создали одни бандиты, вполне годится и для других (можно медные провода заменить алюминиевыми или золотыми - но природа электричества от этого не изменится.)

Совсем другое дело при смене сущности власти. Зачем трудящимся нужна буржуйская власть и её бандитская государственная машина?

Как заставить её чиновников, её силовиков, её прессу, её приживальщиков и т.п. и т.д. работать в интересах трудящихся?

Конечно, нет ничего невозможного, но для этого понадобится гораздо большая сила, чем для прямого действия власти трудящихся. Разумно ли это? Да и где взять такую силу? А как использовать буржуйские «законы» и «демократическую конституцию» в интересах трудящихся? Можно, но это все равно, что при запуске межпланетных кораблей руководствоваться Птолемеевой системой мира с её эпициклами.

Таким образом, те, кто предлагает «брать власть», усложняют задачу до неосуществимости. Для получения своей власти у трудящихся нет иного пути, как самим создать ее. Это же говорит нам и исторический опыт.

Вдобавок, речь у нас идет о власти созидательной цивилизации. Присваивать она не умеет. Это присваивающая цивилизация присваивает всё, в том числе и государственную власть. Зачем же нам заниматься не своим делом? Не поэтому ли истинные созидатели глухи к призывам «Взять власть»?

Странно, но оппозиция не замечает очень обнадеживающей особенности сегодняшней ситуации в России: произошла полная смена внешности власти, а вот изменение ее сущности демократам завершить до конца не удается, индивидуальные «хочу» и «надо» у большинства граждан остаются советскими! Окончательный перевод их в плоскость «войны всех против всех» не получается. И не потому, что у нас какие-то ущербные демократы, а потому, что основа советской власти по своей природе гораздо крепче демократической мишуры.

6. Можно по-разному относиться к Ленину, можно даже его ненавидеть, но нельзя не признать, что задачу создания власти трудящихся он решал правильно, раз поставленная им цель была достигнута. Но из этого не вытекает, что мы можем сейчас воспользоваться его методами. Не тот случай, не те времена.

Большевики в значительной степени одолевали противостоящую им власть не методом соревнования, а методом конкуренции. То есть, они стремились ослабить имеющуюся власть всеми возможными способами, вплоть до поражения России в войне. Голова у нас должна быть холодной, и мы должны трезво взвесить: не получится ли снова у нас, что мы, целясь во что-то другое, снова попадем в Россию?

Можем ли мы сейчас идти к цели методом конкуренции? Противостоящая нам власть российской присваивающей цивилизации, конечно, отвратительна. Единственное ее достоинство в том, что она довольно слаба. Что произойдет, если мы будем ее и дальше ослаблять методом конкуренции, не создав предварительно своей власти? Безвластие? Безвластие, конечно, хуже плохой власти. Но этим дело не кончится. В нынешних условиях вакуум немедленно будет заполнен стопроцентно импортной властью. Она будет не только более отвратительной, но и гораздо более сильной.

Значит, ее свержение будет еще более сложной задачей. Зачем же тратить силы, чтобы провалится в еще более глубокую яму?

Конечно, нынешняя власть паразитов больше всего ненавидит власть созидателей. Но уступать свое место импортным паразитам ей тоже не хочется. В этом смысле она является нашей помощницей, и мы должны ей не мешать, а то и помогать в противостоянии импортным паразитам. До тех пор, пока не создадим власть созидателей, способную противостоять всем паразитам.

Власть созидающей цивилизации надо возвышать методом соревнования, то есть, усиливая её, а не столько ослабляя других.

7. Мы-то будем соревноваться, а ведь присваиватели соревноваться не будут, они будут конкурировать! Возможно ли в этих случаях взращивание нашей власти? Возможно, если мы освоим никологию. Побеждают не числом, а умением! Наши ростки должны защищаться так, чтоб никому не повадно было на них покуситься - другого пути просто нет. Глупо что-нибудь возводить в абсолют.

Наш самозапрет на конкуренцию не распространяется на агрессора.

Но даже в этом случае мы должны трезво взвешивать, во что нам обойдется эта конкуренция.

Итак, что же значит - создавать свою власть?

Во-первых, разработать хотя бы основу своего языка понятий, который позволит достигнуть взаимопонимания между созидателями.

Без общего языка система невозможна.

Во-вторых, разработать теоретическую базу РУС, её цель. Открыто принять систему аксиом - без этого постановка цели будет призраком.

В-третьих, создавать никологию - науку побеждать; овладевать ею и продвигаться на ее основе по пути к цели.

В-четвертых, создавать систему законов и понятий РУС и непрерывно внедрять их в жизнь даже при любой чужой власти, не дожидаясь своей.

В-пятых, методом самоорганизации создавать организации и структуры, в меру возможностей независимые от существующей власти, и строить в них взаимоотношения и хозяйство на принципах РУС. Устанавливать между ними связи, не подконтрольные существующей власти.

В-шестых, отвоевывать свое право на передачу будущим поколениям общественно наследуемой информации, повышающей жизнеспособность общества, и сражаться с любым ее инфицированием злокачественной информацией, снижающей жизнеспособность РУС.

В-седьмых, не попадаться на внешне соблазнительные идеи и предложения. Прежде, чем взаимодействовать, разобраться, с кем взаимодействовать. Береги ноги - думай, куда идешь. Последнее - самое главное.