РУС:Грешное с праведным не путать!

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Все минется, одна правда останется

Историки называют целый ряд живших на земле цивилизаций. А вот сейчас все пытаются свести к одной. Мол, эталон цивилизации - Западная, и всех остальных надо мерить этой мерой. Кто не соответствует этой мере - дикари, в лучшем случае, недоцивилизованные, в худшем - исчадие зла, как это было объявлено по отношению к Советской цивилизации. Нет ни Китайской, ни Исламской, ни Индийской, ни тем более Российской цивилизации, а уж об сонме остальных, помельче - и поминать не стоит. И поэтому всех «незападных» надо кого ввести в «лоно цивилизации», кого - втащить, кого - стереть в порошок. Может быть глобалисты правы, все человечество - уже едино? Но мы увидели, что главное отличие каждого народа - это сформированная на основе его языка система понятий. Компьютерные программы на разных языках - и то трудно совместимы. Единицами общественной наследственной информации являются понятия, а кодами этой информации - язык. Следовательно, общественная информация в разных цивилизациях записана различными кодами-языками. Малые различия в закодированной одним и тем же способом генетической информации обусловливают существование разных видов, столь непохожих, как, скажем, кит и колибри. Тем более отличны друг от друга пользующиеся разными языками цивилизации. Но - отрадный парадокс - сближаться и объединять свою наследственную (общественную) информацию они могут несравненно быстрее, чем это могут виды. Не менее важное отличие цивилизаций в том, что помимо своих систем понятий у каждой из них - свой преобладающий критерий разумности. Таким образом, каждая цивилизация - носитель своего, отличного от других, разума. Хорошо, если цивилизации при этом понимают, что они - представители единого Человечества, и совершенствовать его могут, только соревнуясь и обмениваясь наследственной информацией друг с другом. Например, как говорят на Востоке: «Не хвались хитростью - встретишь более хитрого. Не хвались силой - встретишь более сильного. Не хвались умом - встретишь более умного. Хвались добротой - встретишь более доброго - только лучше будет». А если как вчера пели на Западе «Дойчланд, Дойчланд юбер аллес!» («Германия превыше всего») или сегодня Соединенные Штаты поют на тот же мотив? Могут ли другие цивилизации, если они не самоубийцы, согласиться на такие «общечеловеческие ценности»?128) 128. Разнообразие и взаимодействие цивилизаций - необходимое условие жизнеспособности человечества. Да, в природе вроде есть примеры живых существ, представленных одной особью - это размножающиеся вегетативным путем виды. Но они весьма уступают в своей жизнеспособности видам, обменивающимся наследственной информацией. И в конечном итоге вегетативные виды или вымирают, или вторично возвращаются к половому размножению. Взаимодействие между цивилизациями, как и все взаимодействия организмов в живой природе, возможны в основном двух типов - скрещивание (гибридизация) и поедание. Если обратиться к китайской метафоре человека как бумаги с написанным на ней текстом, то взаимодействие цивилизаций по англосаксонскому типу - это переработка других книг на макулатуру и печатание на полученной бумаге своего текста. Взаимодействие цивилизаций по российскому типу - это выбор наиболее ценного из двух книг и печатание новой книги с этим обобщенным содержанием. Потери есть и в первом, и во втором случае. Но... Типичным историческим примером является поедание Англосаксонской цивилизацией индейских и других цивилизаций. Казалось бы, одинаково и Англия, и Испания колонизовали Америку. И тут, и там были насилие и кровь. Но вот в «освоенной» Англией части этого материка большинство коренных цивилизаций исчезло бесследно, а Испания вместе с индейцами дала ряд цивилизаций-потомков. Результат - критерий истины. Антуан де Сент Экзепюри («Планета людей») сказал: «Хорошо, когда в споре между разными цивилизациями рождается нечто новое, более совершенное, но чудовищно, когда они пожирают друг друга». Славяно-российская цивилизация развивалась в основном гибридизацией с многими другими цивилизациями, хотя «свадьбы» нередко были насильственными и кровавыми. На что уж кровавым было русско-татарское взаимодействие - но ни одна из этих цивилизаций не исчезла бесследно, и сегодняшняя российская цивилизация является потомком этих и других народов. Сохранилось не только большинство этих народов, но многое из их языка, понятий, методов хозяйствования стало неотъемлемой частью российской цивилизации.129) 129. Некоторые читатели обвинят меня в ненависти к Западу и его «цивилизации». И будут почти правы. «Почти», потому что если бы они внимательно читали написанное мной, то увидели бы, что я постоянно подчеркиваю: в природе нет четких границ, они существуют только в воображении ученых. Есть и в Российской цивилизации подлецы-«Я-центристы», да еще и в каком количестве! Есть и позорные страницы в истории России. Есть и на Западе честные и бескорыстные «Мы-центристы». Вопрос в том, что где перевешивает, что является определяющим. Запад я воспринимаю как огромный корабль, утонувший в океане «Я-центризма». К утонувшим я отношусь с соболезнованием. Части пассажиров все же удалось спастись при этом кораблекрушении. Спаслись в основном сильные и мужественные люди - и за это им особый почет и уважение. Как говорят: «Святые на небесах - в этом нет ничего удивительного. Но святые в грязи - это действительно чудо». А к тем, кто утонул сам, и, нахлебавшись там вдоволь «Я-центризма» и опьянев от него, стремится утащить туда других, я отношусь с отвращением. И все же утверждение, что цивилизации одних народов являются «Я-центричными», а других «Мы-центричными» - неверно. Вспомним, что выше мы выяснили, что критерии разумности не только у цивилизаций, но и отдельных людей весьма разные: у одних - «Разумно то, что повышает жизнеспособность общества», у других - «Разумно то, что повышает мою жизнеспособность». А между этими крайними типами тьма промежуточных. Но, живя в обществе, представители этих типов стремятся создать условия для осуществления своих критериев разумности (а представители середины подтягиваются к более близкому для них краю). Именно это стремление объединяет их в системы. Деятельность этих систем создает два полярных типа хозяйства: производящий (созидательный) и присваивающий. И вот в одном народе оказывается два типа цивилизаций: созидающая и присваивающая. Дадим определение соответствующих понятий: Созидатель (по РУС) - тот, кто сохраняет другим больше времени, чем берет от них.130) Присваиватель - работоспособный человек, который отбирает у других больше времени, чем сохраняет для них.131) 130. Здесь специально указано, что мы пользуемся понятием «созидатель» именно по РУС, так как даже в это понятие западоцентричные писатели ухитряются вкладывать совсем не русский смысл. Так, Д. Панин даже назвал свою книгу «Держава созидателей» (М., Радуга, 1993). Но его понятие «созидателя» подразумевает не того человека, который делает больше для других, а человека, который создает себя. Хитрость понятия «Созидателя по Панину» в том, что оно противоречит именно традиционно русскому смыслу этого слова. Русские понимают Бога как созидателя мира - он не получил его по наследству, не купил его у кого-то, не выиграл на бирже - он его создал, благодаря его трудам мир появился из небытия. Но никто из русскомыслящих не говорит, что Бог создал самого себя, хотя такая выдумка возможна. Кто создал себя вопреки воле Бога - так это дьявол, ведь Бог создал его первоначально ангелом. Но по Панину получается, что дьявол - созидатель.

131. Для термина «присваиватель» синонимами являются паразит, приватизатор, эксплуататор. Но мы выбираем русский и точный термин. В определении использовано словосочетание «работоспособный человек», чтобы отмежеваться от тех авторов (вроде Педоренко В.Ф.), которые упорно протаскивают мысль, что эксплуататорами являются и пенсионеры, и дети. Здесь мы можем, наконец, прояснить и понятие «нация». Нация - объединение созидательной и присваивающей цивилизаций одного народа. Маркс назвал эти множества соответственно эксплуатируемыми и эксплуатирующими классами, более-менее правильно описал их. Но не увидел, что это разные цивилизации, что цивилизация капиталистов имеет атавистический тип хозяйства - присваивающий, пройденный человеком в древнекаменном веке и привнесенный им еще из звериного этапа развития. Не увидел, что просто смешны его рассуждения о том, что капиталист, организуя производство ради прибыли, якобы одновременно волей-неволей двигает прогресс человечества.132) Бизнесмен организует и совершенствует не производство, а присвоение - а это совсем разные вещи. Производство не может существовать, не совершенствуясь. А бизнесмен, набрасывая на производство хомут прибыли, тормозит прогресс. 132. Математик Норберт Винер («Кибернетика», М., Сов. радио, 1968) писал: «Это мнение связано с очень «утешительным» воззрением, что частный предприниматель, стремясь обеспечить свою собственную выгоду, является в некотором роде общественным благодетелем и поэтому заслуживает больших наград, которыми общество его осыпает. К сожалению, факты говорят против этой простодушной теории. Рынок - игра... при трех игроках во многих случаях, а при многих игроках - в подавляющем большинстве случаев - результат игры характеризуется крайней неопределенностью и неустойчивостью. Побуждаемые собственной алчностью, отдельные игроки образуют коалиции; но эти коалиции обычно не устанавливаются каким-нибудь определенным образом и обычно кончаются столпотворением измен, ренегатства и обманов. Это точная картина высшей деловой жизни и тесно связанной с ней политической, дипломатической и военной жизни. В конце концов даже самого блестящего и беспринципного маклера ждет разорение. Но допустим, маклерам это надоело и они решили жить в мире между собой. Тогда награда достанется тому, кто, выбрав удачный момент, нарушит соглашение и предаст своих партнеров. Здесь нет никакого гомеостаза. Мы должны проходить циклы бумов и спадов в деловой жизни, последовательную смену диктатуры и революции, войны, в которых все теряют и которые так характерны для современности». К этим выводам математика можно разве что добавить русскую пословицу из словаря В. Даля: «Игрок кум вору». Не увидел Маркс, что в термине «эксплуатируемые классы» упущено самое существенное. Ведь эксплуатировать можно только того и присваивать можно только у того, кто создает, то есть, у созидателей - и в этом главная роль этой части общества. А не в том, что кто-то приспособился на этой части паразитировать. В силу своего подхода Маркс не увидел, что в борьбе за прогресс человечества надо опираться не только на рабочий класс (временное явление в развитии человечества), а на созидательную цивилизацию. Ибо она есть всегда и постоянно, а присваивающая цивилизация - только паразит, обосновавшийся на ней.133-139) 133. Насчет присваивающего типа Западной цивилизации - это не только мое мнение, это и мнение этой цивилизации о себе. Вспомним, что вершиной лучших человеческих качеств там по традиции считается рыцарь. А главным девизом рыцарей является следующий: «Стыдно добывать потом то, что можно добыть кровью». Так что, по русским понятиям, рыцари - это нелюди. Но вот русская интеллигенция, обезьянничая с Запада, не только внедрила это слово в русский язык, но и приклеила к нему понятие человеческой доблести. Даже у В. Даля читаем: «рыцарь - честный и твердый ратователь за какое-либо дело, самоотверженный заступник». Как будто он слыхом не слыхал краткое и емкое русское определение «псы-рыцари». Но что поделаешь - и на старуху бывает проруха. Я бы предложил всем понявшим суть дела внедрять в умы соотечественников понимание, что слово рыцарь - гнусное и оскорбительное для награжденного им. То же самое - с романтизацией пиратов (см. примеч. 28 в ч.2 «Контратака»).

134. Выдуманы ли классы Марксом? Конечно же, нет. Во-первых, даже самые отпетые демократы плачут об отсутствии или малочисленности в России третьего класса. Значит, признают, что два класса уже существуют. И поскольку эти два класса несут противоположные заряды: один - созидания, другой - расхищения, то либералы и хотят внедрить между ними «диэлектрическую» прослойку потолще, чтобы избежать короткого замыкания и сохранить класс расхитителей. Во-вторых, классификация - это единственный научный и практический метод всех тех существ, которые хоть как-то ориентируются в окружающем мире. Даже курица классифицирует найденное ею на съедобное и несъедобное. Классификация - основа любой науки. Более того, введение любого понятия означает классификацию объектов на подпадающие под данное понятие и не подпадающие. Можно спорить об однозначности предлагаемых понятий для выделенных классов, но отрицать правомерность и необходимость классификации - это буквально курам на смех.

135. «Классы» в обществе на самом деле являются просто разными цивилизациями, обитающими на одном и том же жизненном пространстве. Как правило, из обитающих в одной стране цивилизаций государство имеет только одна. Появление государственных структур у другой цивилизации той же страны приводит к гражданской войне (если только одна из сторон не является настолько слабой, что капитулирует без боя). Непонимание этого вопроса явилось одной из предпосылок гибели Советского государства. Ведь марксизм трактовал государство только как орудие насилия и преднамеренно не замечал, что оно на самом деле является орудием управления по отношению к создавшей его цивилизации, а орудием насилия становится только по отношению к другой цивилизации. Русский язык в советское время упорно подправлял марксизм, называя СССР государством трудящихся. Но марксисты (или играющие под них?) не менее упорно твердили, что государство есть орудие насилия, подлежит в конечном итоге уничтожению и настойчиво его «отмирали». Эта глупость марксистов явилась во времена перестройки главной «теоретической базой», которую демократы использовали с таким сарказмом, расшатывая и растаскивая Советскую страну под лозунгами «разгосударствления» и освобождения от «эксплуатации государством». Приватизация выросла из разгосударствления, разгосударствление - из марксизма. Так что если пересмотр догм марксизма недопустим, то и пересмотр догм прикарманивания недопустим. Тогда Путин прав. Вот и весь сказ.

136. В капиталистических государствах хозяйствование («экономика») капиталистов - атавистическое, присваивающее, а хозяйствование трудящихся классов - производящее. Эти цивилизации («классы») имеют разные культуры (общественно наследуемые!), разные идеологии и разную мораль. В рабовладельческих государствах в большинстве случаев они различались даже этнически. В сегодняшней России тоже предпринимается попытка паразитической цивилизации объединится в «новых русских». Сооружаются даже явственные границы - замки-крепости, железные двери и решетки, вооруженные охранники (по факту - пограничники!). Дачи обнесены заборами типа Израильской стены. Передача общественно наследуемой информации осуществляется в этих цивилизациях порознь. С.Г. Кара-Мурза исчерпывающее показал, как на Западе школа разделена на два коридора. Каждый из них ведет в свою цивилизацию. В бывшей советской школе демократы сегодня тоже соорудили перегородку, разделяющую школьный коридор на эти две части. Более того, хотя, как правило, в стране существует один государственный язык, классы-цивилизации этой страны говорят на языках разных понятий. Давно известно, что сытый голодного не разумеет. До поры до времени у меня было заблуждение, что это хотя и широко распространенный, но вроде бы частный случай. Помню, как я был поражен, когда до меня дошло, что разные системы понятий даже при общем языке - всеобщее правило отношения классов-цивилизаций. Спорил я как-то с одним демократом, довольно неглупым, возможен или невозможен настоящий рыночный капитализм в России. Я утверждал, что невозможен: «в стране, народ которой говорит, что чужой беды не бывает, западный рынок не приживется». И слышу в ответ: «Именно потому, что народ убежден, что чужой беды не бывает, капитализм в России возможен и будет». Я удивленно вытаращил глаза на оппонента: «Это почему же “именно поэтому?”». А он в свою очередь удивленно уставился на меня и на полном серьезе говорит: «Чего ж тут непонятного? Чужой беды не бывает - значит, она не существует для меня, не касается меня. А для капитализма это условие...». А я-то, как и все в моей цивилизации, понимал и понимаю так, что чужая беда - моя беда. На разных языках говорим с демократами, а надеемся договориться по-русски. Зря.

137. Очень показательно, что Ленин по первым впечатлениям от Лондона все повторял: «Две нации! Две нации!» (тогда понятия «нации» и «цивилизации» еще окончательно не сформировались). Но дальше у Ленина оказалось мало возможностей для наблюдений за бытом, он больше времени проводил в библиотеках, изучая европейскую мудрость - и книжное одолело жизненное, авторитет Маркса, смотрящего на Западное общество изнутри, одолел свежий взгляд со стороны. Ленин не стал пересматривать учение о классах (хотя следует отдать должное - о нациях буржуазных и нациях социалистических марксисты говорили однозначно. Но вот до того, что это не нации, а цивилизации, их диалектика не дошла).

138. В книге С. Валянского и Д. Калюжного «О Западе, который пыжился...» одна глава так и называется «Два “народа” одной страны». Они пишут: «По сути дела, в России живет два “народа”, мало пересекающихся друг с другом. Один из них уже имеет свое название “новые русские”. Тогда второй можно назвать “новые бедные”... доля “новых русских” в общем богатстве ...в 1994 году дошла до 40%, в 1995 -почти до 50%. Причем по численности своей эти богатеи составляли чуть больше 10% населения. ...У них разная идеология, мораль и цели, разные деньги и разные интересы. Эти два народа, пользуясь одной территорией и внешне оставаясь в рамках одной культуры, имеют совершенно разные виды на будущее как своих семей, так и всей страны». (Насчет того, что они остаются в рамках одной культуры, следует особо обратить внимание на поставленное авторами слово «внешне»!)

139. М. Калашников и С.Кугушев («Третий проект. Погружение.» М., Астрель, 2005, стр. 47) пишут: «В истории почти каждой цивилизации независимо от её топоса постоянно борются две линии развития. Одна - производящая, творящая. Другая грабительская, присваивающая. ...Крайнее выражение второй линии мы назовем «трофейным путем» развития, а ее представителей - носителями духа «добычи трофеев», «трофейщиками»». Что правда, то правда. Только, товарищи, это не линии одной цивилизации, а две разные цивилизации. И «трофейщиков» лучше называть «присваивателями» - так оно точнее и откровеннее. И далее у этих авторов: «...Очень часто присвоение стоит на службе созидания. Например, забрали деньги у олигарха и вложили их в производство нового компьютера...» (там же). При всем уважении к книге указанных авторов необходимо заметить, что в выстроенной ими системе понятий (неявной) получается, что отнять у грабителя награбленное - значит, ограбить его. Очень удобная для чубайсоидов система. Вряд ли авторы этого хотели. Если же присвоение понимать в соответствии с предлагаемым по РУС понятием присваивателя, удобного для чубайсоидов софизма не возникает. В последние два тысячелетия преобладали многоцивилизационные (классовые) общества и народы. Государство было, как правило, только у цивилизации с присваивающим типом экономики. (Сравни: Британия - страна, Британская империя - государство и для самой Британии, и для колоний. «Вице-короли», «наместники» и т.п. - это просто аппарат британского государства в колониях, а отнюдь не местная власть). В метрополиях и в странах без колоний не имеющая своего государства созидательная цивилизация была, так сказать, внутренней колонией имеющегося там государства. Во второй половине 20 века вдруг появились две сверхдержавы, имеющие в своих границах практически по одной цивилизации. С одной стороны - это США, построившее «общество потребления», что даже в названии отражает присваивающий характер экономики этой цивилизации. Здесь осталась практически единственная цивилизация потребителей, цивилизации созидателей ютились только в реликтовой форме, как аборигены или как романтики созидания. Живет это «общество потребления» за счет создаваемого внешними «неформальными» колониями. Другой сверхдержавой был СССР, цивилизация созидателей, создавшая свое государство, а присваивающая цивилизация влачила там свое существование в подавленной подпольной форме. Таким образом, рассматривая соотношения понятий народ, государство, цивилизация, мы видим, что в связи с ними находится еще одно весьма важное понятие - страна (синонимы - Родина, Отечество). Страна - созидательная цивилизация вместе с освоенной ею средой. Возникает вопрос - а что же, присваивающая цивилизация не имеет страны? Да, именно так. Маркс прав - капитал не имеет Отечества. Прав Чубайс, когда говорит: «Россия - это место, где я осуществляю свой бизнес». Большим для него она быть не может. Если варвары разграбили Рим, то можно ли сказать, что Рим - это их страна? Посмотрите на «новых нерусских» - для них нет страны, средоточие их жизни - капитал. Но правы ли марксисты, утверждая, что и «пролетарии не имеют Отечества»? Все зависит от того, что вкладывать в понятие «пролетарий». Главное в марксистском определении пролетариев - что это класс людей, единственным источником существования которых является продажа своей рабочей силы. В таком марксистском понимании «пролетарий» ничего общего не имеет с понятием «созидатель». Ведь «работодатель» покупает рабочую силу не для созидания, а для обеспечения своей прибыли, присвоения и потребления. Капиталист переводит результаты созидательного труда в уничтожаемую им роскошь. Он высасывает недра, изводит рыбные промыслы, производит вооружение для необходимых ему войн. Он не дает нашим девушкам стать матерями, превращая их ради своей прибыли в проституток. И все эти разрушения он делает руками своих сообщников - пролетариев. Ученые от марксизма скажут - пролетариат объективно поставлен в такие условия. Уничтожь эти условия, дай пролетариям средства производства - и они будут созидать, а не разрушать. Но при такой «объективной» оценке человека чем он, обладающий свободной волей, отличается от скотины или даже от неживого орудия (см. статью «Оскотинимся?» в «Контратаке»). Объективная оценка человека в первую очередь состоит в том, чем он является, а не в том, кем или чем он поставлен в такие условия. Наемный убийца (по «новонерусски» - киллер) тоже продает свою рабочую силу. Контрактник тоже продает себя для убийства неугодных «работодателю» людей или целых народов. Что же, они тоже хорошие, но объективно поставлены в такие условия? Объективность состоит в том, что капитализм в основном устраивает пролетариев, за исключением одного - зарплаты. Сравним количественно протестные выступления пролетариев за сохранение недр, экологии, культуры, в защиту детей, против проституции, против агрессивных войн - с одной стороны, и за повышение зарплаты - с другой стороны. Смешно даже сравнивать. Требования бастующих шахтеров: «Зарплату!!!» А кому зарплату? Врачам? Учителям? Хлебопашцам? Это шахтерам по фигу. Зарплату - только нам! На остальных и на страну в целом - наплевать. Эти продавцы рабочей силы в лучшем случае - попутчики созидания. Не более. Нужны еще примеры? Под какими лозунгами участвовал в «перестройке» цвет нашего рабочего класса - шахтеры? Напомню: «Мне не важно, кто будет хозяином шахты. Главное, чтобы он платил мне, как платят американцы!». Такие пролетарии, конечно, не имеют Отечества. И, конечно же, есть рабочие с достоинством, которые не годятся для рыночных отношений («меня дорого не купишь и дешево не продашь» - говорят они сами о себе), они - не такие, как большинство пролетариев. Но «не таких» уже нельзя мерить понятием «пролетарии», их надо мерить понятием созидатели. И созидатели имеют свою страну, свое Отечество. А пролетарии не имеют ничего, кроме рабочей силы.140) 140. Марксизм упустил малозаметные детали, от которых зависит жизнь или смерть человечества. Повторю еще раз древнюю притчу. Рабочие таскают кирпичи на стройке. На вопрос, что они делают, первый отвечает, что таскает кирпичи, второй - что зарабатывает деньги, третий - что строит храм. Так вот первый и второй принадлежат к пролетариям. Им все равно, таскать кирпичи для храма или для тюрьмы. У них нет своего храма, своего Отечества. А вот у третьего есть свой храм, своя страна. Хотя объективно они поставлены в одинаковые условия. Итог таков, что у присваивающей цивилизации своей страны не бывает. Она присваивает страны созидательных цивилизаций как своего, так и других народов и без этого присвоения существовать не может. Точно так же, как и любой паразит, она может существовать только за счет чужого тела.