РУС:Дело бизнесмена

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Для дел высоких и благих
До капли кровь отдать я рад.
Но страшно задыхаться здесь,
В мирке, где торгаши царят...
Их труд - в карманах руки греть,
Сигары модные курить.
Спокойно переварят все,
Но их-то как переварить?

Г. Гейне

Мы уже определили, что по отношению к созидательной цивилизации присваивающая цивилизация, даже одного с ней народа, является посторонней системой.

Рассмотрим это на примере такой общественной группы как бизнесмены. Она весьма немногочисленна, но именно она в основном определяет наше состояние.

Бизнесмены почти безраздельно владеют хозяйством страны и государственной властью. Они, наряду с уголовниками - главные и почти единственные «герои» передач СМИ. Заинтересованные люди постоянно втемяшивают нам мысль, что бизнесмен - двигатель экономики (по-нашему - хозяйства), что его деятельность обеспечивает нас и необходимыми продуктами, и рабочими местами, то есть, он и наш благодетель, и наш работодатель. И к тому же, двигатель прогресса. Без него, мол, человечество не проживет.

Бизнесмен в дословном переводе на русский - «человек дела», «деловой человек». Вроде бы все хорошо для бизнесмена: он - противоположность бездельникам и дармоедам. Но в жизни получается не то чтобы не совсем так, а, скорее, совсем наоборот.

Конечно, слово «дело» очень многозначно, вплоть до канцелярской папки. В главном значении его вроде бы можно определить так: дело - воплощение человеческой деятельности (совершаемое или совершенное).

Но деятельность одного человека состоит в том, чтобы создавать полезные людям вещи, другого - в том, чтобы присваивать сделанное кем-то. Почему же понятие дело оказывается столь неоднозначным, охватывая диаметрально противоположные сущности?

Что же, ошибочен подход, на котором собственно построена вся система этой книги, опирающаяся на понятие как меру? Нет, просто пора перейти нам от арифметики понятий к их алгебре.

Вспомним, что естественные науки рассматривают не только величины, безразличные к направлению (скалярные), но и направленные (векторные). Например, при измерении массы (скалярная величина) достаточно указать количество содержащихся в ней килограмм, а для силы (векторная величина) необходимо еще указать, куда эта сила направлена.

Так вот, секрет в том, что все понятия, связанные с деятельностью человека - векторные169-170). И для обобщающего понятия «деятельность» надо указывать направление (деятельность, направленная на добрые дела; деятельность, направленная на плохие дела). Это можно сделать и по другому - для тех видов деятельности, которые наиболее существенны в нашем обсуждении, ввести понятия, которые уже являются векторами:

Труд - целенаправленная деятельность, увеличивающая жизнеспособность общества.

Баловство - деятельность, не изменяющая жизнеспособность общества.

Злодейство - целенаправленная деятельность, уменьшающая жизнеспособность общества.

169. Даже такой вид человеческой деятельности как изобретательство тоже является векторным. Можно изобретательно совершенствовать человеческую жизнь, а можно изобретательно строить денежные пирамиды или изобретательно заниматься крючкотворством.

Часто из-за направления изобретения отвергают его целиком. Считается, что дельтаплан изобрел американец. Между тем... В середине прошлого века на строительстве высотного здания Московского университета на Воробьевых (Ленинских) горах работали заключенные. Один из них сколотил из подручных листов фанеры нечто вроде бумажного самолетика и прыгнул с ним (кажется, с шестнадцатого этажа). Планирование прошло прекрасно и беглец улетел довольно далеко к лесочку на берегу Москвы-реки. Приземление тоже было довольно успешным, если учесть, что это первое испытание летательного аппарата нового типа: «пилот» отделался небольшим ушибом ноги. Но именно эта травма и не позволила ему уйти от погони. Изобретателю добавили срок за побег. А величина вклада в отечественное воздухоплавание совсем не была принята во внимание, что обернулось потерей нашего приоритета. И все из-за того, что у этого изобретательства вектор был не тот.

170. Очень тонкий вид обмана наряду с подменой понятий - выдача векторного понятия за скалярное. Например, разрушители-перестройщики оглушительно вопили «плавать по морю необходимо». Кричали так много, что в этом шуме вопрос о векторе - «куда плыть?» не мог быть услышан. В итоге поплыли... Приплыли... сами знаете куда.

В советское время среди толковых управленцев и кадровиков в ходу была такая оценка карьеристов как ИБД - имитация бурной деятельности. Это когда вектор вертится во все стороны, что в итоге равнозначно его отсутствию. И в перестройку в Советском Союзе, и в «оранжевых» революциях на Украине и в Грузии победила ИБД. Но дело еще хитрее - организовывали массы под скалярными лозунгами, а потихоньку (гласность!) внедряли свои корыстные векторы.

Но вернемся к нашим баранам, в данном случае, к бизнесменам. В словарях обычно дают следующие переводы с английского: предприниматель, делец, коммерсант. Из них «делец» происходит от слова «дело», но окрашен отнюдь не одобрительно. Похоже, что за словом «дело» в русском и английском языке скрываются не совсем тождественные понятия. Словари дают перевод: бизнес - дело, занятие, профессия. Вроде бы правильно перевели. Но посмотрим с другого конца - как русское «дело» переводится на английский. Читаем: «Дело - affair, business». В русском написании - афера, бизнес. Случайно ли бизнесмен оказывается рядом с аферистом? У Даля нет слова «бизнесмен». Но вот афера и аферисты появились уже тогда. Читаем: «Афера - наживное предприятие, оборот из барышей; торговая или промысловая сделка, торговый оборот, подряд; нажив, нажитки. Аферист - идущий на обороты, на наживные сделки; охотник до смелых расчетов, приобретатель, стяжатель». В английском есть даже словосочетание business affairs (бизнес аферес), что переводится как «коммерческие дела». Добавим, что со времен Даля русский язык успел до конца разобраться со словом «аферист». Ау, господа демократы, скажите мне, чем бизнес и бизнесмен отличаются от аферы и афериста? Да только тем, что афериста русский язык уже раскусил и дал ему однозначную нравственную оценку. Проходимцы пытаются укрыться за пока еще не до конца разоблаченным словом «бизнесмен». Но русский язык уже не ищет различий между бизнесменом и аферистом. И поэтому многие бизнесмены-аферисты скрываются за русским словом «предприниматель». Но в итоге не аферисты хорошеют, а слово марается.

Итак, очевидно, что понятие дело - тоже векторное. Сплошь и рядом слышим: «это доброе дело», «это нехорошее дело». 171) 171. Пословица говорит: «Дело делу рознь, а иное хоть брось» (В. Даль). Шоковая терапия перестройки в первую очередь была направлена на уничтожение оборонного и научного потенциала страны. Фундаментальные исследования и поисковые разработки изживались, НИИ превращали в шарашкины кооперативы. Одним из звеньев этой «терапии» была спущенная сверху директива, требующая планового (!) сокращения численности научных сотрудников НИИ. Разнарядка дошла и до нас, о чем и сообщил мне начальник отдела. «Я раскидал разнарядку по лабораториям, но твою пожалел - ты должен сократить всего одного научного сотрудника. Подумай до завтра». Назавтра я принес ему бумажку со своей фамилией. Начальник взбеленился: «Ты что, издеваешься?!» Отвечаю: «Сам же знаешь, как сегодня у нас обстоят дела с наукой. Работать в такой обстановке я не могу и не хочу. Не подпишешь по сокращению - уволюсь по собственному желанию. Но тогда еще лишусь и права на пособие по безработице - по твоей милости». Уговорил.

Через какое-то время моя жена встретила нашего знакомого, тоже кандидата наук, недавно работавшего в микроэлектронике. Узнав, что я - безработный, тот говорит: «Что же он такой беспомощный? Имеет такое образование - и не может найти себе дела. Вот я хожу по вузам, ищу способных студентов, уговариваю их ехать в Америку, а потом направляю в агентство. За каждого уехавшего в Америку студента получаю пятьсот долларов. Неплохо зарабатываю на этом деле.» Как видим, такое дело не просто «хоть брось», а прямое предательство страны.

Но не все так однозначно. Ведь говорят же: «это не дело вы затеяли». Чувствуется, что «дело» уже само по себе имеет хороший вектор, а противоположность ему - плохой. Очевидно, что английские «афера» и «бизнес» начали внедряться в русское «дело», но еще не успели лишить его хорошего вектора. В системе понятий РУС постараемся по возможности однозначно размежевать их.

Итак, для того дела, которым занимается бизнесмен, дадим следующее определение:

Дело-афера - воплощение стяжательной деятельности (совершаемое или совершенное).

А для дела, имеющего русский вектор, дадим свое определение:

Дело (по РУС) - воплощение трудовой деятельности (совершаемое или совершенное).

Итак, бизнесмен - человек дела. Но не хорошего по русским понятиям дела, а дела-аферы. Бизнесмен - особый вид присваивателя - наряду с открытым грабителем или явным мошенником. Хотя с последним грань очень условная.

Можно уяснить, что такое бизнесмен-аферист, внимательно прочитав несколько томов Маркса. А можно точно сориентироваться, приняв определение одного из светлейших умов России - А. Рысина (заменив слово «предприниматель» на «бизнесмен»):

Бизнесмен - человек, который не хочет отдавать долги.172-175)

172. Бизнесмен делит собственность на «мое» и «не мое». Но поскольку другие для него - ничто, то для него «не мое» тождественно «ничье». Вспомним любимый юмор времен «перестройки»: «и все вокруг колхозное, и все вокруг ничье». Все, что мешает ему превратить это «ничье» в «мое» рассматривается им как глупость, которую надо убрать, как помехи, которые надо уничтожить. А отдавать долги, мол, некому и незачем.

173. Поскольку для бизнесмена «мое» может существовать только вместе с его «Я-центричным» «я», а это «я» ограничено во времени, то, естественно, все прошлое и все будущее для него - «ничье». Поэтому доходы за счет будущего - любимое занятие бизнесмена, ведь потомки не могут оказать отпора. Его разумность - «после нас хоть трава не расти».

И какая глупость, с точки зрения бизнесмена, говорить о возвращении долга потомкам или предкам. Если никак не отвертеться от хотя бы частичного возвращения долга старикам, создавшим то, что разграбили прикарманиватели, то хотя бы назвать вынужденные подачки льготами. Назвать это возвращением долга у бизнеса язык не поворачивается.

Нормальные люди с уважением относятся и к собственности умерших предков - хотя бы к праву на место захоронения, к праву на останки своего тела, праву на свободу от клеветы. Русские говорят: «О мертвых или хорошо, или ничего». А одно из любимых занятий бизнесменов и иже с ними демократов - ради своей выгоды обливать гадостями лжи мертвых. Выгодно строить дома на местах захоронений - строят. Невыгодно постоянно подавать газ к Вечному огню на памятниках воинам-освободителям - отключают. Стоять прекрасные мраморные надгробия на античных захоронениях в Крыму - достаточно сбить на них греческие имена и вырезать имена «новых русских» - и древний мрамор не стоит «без дела», а работает на бизнес. Мозолит глаза Ленин в Мавзолее - надо убрать и построить на его месте приносящее прибыль казино. Прибыльно делать мыло и удобрение из людских останков - будут делать.

174. С клинической точки зрения бизнес является болезнью, родственной клептомании. Напомним ее определение хотя бы из БСЭ: «Клептомания (от греч. klepto - краду, похищаю и mania - безумие), неодолимое, периодически возникающее болезненное влечение к воровству. Симптом психического расстройства, относимого к импульсным влечениям. Встречается преимущественно у людей, страдающих психическими расстройствами, психопатией.

Корыстной направленности при клептомании нет... Устранение клептомании - лечение основного заболевания». Как видим, бизнес отличается, во-первых, тем, что он имеет не импульсный, а хронический характер. Во-вторых, хотя разумной человечной корысти в бизнесе, как правило, нет, зато всегда имеется корыстная финансовая направленность. Поэтому лечение основного заболевания этого вида клептомании лежит в юридической области.

175. Счетная палата выискивает блох, имевших место при проведении приватизации. А других претензий к бизнесу нет - мол, таковы были законы, и если они не нарушены, то претензий к прикарманиванию нет.

Но вот представим, что некто лезет во власть или пытается изменить ее таким образом, чтобы она приняла законы, позволяющие ему прикарманить чужое. По всем писанным законам это тянет как минимум на мошенничество, и приобретенная таким путем собственность подлежит возвращению ее истинному владельцу. Таким образом, те, кто требовал разгосударствления - в печати, на митингах, участвовал в становлении «демократической» власти, а потом приватизировал - юридически являются мошенниками с вытекающими отсюда последствиями. Паче чаяния найдется такой, кто не поддерживал перестройку, прямо или косвенно не требовал разгосударствления, но потом участвовал в приватизации - к нему с этой точки зрения юридических претензий нет. Соответственно и те, кто ратовал за «демократию», но потом не участвовал в приватизации - также не могут быть привлечены к материальной ответственности. Ведь они боролись не из корысти, а по глупости. Ну а с теми, кто добивался смены власти и законов для того, чтобы они позволили им прикарманить чужое - разговаривать должен только суд.

Спросить с них должок. И зря Госдума приняла закон о трехлетнем сроке давности приватизационных сделок. Здесь должны действовать сроки давности дел о мошенничестве.

Весьма убедительный пример к определению Рысина - небезызвестный «Юкос», прибыль которого в 2004 г. выросла в 25 (!) раз. Выросла, когда государство взяло под контроль все то, что раньше удавалось скрыть от налогообложения. А речь ведь идет только о сегодняшней форме налога, а не о компенсационном налоге, предусматривающем возврат взятого в долг у будущих поколений.

Демократы скажут - но ведь среди бизнесменов есть спонсоры, меценаты, они отдают свои (?!!) деньги на самые хорошие дела - на строительство храмов, на культуру и даже на помощь детским домам.

Во-первых, свои ли, своим горбом или общеполезным изобретением своего ума добытые?

Во-вторых, сколько? Тот же «ЮКОС» организовал свое учебное заведение. Но сравним количество обучающихся в нем с количеством работающих на «ЮКОСе», которых обучила страна. Крохи с барского стола - не возвращение долга.176-177)

176. Вспомним одно из стихотворений в прозе И.С. Тургенева «Два богача»:

«Когда при мне превозносят богача Ротшильда, который из громадных своих доходов уделяет целые тысячи на воспитание детей, на лечение больных, на призрение старых - я хвалю и умиляюсь. Но, и хваля и умиляясь, не могу я не вспомнить об одном убогом крестьянском семействе, принявшем сироту-племянницу в свой разоренный домишко.

- Возьмем мы Катьку, - говорила баба, - последние наши гроши на нее пойдут, - не на что будет соли добыть, похлебку посолить...

- А мы её.. и не соленую, - ответил мужик, ее муж. Далеко Ротшильду до этого мужика!»

177. «Бабушке Любе девяносто два... В избе чисто, опрятно, но бедно...Сиротство, тишина в избе, неприюченность... Но в богадельню бабушку Любу не затолкать, если только на носилках унесут, и пока есть силы, блюдет себя и дом...

Вот побывала однажды в доме престарелых, может, мысленно и примерялась, а не податься ли под государственное призрение, но увидала такой разор, такую неприкрытую бедность, голод и холод... Решила помогать скорбным. Как сады затяжелеют и оплодятся, побредет старенькая по чужим дворам, собирает паданцы, тащит корзины в избу, топит печь, режет яблоки и сушит на лежанке и в печи на противнях. Итак всю осень до снегов. ...Заполняет бабушка Люба мешки под завязку и тот сухофрукт отвозят не на базар для живой копейки, которая наверное бы пригодилась крестьянке, но в богадельню на компоты.... как же хорошо тем, сирым и бездомным, кто нашел приют в богадельне, даже от горсточки сухофрукта и стакана компота...» (Заметка В. Личутина «Душа неизъяснимая», «Завтра» № 49, 2004 г.). Далеко «Юкосу» до бабы Любы! «Юкос» (какая собачья кличка!) зубами вцепился и не отпускает долги, а баба Люба не только не требует того, что ей должны, но и стремится отдать людям как можно больше.

А в-третьих, эти крохи с барского стола - типичная черта бизнесменов или исключение? Ведь из того, что какой-то аферист занимается наукой, делает другие полезные дела для будущего, отнюдь не следует, что это типичное проявление.178-180)

178. Петр Первый был одновременно и сапожник: он сам шил себе сапоги. Но из этого совсем не следует, что он - только сапожник или что все цари - сапожники. Николай Второй любил колоть дрова, а какой-то прусский король большую часть своего времени проводил в токарной мастерской. Но из этого не следует, что колоть дрова или тачать матрешки - царское дело. Просто даже цари не могут быть чисто царственными. Так же и в жизни нет чистых бизнесменов. Но это отнюдь на значит, что нет людей, для которых главное - бизнес. Человека делают бинесменом отнюдь не его организаторские способности. И даже не богатство.

Главное же, что делает человека бизнесменом - это его жизненная позиция: «После нас хоть трава не расти». И вокруг нас - тоже.

179. Салтыков-Щедрин узрел и раскусил бизнесмена еще при самом его нарождении на Руси. Вот выдержка из его статьи «Мироеды»: «Надо только предварительно самого себя освободить от пут совести и с легким сердцем приступить к задаче, которая ему предстоит и формулируется двумя словами: “Есть мир”. И он решается на этот подвиг тем с меньшим затруднением, что слово “совесть” имеет для него значение, обнимающее очень ограниченный круг нравственных представлений самого ходячего свойства. Он рассуждает так: я выбрался из нужды - стало быть, и другие имеют возможность выбраться; а если они не делают этого, то это происходит оттого, что они не умеют управлять собою. Учить их некогда, да и незачем, а надо просто-напросто есть их, хотя бы ради того, чтобы личный их труд не растрачивался на ветер, а где-нибудь производил накопление. “Где-нибудь” - это у него. Отсюда название “мироед”.»

180. Следует взглянуть на бизнесмена и глазами верующих, которые обозревают его от древнейших времен до нынешних. Вот выдержки из дневника о. Василия (Игоря Рослякова): «Начертание на правой руке или челе - рука, считающая деньги и производящая коммерческие операции. Чело - бизнесмен. Все занято помыслами о золоте. Что бы он ни делал, он должен извлечь из этого деньги, иначе нет удовольствия от жизни. То есть, все помыслы (чело) и все дела (рука) заняты добычей денег». «Поэтому Святые Отцы всегда так восставали против сребролюбия, как идолослужения, и беспочвенного умствования, как духовной болезни».

Часто бизнесмен - игрок на пороках: глупости, жадности и т.д. Но не только. Бизнесмены-аферисты - это спекулянты на людском доверии. Конечно, излишняя доверчивость переходит в глупость.

Но бизнес разрушает не излишек, а необходимый уровень доверия, тем самым превращая человеческое общество в свою противоположность - скопище особей. Если врач, субсидируемый фармацевтическими фирмами, прописывает бесполезное лекарство, а пациент за него платит бешенные деньги - то что же, пациент сам дурак, что доверяет? Ведь мог бы знать, проверить... Но зачем тогда нужен врач, да и все другие специалисты, к услугам которых мы обращаемся?!181)

181. Операция на практически здоровом человеке - очень выгодный бизнес: гонорар солидный, как за настоящую операцию, а делать ее гораздо проще (надрезал - зашил) и «выздоровление» гарантировано. Большинство сделанных в США хирургических операций - именно такие. Причем именно такие «хирурги» пользуются наилучшей репутацией: ведь у них практически нет неблагоприятных исходов. Это к сведению тех, кто накопив деньги на бизнесе, надеется, что обеспечит себе здоровье, купив лучших врачей. Ан нет: там тоже есть бизнесмены.

Эффективность бывшей в советское время бесплатной медицины в этом плане очевидна. Ведь чем лучше врачи заботились о здоровье соотечественников, тем больше благ мог произвести здоровый народ. А это позволяло увеличить зарплату врачей и, значит, расширить их доступ к созданным в стране благам. Налицо правильная система организации прямых и обратных связей в самоуправляемой системе.

Экономика бизнеса - присваивающая, это - атавизм, а не прогресс. Нам рассказывают басни, что вот у населения есть спрос, и сердобольный бизнесмен включается в конкуренцию, чтоб как можно полнее и лучше удовлетворить его. А на самом деле всё как раз наоборот. Это бизнесмен под своё единственное предложение: «Раскошеливайтесь как можно больше ради моей прибыли!» порождает искусственный спрос. Нет у вас спроса? Так мы его создадим. Этому в первую очередь служит реклама, смысл которой станет понятным, если ее назвать по-русски - соблазн.182-183)

182. Когда-то было анекдотом утверждение, что искусство менеджмента состоит в том, чтобы убедить негров покупать валенки, а эскимосов - холодильники. Сейчас над этим анекдотом никто не смеется - ведь именно в одурачивании потребителей и заключается суть бизнеса.

183. Демократы обвиняли советскую пропаганду в том, что она из зависти очерняет научные и технические достижения Запада. Но вот маленький штришок из «пропаганды» тех времен:

«В капиталистических странах фармацевтический рынок наводнен патентованными препаратами, за выпуском которых не осуществляется должного контроля со стороны правительственных органов, чему способствует беззастенчивая реклама, которая создается частными предпринимателями, являющимися и «лекарями», и продавцами своих снадобий». (БСЭ, т.9, стр. 556, 1972 г.).

Посмотрите сами, мы теперь полностью переняли передовой опыт Запада. Аптек как собак, и чуть ли не каждое лекарство продается под тридцатью различными фирменными названиями: которое хочешь - выбирай. В том числе и те препараты, которые не проходили испытаний по полной схеме. Мол, испытания проводятся на добровольцах, ну а ты тоже покупаешь это лекарство добровольно. Но сравните здоровье наших граждан сейчас и в советское время, продолжительность их жизни сейчас и тогда. А когда выводы будете делать? Когда вас повезут хоронить, или раньше? Ведь смертность от неправильного употребления лекарств стоит у нас на четвертом месте! Зато реклама лекарств - как на милом Западе.

Но соблазн («реклама») - не единственный источник создания искусственного спроса. В ход идет все - от самих нежных хитростей до самого грубого насилия.184-185)

184. Вспоминаю свои школьные годы (50-е прошлого века). Учитель физики Иван Владимирович Филоненко не только любил и превосходно знал свой предмет, но и учил нас здравому миропониманию. Как-то зашла речь об изобретениях и их патентовании. «Вот у меня на столе стоит стеклянный стакан, который разобьется, если упадет на пол. Предположим, появился изобретатель, придумавший небьющееся стекло. Если это в СССР, его изобретение пустят в производство, выплатят вознаграждение. Возможно, даже дадут Сталинскую премию. А если он придет к капиталисту? «Здорово придумал! - скажет тот. - И сколько ты хочешь за свое изобретение?» - «Миллион.» - «Хорошо. Вот тебе миллион. Только подпиши договор, что ты полностью передаешь нам и только нам все права на использование этого изобретения».

Подписал. Получил миллион. А капиталист положил патент под сукно и продолжает тачать бьющиеся стаканы - ведь они гарантируют постоянную прибыль, спрос не будет убывать».

Дальше. «В деревне есть стекольщик. Но у всех вокруг окна целы, новых домов никто не строит. Нет спроса на его бизнес. Что делает стекольщик? А делает он рогатки, раздает их уличным мальчишкам бесплатно да еще и обещает: «За каждое разбитое стекло ты получишь рубль». Все, спрос есть, бизнес заработал.

185. Как-то на станции Крюково (Ленинградской дороги) построили пешеходный переход под железнодорожными путями. Люди идут навстречу друг другу, пытаются протолкнуться - не выходит. Десять минут уходит, чтобы пройти десять метров. Все наши сотрудники, пользующиеся переходом, ругали проектантов. Но суть просчета уловил только один физик (В. Гонтарь). Физический смысл этого затора - эффект клина или эффект свиньи. Большая часть пешеходов идет своим обычным шагом, как положено - по правой стороне. Но находятся «более конкурентоспособные», которые стремятся обогнать остальных. А еще более шустрые совсем закрывают проход, протискиваясь у самой левой стенки. Но навстречу тоже движется поток, в котором тоже имеются свои конкурентоспособные. И переход заклинивает. Жди, пока тебе обрывают пуговицы. Очень наглядная модель, показывающая, как конкуренция «помогает» делу. Проигрывали не только все пешеходы, проигрывали и сами «конкурентоспособные». Пришлось из-за «эффекта свиньи», то есть, конкуренции строить еще один переход.

Смотри также статью «Конкуренция. Аргументы и факты» в «Контратаке». А еще лучше посмотри вокруг себя - и увидишь, нужны ли для созидательной цивилизации бизнесмены с их конкурентным «совершенствованием» и «прогрессом».

Американский экономист, профессор Гарвардского университета, один из главных разработчиков программы приватизации России и активный руководитель претворения этой программы в жизнь Андрей Шлейфер говорил, что для того, чтобы остаться в бизнесе, даже этичные до мозга костей менеджеры вынуждены идти на неэтичные поступки.(«Завтра», № 44, октябрь-ноябрь 2004). Конечно, признание Шлейфера не открывает Америк, но оно ценно тем, что даже сами менеджеры не могут умолчать об этом. Только очень уж мягко выразился этот делец о своих коллегах. В чем состоит эта «неэтичность», давно расшифровал Маркс: если бизнес сулит прибыль в 300 процентов, то капитал ради нее пойдет на любые злодеяния. Тут мы можем подвести итог - своим делом-аферой бизнесмены понижают жизнеспособность общества и поэтому должны рассматриваться по отношению к созидательной цивилизации не просто как посторонние элементы, а как агрессивные конкуренты.

Страна должна быть свободной от них. Как говорят, лучше, когда варенье отдельно, а мухи отдельно. И это совпадает с формулой Маркса: «Капитал не имеет отечества».

Конечно, «красиво» жить не запретишь. Но если кому-то охота выпендриваться - то пускай это делает за счет своего труда.

Вернет обществу своим трудом то, что взял от него, а излишками уж может распоряжаться. В этом суть предлагаемого дальше компенсационного налога. Но помимо него должно быть воспитание, что эти излишки все-таки лучше направлять на интересы общества. А возврат долгов должен быть принудительным.186)

186. Один из классиков описал следующее наблюдение. Пара ласточек, закончив строительство гнезда, куда-то удалилась. В это время появился воробей, осмотрел гнездо и расположился в нем. Вернувшиеся ласточки пытались выгнать воробья, но он только громко отчирикивался от них, как истый правозащитник приватизации. Ласточки улетели и вернулись со стайкой подруг.

Но и сообща выгнать захватчика им не удалось. Они опять улетели и вскоре снова вернулись - но теперь у каждой в клювике был комочек глины. Подлетая к гнезду по очереди, они быстро залепили леток гнезда с воробьем внутри. Некоторое время слышалось его чириканье, но потом он замолк. Навсегда. А ограбленная пара ласточек построила себе новое гнездо. Не мешало бы и нам использовать опыт ласточек. Например, в проект Конституции РУС включить статью, предусматривающую, что государство созидательной цивилизации защищает только трудовую собственность. А захватчики пускай наслаждаются захваченным и делят его между собой, главное - не дать им захватывать дальше.

А для этого их надо отделить от нашей внутренней среды. Залепить им леток.

Итак, мы убедились, что бизнесмены являются агрессивными конкурентами по отношению к созидательной цивилизации. Как же мы сможем жить без них, без создаваемых ими материальных благ? Да как-нибудь. На корабле капитан обойдется без судовладельца, на поле агроном прекрасно управится без латифундиста. Да и остальные труженики проживут без работодателя - было бы место под солнцем, не променять бы его на чечевичную похлебку от работодателя, а созидательных дел в стране хватит.