РУС:За страну - обидно

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

ЗА СТРАНУ - ОБИДНО

На палубу вышел, а палубы - нет!

Наиболее известный афоризм, оставшийся от сверхкраткого правления Ю.В. Андропова - «Мы не знаем страны, в которой живем». Многие его повторяют, и почти все удивляются: как такое возможно? Но еще больше удивились бы повторяющие, да и сам Андропов, будь он жив, скажи им, что мы не знаем, что это такое - «страна»? А между тем дело обстоит именно так! Казалось бы, слово «страна» всем понятно. Даже в песнях воспета: «Широка страна моя родная», «хороша страна Болгария, а Россия - лучше всех», «Вставай, страна огромная...» и т.д. Почти на каждом шагу простой люд вопрошает: «Что же это в стране творится?». Патриоты часто говорят о «богоизбранной стране», западофилы - об «этой стране». По телевидению ежедневно идет передача «Страна и мир». Сплошь и рядом слышим об интересах страны, о будущем страны. Прости их, Господи, ведь они не ведают, о чем говорят! В БСЭ фактически нет слова «страна» - там оно дано только как «таксономическая единица физико-географического районирования», попросту говоря, определенный кусочек суши.66) 66. Правда, в БСЭ упоминается такая географическая дисциплина как страноведение. О нем сказано, что «в течение тысячелетий, начиная с Геродота и Страбона, оно носило универсальный характер, охватывая все стороны природы, истории, населения, экономики, культуры и политики». Это в значительной степени приоткрывает значение слова «страна», но не явно и далеко не полно. У В. Даля читаем: «СТРАНА, сторона, в значении край, объем земель, местность, округа, область, земля, государство, часть света». Достаточно подставить каждое из этих значений вместо слова «страна» в любую песню или в любое высказывание простого человека, чтобы убедиться - нет, не о том поет народ, не о том говорит. Даже слово «государство» не подходит. В обыденном сознании не проводится четкого различия между «страной» и «государством», они часто употребляются как синонимы. Тем не менее можно заметить, что чиновники и политики чаще говорят «государство» ( и его варианты «держава», «империя», «королевство», «царство», «халифат», «эмират», «ханство» и т.д. - производное от титулов «государей»). А вот остальной народ в основном говорит «страна», вариантом является «родина». Есть песни о стране, о Родине - о государстве нет. С учетом того факта, что ныне в большинстве государств властвует не единоличный царь или каган, а имеется групповое управление, примем следующее определение: Государство - власть вместе со всеми ее владениями.67-69) 67. Даже когда власть выглядит вроде бы единоличной, не следует забывать, что «свита делает короля». Понятие власти и особенности сегодняшних заблуждений вокруг нее даны в статье «Власть не дают. Власть создают» (в части 3 «Шаги»).

68. А почему бы не принять Марксову формулу «Государство есть орудие насилия»? Она неприемлема уже потому, что даже с марксистской точки зрения верна только наполовину. Ведь, скажем, капиталистическое государство по отношению к капиталистам отнюдь не есть орудие насилия, оно - орудие управления в их интересах. Орудием насилия оно является только по отношению к угнетаемой части общества.

69. Нетрудно увидеть, откуда проистекает такой разнобой в понятии государства. Одни видят в нем только власть и не замечают владений, другие видят владения и пренебрегают властью. Еще худшая беда начинается, когда говорим «государство», а подразумеваем «страна». Вот главный редактор «Завтра» А. Проханов назвал свое издание газетой Государства Российского. Очень часто встречаем на ее страницах «государственники», «государственность». Неохота редактору признаваться, что в свое время термин был выбран неточно. И одним этим термином все свои огромные и глубокие труды и труды доверившихся газете авторов принижает. Вот только один пример, показывающий, что Проханов использует не то понятие, не ту меру. Так, президент В. Путин в ноябре 2004 г. на Российском совещании промышленников и предпринимателей заявил: «Государство должно гарантировать незыблемость итогов приватизации». Проханов может сказать, что он и Путин пользуются разными понятиями «государства». А где они, эти ваши понятия? Вот и получается, что вы на пару с Путиным морочите голову простому народу. Ведь перед людьми поставлена дилемма: защищать Государство Российское или посягнуть на незыблемость прикарманивания против этого Государства? Прямо скажем, на все сто процентов ложная дилемма. Государство - как огонь. Совсем разное должно быть у нас отношение к огню, который поджаривает для нас обед, и к огню, который нас поджаривает. Подчеркну, что в этом я вижу не вину, а беду Проханова и других честных «государственников». Вот и предлагаю им не навязывать свои понятия народу, а только закрепить более однозначно выработанное народом понятие «страна», и впредь не путать его с понятием «государство». Показательно, что чем дальше, тем больше Проханов и сам чувствует, что запутался с понятиями. В «Завтра» (№ 36, 2005 г.) он уже говорит: «Перед патриотами-государственниками сейчас стоит мучительный, сложный выбор. Поддерживать это падающее, стремительно изживающее себя государство, или сметать его...». Такова вот цена неоднозначного понятия. Если для их высочества государственников это мучительно, то чего уж говорить о простых людях! И волей-неволей Проханов тоже движется к понятию страна: «...нарастающая энтропия приведет страну к необратимым последствиям» (там же). Что касается «Завтра», то я не могу подозревать ее в каких-то скрытых намерениях. Ведь она публикует материалы, заставляющие людей думать - а провокатор этого не может делать. Некоторые идеи настоящей книги, а уж тем более толчки к ним, автор получил от «Завтра». Претензии к газете совсем в другой плоскости - люди, стремящиеся оказать неотложную помощь стране, в спешке порой хватают совсем неподходящие материалы и очень мало думают о необходимой стерильности используемых понятий. Если газета - система, а не скопище всех попавших в редакционный портфель бумаг, то она из номера в номер, а уж тем более, в каждом номере должна придерживаться одной системы понятий. Если этого нет, хаос не отступит. Конечно, затесались в газету и некоторые, мягко говоря, тупиковые идейки, вроде «Примирить олигархов, находящихся на цепи или дрожащих за столом у Вольского и подмосковных бомжей, левых и правых, радикалов и обывателей» (в той же «Завтра» № 36, 2005). Но не эта пошлятина делает погоду в газете. И хотя владения государства - это, в первую очередь, определенная территория с ее населением, тем не менее из понятия «государство» никак не вывести понятие «страна» - последняя нечто большее (по смыслу; а по территории страна может быть и меньше, и больше связанного с ней государства или государств). Страна сложнее и долговечнее государства. Государствами были и Киевская Русь, и княжества, поневоленные Золотой Ордой, и Российская империя, и Советский Союз. Государством является и нынешняя подневольная Западу Российская Федерация. Менялись власти, менялась география владений. Но все время существовала и существует одна наша страна - Русь, Россия, изменяясь, но оставаясь в своей сущности сама собой70-71). 70. Государством была Британская империя, а в нее входили такие страны, как например, Индия, которая существовала за тысячелетия до возникновения Британии-Англии и которая пережила её имперское государство. Понятие «страны» где-то рядом с «государством», но это отнюдь не означает их тождество. Страна - нечто живущее своей жизнью, одушевленное.

71. Школьник задает вопрос старшим: «“Служить Родине” - как правильно поставить вопрос – “кому?” или “чему?”». Возможно, что обученные Западом лингвисты будут настаивать, что правильный вопрос – “чему?”. Но вот простые русские почти все как один, не колеблясь, ответят: «Правильно – “кому?”». Я склонен доверять простым людям, потому что Родина, страна - это их понятие. И это их понятие относит страну к живым объектам! Чтобы поймать понятие «страна», надо рассматривать ее как живую систему. Без понятий «жизнь», «живое», «народ», «цивилизация» понятие «страна» будет пустым. Поэтому волей-неволей надо потрудиться над нашим углублением понятия «жизнь», копать и копать, пока не докопаемся до корней, казалось бы, лежащего на поверхности понятия «страна». Терпение и труд все перетрут. Понятие «страна» откроется тем, кто следует этой пословице. А ленивые и нетерпеливые по-прежнему останутся без страны, только с одноименным пустым звуком.