РУС:Интеллигентный вопрос

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Мы не строим, не сеем, не пашем,
Мы под дудку заморскую пляшем!
Пародия на «песни перестройки»

А теперь разберемся с не меньшей и не менее напористой частью общества - интеллигенцией, которая якобы создает для нас вторую часть благ - духовную. Конечно, сразу бросается в глаза деление интеллигенции на «творческую» ее часть и на остальную.

Остальная часть не имеет названия, но из самоназвания первой части подразумевается, что она - «нетворческая».

К «нетворческой» относятся врачи и учителя, конструктора и ученые-естественники и т.д., то есть те, кто занят созиданием. Изредка для них употреблялось понятие «трудовая интеллигенция».

Оно является весьма точным, а чтобы еще больше приблизить его к нашей терминологии, будем называть «нетворческую» часть интеллигенции «созидательной». Созидательная часть интеллигенции по определению целиком входит в свою цивилизацию.

Относить из собственных элементов системы в посторонние следует только тех её представителей, для которых профессия врач, учитель и т.п. являются лишь маской для бизнеса. И делать это надо только «поштучно».

Гораздо сложнее обстоит дело с «творческой» интеллигенцией. В нее входят художники, писатели, поэты, ученые гуманитарии, включая философов, юристов, экономистов, историков и т.д., а также политологи, «правозащитники» и прочие настоящие и скрытые артисты. В целом эта когорта должна бы быть носительницей и хранительницей нашего духовного наследия, то есть, общественной наследственности, души народа. Не зря же Сталин хотел, чтобы писатели были инженерами человеческих душ. Но у творческой интеллигенции отношение к своему долгу перед обществом такое же, как и ее отношение к Сталину. Сегодня общественная роль творческой интеллигенции в массе своей сводится к тому, что «от ней по мостовой и стук, и гром, и пыль столбом...», и под этот шум жизнеспособность России катится к нулю.

Начнем с самооценки творческой интеллигенции. Композитор Фельцман, говоря о потерях во Второй мировой войне, сказал, что неправильно считать все потери скопом. Надо в первую очередь считать, сколько погибло талантливых поэтов, композиторов и т. п. Это, мол, истинные потери человечества, а остальные - дело второстепенное. Очень показательный симптом к самооценке творческой интеллигенции как некоей сущности, ставящей себя над народом даже перед лицом смерти.

Академик Д.С. Лихачев пишет: «Естественно, их роль в обществе можно определить как ведущую. Это соответствует месту интеллигенции, которое она должна по праву занимать. Испокон веков на Руси интеллигенция была эталоном нравственности, духовности, культуры».187) Правда, академик умолчал, что в России сегодня интеллигенция стала еще одним эталоном - эталоном предательства. И... эталоном высказываний, «безразличных к истине».

187. Д.С. Лихачев является эталоном «творческого» интеллигента - не только академик, но академик на поприще истории русской литературы, и поэтому вдвойне интересны некоторые интеллигентные неточности его утверждения.

Как ни странно, латинский термин «интеллигенция» возник в России. Ввел его в обиход писатель П.Д. Боборыкин в 1860-х годах, и затем этот термин из русского языка перекочевал в другие. Так что же, Лихачев относит начало «испокон веков» к 1860 году? Или он имеет ввиду и предшественников интеллигенции - духовенство и жречество? Но ведь в известной истории Руси эти прослойки не играли существенной роли в общественной наследственности. Подтверждением является определяющая роль в этом деле не церковнославянского языка, а живого великорусского. Именно последний являлся мощным носителем наследуемой культуры российских народов (вплоть до последнего времени, когда дело общественной наследственности прилипло к рукам интеллигенции). Но почему-то именно эти «мелочи» академиком, специалистом по истории русской литературы, не замечены.

В обществе имеется весь набор оценок творческой интеллигенции: от «цвета нации» до самых неинтеллигентных эпитетов в ее адрес. В.И. Ленин включал в интеллигенцию «представителей умственного труда (brain worker, как говорят англичане) в отличие от представителей физического труда». Но вот похоже, что из этого определения творческая интеллигенция делает своеобразный вывод: раз мы не занимаемся физическим трудом, значит, мы - интеллигенция. А умственный труд для того, чтобы быть интеллигентом, мол, необязателен.

Чтобы уяснить место «творческой» интеллигенции в Российской созидательной цивилизации, вспомним недавнее прошлое. Вспомним, что главным внутренним двигателем «перестройки» и «реформ» была российская «творческая» интеллигенция. Если посмотреть, в какую сторону изменилась в результате всех этих действий жизнеспособность России, то деятельность творческой интеллигенции однозначно подпадает под понятие «злодейство» (целенаправленная деятельность, уменьшающая жизнеспособность общества). И, согласно определению, творческая интеллигенция в целом должна быть отнесена к посторонним элементам созидательной цивилизации.

Относить к созидательной цивилизации мы можем только очень немногих представителей творческой интеллигенции. Главное же дело - созидательная цивилизация должна взрастить свою созидательную интеллигенцию, готовой у нас практически нет.

Нелишне для этого сделать краткий анализ, почему это не удалось в советский период. В обстановке перехода от неграмотности к сплошной грамотности особенно велико было уважение народа к людям грамотным, знающим. Таковыми представлялись интеллигенты. Ведь Интеллигент - тот, кто стяжал чужой ум.188)

188. И не обращали люди внимания на такую мелочь, что обогатиться чужим умом может как человек, имеющий свой ум, так и тот, у кого с последним дело худо. А ведь если человек нахватал западного ума, а своего почти нет, то для него возможен только один критерий разумности: «Все Западное разумно». В соответствии с таким «здравым» смыслом творческий интеллигент воспринимает действительность и «творит» (см. также примеч. 122-123).

Отсюда следует, что надо различать, с одной стороны, интеллигента, который, помимо того, что богат чужим умом, имеет в достаточном количестве и свой. Такой интеллигент очень необходим для созидания. А с другой стороны находится интеллигент, у которого голова до предела забита Западной трухой. Это моя метафора даже мягковата. Выдающийся демократический оплевыватель всего советского и русского Эдвард Радзинский собственноручно написал, что его папа был «тонким интеллигентом, помешанным на европейской демократии». Так сказать, у них это потомственное. А что правду сказал - так это бывает изредка и с демократами. Например, когда они говорят «хорошо там, где нас нет». Вот почему сегодня в России так нехорошо. Такие интеллигенты могут быть только разрушителями, и от них следует держаться подальше. А еще лучше их держать подальше.

Положение с интеллигенцией очень напоминает ситуацию с грибами: ядовитые поганки, червивые и гнилые грибы сами лезут в глаза, они у всех и всегда на виду, а вот хороших грибов - надо поискать. Но все-таки они бывают. Чтобы нам во второй раз не впасть в мираж насчет интеллигенции, будем различать интеллигента-созидателя и интеллигента-шпаргалку.

Интеллигент-созидатель - тот, кто стяжал чужой ум в дополнение к своему.

Интеллигент-шпаргалка - тот, кто стяжал чужой ум при скудости своего.189-191)

189. Почему же «шпаргалки» так долго и успешно вешали нам лапшу на уши? Да потому что они пользовались методом портных, которые одевали Андерсоновского голого короля. На любое понятие, требующее мало-мальски умственного усилия, интеллигенция одевала латинские термины, якобы достаточные для сокрытия наготы, и этим ограничивалась. А народ слушал и восхищался их «эрудицией». И никому не приходила в голову мысль попросить интеллигенцию говорить по-русски.

В Италии в 15 в. возникло название «макароническая поэзия», которое обозначало шуточную или сатирическую поэзию, текст которой пересыпан неупотребляемыми в народном языке иностранными словами или словами, переиначенными под иностранные. Любопытно, что это название в первую очередь относилось к тем поэмам, где латынь смешивалась с итальянскими словами. Так что наша «творческая» интеллигенция тоже поет нам макаронические песни, и - чудно же - тоже в основном приправленные латынью. И поэтому говорить, что творческая интеллигенция вешала нам лапшу на уши - не совсем точно. Она вешала нам макароны.

190. Существует своеобразный «тест на интеллигентность». Напишите рукописным шрифтом латинские выражения «post scriptum» и «nota bene», а затем тоже рукописным шрифтом русское слово «чепуха». Слушателям так и скажите, что проводится тест на интеллигентность, требуется объяснить, что каждое из этих выражений обозначает. Первое выражение наверняка все знают, второе тоже многие объяснят, а вот с «рениксой» возникнут трудности. Когда будет выдано несколько толкований «рениксы», предложите слушателям прочитать последнее слово по-русски. Если у вас будет видеокамера, снимите в этот момент аудиторию - это незабываемо, как интеллигенция будет хлопать глазами.

Еще пример. Спросите, правильно ли говорить «прейскурант цен», и если нет, то как правильно. И наверняка от всех учителей русского языка, от работников культуры, от профессоров-гуманитариев и т.д. получите одинаковый ответ: «Неправильно. Прейскурант в переводе на русский (первая половина - с немецкого, вторая - с французского!) как раз и значит цены. Поэтому правильно писать прейскурант». А почему, если в своем уме, не писать просто цены или ценник? Ведь есть же в своем языке нужные слова, к тому же и покороче, и каждой прабабушке понятные. Но что поделаешь, если у такой интеллигенции мозги на западный бекрень.

191. «Утечка мозгов» протекает по-разному для научно-технической и «творческой» интеллигенции. Если первую присваивающая цивилизация в основном соблазняет и вывозит к себе, то вторая используется на месте. Просто в нее вкладывается аксиома разумности западоцентризма. Ее метко окрестили «внутренняя эмиграция». Это образное выражение подчеркивает, что «творческая» интеллигенция в массе своей является внешней, посторонней для «страны проживания».

Таким образом, «творческая» интеллигенция, имеющая в качестве аксиомы разумности западоцентризм, должна рассматриваться по отношению к Российской созидательной цивилизации как чужеродная среда. И поэтому ее претензии на какие-то права и свободы в созидательной цивилизации просто нелепы. Как нелепо соваться со своим уставом в чужой монастырь. Пожалуйста, пользуйтесь, какими пожелаете правами, но только вне нашей цивилизации.

Некоторые могут возмутиться: зачем это автор катит телегу на творческую интеллигенцию? Дело не в телеге, а в том, что

у «творческой» интеллигенции работа такая. Такая, что легко изображать творческую глубину, не делая ничего созидательного. Шахтеру трудно имитировать уголь, который не выдан на-гора, крестьянину - зерно, которое не вырастил, шоферу - рейс, который не состоялся. Но у творческой интеллигенции сам характер деятельности открывает безбрежные возможности для имитации. Мы должны быть благодарны Малевичу за его «Черный квадрат» - ведь он этим показал, как легко любую чушь выдать за недоступное другим глубокомыслие. Но поскольку всегда есть возможность докопаться до корней этого «глубокомыслия», то «творческая» интеллигенция с такой одержимостью отстаивает «свободу творчества», то есть право на бесконтрольность со стороны общества и государства. Любые поползновения в эту сторону объявляются гонениями, репрессиями.

Получая от общества все блага, создаваемые другими частями общества, в ответ она подсовывает обществу вместо своего труда имитацию. То есть, не хочет отдавать обществу долги. Отсюда следует почти ошеломляющий вывод: «творческая» интеллигенция, ратующая за «свободу» своего творчества, является просто-напросто разновидностью бизнесменов. И это еще один и решающий довод, чтобы отнести такую «творческую» интеллигенцию к посторонним элементам созидательной цивилизации.

Отсюда легко объяснимо, почему с такой пеной у рта «творческая» интеллигенция защищает бизнес. Ведь шкура у нее общая с бизнесменами. Вспомним, какие деньги имеют многие «звезды» за обыкновенную туфту.192) «Творческая» интеллигенция в массе своей не столько удовлетворяет потребности общества, сколько создает противоестественные потребности искусственно, причем в основном типичным для бизнеса способом - оглушительной рекламой. Разница только в том, что обычный бизнес паразитирует вокруг «хлеба», а «творческая» интеллигенция - вокруг «зрелищ». (Собственно, здесь и доказывать ничего не надо: ведь эти дельцы сами называют свою кормушку «шоу-бизнесом»).

192. Конечно, имитация труда возможна во всех видах деятельности. Так, во время ликвидации последствий Чернобыльской диверсии некоторые водители самосвалов возили бетон не на реактор в зараженную зону, а сворачивали к попутному оврагу, сваливали туда бетон, отдыхали, чтобы прошло необходимое для рейса время, а затем ехали за новой порцией. А вознаграждение получали наравне со всеми - и за «работу», и за «вредность». Но в большинстве видов человеческой деятельности такие аферы являются исключениями (пусть и многочисленными), а в деятельности «творческой» интеллигенции они являются правилом за немногими исключениями.

Конечно, нынешняя «творческая» интеллигенция воспримет как оскорбление следующие строки классика, обращенные к ней прямо не в бровь, а в глаз:

Эту привычку к труду благородную
Нам бы не худо с тобой перенять...
Благослови же работу народную
И научись мужика уважать.

Нет, не воспримут их высокоблагородия привычку к труду. А уж мужика уважать ни Фельцман, ни Лихачев ни за какие коврижки не будут! Тем более - кого? - русского мужика! Западного фермера - это еще куда ни шло бы...Что ж, обойдемся и без таких «святых» на рождество. Знания и смекалка, работа головой востребованы при любых видах созидания. И поэтому в народе вместо интеллигентов - иностранных шпаргалок уже прорастают интеллигенты-созидатели. Народ справится, говоря словами того же поэта:

Вынесет все - и широкую, ясную
Грудью дорогу проложит себе.

Но когда загнанный в безвыходное положение народ пойдет прокладывать себе дорогу грудью, он сметет на обочину все, что стоит у него на пути. В том числе и заморские шпаргалки. Как бы они ни вопили о нарушении их прав и свобод и даже о репрессиях. Что посеешь, то и пожнешь.193-194)

193. Конечно, можно объединить в одну систему и колодец, и тех, кто плюет в этот колодец. Но в такой системе не видно ничего хорошего. Поэтому оплёвывающая нашу страну интеллигенция никак не может принадлежать к нашей стране. Почему же она требует своих прав и свобод в «этой» стране? Да просто в силу своего миропонимания. Она считает не себя принадлежащей к этому миру, а что весь мир принадлежит ей. И если какой-то мужик-созидатель тоже заявляет о своих правах на место под солнцем, то поднимается оглушительный вой оскорбленного собственника.

194. Еще раз напомним, что в окружающей жизни границы понятий размыты. В том числе деление на интеллигентов-созидателей и интеллигентов-шпаргалок тоже не абсолютно. Есть не только промежуточные между ними типы, есть и типы за ними. Есть, например, интеллигенты со свиным рылом. И даже не простых свиней, а тевтонских. Вот портрет одного из них, взятый из рекламной газеты «Экстра М, Север» (№18, 14 мая 2005). Игорь Дмитриев - Народный артист России. Среди прочего «был актером студии «Ленфильм», вел передачи на радио. С 1984 года играет в Театре комедии им. Н.П. Акимова». (Ну чтоб играть в театре комедии особых данных не требуется - все мы сейчас играем в театре комедии под названием «Реформы») «Снялся в 120 фильмах, в том числе зарубежных». «Награжден орденом Почета». «Сын Алексей - филолог, живет в Америке». «...моя бабушка по отцовской линии имела отношение к роду Шерер - тевтонская кровь в ней была выражена очень ярко, так что воспитание я получил лучше не придумаешь».

«...в 1945 поехал поступать в Москву. Аттестата об окончании школы у меня не было, и я соврал, что мои документы сгорели во время войны в авиационном институте. Знакомая москвичка мне сказала, что там был большой пожар при бомбежке и сгорели все документы. Я обратился в приемную комиссию этого института и, применив недюжие актерские навыки, добился того, что мне поверили, будто бы я подавал во время войны документы в этот институт, а потом уехал в эвакуацию и теперь хочу забрать документы обратно. И мне выписали дубликат аттестата без всяких экзаменов, что избавило меня от двух лет вечерней школы.

Зато в Школу - студию МХАТ после такой актерской практики мне поступить было уже раз плюнуть... Позже эту историю я рассказал своему педагогу по актерскому мастерству Николаю Хмелеву, и он поставил мне зачет по своему предмету безо всяких проб и просмотров».


(Заметьте, не выставил негодяя прочь, а поставил ему за негодяйство зачет! Таков предмет, таков педагог. Понравился ему спекулянт на военных бедах страны. Ведь кому война, а кому - мать родна.

Вспомним, что в те времена конкурсы в вузы были и по 10 человек и больше на место. Многие приезжали из глубинки в единственных рваных туфлях и заношенной одежонке. И кто-то из них уехал обратно, не пройдя по конкурсу. Потому что его место занял мошенник-недоучка (вот она, образованная интеллигенция! Нормальному человеку даже читать такое стыдно, а он бахвалится!).)

Из театра Комиссаржевской его «...изгнал новый главный режиссер театра Рубен Агамирзян. Поводом послужило то, что на несколько дней я задержался за границей. В те годы представляете, что значит побывать за границей, а тем более в Ницце! Я прислал Агамирзяну письмо с просьбой, чтобы в начале сезона меня заменили мои официальные дублеры. Но режиссер решил продемонстрировать волю и жесткость характера, дабы другим неповадно было - написал приказ об увольнении». (Каков изверг этот Агамирзян - такого знаменитого подонка не уважил!)

«Люблю готовить и посещать хорошие дорогие рестораны». «Если хочешь быть востребованным, то надо следовать веяниям моды... Спрос рождает предложение». (Напомним высказывание профессора Китайгородского: «Мода - это средство самовыражаться тех, у кого больше нечем самовыражаться». Для тех собеседников, которые еще сомневаются в том, что «творческая» интеллигенция - это бизнесмены, специализирующиеся на «зрелищах», хочу обратить внимание на словарь этого интеллигента: «спрос», «предложение».

Хотя, возможно, он в данном случае прав: спрос на подонков рождает подонков).

«Любовь к собакам и лошадям у Игоря Дмитриева - наследственная». (Почему-то ничего не говорится о наследственной любви к людям. Зато явно проявилась наследственная черта свиней: лезть всеми неправдами, расталкивая других. Наверное, это от бабушки-тевтонки. Ведь боевое построение тевтонов называлось «свиньей». Интеллигенция - цвет нации? Но цвет среди нее надо ой как поискать! А пустоцветы - вот они, сами прут со всех щелей и экранов, со своими наградами и почетными званиями.)