РУС:Информпатология

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Ложь пили, бредом закусили.
Теперь удивляемся: что в грязи валяемся?

Победить может только тот, кто извлекает уроки из поражений. Главная причина нынешнего поражения России в том, что «доброжелателям» удалось одурачить нас. Только разобравшись, как это делается и как этим злым чарам противостоять, народ, раздавленный на дороге от предков к потомкам, сможет подняться, залечить раны и продолжить движение. За последнее десятилетие сделано очень много, чтобы народ прозрел. Главное, что это стало уже не делом одиночек, а массовым движением. Достаточно раскрыть газету «Завтра» и посмотреть список имеющихся по данному вопросу книг в разделе «книга -почтой». Среди авторов я бы в первую очередь отметил имена С. Кара-Мурзы, В. Бушина. Этот список созидателей можно продолжать и продолжать.

Но впереди - организация накопленного материала в систему, в бомбу, способную разнести в клочья наркотик одурачивания. А без этого даже самые удачные материалы, используемые по отдельности, будут только оставлять шрамы на исчадии ада, но не остановят его.

Первым шагом должна стать выработка единого языка понятий для всех соратников. Тогда масса воюющих в поле одиночек превратится в армию, способную подняться в контратаку под единым знаменем. И, прежде всего, необходимо понятие того, что нас губит и как это называется.

По простонародному это называется «одурачивание». Но это название вызывает отрицательные эмоции: мало у кого хватает мужества признать, что вот он, якобы человек разумный, остался в дураках.

С. Кара-Мурза использует термин «манипуляция сознанием». Но этот составной и наполовину нерусский термин тоже нельзя признать удачным, и в массовом порядке он не пошел в народ.

В настоящей работе (часть «Штрихи») указано, что информация, поставляемая лжецами и мошенниками, является знанием с отрицательной надежностью. Возможно, это понятие будет воспринято математиками, но в массы оно тоже не пойдет. В свое время я опубликовал работу «Информпатология - наука новая и злободневная» (журнал «Русская мысль», №1-2, 1993). Но и этот медицинский термин так и не ушел дальше своего автора. Сейчас нет необходимости воспроизводить материал десятилетней давности - ведь многими написано и гораздо больше, и гораздо лучше. Но введение, содержащее постановку проблемы, стоит привести. Может оно побудит собеседников к мозговому штурму. И тогда мы обретем название изгоняемой нами скверны, единственное нужное слово, которое само пойдет в народ и вокруг которого организуется готовая к контратаке армия.

ВВЕДЕНИЕ

В нашей повседневности мы сплошь и рядом наблюдаем, когда выбор между истиной и выгодой делается в пользу последней. Знания используются не как дорога к истине, а как средство к обогащению за счет других и средство власти над другими. Причем это не только поступки одиночек, но и деятельность целых кланов и больших общественных групп, которыми информационно-психологическое программирование людей уже давно поставлено на промышленную основу. Вот, например, американские подходы сорокалетней давности для специалистов по манипулированию сознанием: «...пропагандистом не ощущается ни симпатии, ни антипатии к истине ли, или ко лжи как таковым. И то и другое - средство манипулирования сознанием...» (М. Чоукас, «Пропаганда дозревает» (Propaganda Comes of Age), Вашингтон, 1965, стр.116). И далее: «Цель пропагандиста в том, чтобы совершенно лишить человека способности разбираться в положении вещей, критически и разумно думать» (там же, стр.146).

Особая опасность таких действий заключается в том, что на основе средств массовой пропаганды произошел переход от манипулирования сознанием отдельных личностей к манипулированию сознанием целых народов.

Способность самостоятельно мыслить как раз и составляет человеческую сущность, или, как говорят в обиходе - душу.

Следовательно, психологически запрограммированное существо - не человек, а только его оболочка. Разговоры о свободе, демократии, свободных выборах при одновременном наличии психологического программирования намного хуже, чем просто лицемерие.

Вспомним, как столь популярный в нашей интеллигентско-предпринимательской среде Дэйл Карнеги говорил, что наибольшее удовольствие доставляет ему заставить других думать так, как он хочет (Д. Карнеги. См. его издания под названиями в различных переводах «Как приобрести друзей и оказывать влияние на людей» и «Как завоевать друзей и оказывать влияние на людей»).

Вдумайтесь: тоталитарные режимы могут заставить человека делать то, чего он не хочет, говорить совсем не то, что он думает, могут, наконец, убить его. Но эти режимы не могут уничтожить сокровенные мысли человека, изменить то, что у него в душе.

Современные же душегубы-карнеги убивают душу человека, оставляя от него одну оболочку. И поэтому их злодеяния гораздо ужаснее любого рабства, крепостничества, эксплуатации или тоталитаризма.

Не вдаваясь в философские глубины вопроса, отметим его практическое значение. Если человек не хочет, чтобы его дурачили на каждом шагу, ему следует овладеть хотя бы основами методов обнаружения лжи. Если человек к тому же и Гражданин - он должен уметь распознавать ложь, так как позволив обмануть себя, он вольно или невольно будет обманывать и других. Если же Гражданин к тому же и Ученый - он обязан использовать научные знания для разоблачения лжи, в противном случае он сам становится душегубом.

Ученый-физик или математик не вправе перекладывать эту проблему только на гуманитариев. Владея инструментом научного познания лучше, чем они, он обязан применить этот инструмент там, где отклонения от дороги к истине возможны не только по ошибке, но и создаются преднамеренно - в области человеческого общения.

Ученый-естественник обязан внести свою долю в создание, развитие и практическое применение информпатологии.

Что же является предметом информпатологии?

Науки о жизни и живых существах как бы раздваиваются: есть науки, изучающие живое в его норме, и есть - изучающие отклонения от нормы - патологию (физиология - патологическая физиология, психология - патопсихология, неврология - патоневрология и т.д.). Роль последних наук не менее важна.

Так, медицина является наукой об отклонениях от нормы в деятельности организма и путях противодействия таким отклонениям.

В этом контексте информпатологию можно определить как науку о патологии человеческого общения, о болезненных отклонениях от той нормы, которая изучается информатикой, логикой, лингвистикой, психологией, кибернетикой, когнитологией (мышлениеведением) и другими науками, связанными с человеческим мышлением.

Предметом информпатологии является, в первую очередь, преднамеренно вносимая патология мышления.

Можно только догадываться, что в сейфах спецслужб имеется много наработок, представляющих прямой интерес для информпатологии. И вряд ли они скоро станут доступными для простых людей. КГБ и его преемники выдадут любой секрет, но только не этот - ведь в данном случае они не могут засветиться, не засвечивая ЦРУ. А ЦРУ пока не собирается раскрывать свою «святая святых» - методы манипулирования сознанием. Поэтому информпатология, скорее всего, в значительной степени дублирует уже имеющиеся секретные разработки. Но цели наших разработок прямо противоположны целям секретных служб. Мы презираем стремление властвовать над душами других с помощью тайного знания и ставим целью сделать эти знания максимально доступными для всех - ибо человек свободен только тогда, когда он мыслит свободно.

Сейчас несекретная информпатология находится еще на преднаучном этапе, то есть, на этапе сбора и систематизации знаний и их первоначального обобщения. Но если она делает только первые робкие шаги, то надо ли их предлагать для использования в практике? Мы отвечаем: да, надо. Люди лечили еще задолго до возникновения медицины как науки; и хотя были издержки, но в целом пользу от такого лечения трудно переоценить.

Патология человеческого общения включает искажение информации, искажение восприятия и искажение механизмов мышления. Мышление определяют как способ отражения действительности. Отражение здесь следует понимать в том же смысле, как географическая карта отражает местность. (Можно провести аналогии: восприятие - отпечаток какого-либо материального объекта; понятие - рисунок объекта; мышление - карта с руководствами и инструментами для пользования ею).

Как известно, всякая аналогия хромает. И прежде всего, мышление, в отличие от карты, отражает не только пространственную связь объектов, но и их связь во времени, а главное - причинно-следственные отношения.

В то же время аналогия помогает многое понять. Так же как с помощью карты мы можем ориентироваться на незнакомой местности, так и мышление помогает нам разобраться в явлениях, в том числе и в тех, с которыми мы раньше не сталкивались. Особенно необходимо обратить внимание, что если на карте есть искажения или ложные обозначения, то она отнюдь нам не поможет, а, наоборот, сама станет источником заблуждений. Кроме того, всегда надо тщательно проверять: той ли системой координат мы пользуемся? Не подложил ли какой-нибудь пират топор под наш компас?

Чтобы избежать гибельных последствий умышленной патологизации мышления, первым делом необходимо научиться распознавать опасность. Поэтому в курсе информпатологии должны быть рассмотрены главные разновидности патологизации мышления, например:

- целевая дезориентация;

- подмена понятий в ходе обсуждения;

- сокрытие информации;

- нарушение логических законов мышления;

- запуск информационных вирусов;

- побуждение к принятию решений в обход сознания (внушение и соблазн).

Информпатология в целом должна дать ориентиры, позволяющие оценить вероятность того, что полученное сообщение является ловушкой. Особого научного анализа потребуют методы комплексного разрушения сознания, содержащие несколько ловушек.

Нередко одна из них находится прямо на виду, и человек, радуясь, как он легко ее обнаружил, «проглатывает» разрушительную программу с гораздо более тонкой уловкой.

Итак, каким же словом назвать науку, защищающую наше мышление от смертельных соблазнов и ловушек, расставляемых душегубами?

Ответа жду от тебя, уважаемый собеседник.

Лекарство. В ряду книг, особенно ценных для восстановления разрушенных мыслительных способностей нашего народа, на первое место стоит поставить новую книгу С.Г. Кара-Мурзы «Потерянный разум» (Москва, Алгоритм, 2005). Мозг - не менее важный орган человека, чем скажем сердце. Если перенесшему инфаркт человеку определенное лекарство, принимаемое в течение года, гарантирует полное выздоровление - никто не пожалеет времени, потраченного на лечение. И поэтому прочитать 700 страниц этой книги - не так уж и много усилий для восстановления нормальной работы мозга.

Если принимать по две страницы ежедневно, за год можно вернуть разум. Кое-кому поможет и ускоренный курс. Как всегда - выздоровление зависит не только от врача, но и от воли пациента. А поэтому не стоит скрывать правду, что хроническим демократам вряд ли поможет даже названная книга. Скорее всего, их лечением займутся черти в аду.

Вспоминаются первые дни после освобождения наших мест от фашистов. Отступающие фашисты, где успели, сжигали все хаты подряд. В нашей деревне удирающие захватчики успели только сжечь мельницы и насыпать какую-то отраву в колодцы. Освободившие нас красноармейцы первым делом проверяли колодцы и, где необходимо, вешали табличку «ОТРАВЛЕНО». Вода нужна, колодцы рядом - а вот приходится идти за тридевять земель, искать чудом оставшийся чистым колодец. Знания нужны человеку как вода. И естественно желание почерпнуть их из первого попавшегося источника. Но отравленные ложью или бессмыслицей статьи принесут только вред нашему знанию.

Безымянных красноармейцев, прикрепляющих спасительные таблички «Осторожно! Отравлено!», напомнил мне автор книги «Потерянный разум». Многие источники проверил С. Кара-Мурза на достоверность и в доброй сотне из них обнаружил далеко не безобидную ложь. Книга ценна особенно тем, что в ней не простые указания на ложь, а тщательно обоснованный диагноз конкретной лжи конкретного автора. Не использовать этот богатейший материал для расчистки дороги к истине просто грех.