РУС:Критерий разумности

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Чужой разум - не разум

Известный ученый Декарт шутил: единственное, что у всех людей имеется в достатке - это здравый смысл, так как он ни от кого не слышал жалоб на недостаток у него этого качества. Политики, по-видимому, не поняли шутки и поэтому считают здравым все, что они произносят. Но при честном научном подходе, выдвигая суждение, необходимо сказать, каким критерием разумности вы пользуетесь. Я пользуюсь следующим:

Разумное - то, что увеличивает Добро и уменьшает Зло.

Для ключевых понятий «Добро» и «Зло» принимаю следующие определения:

Добро - все, что увеличивает жизнеспособность общества.

Зло - все, что уменьшает жизнеспособность общества.

Эти положения могут показаться банальными. Между тем критерии разумности у людей совершенно разные. Так, существуют даже в России силы, которые считают разумным снижение ее жизнеспособности и, более того, уничтожение «империи зла». Еще больше тех, кто считает разумными личные интересы и поступиться ими ради жизнеспособности страны с их точки зрения просто глупо. Не обязательно из этих сил «создавать образ врага». Просто с ними бесполезно спорить. Ведь доказать правильность своего понятия разумности невозможно, оно может быть только принято как аксиома или отвергнуто.

27. Критерий разумности субъективен. Образно говоря, для волка «разумно» поймать зайца и съесть, для зайца «разумно» убежать и оставить волка подыхать с голоду. Это именно тот случай субъективного, который существует объективно.

Возникает естественный вопрос: к чему отнести критерий разумности - к понятиям или аксиомам? Что это за зверь такой? Отвечаю: этот зверь - овцебык. Похож и на овцу, похож и на быка, а на самом деле нечто третье. Разумность - вроде бы понятие. Но где та совокупность признаков, по которому мы ее узнаем? В конечном итоге признаком является... сама разумность или, если хотите, «здравый смысл». Такое вот понятие - мера, которой мы меряем ее самоё. Значит, принимаем ее как аксиому?

Но для аксиомы неизвестны опровержения, по крайней мере, в кругу принявших ее участников обсуждения. А тут участник обсуждения пытается опровергнуть аксиому разумности другого... с помощью своей аксиомы разумности.

Получается, что критерий разумности - это аксиома для личного пользования. Почти бессмыслица, если мы признаём существование объективной истины. А поэтому в дальнейшем будем пользоваться своеобразным понятием «критерий разумности», принимая его за первичное. В. Даль дает определение: «критерий - оселок; верный признак для распознавания истины». «Верный» - значит, принимаемый на веру, без обоснования.

28. Откуда берутся критерии разумности? Скорее всего, мы имеем дело с «импринтингом» (впечатыванием), открытом К. Лоренцом для животных. Например, первое существо, которое увидел вылупившийся из яйца птенец, он считает мамой. Даже если это первое существо - сам К. Лоренц. Наверно и человеку первый случай столкновения с явно глупым или явно умным впечатывается в мозг и затем по нему все меряется. (Все люди подлецы. Или: все люди добрые. Это кому как повезло вначале вдыхания души.)

Критерий разумности отдельного человека очень часто вступает в противоречие с надежностью знания. Личный опыт слишком краток, чтобы набрать достаточное число проверок и обоснованно определять вероятность события. Тем не менее человек считает то, что случилось с ним и произвело на него сильное впечатление, весьма вероятным событием.

Одна моя соседка с запасом обходит крышки люков, которые всегда в изобилии имеются на городских тротуарах. Оказывается, она в детстве имела несчастье провалиться в колодец.

Моя теща была исключительно добрым и здравомыслящим человеком. Никаких тебе ни пунктиков, ни суеверий. Но вот терпеть не могла, когда на ночь нож оставался на кухонном столе (что нередко за мной водилось). После очередного замечания я все-таки спросил, а что в этом страшного? Она рассказала, что в ее далеком детстве к соседям ночью забрался вор-маньяк, ограбил, а лежавшим на кухне ножом зарезал соседку и ее малолетнюю дочку. Я высказал свои соображения о вероятности прихода маньяка, а тем более, того, что маньяк придет не со своим ножом, а пойдет искать его на кухне. Она выслушала, все поняла, со всем согласилась и сказала: «А ты все-таки убирай нож, ведь это не сложно».

29. Наверное, родственным этим случаям является и азарт игроков - ведь выиграл один раз (сам или знакомый), почему еще раз это не может случиться да еще и в более крупном размере? Поди, докажи тут, что не может. Ведь действительно может - но с какой вероятностью? И наоборот, люди часто не принимают во внимание возможность того плохого, что с ними никогда не случалось. Дедушка переводит внучку через дорогу. А малышка говорит: «Дедушка, ну что ты меня всегда держишь на переходе за ручку как маленькую? Я ведь еще ни разу не попадала под автобус!». По-видимому, подобные критерии, а более всего, главные из них, легче и прочнее впечатываются в детстве. Но жизнь показывает, что такое впечатывание для человека возможно не только в младенческом, но и в зрелом возрасте, хотя с возрастом оно встречается реже.

30. Критерии разумности даже у представителей одного народа разные. Поэтому в каждом народе есть честные и подлецы, поэтому бывает так, что честные воюют с честными (например, в Гражданскую войну в России и среди белых, и среди красных было немало честных людей. Но договориться они не могли - ведь критерии разумности у них были разные. Хотя системы понятий у многих из них практически совпадали).

Все же критерии разумности заразны. Если малыша окружают «Я-центричные» особи, весьма высока вероятность, что и он вырастет с этой болезнью. В этом смысле можно говорить и о частичном общественном наследовании критерия разумности.

Разумность или неразумность самого критерия разумности,принятого кем-то или в какой-либо частной системе, в соответствии с теоремой Геделя о логической неполноте может быть доказана только в рамках более общей системы. Оно бы и ничего, но ведь «разумность критерия разумности» этой более общей системы можно доказать не иначе, как перейдя к еще более общей системе. И так до бесконечности. По-видимому, здесь скрывается нечто вроде утверждения термодинамики, что 100% КПД для двигателя внутреннего сгорания невозможен. Оставив доказательство на будущее, примем как рабочую гипотезу, что 100% разумность невозможна, в разуме всегда содержится доля хаоса. То, что представляется разумным в какой-то частной системе, может считаться совершенно глупым в более высокой системе, а при поднятии в еще более высокую систему - снова предстанет как разумное.

31. В этом смысле понятие «Разум» имеет нечто общее с понятием «Везение». Один проповедник, чтобы успокоить своего прихожанина, жалующегося на роковое невезение, рассказал ему следующую притчу. К подворью крестьянина прибился неизвестно откуда взявшийся конь. Красивый, здоровый, выносливый. Не мог крестьянин нарадоваться на коня и на такое везение. Как-то сын хозяина решил прокатиться на этом коне. Конь понес, сбросил седока, только и благо, что тот жив остался: хромой, горбатый. Его ровесники радуются жизни, гуляют с девушками - а ему-то куда? Вся семья опечалилась от такого невезения. Но вскоре началась страшная война - и всех парней забрали на нее. Ни один не вернулся с той войны. Единственным парнем на деревне остался калека, который был совсем непригоден для участия в войне. Единственным, кто смог продолжить свой род в потомках.

Так стоит ли пользоваться столь таинственным «критерием разумности»? Дело в том, что без него не обойтись. Поиски разумного решения любого вопроса мы должны начинать с выяснения: а насколько близкими критериями разумности мы пользуемся? При резко различных, а тем более, противоположных критериях разумности любое обсуждение бессмысленно. Силам с другим пониманием разумности можно только противопоставить нашу силу. Хотя это не обязательно должна быть физическая сила. Иногда можно обойтись очень наглядным сильно впечатляющим примером (это нечто сродни гипнозу). Помогает и горький жизненный опыт, но этот процесс очень медленный.

Поэтому занятая общим делом артель всегда начинается с подбора людей, имеющих близкие критерии разумности. И знакомство надо начинать с выяснения этих критериев. Наоборот, вечная фракционная борьба в партиях (открытая и скрытая) происходит от пренебрежения критерием разумности или слабостью выбранного критерия.

Из этого положения вытекает необходимость очень многих практических действий, которые будут выуживаться постепенно.

Для введенного выше ключевого термина «жизнеспособность» я принимаю следующее определение: Жизнеспособность - вероятность оставить жизнеспособное потомство.

32. Сторонники дианетики укажут, что вот у них уже есть понятие «выживание». Зачем, мол, плодить новые понятия? На самом же деле они сами начали множить понятия, поскольку в биологии гораздо раньше были приняты термины «жизнеспособность» и «выживаемость». «Выживание» и «выживаемость» относятся к одному поколению живых существ и, естественно, нельзя признать общественно разумным то, что учитывает жизнь только одного поколения, не заглядывая, как это скажется на жизни последующих поколений. Вдобавок, глагол «выживать» имеет противоречащий жизнеутверждающему смыслу жизни уничижительный оттенок (сравни: «выжить из ума»).

Для слова «выживать» В. Даль приводит следующие значения: жить где-либо, быть, проживать; выслуживать, зарабатывать, заживать; вытеснять, выгонять, изводить, сживать; переживать, переносить, выносить; терять что, переживать что. Конечно, можно вспомнить еще одно значение слова «выживать», напр., в сочетании: «ему удалось выжить в прямо-таки невозможных условиях». Но зачем такой налет чрезвычайности: жизнь протекает в тех условиях, в которых она протекает, и поэтому более точно говорить, что живые существа не выживают, а просто проявляют жизнеспособность в имеющихся условиях. А главное различие в терминах «выживание» и «жизнеспособность» - это отражаемое ими время. Первый привязан к очень ограниченному интервалу, равному жизни особи. А второй простирается в практически неограниченное время жизни вида.

От принятого в биологии определения наше понятие «жизнеспособности» отличается, главным образом, тем, что вместо слова «способность» применен термин «вероятность», позволяющий ввести количественную меру изменения жизнеспособности. Указать истинную величину жизнеспособности нашей страны мы не можем. Но оценить величину и направление ее изменения в зависимости от тех или иных наших действий вполне возможно (подобно тому, как обстоит дело со «свободной энергией» в физике). А этого вполне достаточно, чтобы действовать в направлении повышения жизнеспособности или, по крайней мере, сдержать ее снижение. В соответствии с принятым критерием разумности, мы должны браться за такие дела и начинания, которые повышают жизнеспособность страны.