РУС:Люди гибнут за бумагу

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

«Не можете служить Богу и Маммоне» (Матф., 6, 24)

Итак, основной закон хозяйствования - сбережение времени. Продукты питания, лекарства, удобное жилье и т.д. продлевают жизнь, сохраняя время человека. Транспорт, связь и т.д. сохраняют время, необходимое для передвижения и получения информации. Но, с другой стороны, на производство этих благ и ликвидацию вредных последствий от этого производства человек затрачивает время. Поэтому польза определяется разностью между выигрышем времени от данного производства и затратами времени на него.

Казалось бы, в созидательной цивилизации, где основным законом является сбережение общественного времени, в первую очередь необходимо мерить трудовые затраты и потребительское сбережение времени (собственно это выражено в известной формуле «социализм - это учет и контроль»). И вроде бы общественные затраты времени общепринято измерять деньгами.

Между тем роль денег в рыночной присваивающей цивилизации является всеобъемлющей, в то время как в созидательной цивилизации они играют в общем-то вспомогательную роль. Почему?

Дело в том, что в присваивающих цивилизациях деньги отнюдь не являются мерой трудовых затрат или сбережения времени. Назовите хоть одну рыночную страну, в которой количество денег соответствовало бы сбереженному ее хозяйством времени. Я уж не говорю о Соединенных Штатах, выпущенные доллары которой во много раз превышают количество создаваемых этим государством благ. Что же меряют доллары?

Конечно, этот умышленно запутанный вопрос заслуживает отдельного подробного рассмотрения (что и сделано в книге Д. Неведимова «Религия денег). Здесь же мы остановимся только на особо интересных «секретах», рыночной экономики.

Первое. Деньги по своей сути - это всего-навсего долговая расписка, написанная на бумаге. И ее общественное значение определяется не только тем, какая сумма написана в ней, но и совестью того, кто ее написал. Но если докопаться до корней, то источником этой «расписки» являются бизнесмены. Которыми, по нашему определению, становятся люди, не желающие отдавать долги. Такая «совесть» является весьма сомнительной. Поэтому к деньгам надо ставить не только вопрос «мерить - не мерить?», но и вопрос «верить - не верить?». Деньги в действительности основаны не столько на мере, сколько на вере людей. Люди должны верить или в то, что все вокруг них - честные, или в то, что власть пресекает все нечестные поступки должников. В противном случае деньги «не работают».210)

210. Не потеря меры (она в рыночных деньгах практически полностью утеряна и мало волнует деньговладельцев), а потеря веры вызывает катастрофы, связанные с оборотом денег. В этом объяснение и ползучей инфляции, и дефолтов, и финансовых пирамид, и сгоревших сбережений, и мошенничества со «льготами» для тех, кто создал богатства страны своим трудом.

Нельзя не согласиться с мнением, что «является большой ошибкой автоматически прописывать деньги и финансы по ведомству экономики, поскольку, в отличие от последней, где так или иначе делается попытка сопоставления разных деятельностей и достижения эквивалентного, равноправного обмена, «глобальные» деньги становятся знаковыми средствами организации неэквивалентного обмена на несопоставимых условиях» («Завтра», № 22, 2004). Исходные благие намерения в отношении денег обернулись дорогой в ад. Причем в буквальном смысле, как увидим дальше.

Второе. От «экономистов» сплошь и рядом слышим, что «для развития экономики нужны инвестиции», что «надо, чтоб деньги заработали». Премудрые умозаключения этих хозяйственников и хозяйствоведов выглядят так: «Появились деньги - предприятия заработали. Добавили еще денег - предприятия заработали интенсивнее. Значит, деньги работают».211)

211. Известный персонаж «Поднятой целины» М. Шолохова дед Щукарь так бы прокомментировал рассуждения этих экономистов: «Я взмахнул кнутом над лошадью - телега двинулась с места. Я размахнулся с присвистом, хлестнул кнутом - телега покатилась вовсю. Значит, кнут тащит телегу».

Третье. Всячески навязывается мнение, что деньги - это ценность. Но на самом деле люди отдают свой труд не за разрисованную бумагу, а за веру в эту бумагу. А стоимость самих денег - это цена макулатуры.212-213)

212. Старший брат отца Федор рассказывал случай, бывший с ним во время Первой мировой войны. Было это уже после Февральской революции, при правительстве Керенского, а печатаемые этим правительством деньги назывались керенками. Так вот, захотел Федор написать письмо домой и пошел в лавочку купить лист чистой бумаги. Продавец называет цену, Федор отсчитал керенки... А потом посмотрел на купленный лист и начал на него укладывать керенки одну к одной. Весь лист закрыл и еще остались керенки. Говорит продавцу: «Что ж ты такую цену заламываешь? Ведь в деньгах больше бумаги, чем в твоем листе!» А продавец ему отвечает: «Так моя бумага чистая, а твоя - испорченная!». Наглядный пример - какое доверие к правительству, таково и доверие к деньгам. Доверия к правительству никакого - и стоимость денег равна стоимости макулатуры.

213. Удивительно изящный пример, подтверждающий пустую роль денег в производстве, приводят С. Валянский и Д. Калюжный («О Западе...А Россия сама по себе», М., Астрель, 2004, с. 123). «Некий механик решил открыть свое дело по ремонту двигателей фермерских тракторов. Но вот проблема: он все деньги вложил в инструменты, и ему нечего есть. Он взял и нарисовал сторублевку. Причем так хорошо нарисовал, что ее спокойно приняли в магазине и выдали ему колбасы.

Далее магазин отдал эту сторублевку мясокомбинату, а тот в свою очередь - фермеру, у которого закупал мясо. И вот фермер пошел к нашему умельцу, чтобы починить двигатель трактора, и расплатился в числе прочих и фальшивой сторублевкой. Хозяин сразу узнал свою самодельную бумажку и во избежание всяких недоразумений, как только фермер ушел, сжег её.»

Авторы используют свой пример для демонстрации пустой и вредной роли банков. Мы обратим внимание еще на одну сторону: деньги - это преграда между работой и работником, созидателем и созиданием. Искусственная преграда, воздвигаемая работодателем.

Три дороги оставляет она человеку: или фальшивомонетничество (в широком смысле слова), или в кабалу к работодателям и банкам, или погибать с голоду. Глава о современной роли денег в указанной книге написана точно и доступно - советую в неё заглянуть.

«Электронные» деньги по существу ничем не отличаются от бумажных. Бытовавшие когда-то золотые деньги отличались только тем, что золото имеет несколько большую потребительную стоимость, чем макулатура, но не настолько высокую, как ему предписывалось статусом денег.

Четвертое. Рыночники усматривают преимущество обожаемого ими рынка в том, что цену, мол, определяет спрос, а не трудоемкость (человеко-время, умноженное на созидательную мощность), как в плановом хозяйстве. На самом деле спрос не включается целиком в цену, потому что он должен предсказываться до производства, до произведения трудозатрат. Ведь и рынок, хотя в теории и привязывает цену к «потребительной стоимости», то есть, к спросу, а на практике прикладывает огромные усилия для предварительного предсказания спроса и затем не меньшие усилия для искусственного порождения спроса. В честно сосчитанную цену в дополнение к трудозатратам должен входить только «страховой взнос» от спроса. (Необходимость «страхования» вызвана издержками из-за неизбежной неточности предсказаний.) Но этот взнос на порядок-два меньше, чем мошенничество вокруг спроса.

Пятое. Мошеннический отрыв цены от товара является основой многократного раскручивания цен и безбожного грабежа истинных созидателей. Казалось бы, как может быть иначе записана цена как не в виде денег? Но вспомним, что в советское время почти на всех товарах штамповалась цена, более-менее точно отражающая трудозатраты. Казалось бы - какая разница? Но носителем цены становился сам товар, а деньги играли только вспомогательную роль. Другой вариант - оценивать не вложенные в товар трудозатраты, а отданный человеком труд. Тогда «носителем цены» является сам человек: Ветеран труда, Заслуженный изобретатель, Герой социалистического труда, Почетный Гражданин и т.д. Конечно, мошенники, как мухи, везде находят лазейку. Но тот беспредел, который открывает монополия денег как якобы единственно возможной меры, все-таки несколько ограничивался. И отсюда становится понятной ненависть рыночников ко всем «неденежным» мерам труда и потребления.

Шестое. Получается, что сила денег основана на вере в них, эта вера в свою очередь опирается на веру в государство, а практически единственной функцией такого государства является поддержание веры в деньги. И в конституциях, и в практике таких государств все права и свободы предоставляются не людям, а деньгам. Этот тип государства даже получил специальное название «государство рыночной демократии». Что же это за тип государства? К светским его отнести нельзя - ведь оно основано на вере. К теократическим его отнести тоже нельзя - ведь хотя поклонники рыночной демократии и говорят «деньги могут все» и обожествляют их, но очевидно, что деньги не имеют ничего божественного, скорее наоборот.

Действительно, легко заметить, что подавляющее большинство смертных грехов связаны с деньгами - убийства, грабежи, мошенничество и т.д. Не говоря уж о грехе стяжательства.

Большинство соблазнов связано с деньгами, они толкнули на неправедный путь и завистника, и продажную шлюху, и азартного игрока. Человек, продавшийся деньгам, уже не способен к восприятию ничего святого, души в нем незаметно, жизнь его пропадает впустую в погоне за благами бренными. Таким образом, эти проявления денег соответствуют всему тому, что в народе связывается с понятием нечистой силы. Многие священнослужители расшифровывают «число зверя» 666 как золото, деньги. Имя Мамона (в другом написании «Маммона») - обозначение всякого имущества и денег. В простонародье оно обычно обозначает большой кошелек, большую кипу денег. Григорий Нисский считал, что «Мамона» - это имя диавола Вельзевула. В литературе весьма часто встречается другое название золота - желтый дьявол. Метафоры метафорами, но ведь получается, что деньги делают именно то, что приписывается дьяволу. Ведь слово «дьявол» в переводе на русский буквально означает «разделяющий».

Государства «рыночной демократии» - это те, в которых царит культ денег. Не зря Д. Неведимов так и назвал свою книгу «Религия денег...». Прочитавшие ее обретают исчерпывающее представление по данному вопросу. А мы укажем только на относящуюся к нашему анализу деталь. На стр. 66-70 Д. Неведимов сравнивает основные положения христианства, религии денег и так называемой «Церкви Сатаны» (которая официально существует в США). Вот его выводы: «Очевидно, что большинство положений религии денег прямо противоречит христианству. Соответственно, бесполезно и невозможно преуспеть в религии денег, сохраняя христианскую мораль. Совесть, сострадание, честность, стыд, сомнение в правильности своих действий, самокритика, прощение обиды и греха, стремление к поиску приемлемого для всех варианта, становятся слабыми, уязвимыми местами в религии денег. Наглость, подлость, лживость, безжалостность получают однозначное преимущество». Проведенное Д. Неведимовым сравнение однозначно показывает, что религия денег почти один к одному совпадает с положениями «Церкви Сатаны».

Таким образом, рыночная демократия, не являясь ни теократическим, ни светским государством, с полным основанием может быть отнесена к третьему типу - бесократии. Бесократия - рыночная демократия.

Именно такое государство насаждают нам сегодня «реформаторы». Дьявол по имени Мамона или деньги очень коварен и нередко даже прикрывается именем Бога. Вспомним хотя бы, как в католической церкви многие века бойко шла торговля индульгенциями. Грехи якобы отпускались человеку, если он имел достаточно денег, чтобы купить у церкви бумажку под названием индульгенция. На беду, и в нашей жизни есть примеры, о которых можно сказать горькими словами Тараса Шевченко: «А ты дери! Дери, но дай - и прямо в рай, хоть и родню всю забери!».

Седьмое. Все беды с понятием «деньги» происходят от того, что оно слишком широкое и включает в себя более частные несовместимые друг с другом понятия. Например, трудовой рубль, дармовой рубль, украденный рубль - все это охватывается понятием «деньги». Ясно, что общественная роль каждого из этих видов рублей разная. Но в бесократическом государстве трудовой рубль практически никакой роли не играет, он раздавлен и размазан всеми остальными нетрудовыми деньгами. Так что все состояния бизнесменов и прочих олигархов своим источником имеют подмену понятий!

Так каким же должно быть отношение к деньгам в Разумно Управляемой Стране? В ней должно быть место для трудовых денег и других понятий, являющихся мерой созидания. Но вся остальная бесовщина должна быть изгнана. Бесократия - не путь повышения жизнеспособности, а кратчайшая дорога в ад. Пусть побыстрее идут этой дорогой те, кто ратует за «рыночную демократию», а для созидателей ад не является целью