РУС:Осторожно: мегатонный фугас

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

...корабль держится на воде, но плавает кверху килем. Его нужно перевернуть.

М. Антонов

Сегодня путешествие в информационном пространстве напоминает прогулку по минному полю. В этом смысле С. Кара-Мурзу можно назвать искуснейшим сапером: нет числа информационным минам и интеллектуальным фугасам, которые он извлек. Но... будь он хоть трижды Кара-Мурзой, одному ему не расчистить это поле, которое минировалось столетиями. Каждый из нас должен в меру своих сил помогать первопроходцам.

Идеологические мины лежат так плотно, что, извлекая одну, того и гляди, наступишь на спусковой механизм другой, еще более мощной. Особенно, если она лежит на хорошо утоптанной предыдущими саперами тропе. Так и произошло с мифом о естественном отборе при капитализме.

С. Кара-Мурза пишет: «Идеологическая подкладка под отрицанием равенства - социал-дарвинизм. Это учение, переносящее биологический принцип борьбы за существование и естественного отбора в человеческое общество. Это придает угнетению (и в социальной, и в национальной сфере) видимость естественного закона». (Сов. цивилизация. От великой победы... стр. 244).

Эти взгляды не просто очень распространены среди оппозиции капитализму, они составляют одну из основ ее идейной платформы.

Например:«Перестройка русской жизни по закону естественного отбора обусловливает увеличение страданий, ломку судеб миллионов людей» (А. Чубыкин, Сов. Россия, 9 января 2002 г.).

Суть мифа в изложении поборников свободного рынка общеизвестна: в капиталистической конкуренции побеждают сильнейшие и умнейшие, слабые погибают. Победители будут давать от поколения к поколению все более здоровых, все более умных, все более деятельных, все более приспособленных потомков. Капитализм - это здоровье нации в будущем - утверждает миф. А вот если допустить социализм, отвергающий борьбу за существование, то из-за его человеколюбия, из-за его заботы о слабых и немощных будущие поколения будут состоять из тупиц, неумех, лентяев, пьяниц, из безынициативных и больных. В конце концов такое общество погибнет. Поэтому, утверждает миф, социализм никак нельзя допустить. Поэтому нужна капиталистическая конкуренция и свободный рынок.

Человеколюбивые философы пытаются защититься от этого фугаса разговорами о пользе добродетели, призывами к совести, состраданию, сопереживанию, всеобщей любви к ближнему. Но конкурирующих крокодилов такой пух не пугает. Они и сами иногда не прочь прикрыть свое рыло нежным спонсорско-меценатским пушком и пустить слезу о бедных.

Но хуже крокодиловых слез квазинаучные умствования некоторых интеллигенто-патриотов о якобы неизбежности свободного рынка. «Да, я всей душой сострадаю бедным, - говорят они, - но здоровье народа важнее. И если я проиграл в этом конкурентном рынке, если мои дети оказываются неприспособленными к нему - то мы должны погибнуть в интересах народа. Как и все неприспособленные. Такова высшая справедливость. Естественный отбор - иного не дано».

И невдомек этим контуженным интеллектуальным фугасом чудикам, что при капитализме отбор искусственный, а вот естественный отбор возможен только при социализме!

Ведь если протереть глаза, то сразу видно, что сверхглавенствующим («супердоминирующим») критерием отбора при капитализме является количество денег. А деньги - совсем не естественная, а на 100% искусственная, то есть, созданная людьми вещь.

«Но, - возразят интеллигенты, - деньги - всеобщий эквивалент, и, значит, их количество есть обобщенное отражение естественных человеческих качеств». Оставим пока в стороне вопрос о том, что «всеобщий эквивалент» есть одна из ипостасей философского камня. Рассмотрим только одну частность: что значит «обобщенное»? Если кто-нибудь смешает машинное масло с пищевым и угостит вас блюдом, приготовленным на этом обобщенном масле - что вы скажете?

А деньги деньгам еще большая рознь. Есть деньги трудовые и есть деньги злодейские (деньги мошеннические, игровые, доходы от собственности - просто разновидности злодейских денег). Но даже трудовые деньги лишь в небольшой степени отражают ум человека (только в пределах, необходимых для данной трудовой операции) и здоровье (тоже в указанных пределах). И вдобавок все это в пределах объективности и точности оценки труда.

Что же сказать о злодейских деньгах, какие качества они отражают? Сводное название этих подлых качеств - бесчеловечность. И когда во «всеобщем эквиваленте» смешивают деньги трудовые и деньги злодейские, то от трудовых там даже запаха не слышно.

Так что отбор при капитализме по количеству денег - не просто искусственный отбор, а искусственный отбор по бесчеловечным качествам. Наоборот, при социализме, когда нет безраздельного господства капитала, только и возможен естественный отбор, соревнование лучших природных качеств людей в примерно равных условиях.6)

6. Приходится слышать возражение, что социализм тоже создает для людей искусственные условия, и, значит, при социализме отбор тоже искусственный. Но смысл в том, что при капитализме люди искусственно поставлены настолько в неравные условия, что роль природных качеств в их жизнеспособности ничтожна.

Искусственные же условия, создаваемые социализмом, ставят всех людей в примерно равные условия. А поэтому жизнеспособность определяется в первую очередь природными данными.

Для наглядности рассмотрим соревнование автомобилей разных марок, имеющее целью выявить лучшие из них. Если все автомобили будут направлены по асфальтированному шоссе или все будут направлены по каменистой свалке, до финиша дойдут лучшие. А если одни будут направлены по шоссе, а другие - по камням, то качества автомобилей здесь скажутся только в ничтожной степени.

Дойдут ехавшие по шоссе, но это отнюдь не значит, что они лучше тех, что ехали по камням.

Да, социализм создает искусственные условия («шоссе»). Вдумайся: эти искусственные условия для всех примерно равные.

Так о каком же отборе при равенстве может быть речь?

Искусственные условия при социализме есть, а вот искусственного отбора нет! А полностью устранить естественный отбор невозможно. Вот он и главенствует при отсутствии искусственного.

Но это краткое разъяснение не всех убедит. Англосаксов совсем не убедит. Ведь сознание их цивилизации по данному вопросу выражено в английской пословице: «Если ты такой умный, то почему ты такой бедный?».

Конечно, не все англоязычные разделяют мнение своей цивилизации. Как и не все русские разделяют мнение Российской (Советской) цивилизации: «От трудов праведных не наживешь палат каменных». Но исключения на то и есть исключения, а по большому счету спор идет на уровне цивилизаций. Его было бы легко решить, если бы это было простое противостояние «стенка на стенку». К сожалению, борьба идет в хитром многомерном лабиринте. Поэтому придется последовательно расставлять вехи, предупреждающие о ложных ходах, и вехи, указывающие направление к выходу.

ПЕРВАЯ ВЕХА нами уже поставлена. Она гласит: ПРИ КАПИТАЛИЗМЕ ОТБОР ПРОИСХОДИТ ПО КОЛИЧЕСТВУ ДЕНЕГ. ДЕНЬГИ - ВЕЩЬ ИСКУССТВЕННАЯ, А ПОЭТОМУ ОТБОР ПРИ КАПИТАЛИЗМЕ ИСКУССТВЕННЫЙ, А НЕ ЕСТЕСТВЕННЫЙ.

А вторая веха - ложная, дезориентирующая, стоит сразу после входа в лабиринт. Поставлена она там еще классиками социалистического учения, когда они, увидев саблезубое мальтузианство, в испуге завопили: «При социализме нет естественного отбора!». С тех пор эта надпись на вехе заботливо и постоянно обновляется эпигонами классиков. И с тех же пор враги социализма радостно согласились с этим лозунгом и взяли его себе на вооружение.

В чем тут причина? Мы живем в мире, который бесконечно разнообразен и который проводит над нами естественный отбор несметным числом своих факторов. Влияние одних факторов малозаметно, другие же занимают господствующее положение в естественном отборе. И если общество убирает при социализме некоторые особо неблагоприятные факторы (напр., голод и недоедание, ограничение доступа к знаниям, обстановка постоянного страха и т.д.), то ведущее положение занимают те факторы, которые раньше играли несколько меньшую роль. А несметное число еще менее заметных факторов практически не претерпевает никакого изменения. Поэтому человечество может и должно избавляться от самых смертоносных факторов, но оно не может и никогда не сможет избавиться от естественного отбора целиком. Ведь большинство из несметного числа факторов естественного отбора нам неподвластны, а многие пока вообще неизвестны.7)

7. Для наглядности приведу один не очень известный модельный пример. Предположим, что людям удалось избавиться от старости, от всех болезней, от всех техногенных вредностей и опасностей, от войн и взаимной вражды. И все равно люди в этих условиях не могли бы жить вечно, а в среднем около миллиона лет. Именно в течение миллионолетия вероятность быть убитым молнией приближалась бы к единице. В этом случае естественному отбору пришлось бы трудиться над электрическими параметрами нашего тела. (Между прочим, у многих людей накануне грозы появляется плохое самочувствие. Уж не проработка ли это естественного отбора? Ведь при плохом самочувствии хочется лечь, а лежачего молния поражает гораздо реже, чем того, кто стоит или бежит).

Дадим определения некоторых используемых здесь понятий.

Искусственное - все созданное человеком.

Естественное (в суженном смысле) - все существующее без воздействия человека. (Проблемы - созданное инопланетянами, буде таковые есть; созданное богом, если он вмешивается в наш мир и т.п. И даже хатки бобров или башни термитов. Поэтому рассматриваемые понятия пока относим только к деятельности человека)

Естественное (в широком смысле), сущее - все существующее. Таким образом, понятия «естественное» (в суженном смысле) и «сущее» (естественное в широком смысле) не совпадают, их подменять нельзя. В данной статье используется понятие «естественное» только в суженном смысле.

Итак, надпись на второй вехе надо исправить так: ЕСТЕСТВЕННЫЙ ОТБОР ПРИ СОЦИАЛИЗМЕ ОТРИЦАЮТ КЛАССИКИ СОЦИАЛИЗМА, А ТАКЖЕ ЕГО ВРАГИ. НО САМ СОЦИАЛИЗМ ЕСТЕСТВЕННОГО ОТБОРА НЕ ОТРИЦАЕТ.

Третью веху в лабиринте следует поставить там, где произошло побоище по поводу наличия или отсутствия внутривидовой борьбы.

Хотя мемориал этому побоищу должен иметь форму выеденного яйца, тем не менее без вехи в этом месте многие сбиваются с пути.8) 8. В разгар побоища я, тогда еще школьник, удивлялся, как может Т.Д. Лысенко, сделавший много полезного и написавший много умного, не видеть очевидного. Скажем, растет на поле конопля (тогда ее выращивали ради волокна, а не ради наркотиков). В середине поля конопля выросла в один метр, а вот по кромке, на границе с другими культурами, вымахала в два метра, Вот и живой ответ на вопрос об отсутствии внутривидовой борьбы! К сожалению, так думали не только некоторые школьники, но и большинство академиков.

А ларчик открывается просто: сыр-бор разгорелся из-за словесной путаницы (или кто-то использовал эту путаницу для поджога сыр-бора). Дело в том, что есть борьба и есть борьба. Не только истина всегда конкретна, но и слово всегда конкретно. Если из песни выкинуть слово, пропадет не только песня, но и слово потеряет свой конкретный смысл, станет тенью, привидением. Вот два предложения: «В забеге на три километра развернулась ожесточенная борьба» и «Доведенный до крайности народ взялся за оружие и поднялся на борьбу». Даже ожесточенная «борьба» в первом предложении никак не сопоставима с просто «борьбой» во втором предложении.

Итак, стороны в этом побоище воевали с привидением, а не с заранее определенным однозначным понятием «внутривидовой борьбы». Чтобы как-то уяснить реальное содержание этого понятия, рассмотрим модельную сказку-подсказку.

Жили-были две деревни: Братчина и Западня. Обе деревни окружены лесами, и жизненные ресурсы жителей составляло то, что они находили в лесу: грибы, ягоды, орехи.

Что происходило в Братчине? Кто раньше вставал, тот собирал самые доступные и крупные грибы. Кто большие расстояния одолевал, тот и приносил больше еды. Кто смотрел зорче, был наблюдательным и догадливым - меньше грибов оставлял своим односельчанам. Конечно, все жители рассказывали друг другу о расположении грибных мест, о лучшем времени сбора и т.п. Но были среди жителей Братчины и те, кто любил подольше поспать, и те, кто ленился много ходить, а также такие, кому были неинтересны тайны леса. Им доставались больше вытоптанные места, а не грибы, они оказывались хуже обеспеченными жизненными ресурсами. Можно ли такое положение дел назвать внутривидовой борьбой жителей Братчины за жизненные ресурсы?

При очень большом желании, конечно, можно.

А теперь посмотрим на дела в Западне. Местонахождение грибных полян каждый хранил как коммерческую тайну. Увидев грибника с полной корзиной, отнимал её. Если отнимать в открытую было опасно, старались чем-то напугать соседа или отвлечь его внимание и втихую умыкнуть его добычу. В крайнем случае, выменивали чужую добычу за блестящую пустяковину. Так что и в Западне тоже шла внутривидовая борьба за жизненные ресурсы.

Но вот в чем вопрос: есть ли разница во внутривидовой борьбе в деревне Братчина и в деревне Западня? Синонимом какой борьбы является слово «соревнование» и синонимом какой - «конкуренция»?

И главный вопрос: какой из этих типов борьбы - по Братчине или по Западне имеет место в природе? Напомним необходимые понятия:

Победа - достижение цели.

Победитель - достигший цели.

Борьба - действия по выявлению победителя.

Соревнование - борьба путем собственного совершенствования.

Конкуренция - борьба путем ослабления соперника.

9. Но как быть: «Этот товар более конкурентоспособен»? Да мало ли у нас неологизмов-ловушек! Вот и не говорим, как принято по-русски: «Этот товар лучше». (И ведь язык, в итоге, говорит правильно - не всегда более конкурентоспособный товар лучше.

Спрос на товар может быть увеличен обманным путем, например, с помощью рекламы. А это не соревнование, это - конкуренция)

Война - предельное воплощение конкуренции.

Итак, напишем на ТРЕТЬЕЙ ВЕХЕ:

ВНУТРИВИДОВАЯ БОРЬБА - ЭТО СОРЕВНОВАНИЕ ЗА ЛУЧШЕЕ ОСВОЕНИЕ ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ.

КОНКУРЕНЦИЯ СВОБОДНОГО РЫНКА - ЭТО ВОЙНА ВСЕХ ПРОТИВ ВСЕХ, КОТОРАЯ НИЧЕГО ОБЩЕГО С ВНУТРИВИДОВОЙ БОРЬБОЙ В ПРИРОДЕ НЕ ИМЕЕТ.

Четвертую веху следует поставить на развилке, где расходятся естественный и искусственный отбор.

В естественном отборе главенствуют те факторы, которые действительно являются существенными в отношениях вида с окружающим миром. Поэтому действие естественного отбора подобно божественному промыслу: он учитывает все факторы окружающего мира, причем с заслуженным каждым из них весом, и создает свои творения с расчетом на необозримую жизнь в будущем.

В искусственном же отборе главенствует созданный человеком фактор (иногда - несколько рукотворных факторов). Поэтому, в отличие от всестороннего и гармоничного естественного отбора искусственный отбор однобокий, узконаправленный. Он намертво привязан к особым частным условиям, созданным человеком, и уже поэтому его творения не могут быть долговечнее этих преходящих условий.

10. Не может жить в естественных условиях японский декоративный петух с пятиметровым хвостом. Выпущенная на волю высокоудойная корова погибнет уже после первого отела, так как теленок не сможет высосать ее молоко. Кукуруза, свекла, картошка, капуста и т.д. не могут образовать самоподдерживающиеся одичавшие заросли.

Продукты искусственного отбора - калеки, которые не могут существовать без специальных костылей. Природа приемлет эти творения обратно только в том случае, если ей удается убрать из вида привнесенные человеком уродства. Каков же ожидаемый исход экспериментов бизнесменов-евгеников по искусственному выведению вида Долларопитек? Судя по всем примерам искусственных видов, очень неблагоприятен. В лучшем случае это колоссальная потеря человеком темпа эволюции, а скорее всего - полная выбраковка естественным отбором человека как вида.

Поэтому напишем на ЧЕТВЕРТОЙ ВЕХЕ:

В ЕСТЕСТВЕННЫЙ ОТБОР ПОЙДЕШЬ - УВИДИШЬ ПЕРСПЕКТИВУ НЕОБОЗРИМОГО БУДУЩЕГО. В ИСКУССТВЕННЫЙ ОТБОР ПОЙДЕШЬ - ТАМ И ЗАСТРЯНЕШЬ. Пятая веха должна стоять у бездны внутривидового паразитизма. Знающие люди возразят: в природе внутривидового паразитизма нет. Да, в нецивилизованной природе такой бездны нет, но в цивилизованном обществе она усиленно копается человеком. Под маской внутривидовой борьбы защитники капитализма протаскивают паразитизм человека на человеке, а приспособленными называют тех, кто приспособился высасывать ресурсы из своих собратьев. И при этом без зазрения совести ссылаются на естественный отбор!

Но что же есть в природе? Присасывается ли растение к корням соседей своего вида, чтобы из них тянуть себе соки? Очевиден факт, нет. Такие паразитические отношения иногда встречаются, но только между растениями разных видов.

Высасывают ли олени тем или иным способом кровь из своих соперников перед тем, как выйти на турнир за самку? Ведь в этом случае побеждал бы тоже наиболее приспособленный - лучше умеющий пить кровь из своих сородичей. На самом же деле благородные олени определяют в турнире, кто из них лучше приспособлен к использованию природных ресурсов.

Эрудированный интеллигент злорадно воскликнет: «Но ведь в природе известен каннибализм!». Хотя каннибализм не тождествен рассматриваемому здесь паразитизму, но раз вопросы возникают, то ответим вкратце. Надеюсь, интеллигент согласится, что каннибализм - не правило, а исключение. Что из этого вытекает?

Скажем, поездка на автомобиле, как правило, заканчивается благополучным прибытием к месту назначения, но бывают исключения - катастрофы. Можете ли вы представить себе водителя, который умышленно выбирает путь так, чтобы попасть в катастрофу, ибо «катастрофы ведь известны»? Природа также не относится к таким водителям. Никогда естественный отбор не совершенствовал каннибализм, не создавал его шедевров.

Самоедство - не способ выживания. «Крысиный король» - создание искусственного, а не естественного отбора, и выведен он для уничтожения крысиного рода, а не для его продолжения.

Сравнение «свободно-рыночной» конкуренции с внутривидовой борьбой является примитивным подлогом. Соревнование за природные ресурсы называют борьбой, и паразитизм тоже пытаются называть борьбой. Русские говорят: «Назови хоть горшком, только в печь не суй». А здесь все делается не по-русски: «паразитизм» называют «борьбой» и, дескать, если он назван борьбой, то его и надо совать в горнило общественной технологии.

В отличие от капитализма, известные в нецивилизованной природе паразиты всегда жируют за счет другого вида. Вполне возможно, что попытки внутривидового паразитизма иногда возникали в природе, но такие виды были обречены на гибель. Нечто подобное попыткам внутривидового паразитизма в природе изредка наблюдается. А именно - злокачественные новообразования. Для лучшего понимания удобно рассматривать, например, клетки человеческого тела как одноклеточные организмы (это допустимо, хотя и с некоторой натяжкой). Тогда все множество клеток можно рассматривать как вид, особи которого образуют своеобразное сообщество (биоценоз), существующее в виде человеческого тела.

Для этих клеток-особей действительны законы внутривидовых отношений, в том числе, и в освоении жизненных ресурсов.

Но вот в результате мутации возникает какая-то «умная» клетка, «решившая», что она более приспособлена и поэтому ей полагается жить за счет других. Клетка-бизнесмен начинает перехватывать ресурсы у других клеток и за счет этого неограниченно размножаться. Опухоль растет и процветает или, как говорят медики, прогрессирует. Итог прогресса печален для организма, а, значит, и для возникшей в нем «более приспособленной» опухоли.

Итак, на ПЯТОЙ ВЕХЕ напишем:

КАПИТАЛИЗМ - ЭТО БЕЗДНА ВНУТРИВИДОВОГО ПАРАЗИТИЗМА.

КАПИТАЛИЗМ КАК ЗЛОКАЧЕСТВЕННОЕ НОВООБРАЗОВАНИЕ НА ОБЩЕСТВЕ НЕСОВМЕСТИМ С ЖИЗНЬЮ ЧЕЛОВЕКА КАК ВИДА.

Шестая веха - барьер ревизионизма. Итак, капитализм, который называют общественной формацией, который, по словам Маркса, на определенном этапе является прогрессивным общественным строем, на самом деле если и является формацией, то формацией как этапом болезни. Диагноз ее - внутривидовой паразитизм, или, по другому, злокачественное новообразование на видовом уровне.

Рак, которым заболело общество и который прогрессирует. Представляю, как обидятся на меня товарищи марксисты: дескать, кто ты такой, чтобы давать общественным явлениям трактовку, отличную от данной Марксом? Отвечу: я - человек, пытающийся научно разобраться в сегодняшних явлениях. И в этом смысле я все-таки лучший последователь Маркса, чем вы. Ибо, как известно, Маркс не был марксистом, он был ученым. А научная критика никак не может повредить ученому - она только очищает открытые им истины. Вспомним, как Ломоносов говорил о севшем в лужу флогистона Бойле, что «славного Роберта Бойля мнение ложно». Стал ли от этого Бойль менее славным ученым? Отменила ли критика Ломоносова открытые Бойлем объективные законы?

Отнюдь нет. Просто зерна лучше отделились от плевел.

Почему же вы считаете Маркса менее славным ученым, чем Роберт Бойль? Почему вы думаете, что перед научной критикой открытия Маркса совсем несостоятельны? Вы выдумали «нечистую силу» - ревизионизм и валите в одну кучу и просто шарлатанские нападки на учение Маркса, и заказную политическую фальсификацию, и действительно научные проверки выдвинутых им положений. Объявив учение Маркса непогрешимым, применимым везде, всегда и во всем, во всех деталях и частностях, вы довели многие его положения до абсурда. И, столкнувшись с абсурдом, созданным, подчеркну, не Марксом, а вашим эпигонским рвением, вы вдруг поменяли полюса, став из марксистов яковлевистами-гайдаристами. Конечно, тьма перебежчиков еще с памперсов больше любила дядю Сэма, чем дядю Маркса. Но есть и миллионы перебежчиков, которые считали себя знающими учение Маркса, но только вот не потрудились приобрести хоть какое-то понятие о науке и научных методах. А те, кто еще и сегодня рьяно защищает Маркса, но не думает о защите науки - завтра тоже окажутся в мире гайдаристов.

Итак, напишем на ШЕСТОЙ ВЕХЕ:

ЕСЛИ НАУКА СБРОСИТ С СЕБЯ ГРУЗ ЗАПРЕТА НА НАУЧНУЮ КРИТИКУ, ОНА ПЕРЕШАГНЕТ ЧЕРЕЗ БАРЬЕР РЕВИЗИОНИЗМА И СМОЖЕТ ИДТИ ДАЛЬШЕ.

Седьмую веху поставим там, где «цивилизованный свободный рынок» предельно обнаглел, сбросил маскхалат естественного отбора и открыто заявляет о своем намерении осуществить искусственный отбор. Речь идет о теории «золотого миллиарда». Мол, планета перенаселена, для «достойной» жизни всех не хватит ресурсов, посему отберем миллиард лучших, остальных, неприспособленных, надо убрать. О нет, демократы не зовут к репрессиям и не предлагают поставить к стенке «лишние» 5 миллиардов человек (длина такой стенки - примерно удесятеренное расстояние от Земли до Луны). Демократы просто собираются эти «лишние» миллиарды людей цивилизованно и «законно» уморить!!!

Теоретики «золотого миллиарда» и их последыши не только свободно разгуливают по Земле, но и продолжают пользоваться свободой слова для «цивилизованных» проповедей и «обоснований» своих взглядов. И даже под руководством «мирового правительства» вершат многие дела в осуществление глобализма, создают условия для гибели миллионов и миллионов людей, в том числе, и в России.

Тот факт, что свою пропаганду и свои дела «золотомиллиардные» глобалисты вершат безнаказанно, говорит о глобальном умопомрачении человечества. Например, российские матери объединяются и протестуют против посылки своих детей в Чеченский треугольник. Но в Чечне погибнет самое многое один из ста сыновей. В цивилизованном же мире будут изжиты каждые 5 из 6 сыновей! А вы, матери, рветесь в эту «цивилизацию», с умилением гоняетесь за ее модными товарами, со слезами смотрите их телесериалы. Со священным трепетом, а не с омерзением берете в руки доллары. Где же ваше материнское чувство, материнский инстинкт, да, наконец, просто стыд? Эх, матери...

Но вернемся от эмоций к холодному теоретическому анализу. Во-первых, действительно ли Земля перенаселена? Да, по старым, звериным меркам, перенаселена. Еще с тех пор, как наши предки освоили огонь и изобрели одежду. И двинулись в холодные края, которые люди не должны были населять. Земля стала еще более перенаселена, когда люди освоили земледелие и животноводство.

На той площади, где с трудом мог прокормиться один человек, стали безбедно жить десятки. Так что это совсем не то перенаселение, которым нас пугают глобалисты. Просто человечество освоило новый ресурс - знание. Знание того, как сделать жилье, одежду, пищу, как одолеть болезни и т.д. В отличие от всех остальных ресурсов, используемых живым миром, ресурсы знания неисчерпаемы, скорее всего, они даже бесконечны.

Образно говоря, бездомные существуют на Земле не потому, что заселены все природные пещеры и гроты, а потому, что капитализм злонамеренно ограничивает доступ людей к знаниям, необходимым для создания жилищ, и даже к уже имеющемуся жилью.

Достижения современной науки уже сейчас позволяют обеспечить полноценным питанием не менее 50 миллиардов человек. А ведь наука не стоит на месте. Так что глобалистами движет отнюдь не забота о голодающих. Ими движут нечистые помыслы или нечистая сила (впрочем, это одно и то же).

Но зачем и кому нужно такое большое количество людей? Ответ простой: оно нужно самим людям. Чтобы человечество быстрее овладевало знаниями, повышая таким образом свою жизнеспособность. Это понятно даже без проникновения вглубь механизмов эволюции. Так, вероятность рождения новых Архимедов, Ломоносовых, Менделеевых среди 10 миллиардов людей в 10 раз выше, чем среди одного миллиарда, а среди 50 миллиардов - в 50 раз. Число рядовых ученых и изобретателей возрастет во столько же раз. А, значит, во столько же раз возрастет и число доступных человечеству знаний.

Знание же является волшебным продуктом: раздели его хоть на миллиард, хоть на сто миллиардов людей - каждому достанется часть, равная исходному целому. Уж не имелся ли ввиду хлеб знаний, когда Иисус Христос двумя хлебами накормил тысячи людей?

Ну, а нельзя ли обойтись лишь Архимедами и Ломоносовыми, зачем человечеству тащить с собою миллиарды «бездарей»? Оказывается, нельзя.

Во-первых, только угорелые от своего эгоизма глобалисты могут утверждать, что они знают, кто даст в потомках Архимеда и Ломоносова, а кто - Нерона, Гитлера и Горбачева.

Во-вторых, при увеличении численности человечества наблюдается своеобразный кооперативный эффект, который делает существование «бездарей» не таким уж бесполезным. Вот, скажем, есть никчемный человек, на которого человечество потратило за его жизнь целый миллион долларов. А этот человек за свою жизнь не сделал ничего полезного, даже на один доллар. Разве что придумал сущую ерунду - пуговицу такой формы, что на ее застегивание и расстегивание тратиться на полсекунды меньше.

Какой от нее прок? А все-таки, что произойдет, если такие пуговицы будут применяться везде? Каждый житель планеты будет экономить в год несколько минут, что эквивалентно, скажем, 10 центам. Умножив этот пустячок на 10 миллиардов жителей, получим экономию для всего человечества 1 миллиард долларов в год! Но ведь будут и те, которые вообще ничего не дадут? Да, будут. Но будут и рационализаторы, которые сделают гораздо более важные изобретения, чем улучшенная пуговица!

В-третьих, при попадании человечества в безнадежную ситуацию любая лишняя голова хоть немного, но все-таки повышает шанс найти, казалось бы, отсутствующий выход.11) 11. Помнится, в детстве отец рассказывал мне следующую не то легенду, не то бывальщину. Давным-давно жили три брата, которые очень любили своего отца. А в их племени в те времена существовал обычай убивать стариков по достижении ими определенного возраста. Пришел черед и их отца. Жалко стало сыновьям отца, спрятали они его в укромном месте, а людям сказали, что старик исчез неизвестно куда. Тайком кормили его, рассказывали о делах, советовались.

Через несколько лет вдруг выдался страшный неурожай. Среди лета буря со снегом и морозом начисто уничтожила все посевы начавшей колоситься ржи. Осенью выскребли жители все уцелевшие остатки зерна и посеяли. А следующим летом беда повторилась. Но больше сеять было нечего - все, до последнего зернышка, было израсходовано на предыдущий посев.

Пришли сыновья к отцу: «Видно помирать всем придется с голоду. Никто даже не пашет - зачем, все равно сеять нечего!». Подумал-подумал старик и говорит: «Вспашите землю, дети. Ваши хаты крыты соломой. Как бы ни хорошо вы обмолачивали рожь, а какие-нибудь зернышки остались. Растащите солому по вспаханному полю и затопчите её в землю».

Сделали сыновья как отец сказал. И вот осенью кое-где на поле появились ростки ржи. Следующим летом собрали сыновья колосья и посеяли рожь, а людям подсказали, что надо делать. На следующий год семян уже хватило для всего племени.

Стали люди благодарить братьев и приставать к ним: как вы додумались, кто вас надоумил? Отмалчивались братья. А когда отец помер, рассказали людям всю правду. Не стало племя казнить братьев за обман, но с тех пор отменило обычай убивать стариков.

Если это бывальщина, то да послужит она нам уроком. Если это легенда, то, значит, разум Российской цивилизации тоже обмозговывал проблему «лишних» людей и поставил вечный интерес выше сиюминутного.

Необходимость увеличения численности вида до максимально возможной диктуется и законами эволюции. Генетическая информация особей вида не идентична, многие гены существуют в разных вариантах, как говорят генетики, аллелях. От поколения к поколению образуются все новые и новые комбинации аллелей, из которых естественный отбор оставляет лучшие. Чем многочисленнее вид, тем больше вариантов генов он может нести в себе, тем больше комбинаций аллелей в одном поколении он может представлять на проверку естественному отбору. Следовательно, такой вид и быстрее, и полноценнее приспосабливается к условиям окружающей среды и тем самым повышает свою вероятность выжить.

Но существует еще более основательная причина необходимости увеличения численности вида. Как бы ни было велико количество возможных комбинаций генов, оно не бесконечно. А для приспособления к бесконечно изменчивому внешнему миру нужна возможность бесконечной изменчивости генетического материала. Этого природа достигает с помощью мутаций. Мутациями называют ошибки в записи генетической информации.

На первый взгляд кажется, что от ошибок нельзя ждать ничего хорошего (хотя Российская цивилизация осторожно допускает и противоположное: «Нет худа без добра»). В природе этот расклад выглядит так: многие мутации - смертельны, большинство - вредны, некоторые - бесполезны, и только где-то одна мутация на миллион может послужить основой для возникновения нового полезного качества. Частота мутаций также очень невелика: обычно за поколение мутирует один из 100 000 - 10 000 000 генов. Понятно, что у видов, численность которых меньше этих цифр, материал для естественного отбора очень скуден. Эволюция такого вида не поспевает за изменениями внешнего мира и ему грозит вымирание. Наоборот, очень многочисленный вид может получать огромное число мутаций без угрозы его численности. Уже в каждом поколении для естественного отбора поступает много полезных мутаций.

Поэтому, если мы желаем человечеству существования на максимально длительную перспективу, то мы должны стремиться поддерживать численность человечества на максимально возможном уровне. И этот уровень должен ограничиваться естественными условиями, а не искусственными пожеланиями капитализма, тем более, в его самом непотребном исполнении - глобалистском. Предел количества населения в каждой стране и на Земле в целом, конечно, существует, но он зависит не только от ресурсов Земли, но и от нашей глупости.

Предел (П) равен произведению численности людей (Л) на количество глупости (Г), то есть П = Л х Г.

Эта формула легко выводится из того недоступного якобы умным глобалистам факта, что главным жизненным ресурсом человечества сегодня является не тот или иной вид определенных вещественных ресурсов, а знание. Поэтому, если уменьшить количество глупости в России, скажем, в четыре раза, то можно удвоить количество населения, одновременно вдвое повысив жизненный уровень. Но ведь уменьшение глупости в четыре раза - это только начало, возможности по очищению от этой скверны в России преогромнейшие. Дело самой страны, чему отдать предпочтение: то ли увеличению количества рыночной глупости, то ли приумножению народа.

12. Если считать глупость величиной, обратно пропорциональной знанию, то легко увидеть, что в истории человечества увеличение знания (то есть, уменьшение глупости) приводило к резкому увеличению численности населения, причем с весьма существенным повышением жизненного уровня. Так было после открытия использования огня, одежды, изобретения лука, освоения животноводства и земледелия. Так что формула не только обосновывается теоретически, но и подтверждается практикой.

Соль в том, что сегодня нам даже не обязательно получать прорывные знания, пока что нам хотя бы избавиться от привнесенной извне глупости.

Глобализм - это сверхгигантский терроризм, замышляющий не только небывалый, но даже почти недоступный человеческому воображению бизнес - уничтожение почти 5 миллиардов человек.

Это убийство планируется осуществить частично традиционными способами - путем разжигания войн и конфликтов, но, главным образом, путем манипуляции сознанием, разрушением сознания до уровня, делающего невозможным продолжение человеческого рода.

Однако «гуманные» способы убийства по результату ничем не отличаются от убийства взрывчаткой, а поэтому их можно и надо мерить единой мерой. Одной из характеристик всех войн является количество взрывчатых веществ (в тротиловом эквиваленте), израсходованных на одного убитого в противоположном лагере. В начале ХХ века этот показатель измерялся килограммами, в конце тоннами. У меня нет данных по последним войнам - НАТО против сербов или США против Афганистана или Ирака. Надеюсь, специалисты подскажут точную цифру. Однако одно несомненно: этот убийственный показатель не уменьшается, а возрастает.

Если принять явно заниженный показатель - 1 тонна тротила на убитого, то тогда психологический фугас, названный «золотым миллиардом», равен

1 т х 5 млрд. = 5 млрд. т = 5 000 мегатонн

Основное количество этих мегатонн приходится на манипуляцию сознанием.

Напишем на СЕДЬМОЙ ВЕХЕ:

- МОЩНОСТЬ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ФУГАСА, ОСНОВАННОГО НА ПРОТАСКИВАНИИ В ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО ИСКУССТВЕННОГО ОТБОРА (СНАЧАЛА ПОД ВИДОМ ЕСТЕСТВЕННОГО, А СЕЙЧАС И В ОТКРЫТУЮ ) - НЕ МЕНЕЕ ПЯТИ ТЫСЯЧ МЕГАТОНН.

- ИМЯ ТЕРРОРИСТА, ЗАКЛАДЫВАЮЩЕГО ЭТОТ ФУГАС ПОД 5 МИЛЛИАРДОВ ЧЕЛОВЕК - МИРОВОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО.

ЛЮДИ! БЫТЬ БДИТЕЛЬНЫМИ МАЛО, ВОЙНУ МИРОВОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА ПРОТИВ НАС НЕЛЬЗЯ ОСТАВЛЯТЬ БЕЗОТВЕТНОЙ! КАЖДЫЙ, КТО НАНЕСЕТ ХОТЬ КАКОЙ-ТО ВРЕД МИРОВОМУ ПРАВИТЕЛЬСТВУ, ДОСТОИН ЗВАНИЕ ГЕРОЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА, ИБО ОН ЗАЩИЩАЕТ ЖИЗНЬ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА КАК ВИДА.

Глобалисты вопят: «Бесконечно множащиеся человеческие массы вот-вот поглотят нашу планету». Именно таков подзаголовок статьи С. Белостоцкой («Новый век», 2000, с. 46-55). Все, мол, они рассчитали арифметически грамотно: при удвоении населения каждые 35 лет «...всего лишь через 1200 лет общая масса человечества равнялась бы общей массе Земли». «Если человечество будет ежегодно увеличиваться прежними темпами, общая масса человеческой плоти достигнет массы Вселенной уже через 5000 лет». И вот эти белостоцкие хотят спасти нашу Вселенную, остроумно предлагая уничтожить миллиарды людей. Но почему-то не подают личный пример, сократив до нуля свою плоть, а начинают с России. С России, в которой проблема не «темпы увеличения», а темпы вымирания. В чем же идиотизм таких арифметически грамотных белостоцких? Представьте себе умалишенного, который всерьез начал бы рассчитывать движение предметов на Земле, не принимая во внимание сил сопротивления и трения. Какие ужасные картины всеобщего разрушения и гибели всего живого он мог бы нарисовать и подкрепить их математическими вычислениями! И предложил бы рецепт всеобщего спасения - не двигаться. А все из-за того, что в вычислениях абстрагировался от пустячка - сил трения. Аналог сил трения при движении жизни - естественный отбор. И так же как различными ухищрениями можно уменьшить силу трения, но полностью устранить её нельзя, так же нельзя устранить и естественный отбор. Великий Причинный Хаос оказывает такое сопротивление жизни, что никакой арифметикой его не проймешь. Тут уцелеть бы жизни. Некоторые собеседники могут упрекнуть меня за резкость выражений. Но позвольте: если человека, не способного отличить свою выдумку от действительности, не называть умалишенным, то кого тогда называть? Что делать с сумасшедшими - более-менее ясно. А вот что делать с их выдумками, так пришедшимися по душе золотому быку - это вопрос. Должны ли мы принимать мегатонный фугас глобалистов за чистую монету и обсуждать их бред всерьез или же должны как можно быстрее обезвредить эту опаснейшую гадость?

13. Тем более, что даже в России дело не ограничивается одной Белостоцкой - на помощь ей приходит «наша» академическая наука со своими академиками. Советую собеседникам почитать написанную на эту тему очень точную статью В.Б. Губина «Ученый упырь»

(Газ. «Дуэль», ноябрь 2005 г).

Послесловие: КОВАРСТВО ПРОСТОТЫ

Когда знаменитого скульптора спросили, очень ли сложно делать такие совершенные изваяния, он ответил, что это проще простого: берешь глыбу камня и отсекаешь все лишнее. Так работает и эволюция. Ее основной инструмент - естественный отбор - звучит предельно просто: «Выживают приспособленные». Собственно, это даже не закон, а просто признание факта существования. Поэтому любые попытки дать более развернутую трактовку, указать имеющиеся в нем причинно-следственные связи оказываются несостоятельными, сводятся к повтору: «В данных условиях оставляют потомство те особи, которые способны оставить потомство в данных условиях». Соответственно, для неживой природы можно назвать точно такой же «закон»: «В данных условиях протекают те процессы, которые могут протекать в данных условиях». Здесь сходятся в одной точке предельная простота и предельная сложность окружающего нас мира. Е

сли сложными вещами может щеголять каждый ученый, поначерпав этих сложностей у других, то с простотой этот фокус не проходит: простоту надо постичь самому. А это далеко не так легко как кажется. Но сознаться в своем непонимании для большинства ученых выше их сил. По крайней мере, встреченных мной в научном мире таких людей я могу перечислить по пальцам. Один из таких товарищей - светлой памяти Сандро Вартанович Айрапетянц, человек исключительного ума и исключительной честности. По образованию он был физик, а оказавшись в отделе бионики НИИ Физических проблем, начал изучать литературу по эволюции. И вот, потратив довольно большое время на изучение этого предмета, он вдруг заявляет: «Я не понимаю, как работает эволюция». Я начинаю ему объяснять про гены, мутации, естественный отбор и т.д. «Да я все это знаю и понимаю. Я не понимаю, почему среди людей есть альтруисты. Ведь люди, которые жертвуют своими интересами и даже своей жизнью ради других, должны были бы в кратчайший срок, уже в течение нескольких поколений, начисто выбракованы естественным отбором. А они есть, да еще так много. И, похоже, с ходом эволюции человека доля альтруистов не уменьшается, а даже увеличивается».

Не один раз говорили мы с Сандро Вартановичем на эту тему, но я так и не смог толково объяснить ему, в чем здесь дело. Хотя ключ к разгадке указал он сам: «Чем больше я читаю литературы по генетике, тем все больше не понимаю, почему существуют альтруисты». Что это есть ключ, я понял только через много лет, после чтения работ С. Кара-Мурзы. Я увидел атомизированное Западное общество, которое мыслит категориями индивида и сиюминутными кусочками времени, и Российскую цивилизацию, мыслящую категориями общины (читай: вида) и вечности.

Созданная на Западе теория эволюции при всей ее познавательной ценности несла на себе отпечаток изготовившей ее мастерской. А в России, к сожалению, не нашлось генетиков, способных жить своим умом или хотя бы грамотно перевести чужое на язык Российской цивилизации. И поэтому еще неизвестно, что больше принесло вреда - то ли наше огульное гонение генетиков (что сильно затормозило у нас техническую сторону данной науки), то ли последовавшая затем их огульная реабилитация (что начисто погубило мировоззренческую основу генетики).

Ведь и сейчас читаешь в статьях, монографиях и даже в энциклопедиях за подписями профессоров и академиков: «индивидуальный естественный отбор». Боже мой, что же это такое?! Ведь естественный отбор возможен и действует только на уровне вида. Говорить о естественном отборе на уровне индивида - все равно что определить процент всхожести семян, взяв для проращивания одно зернышко. Полное непонимание сути естественного отбора.

Допускаю, что западные ученые совсем не чураются истины. Но «истина мне друг, а индивид дороже». И поэтому чем больше будешь читать их труды, тем больше будешь не понимать жизнь. Гораздо полезнее читать С.Г. Кара-Мурзу: поймешь даже то, о чем он не написал.