РУС:Увидеть чудо - уже чудо

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Оказывается, я всю жизнь говорил прозой и не знал об этом! Из Мольера

Давайте рассмотрим народ как живую систему, новую форму жизни. И тогда мы обнаружим вещи не менее удивительные, чем мечтаем увидеть на Марсе или в других солнечных системах при встрече с иными цивилизациями. Возьмем три вида живых систем: червяк, человек и народ. У червяка и у человека - как в их структурах, так и в механизмах жизнедеятельности наберется гораздо больше половины общего. Главное, конечно, общий с червяком (как это ни обидно для «царя природы») генный механизм наследственности. Кроме того, у них одни и те же носители наследственности - нуклеиновые кислоты; общий механизм энергообеспечения, да и основы построения организма в целом однотипны. Конечно, количественные различия между ними поразительны, особенно, в возможностях восприятия и переработки информации. Но это все-таки количественные различия и варианты «инженерных» решений для обеспечения жизненных функций, а основаны они на однотипном материале и сходных принципах. А теперь сравним две такие живые системы как человек и народ. Если в устройстве червяка и человека больше половины общего, то у двух таких живых систем как человек и народ - дай Бог, наскрести десятую часть общего. Напомним - главное отличие живой материи от косной - это способность к передаче наследственной информации. У рассматривающихся до сих пор наукой живых систем один и тот же способ передачи и развертывания наследственной информации - генный механизм на основе нуклеиновых кислот. Все разнообразие живого мира обусловлено только некоторыми деталями в содержании этой информации. И тело человека создается по тем же законам, что и у братьев наших меньших. Если в нашем теле нет ничего, кроме него самого, то мы - просто животные, и ничего больше. Наше тело - это только заготовка, глина, в которую потом вдыхается душа. Что же делает нас людьми? Людьми делает нас общественно наследуемая информация, она обеспечивает построение нашего разума, нашей души. И эта общественная информация построена на совершенно других принципах, чем генная, разительным образом отличаются и методы ее кодирования, и методы передачи, и методы воплощения. «Человек возникает и существует только во взаимодействии с другими людьми и под их влиянием. ...заложенная в нас биологически программа поведения недостаточна для того, чтобы мы были людьми. Она дополняется программой, записанной в знаках культуры. И эта программа - коллективное произведение» (С.Г. Кара-Мурза). Это - самое современное понимание человека. Но возникло оно не вдруг. Еще в 18 веке Э. Дюркгейм утверждал, что общество не является простым скопищем или суммой индивидов, а является реальностью, не сводимою к совокупности индивидов. Эти мысли настолько основополагающие, что В. Даль в нарушение всей структуры словаря счел нужным дать свои рассуждения по этому поводу (к слову «Обезьяна»). Он пишет: «...животное и не может просвещаться, не может расти духовно и нравственно, а стоит раз навсегда с побудкой своей («Побудкой» В. Даль называл инстинкт - М.Б.) на одной точке. В человеке, напротив, разум и воля раздельны, и человек даже сам сознает в себе этот спор умственной и нравственной стихий; следовательно духу его дано еще третье, высшее начало, созерцающее и личность свою, и внешний мир, и самого Творца; в этом тайнике души преобразовалось Божество; тайник этот отличает человека от всякого животного и обеспечивает ему навсегда личную самостоятельность, бессмертие. Посему правильно говорится, что: Из хорошей обезьяны не сделаешь и плохого человека»103). 103. Я встречал следующие переводы мыслей Аристотеля по этому поводу: «человек есть общественное животное, наделенное разумом», «человек есть общественное животное, обладающее разумом». Но не встречал перевода «человек есть общественное животное, имеющее разум». Тот редкий случай, когда перевод не извратил первозданную мысль. Человек действительно сам по себе не имеет разума, его наделяет разумом общество или он обладает частью общественного разума, как хозяйственной вещью. Но разум не является генетически унаследованным свойством человека. Отрицать знание, наследуемое на уровне общества, невозможно. Отрицать наличие общества-потомка и обществ-предков, народов-потомков и народов-предков - значит, тоже грешить против истины. Конечно, их вроде нельзя так четко разграничить, как для организмов-особей. Но ведь и плод в чреве матери до определенного этапа нельзя отделить от матери. Да, народ и организм внешне совсем непохожи. Но ведь нельзя вливать новое вино в старые мехи. Надо в новые, но все-таки - мехи. Качественное различие между общественной наследственностью и генной наследственностью не меньше, чем, скажем, между царством животных и царством растений. Нам еще предстоит постигнуть глубину этого различия104). 104. Ослепленные успехами генетики многие ученые не рассматривают передачу от поколения к поколению культурной информации как наследственность, ссылаясь на различия между двумя видами наследственности. Но ведь ум человеческий именно в том и состоит, чтобы видеть в сходном различие, а в различном - общее. Ученые, не понимающие этого, пользуются умом только наполовину. Если перейти от частного случая живой системы - организма - к другому случаю - обществу, то именно в последнем главенствует культурная наследственная информация, а генная наследственность теряет свое первенство, она становится просто материалом для создания, развертывания и передачи первой.105-107) 105. Человеческое общество, в отличие от остальных известных нам живых систем, двунаследственно. Китайцы сравнивали младенца с чистой бумагой. Так вот, генетическая наследственность - это информация о методе изготовления бумаги. А общественная наследственность - это все то, что записано на этой бумаге. Если вы берете в руки книгу, то, безусловно, определенную роль играет и качество бумаги (оно может быть настолько плохим, что вообще прочитать ничего невозможно - но это крайний случай). Обычно вы берете книгу ради содержания, хотя иногда можете использовать ее и для чисто технических целей, например, для растопки печки (тогда, конечно, неважно, что в ней написано). В этом сравнении очень точно отражена различная роль генетической и общественной наследственности.

106. Если мысль о двунаследственности человечества высказана китайцами в метафорической форме, то О. Конт сформулировал это положение почти в современных терминах. В свете проведенного выше анализа его «социолатрия» - культ человечества как единого «Великого существа» - далеко не наивна. Прозрением, непонятым современниками, являются его мысли, что человек - лишь зоологический вид, его истинная природа раскрывается только в Человечестве как огромном организме, составленном из совокупности ушедших, ныне живущих и будущих поколений людей. И в целом правильным научным выводом является его «Теоретический закон двойной эволюции», социальной и интеллектуальной одновременно. Качество доводов, используемых критиками Конта, будет рассмотрено ниже (см. в «Контратаке» статью «Марксизм вкусный и невкусный»).

107. Возникновение генного механизма наследственности уходит вглубь времен на миллиарды лет, но механизмы общественной наследственности возникают на наших глазах. По-видимому, первым этапом здесь была наглядно-образная информация (обезьянничанье). Если одна обезьяна использует камень для того, чтобы расколоть орех, или берет палку для защиты от хищника, то другая, увидев ее действия, копирует их. Когда действия приводят к успеху, их алгоритм закрепляется - в полном соответствии с учением И.П. Павлова. И, следовательно, такое приобретенное знание при наличии инстинкта подражания (обезьянничанья) уже может передаваться от поколения к поколению - вопреки утверждениям эпигонов Павлова. Естественно, оно легко теряется и не может быть передано в большом объеме, а особенно, про запас. Следующей ступенькой явилась знаковая информация: жесты (позы), звуки. Наиболее продуктивными оказались звуки ввиду богатой возможности как их восприятия, так и подачи. Словесная информация оказалась очень удобной для общественного наследования. Общественное знание стало отбираться и накапливаться. Рассказы, предания являлись уже настоящей общественной информацией, способной к гораздо более продолжительному существованию, чем жизнь отдельной особи. Решающий скачок («сотворение мира») произошел при освоении письменной информации, а внутри нее - при освоении электронных средств записи и передачи информации. Этот скачок не только увеличил объем информации - он невообразимо увеличил надежность сохранения полученной информации во времени и скорость ее доведения до каждого элемента общества - отдельного человека. Итак, народ есть живая система, в которой сегодня наследственная общественная информация доступна практически любому элементу этой системы почти мгновенно, каждый элемент является одновременно и создателем дополнений к этой информации. Таким образом, народ - это новая форма жизни, «некомпактный организм», основанный на совершенно иных носителях и принципах передачи и обработки наследственной информации, чем все другие живые существа. Прежде, чем искать жизнь на Марсе, неплохо бы увидеть эту ни на что не похожую форму жизни на Земле. Не слона не заметили, а Высший разум108-109). 108. Телевизор, спутниковый телефон, самолеты и даже межпланетные путешествия - кого сейчас удивишь этими чудесами, перешедшими в разряд рядовых достижений техники? Если сейчас рассказать малышу сказку, в которой железная дверь открывалась сама на слова «Сезам, откройся!», то малыш просто спросит: там что, такая электроника была? Обратная сторона технических достижений - потеря зрения на чудеса.

109. Чудо часто невидимо потому, что наш ум смотрит на объект не с той стороны. В. Песков в серии очерков «Таежный тупик» описал свои встречи с семьей Лыковых. Эта семья по каким-то причинам в тридцатых годах прошлого века скрылась в тайге и прожила там чуть не полвека в полном отрыве от остального мира. После ее «открытия» гости прилетали на вертолете, подарили транзисторный приемник - все это вызывало у Лыковых восхищение, но никаким чудом им не казалось. А настоящим чудом для старшего Лыкова оказался обыкновенный полиэтиленовый пакетик. Он долго с удивлением мял его в руках: «Надо же, до чего люди додумались - такое стекло делать!». Народ многими миллионами глаз воспринимает картину мироздания. И это соборное зрение - не простая сумма увиденного отдельными людьми, а системное видение110). 110. Современная наука показала, что человеческие клетки в определенных условиях могут жить и размножаться делением вне организма на искусственной среде. Так вот предположим, что таким образом выращена масса зрительных клеток, равная массе глаза. Но это будет скопище зрительных клеток, между тем как глаз - система. Скопище может различить только то, что доступно отдельной клетке: светлее - темнее (и цвет, если это специально приспособленные для этого клетки - колбочки). И все. А с помощью глаза мы видим все разнообразие видимого мира (подчеркнем - видимого ). Разница между мировидением народа как системы, с одной стороны, и отдельной особи или скопища особей, с другой стороны, такая же, как между глазом и зрительной клеткой (или скопищем клеток). Насколько разум народа выше разума отдельного человека? Трудно представить? Тогда сравните возможности отдельного «свободного от общества» индивидуума выйти в космос (только своими силами! - начиная от идей и технических разработок и заканчивая изготовлением всего необходимого) и возможности сделать это, скажем, для Русского народа. Народ более подобен виду, чем организму. Поскольку наследуемая общественная информация передается не разово, как гены у особей, а непрерывно пополняется, упорядочивается и отбирается по ее полезности, то старение народа, подобное старению организма-индивида, невозможно. Виды тоже стареют и умирают, но продолжительность их жизни измеряется, как правило, миллионами лет. Если принять, что для получения общественной информации при современных средствах требуется не более минуты, а для получения генетической информации эта продолжительность равна времени смены поколений (примем его для человека 25 лет, то есть, свыше 13 миллионов минут), то в принципе общественно наследуемая информация может отслеживать неблагоприятные изменения в своем окружении в 13 миллионов раз быстрее, чем генетическая. Соответственно, в миллионы раз уменьшается вероятность смертельных ошибок. Так что возможная продолжительность жизни народа измеряется тысячами миллиардов лет, то есть, практически народ бессмертен111). 111. Между возможным и ожидающим нас действительным имеются два огромнейших «но». Во-первых, практическое бессмертие возможно при условии, что человечество целенаправленно использует свою общественно наследуемую информацию для повышения своей жизнеспособности. Во-вторых, человечество не может выжить, не изменяясь. Люди, которые будут жить через миллиард лет после нас, будут отличаться от нас не меньше, чем мы от червяка, если не гораздо больше. Итак, вот оно, не замечаемое нами чудо: живая система по имени Народ, Высший разум (во многие миллионы раз выше разума одиночки!), Всемогущий творец, к тому же практически бессмертный. Умереть народ может только в случае поражения в борьбе с Хаосом. Эта смерть уже стоит у нас за плечами. Ведь сегодня практически вся передача общественно наследуемой информации осуществляется работниками СМИ и творческой интеллигенцией. А они в подавляющем большинстве своем понятия не имеют о ключевой роли общественной наследственности в самовоспроизведении человека как человека, а считают высшей ценностью «свободу слова», то есть, победу Хаоса над жизнью. А кто ищет, тот всегда найдет. Поиск смерти не является исключением.