Рене Жилуэн

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Rene Gillouin.jpg

Рене Жилуэн (фр. Charles Auguste René Gillouin; 11 марта 1881, Ауст-сюр-Си - 2 апреля 1971)[1] - французский интеллектуал и политик, традиционалист, писатель, литературный критик и журналист. Спичрайтер Петена. Один из самых влиятельных теоретиков вишистского режима.[2]

Биография[править]

Сын провинциального пастора, после окончания средней школы поступил и закончил в 1902 году Эколь Нормаль.

Начал карьеру в офисах Городского совета Парижа, с 1905 г. - служащий в префектуре Сены, с 1912 года Председатель совета, а затем директор кабинета вплоть до своей отставки в 1931 году, что позволило ему получить ордена Почетного легиона в 1924 году.

С 1924 года активно участвует в общественной жизни столицы, его можно было встретить на светских и художественных салонах, банкетах, ярмарках, аристократических приемах, собраниях буржуазных ассоциаций.

В своих книгах, сборниках исследований и статьях, в газетах и журналах Ревю де Пари, Меркур де Франс, еженедельниках The New Europe, The Weekly Review Жилуэн участвовал в дебатах того времени, по религиозному вопросу (о разрыве с Римом) и вопросам культуры. В 1935 году он подверг критике зарубежных живописцев Парижской школы, которые явились из "их Литвы, Подола и родной Чехословакии" как в свой собственный дом; им для создания репутации "помогали тёмные боги", в то время как сотни хороших настоящих французских художников прозябали. Особенно доставалось Марку Шагалу и Хаиму Сутину.[3]

Жилуэн был также членом жюри литературной премии города Парижа. Даже в феврале 1942 года в колонках Ревю де Дё Монд, он по прежнему обвинял Руссо, называя его причиной «новой религии», которая извратила традиционные христианские догматы.

Во время кризиса 6 февраля 1934 Жилуэн поддержал патриотов из Аксьон Франсез и стал одним из муниципальных подписантов, выступающих против увольнения префекта полиции Парижа.

В 1936 году Жилуэн стал членом Центра по изучению проблем человека, основанным лауреатом Нобелевской премии Алексисом Каррелем.

В мае 1938 года Жилуэн стал членом Правления Общества друзей Национальной России, недавно созданного, чтобы противодействовать действию Советского Союза и поддержать "Белых русских".

В мае 1940 года он потерял своего единственного сына, Марка, погибшего в «Битве Франции». С лета 1940 года до 1942 года Жилуэн становится личным советником Петена, для которого пишет тексты выступлений по радио и заготовки статей.

В декабре 1941 года немцы и министр внутренних дел Пьер Пюше выступают против назначения Жилуэна олдерменом Парижа.

15 февраля 1942 года в Ревю де Дё Монд от Жилуэн опубликовал статью под названием «Демократия против государства" , в которой призывал к созданию "государственной аристократии" определяемой им как общество "элитных мужчин в состоянии думать и работать индивидуально или в составе групп и имеющих чувство любви".

Он ушёл из большой политики в 1942 году после возвращения Пьера Лаваля (18 апреля 1942), укрывшись в своем доме в Везон-ла-Ромен на границе с Швейцарией. В Швейцарии Жилуэн проживал с 1943 по 1948 гг.

В Швейцарии Жилуэн продолжал публицистическую деятельность. В 1946 году он выражает враждебность к Конституции IV Республики.

Вернувшись во Францию, Жилуэн продолжил политическую и социальную работу в первом районе Сены от Аксьон Франсез, в контексте избирательного наступления движения "нео-Виши", выступая как адвокат[4] Петена.

Он является членом совета международного мозгового центра, консервативной и христианской мысли, основанного в Мюнхене в 1951 году как Akademie Abendländische (Западная академия), состоящего преимущественно из немецких граждан, связанных с ХДС/ХСС.

В 1954 году Жилуэн становится одним из основателей вице-президентом Центра политических и гражданских исследований (CEPEC).

С 1957 года Жилуэн участник ежегодных совещаний Мон Пелерин в Санкт-Морице.

Во время войны в Алжире, в октябре 1960 года он подписал манифест французских интеллектуалов, выступающих за отказ от сопротивления и против ОАС.

В июне 1967 года Жилуэна пытались привлечь к ответственности за "холокост" евреев во Франции.

Вехи политика[править]

Примат Родины над аппаратом[править]

«Новое Государство национально, автократично, иерархично и социально», утверждал Жилуэн.

Коль скоро новое государство определялось как «национальное», то оно «изгоняло из своего лона и лишало какого бы то ни было руководящего влияния индивидуумов или группы, которые вследствие расовой принадлежности или по убеждениям не могут или не хотят признать примат французской родины. Таковы иностранцы, евреи, франкмасоны, коммунисты, интернационалисты любого происхождения и принадлежащие к любым организациям».[2]

Согласно закону от 17 июля 1940 г., любой магистрат, функционер или другой представитель государства мог быть отстранен от своих функций простым министерским распоряжением. Эта мера восходила к некоторым декретам, принимавшимся еще в 1939 г., в условиях военного положения. Однако здесь она применялась по совершенно другим причинам. Другой закон от того же числа запрещал доступ к государственным должностям всем французским гражданам, рожденным от отца-иностранца. В целом за 1940 г. было «вычищено» около 2300 чиновников.

22 июля 1940 г. принят еще один закон, предусматривавший пересмотр всех случаев натурализации, начиная с 1927 г. «Недавние французы» – так, согласно Жилуэну, назвал их Петен 15 августа 1940 г. Таким образом, 15000 граждан, около трети которых составляли евреи, вновь стали иностранцами и в этом качестве подверглись ограничительным мерам.[2]

Роль культуры[править]

Своим субъективизмом, аморальностью, пессимизмом, пораженчеством, безответственностью художественные произведения широко способствовали «интеллектуальному и материальному обезоруживанию, ослаблению социальных связей, спаду энергий, понижению морального тонуса, дискредитации духовных ценностей, что в некотором роде предвосхитило наше поражение!».[5][6]

Мир будущего[править]

«Человечество уподобилось пороховнице, в которой свободно дерутся дети с карманами, полными спичек»,- писал Жилуэн в книге с пугающим названием «Современный человек — свой собственный палач».[7] Считая, что наука и техника на их нынешнем уровне выросли в грозную силу, несущую людям неминуемую гибель, Жилуэн пророчествует: «День и час катастрофы — неизвестны. Нельзя предвидеть случай, который её вызовет. Но то, что она должна произойти и, притом, скоро,- очевидно».[8]

Ссылки[править]

  1. fr:René Gillouin
  2. а б в А. Руссо. "Национальная революция" режима Виши // Французский ежегодник 2003. М., 2003.
  3. ru:Сутин, Хаим Соломонович
  4. Mon ami le maréchal Pétain, Plon, 1966
  5. «Несет ли литература частичную ответственность за наше поражение?» // Gringoire. 27 fevrier 1941.
  6. Жизель Сапиро. Французское поле литературы: Структура, динамика и формы политизации.
  7. L'Homme moderne bourreau de lui-même, Le Portulan, 1951
  8. Дмитревский В. И. Мир будущего в научной фантастике.