Роберто Фиоре:Ничто не может противостоять духу Провидения

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Ничто не может противостоять духу Провидения


Автор:
Роберто Фиоре



Дата публикации:
11 февраля 2012






Предмет:
Forza Nuova
О тексте:
Интервью Modus Agendi

Илья Горячев: Господин Фиоре, Вы совсем недавно отвечали на вопросы дружественной нам газеты «Завтра», поэтому мы постараемся затронуть иные аспекты Вашей деятельности, нежели те, что Вы осветили в том интервью. У Вас была бурная молодость. В истории те годы в Италии получили название «годы свинца». Какие у Вас остались наиболее яркие воспоминания того времени, что стало самым ярким событием, повлиявшим на всю вашу дальнейшую жизнь?

Роберто Фиоре: Здесь следует говорить не об одном случае, а о целом «умонастроении» тех лет, когда можно было наблюдать, как несколько молодых людей 20-ти лет могли реально влиять на ход событий. Но мы были слишком молодыми и неопытными, чтобы противостоять коалиции сил, которая была поистине ужасающей.

И. Г.: Какова была роль спецслужб в левом и правом терроре (годах свинца) что охватили Италию в конце 70-х начале 80-х годах?

Р. Ф.: Спецслужбы играли главную роль в создании атмосферы ненависти и напряженности, которые иначе были бы направлены против правящей элиты. Было много кровопролитных эпизодов, где имело место прямое вмешательство спецслужб.

И. Г.: Как вы сейчас оцениваете деятельность Nuclei Armati Revoluzionari (NAR) и других боевых групп в конце 70-х гг? Была ли их активность на пользу или во вред правому движению Италии? Можно ли сказать, что их действия были полностью независимы или же элиты/спецслужбы решали какие-то свои вопросы, используя правую и левую молодежь?

Р. Ф.: NAR возникла как реакция на коммунистов и политические убийства (вроде тех, что произошли на улице Акка Ларенция (подробнее об этих событиях можно прочитать здесь), но затем туда начало проникать масонство или агенты, основной целью которых было направить преданных политической деятельности молодых людей на путь безнадежной вооруженной борьбы.

И. Г.: В конце 70-х гг. Вы были одним из лидеров легального крыла молодых итальянских националистов. Как тогда складывались Ваши отношения с т. н. «боевым» крылом?

Р. Ф.: Здесь сложно дать четкий ответ. Но фактом является то, что мы были вовлечены в вялотекущую гражданскую войну. И это особенно касалось «легалов». Тебе приходилось ходить в школу со спрятанной пушкой, всегда был риск, что в тебя выстрелят. Но я должен сказать, что на определенном этапе мы достигли своего рода молчаливое соглашение с левыми, о том, чтобы не использовать оружие в уличных боях и чтобы любой ценой избегать человеческих потерь. Это перемирие соблюдалось, но кто-то продолжал стрелять, и мы считали, что этот человек был связан с политическим сыском.

И. Г.: Существует ли политический сыск в Италии сегодня? Что изменилось в их методах по сравнению с 70 — 80 годами?

Р. Ф.: Позиция политической полиции резко изменилась; она не участвует в провокациях, а только контролирует события и очень тщательно наблюдает за всем происходящим. Они отлично нас знают и знают, что мы революционеры, но они также знают, что мы не нарушаем закон до тех пор, пока не возникнет явный конфликт между законом и нашей совестью.

И. Г.: Вы провели много лет вдали от Италии, в эмиграции, в Англии. Но Вам удалось вернуться. Однако многие политические активисты разнообразной политической окраски до сих пор вынуждены жить в эмиграции. Как они влияют на общественно-политическую жизнь Италии сегодня?

Р. Ф.: За границей практически не осталось людей и они не оказывают влияния на итальянское общество. В 80-е и 90-е действительно мы в Великобритании, а коммунисты во Франции, принимали участие, и очень активное, в политической борьбе.

И. Г.: Можно ли назвать Вас пан-романистом, каково Ваше отношение к румынским националистам?

Р. Ф.: Я бы сказал, что, с исторической точки зрения, мы испытываем восхищение перед Корнелиу Зеля Кодряну, который сформировал наши политические знания на десятилетия, но у нас нет прорумынских сантиментов. Мы всегда считали своей миссией объединение Европы от Португалии до Владивостока, и полагали, что такая страна, как Россия необходима для победы Европы.

И. Г.: Какие авторы/книги повлияли на Ваше формирование как политика?

Р. Ф.: Конечно же, Кодряну, Муссолини, Хосе Антонио Примо де Ривера, Перон, Честертон, Беллок, Аурити (чьё экономическое учение стало пророческим), Эзра Паунд, и, если брать ближе к Вам, я бы назвал Игоря Шафаревича.

И. Г.: Вы были членом Европарламента. Как Вы охарактеризуете его эффективность? Как можете оценить эту и другие глобалистские евроструктуры? Каковы на Ваш взгляд перспективы евроинтеграции?

Р. Ф.: Есть две Европы. Одна в Страсбурге, бюрократическая, антихристианская, руководимая лоббистами. Другая — представляет собой христианский мир. Единственная группа людей, у которой римская (католическая, христианская — прим. ред.) концепция мира и отношений между людьми, выглядит так, чтобы не было господства и рабства. Работая в Европарламенте, я был голосом в пустыне, если говорить об ощутимых результатах моей работы там, но возможно мой голос запомнят как пророческий, если смотреть на нынешние события.

Также не забывайте, что я был, вероятно, единственным членом парламента, который за несколько лет до того, как стать депутатом, находился в розыске. Это свидетельство того, что ничто не может противостоять духу Провидения, когда оно грядет.