Русская духовная миссия в Пекине

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Русская духовная миссия в Пекине — приход Русской православной церкви, действовавший в Пекине в XVII—XX веках. Она представляла в Китае не только православную церковь, но и российское государство. Деятельность Миссии была организована в соответствии с внутри- и внешнеполитическими интересами и задачами России. Она играла важную роль в установлении и поддержании российско-китайских отношений, на протяжении многих лет являлась центром научного изучения Китая и подготовки первых русских синологов. Из-за отсутствия дипломатических отношений между обоими государствами служители миссии в течение длительного времени являлись неофициальными представителями российского правительства в Китае. Кроме того, Русская духовная миссия внесла огромный вклад в научное исследование Китая и дала науке целую плеяду известных всему миру русских синологов.

Албазинцы[править]

Icons-mini-icon 2main.png Основная статья: Албазинцы

В XVII веке Россия начала осваивать Восточную Сибирь и впервые столкнулась с Китаем. Первые контакты носили характер приграничных вооруженных конфликтов. Самым значительным из них было взятие китайской армией русской крепости Албазин на реке Амур в 1685 году 45 казаков, захваченных при этом в плен, были переселены в Пекин и положили начало многолетнему присутствию русских в Китае. Хотя китайцы и называли всех этих людей русскими, среди них, вероятно, оказались также крещенные буряты, калмыки и потомки от смешанных браков.

Албазинцев компактно поселили во Внутреннем городе у ворот Дунчжимэнь. Они были причислены китайским императором Канси к почетному военному сословию, которое занимало высокое положение в сословной иерархии цинского Китая, и зачислены с приличным жалованием в «русскую роту» желтого с каймой знамени императорской гвардии. Пленные албазинцы наравне с другими солдатами получили казенные квартиры, деньги на первоначальное обзаведение хозяйством, наделы пахотной земли, холостые получили в жены китаянок. Для богослужения русским была передана во владение буддийская кумирня Гуаньдимяо (Бога войны), которую священник Максим Леонтьев — первый православный священник на китайской земле, обратил в часовню во имя святителя Николая Чудотворца. Там вплоть до 1695 года он совершал богослужения, обслуживая духовные нужды своей паствы.

К этому времени в России узнали о деятельности отца Максима и его усилиях сохранить веру среди албазинцев. Русское правительство обратилось к китайскому императору с просьбой об освобождении пленных или же о разрешении им построить в Пекине русскую церковь. В 1696 году отец Максим совместно с прибывшими из России священнослужителями освятил церковь во имя Святой Софии, однако ее так и называли Никольской в честь иконы Святого Николая Чудотворца.

Православная миссия в XVIII веке[править]

Храм Благовещения при Русской Духовной миссии в Пекине

Указ Петра I от 18 июня 1700 года поставил вопрос о создании духовной миссии в Пекине. Это было первое распоряжение правительства, в котором говорилось об организации миссии и где подчеркивалась необходимость изучения российскими подданными местных языков, обычаев и культуры, что отвечало политическим и торговым интересам России в Китае. Так, изначально Русская духовная миссия в Пекине должна была стать центром не только православия, но также исследований Китая русскими учеными.

Смерть отца Максима в 1712 году и просьба албазинцев прислать нового священника ускорили решение вопроса об организации миссии. В 1714 году в Пекин был отправлен архимандрит Илларион Лежайский со свитой. Он вез с собой иконы, церковную утварь, богослужебные книги и митру. В 1716 году миссия прибыла в Китай, ее члены были торжественно приняты в Китае и зачислены на императорскую службу. Им отвели казенные квартиры около албазинской церкви и выдали временное пособие. Кроме единовременного пособия от Трибунала внешних сношений (Лифаньюаня) было также назначено ежемесячное жалованье. Этим актом маньчжурское правительство зачислило прибывших миссионеров на свою службу на тех же основаниях, что и китайских подданных, поскольку православные священники обслуживали нужды гвардейской роты солдат цинских войск, составленной из пленных албазинцев и других русских, оказавшихся в Китае. В России православная миссия была поставлена под церковную юрисдикцию сибирских митрополитов, чья резиденция тогда находилась в Тобольске.

Для Второй миссии было отведено весьма почетное место в центре Пекина на посольском дворе, вблизи от императорского города, правительственных канцелярий и торговых улиц. Прежде здесь останавливались вассальные князья, прибывавшие ко двору. С прибытием российской миссии посольский двор стали называть Наньгуань (Южное подворье) в отличие от Бэйгуань (Северного подворья), где жили албазинцы. На средства, выделенные китайским правительством, на Южном подворье поставили каменный храм во имя Сретения Господня и перенесли в него икону Святого Николая. Церковь обслуживала духовные нужды членов торговых караванов, регулярно прибывавших в Пекин. Храм возводили китайцы по своей традиционной строительной технологии, он оказался на удивление прочным и устоял даже в страшное землетрясение 1730 года, когда только в Пекине погибло около 75 тысяч человек, а в числе многих других зданий разрушилась и первая часовня албазинцев. Позднее на ее месте поставили церковь по имя Успения Богоматери.

Русские миссионеры в отличие от католических не занимались распространением православия среди китайцев и маньчжур, тем более не участвовали в придворных интригах. Миссия ограничивалась лишь поддержанием веры среди албазинцев, выполняла дипломатические поручения российского правительства, давала пристанище и оказывала помощь русским торговым караванам, ее ученики изучали китайский и маньчжурский языки. В силу перечисленных особенностей китайские власти относились к ней лояльно. Православная миссия избежала гонений, предпринятых Цинами против христиан.

С 60-х гг. XVIII в. из-за запрета российским торговым караванам заниматься коммерческой деятельностью в Китае и из-за неоднократных приостановок российско-китайской приграничной торговли значительно сократился поток русских купцов в Китай. Кроме того, многочисленным российским посланникам в Китае не удалось добиться у Цинского правительства разрешения на организацию в Пекине светского дипломатического представительства России. В результате духовная миссия превратилась, по сути, в единственный постоянный и наиболее достоверный источник сведений о событиях в Цинской империи.

Православная миссия в XIX веке — колыбель российской синологии[править]

В задачи членов Пекинской духовной миссии входило изучение маньчжурского, китайского и монгольского языков, а также истории, культуры и религии Китая. В число светских членов миссии назначались молодые люди из числа студентов высших учебных заведений и Духовной академии. Занятия между студентами распределялись согласно с их предварительными знаниями, желанием и способностями; они изучали медицину, математику, литературу и философию, систему Конфуция, историю, географию, статистику и юриспруденцию китайского государства. Пекинская миссия дала России первых видных ученых-китаистов, среди которых могут быть названы Рассохин И. К. (1707—1761 гг.), Леонтьев А. Л. (1716—1786 гг.), Бичурин И. Я. (1785—1853 гг.), Ковалевский О. М. (1800—1878 гг.), Захаров И. И. (1814—1885 гг.), Кафаров П. И. (1817—1878 гг.), Васильев В. П. (1818—1900 гг.). Научное наследие этих подвижников и ныне представляет собой настоящую сокровищницу российского китаеведения. Так, например, описание Пекина, составленное начальником девятой миссии архимандритом Иакинфом (Бичуриным), по существу легло в основу всех последующих европейских путеводителей по столице Китая.

Иакинф Бичурин был главой девятой духовной миссии с 1808 по 1820 годы. Она была одной из самых блестящих во всей истории миссии. В миссионерской области ее деятельность была довольно слабой, но ее ученики и сам Бичурин оставили заметный след в синологии. Бичурин быстро изучил язык, завел многочисленные знакомства, что дало ему бесценное знание обычаев и нравов страны. Четырнадцать лет жизни в Пекине стали этапом подготовки к его научной и литературной деятельности. Бичурин создал множество трудов по географии, истории, литературе Китая, составил несколько словарей. Его труды были признаны Российской академией наук и Парижским азиатским обществом.

Православная миссия после опиумных войн[править]

После подписания в 1858 году серии Тяньцзиньских договоров Китая с западными странами положение Миссии изменилось. В Пекине открылись дипломатические представительства западных государств, в том числе и России. С учреждением в столице Китая в 1861 г. Российской дипломатической миссии от духовной миссии отошла ее важнейшая функция — дипломатическая, она превратилась в учреждение с исключительно религиозными (миссионерскими) функциями и перешла из ведения МИД в духовное ведомство. Штат миссии сократился.

Китайское правительство, признавая, что христианское учение способствует водворению порядка и согласия между людьми, обязалось не преследовать своих подданных за приверженность христианской вере.

Такая политика китайского правительства позволила развить религиозную деятельность миссии, которая с этого момента занялась проповедью православия среди китайцев. На китайский язык были переведены и изданы множество богослужебных книг. В конце XIX века в Тяньцзине, Фучжоу и Ханькоу были открыты русские концессии.

Православная миссия в XX веке[править]

Относительно спокойное течение жизни было нарушено в 1900 году восстанием ихэтуаней, которые совершали нападения на членов иностранных посольств. Повстанцы осадили посольский квартал, в Пекине были сожжены христианские храмы. Северное подворье русской миссии было разграблено и разрушено. Начальник миссии архимандрит Иннокентий с братией и несколькими прихожанами успел укрыться на территории Российской дипломатической миссии, где провел два месяца. После подавления мятежа отец Иннокентий нашел приют в одном из уголков ламаистского храма Юнхэгун, открыл в нем временную церковь и своим присутствием предотвратил разграбление Юнгэхуна иностранными солдатами.

Спустя всего несколько лет после полного разорения территория Миссии была восстановлена и располагала собственными хорошо оборудованными механическими мастерскими, пекарней, мыловарней, литейной мастерской, котельной, типографией, переплетными мастерскими, метеостанцией, баней, мельницей, молочной фермой, фруктовыми садами и огородами. Особую гордость составляла пасека, дававшая в год до 80 пудов отличного меда. В Западных горах, неподалеку от деревни Мэньтоуцунь, миссия купила заброшенную кумирню с участком земли и устроила там Крестовоздвиженский скит. В окрестностях Пекина и даже в соседних провинциях у нее имелись многочисленные фермы и станы.

После 1917 года, в гражданскую войну и последующие десятилетия православная миссия в Пекине давала временный приют и заработок многим русским беженцам. Некоторые из них постриглись в монахи и остались в Успенском монастыре, большинство же находило здесь короткую передышку на пути в эмиграцию.

Закрытие миссии и последующая судьба её объектов[править]

После образования Китайской Народной Республики в 1949 году остатки русской колонии в Пекине быстро растаяли. В 1955 году было принято решение о закрытии миссии, так как средств на ее содержание не было, а православных прихожан в городе почти не оставалось. Северное подворье со всеми постройками и имуществом было передано в собственность Советского государства, в 1956-59 гг. здесь возвели новый комплекс Посольства. Южное подворье было передано китайскому правительству, равно как все имущество и здания православной церкви в связи с ликвидацией Восточно-Азиатского экзархата Московской патриархии в КНР.

На территории Посольства сохранились в сильно измененном виде архиерейские покои (павильон китайской архитектуры, часть некогда расположенной здесь усадьбы князя Люй), здание бывшей библиотеки (в настоящее время — консульский отдел) и отдельные фрагменты хозяйственных построек. Террасу у пруда в посольском парке украшает, пожалуй, самая старая реликвия Бэйгуаня — большая железная курильница-треножница, изготовленная в XVII веке при императоре Канси и принадлежавшая, возможно, кумирне, отданной албазинцам под часовню.

См. также[править]

Ссылки[править]