Русско-французские войны

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
На эту статью не ссылаются другие статьи Традиции.
Пожалуйста, воспользуйтесь поиском и установите ссылки в соответствии с принятыми рекомендациями.

Русско-французские войны — если не считать случайной враждебной встречи под Данцигом в 1734 г. (см. Данциг и Лещинские), первые вооружённые столкновения русских с французами последовали лишь в самом конце прошлого столетия, при императоре Павле. Действия русских войск в 1799 г. были успешны только в Северной Италии; на других театрах войны они были или бесплодны, или неудачны (ср. Итальянский и Швейцарский походы Суворова, Цюрих, Русско-английская экспедиция в Голландию). Об обстоятельствах, при которых Россия приступила, в 1805 г., к новой коалиции против Франции, см. Наполеоновские войны. Главная австрийская армия должна была вторгнуться в Баварию и остановиться на реке Лехе, в ожидании прибытия русских вспомогательных войск. На особый русско-шведский корпус (около 30 тысяч) возложено было произвести диверсию в Ганновере; другую диверсию должен был исполнить 30-тысячный русско-английский корпус, из Корфу и Мальты, через Неаполь. Военные действия начаты были австрийцами раньше условленного времени. Кутузов, с 1-й русской армией (около 56 тысяч), поспешно следовал через Моравию на соединение с Макком, но, получив, по прибытии на реку Инн, известие об ульмской катастрофе, убедился в невозможности дальнейшего наступательного движения и решил отступать долиной Дуная, пока прибытие подкреплений не даст возможности вступить в решительное сражение с неприятелем. Французы неотступно преследовали союзников и одержали успехи в разных арьергардных делах. Для обеспечения левого фланга французской армии Наполеон переправил на левый берег Дуная корпус Мортье, который должен был следовать на одной высоте с прочими корпусами. Получив от императора Александра повеление не вступать в бой с французами до соединения с шедшей к нему 2-ю армией (генерала графа Буксгевдена) и не имея возможности, по слабости своих сил, прикрывать Вену, Кутузов решился предоставить её собственной участи и избрать для дальнейшего отступления дорогу в Моравию, по левому берегу Дуная. 28 октября (9 ноября) он перешёл на этот берег у Кремса и, уничтожив мосты, остановился на позиции впереди Дирнштейна, для прикрытия отступления обозов; австрийские войска, отделясь от русских, направились к Вене. Мортье, лишённый сообщения с главной французской армией, очутился перед превосходными силами русских; главные войска его, атакованные у Дирнштейна, были совершенно разбиты. Успех этот, однако, не устранял причин, понуждавших Кутузова торопиться с отступлением. 31 октября (12 ноября) русские войска двинулись по направлению на Шраттенталь и Знайм к Брюнну. Между тем Наполеон беспрепятственно занял Вену и задумал отрезать русской армии путь отступления. Для этого три корпуса (Мюрата, Ланна и Сульта) направлены были через Корнейбург и Штоккерау на Знайм, а два других (Бернадотта и Мортье) должны были задерживать движение Кутузова, чтобы дать время Мюрату предупредить его в Знайме. Положение нашей армии, после занятия французами Вены, сделалось весьма критическим, войска, задерживаемые дурными дорогами и утомленные усиленными переходами, двигались так медленно, что 2-го (14) ноября находились ещё в 60 верстах от Знайма, между тем как передовому французскому корпусу Мюрата ничто не препятствовало занять этот город в тот же день. Чтобы прикрыть Знайм, Кутузов направил 7 тысяч человек, под начальством князя Багратиона, в Голлабрунн, с приказанием держаться там во что бы то ни стало, пока остальные войска не пройдут мимо. 2 (14) ноября Мюрат встретил этот отряд у Голлабрунна и, не желая терять времени в сражении, требовал прохода, на основании будто бы состоявшегося перемирия. Кутузов притворно согласился на приостановку военных действий и отправил к Мюрату генерал-адъютанта Винцингероде, как бы для окончательных переговоров. Предложенные условия показались Мюрату столь выгодными, что он немедленно послал их к Наполеону на ратификацию и, в ожидании её, остановился у Голлабрунна. Наполеон, поняв хитрость Кутузова, немедленно и строго предписал Мюрату идти вперёд и занять Знайм. Пока депеши ходили в Вену и обратно, прошло около суток, и к вечеру 3 (15) ноября армия наша успела миновать Знайм. 4 (16) ноября отряд князя Багратиона, стоявший около Голлабрунна, был атакован превосходными силами противника, но продержался весь день и 5 (17) ноября прибыл в Знайм. Намерение Наполеона отрезать русским путь отступления не удалось. 7 (19) ноября, в городе Вишау, присоединилась к Кутузову наша 2-я армия. На военном совете решено было отойти к Ольмюцу, выждать там подкреплений и потом перейти к наступательным действиям, совокупно с эрцгерцогом Карлом. Наполеон, со своей стороны, решился дать войскам отдых, в котором они крайне нуждались. С 8 (20) по 17 (29) ноября продолжалось временное бездействие противников. Наполеон сумел внушить союзникам убеждение, что он терпит во всем недостаток, что войска его расстроены и при малейшем усилии, будут совершенно истреблены. С другой стороны, продовольствие союзной армии, стоявшей впереди Ольмюца, было так дурно организовано, что окрестная местность была в конец истощена реквизициями, и оставаться долее на занимаемой позиции было невозможно. 15 (27) ноября союзники, не выждав прибытия следовавших к ним колонн Беннигсена и Эссена, двинулись к городу Вишау, а затем к Аустерлицу, с целью обойти правое крыло неприятеля и отрезать его от Вены, а себе открыть ближайшее сообщение с эрцгерцогом Карлом. Наполеон сосредоточил главные силы свои между Аустерлицем и Брюнном. 20 ноября (2 декабря) произошло знаменитое сражение под Аустерлицем, заставившее австрийцев просить мира (см. Пресбургский мир). Армия Кутузова должна была вернуться в Россию. Экспедиция русско-шведских войск в Ганновер совпала по времени с аустерлицкой битвой, и не могла уже принести никакой пользы; каждый из союзных отрядов вернулся в пределы своего государства. Диверсия англо-русских войск в Южной Италии тоже не имела никаких результатов (см. Адриатическая экспедиция).

Ср. Bülow, "Feldzug v. 1805"; Schönhals, "Der Krieg v. 1805 in Deutschland" (Вена, 1857); Михайловский-Данилевский, "Описание войны 1805 г.".

Когда летом 1806 г. кратковременное сближение Франции и Пруссии уступило место взаимному охлаждению, император Александр обещал предоставить в распоряжение короля Фридриха-Вильгельма 60-тысячное русское войско. В начале сентября 1806 г. на западной границе России, кроме днестровской армии Михельсона, собрано было ещё 8 дивизий, разделенных на 2 корпуса: Беннигсена и графа Буксгевдена. При первом известии об открытии Наполеоном военных действий против Пруссии, Беннигсену повелено было идти через Варшаву в Силезию; но накануне выступления прибыли прусские комиссары с уведомлением, что для русских войск ещё не заготовлено продовольствие. Поход пришлось отсрочить; тем временем последовал разгром пруссаков (см. Наполеоновские войны), и государь приказал Беннигсену не переходить через Вислу, а расположить корпус на правом берегу её, между Варшавой и Торном. Михельсону послано было приказание отправить две дивизии, под начальством генерала Эссена, к Бресту, а Буксгевдену — собрать свой корпус между Брестом и Гродно. В то же время объявлен был усиленный рекрутский набор и повелено сформировать в России милицию в 612 тысяч человек. 18 (30) ноября император Александр объявил Наполеону войну, несмотря на то, что силы наши пришлось раздроблять по случаю разрыва с Портой и продолжавшихся ещё военных действий против Персии. Беннигсен стоял в это время около Пултуска; ему же подчинялся единственный уцелевший прусский корпус Лестока (14 тысяч), находившийся в Торне. Снабжение продовольствием войск среди враждебных нам поляков вскоре стало встречать неодолимые затруднения, последствием чего явилось мародерство и неразлучные с ним беспорядки. Между тем французская армия, в числе 150 тысяч человек, приближалась к Висле, направляясь на Торн, Плоцк и Варшаву. Беннигсен, не считая возможным оборонять Вислу против втрое сильнейшего противника, отошёл к Остроленке; Лестоку было приказано двинуться к Страсбургу, для защиты Восточной Пруссии. Тем временем французы устроили переправы у Торна, Плоцка и Варшавы, но далее не двигались; только корпус Даву, высланный к Нареву, приступил к устройству моста выше Модлина. Тогда Беннигсен 24 ноября (6 декабря) опять перешёл к Пултуску. 4 (16) декабря прибыли к Остроленке войска графа Буксгевдена, которому Высочайше повелено было составить резерв Беннигсена и соображаться с его действиями. Оба эти генерала не зависели друг от друга и почти явно враждовали между собой. Для согласования их действий послан был государем генерал-лейтенант граф Толстой. Около этого же времени стали подходить к Бресту две дивизии генерала Эссена. Считая с ними, всех русских войск в Польше находилось до 111 тысяч человек; но армия эта была без главнокомандующего. После долгих колебаний, император Александр поставил во главе её графа М. О. Каменского, когда-то приобретшего известность в турецких войнах, но одряхлевшего и отличавшегося лишь упрямством и странностями. 9 (21) декабря 1806 г., через 2 дня по прибытии графа Каменского в Пултуск, Наполеон двинулся вперёд. Граф Каменский, не имея сведений о наступлении фланговых неприятельских корпусов, приказал Беннигсену двинуться против войск французского центра и отбросить их за Вислу. Вследствие этого Беннигсен едва не был отрезан от реки Нарева, и только благодаря стойкости наших передовых отрядов успел 13 (25) декабря отступить к Пултуску. Здесь граф Каменский решился принять сражение, но в тот же вечер так изнемог физически и нравственно, что, отдав ряд самых странных приказаний, отказался от командования и, велев тотчас же отступать, уехал в Гродно. Беннигсен, однако, не исполнил последнего приказания и остался на занятой позиции, где и был на следующий день атакован французами, под начальством Ланна. После боя при Пултуске, в котором мы успешно отразили все нападения противника, Беннигсен, на другой день, отступил к Остроленке, всячески избегая соединения с графом Буксгевденом, который, с половиной своего корпуса, находился в это время у города Макова и мог, по старшинству в чине, заявить притязания на главное начальство. В то же время прибыл к армии генерал Кнорринг, назначенный начальником штаба к графу Каменскому. Он был старше в чине, нежели Беннигсен и Буксгевден, и тоже претендовал на первую роль; но ему, за неимением на то приказаний, отказывались повиноваться. В довершение неурядицы, граф Каменский продолжал (до своего окончательного увольнения) распоряжаться в тылу армии, не извещая о том корпусных командиров. С 15-го декабря все колонны наших войск стали отступать и 28-го соединились у Тыкочина. Настойчивого преследования со стороны французов не было. Движения их, как и русских, затруднялись непролазной грязью, которую Наполеон назвал "пятой стихией Польши". Уже 18 (30) декабря французские войска были расположены, для отдыха, по квартирам. Русская армия, простояв 2 дня у Тыкочина, двинулась на север, для защиты Пруссии. Во время похода пришло Высочайшее повеление о назначении Беннигсена главнокомандующим и о подчинении ему корпуса Эссена, а равно и резервов. Узнав о разобщенном расположении французских корпусов Нея и Бернадотта на правом берегу Нижней Вислы, он задумал отрезать их друг от друга. Маршалы, однако, успели своевременно отступить и сосредоточиться у Гогенштейна и Морунгена. Дело ограничилось схватками передовых отрядов. Наполеон последовал за Беннигсеном в Восточную Пруссию, намереваясь обойти левое крыло русской армии, отрезать её от России и отбросить к морю. Случай разрушил его предположения: офицер, везший операционный план к Бернадотту, был захвачен одной из наших летучих партий. Стойкость наших арьергардных войск задержала движение противника, и Беннигсен успел отступить к городу Прейсиш-Эйлау. Последовавшее здесь 27 января (8 февраля) кровопролитное сражение не имело решительных результатов; в ту же ночь Беннигсен отошёл к Кенигсбергу, чтобы дать отдых войскам, пополнить запас и принять меры для обороны города, где находились большие склады всяких запасов. Действия генерала Эссена в Польше ограничились за это время взятием города Острова (22 января (3 февраля)) и неудачным нападением на Остроленку. В апреле он был уволен от командования корпусом и замещен генералом Тучковым. Между тем армия Наполеона так была расстроена сражением при Прейсиш-Эйлау, что после бездействия, продолжавшегося 9 дней, была отведена за реку Ласаргу, на правом берегу которой оставлен был лишь корпус Нея, у Гутштадта. Беннигсен, 7 (19) февраля, последовал за французами, но, задержанный наступившей оттепелью, только 20 февраля (4 марта) достиг Гейльсберга, вокруг которого расположил свои войска по квартирам; время года было неблагоприятно для военных операций. В апреле прибыл в Пруссию император Александр и 14 (26) апреля, в Бартенштейне, заключил с Фридрихом-Вильгельмом договор для противодействия завоевательной политике Наполеона. К договору этому он старался привлечь Англию и Австрию, но безуспешно. В начале мая государь вернулся в Россию. Данциг, осада которого продолжалась более месяца, принужден был сдаться французам; осаждавший его корпус (более 25 тысяч) поступил в распоряжение Наполеона, для полевых действий. Вообще, за исключением отдельных корпусов, в главной французской армии было, во 2-й половине мая, 115 тысяч против 85 тысяч Беннигсена. 21 мая (4 июня) Беннигсен двинул часть своих войск против корпуса Нея, надеясь разбить его до прибытия подкреплений; но предприятие это не удалось, и Ней успел благополучно отступить за реку Пасаргу. Через несколько дней после этого Беннигсен был атакован у Гейльсберга частью главных французских сил, под начальством самого Наполеона, но удержался на своей позиции. Тогда Наполеон решился выманить Беннигсена из его крепкой позиции посредством стратегического маневра: он двинул часть своих сил к Ландсбергу, на кенигсбергскую дорогу, угрожая нашей операционной линии. Маневр этот удался: Беннигсен отступил к Фридланду, и здесь войска наши, расположенные на крайне невыгодной позиции, потерпели совершенное поражение (см. Фридланд). Русская армия, слабо преследуемая неприятелем, соединилась 5 (17) июня с ушедшими из Кёнигсберга прусским корпусом Лестока и отдельным отрядом Каменского. На следующий день все войска продолжали отступление и, переправившись у Тильзита через Неман, расположились на правом берегу этой реки. Фридландское сражение положило конец и запоздалым попыткам шведов и англичан принять участие в военных действиях, высадками в Померании и северной Германии. Император Александр решился вступить в переговоры о мире, который и был заключен в Тильзите, 25 июня (7 июля). Ср. Наполеоновские войны.

Литература[править]

  • Михайловский-Данилевский, "Описание второй войны императора Александра с Наполеоном в 1806—07 гг.";
  • Dumas, "Précis des evénements militaires";
  • Höpfner, "Geschichte des Krieges 1806—07".
  • Позднейшие войны России с Францией описаны в статьях: Отечественная война 1812 г. и кампания 1813—14 гг. и Восточная война 1853—56 гг.

При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).