Сангвиниус

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Проект   Эта статья по вымышленной вселенной Warhammer 40,000   Портал

Сангвиниус
Sanguinius
Титул: Примарх (Primarch)

Файл:Sanguinius .jpg
Ангелокрылый защитник человечества

Родной мир: Баал
Деяния: Оборона Земли, поединок с Хорусом
Гибель: Боевая баржа Хоруса, пал в схватке с Хорусом, защищая Человечество

Сангвиниус (англ. Sanguinius) — Примарх Кровавых Ангелов, 9 легиона Первого основания Космического Десанта.

Шаблон:Примархи начало

Родной мир[править]

В древние времена Баал и его луны были планетами земного типа. Несколько партий Исследователей, облаченные в радиационные костюмы, подробно исследовали луны Баала. Под их почерневшей сухой корой хранились богатства знаний, так как состав почвы отличался от ожидаемого. Был сделан вывод, что сам Баал всегда был миром красных безжизненных пустынь, но его луны, возможно, были настоящим раем для смертных людей, где население сосредотачивало усилия на искусстве и науке, а не на выживании и войнах. По поверхности Баала разбросаны руины построек, невероятных памятников, построенных с удивительным умением, дабы выстоять испытание временем. Очевидно, что население Баала проводило время за постройкой могучих памятников, превращая горы в статуи своих правителей и богов. Таким образом, Империум смог восстановить картину жизни на Баале по остаткам древней архитектуры.

До сих пор не известно, что послужило поводом к столь разительным изменениям, это до сих пор остается предметом споров историков Империума. С уверенностью можно сказать только что катаклизм и страшные события, изменившие лик Баала навсегда, произошли примерно в конце Темного Века Технологии. Луны Баала были обезображены. Были найдены свидетельства о применения как биологического, так и ядерного оружия, чем обуславливается мощный радиационный фон. Просторы этих планет покрыты слоями почерневшего стекла и морями зараженных пустынь. То, что раньше было морями, превратилось в ядовитые озера шлака, покрытого толстыми слоями серой мертвой пыли. Должно быть жертвами тех событий стали миллионы людей. Но каким-то образом люди смогли выжить. Уцелевшие превратились в падальщиков, роющихся в останках своей же великой цивилизации. Без их радиационных костюмов многие были обречены на медленное ослабление и смерть из-за радикальных изменений в атмосфере. В соответствии с теорией многих ученых Империума, в последующие темные времена многие падальщики превратились в каннибалов. К сожалению вредоносного влияния отравленной атмосферы было невозможно избежать. Со временем, химикаты и радиация, впитавшиеся в тела выживших стали превращать их в мутантов, неуклюжие пародии на людей, когда-то бывших их прародителями. Разложение общества было запечатлено на стенах пещер Ласко на Баале Праймус. На величественных рисунках, нарисованных древней кровью, безумцы и мутанты убивают нормальных людей с неизбыточной жестокостью.

Но, из Баальских Летописей известно, что некоторые сохранили человечность и нормальные отношения, превращаясь в племена, наподобие того, что приютило Сангвиниуса. Но они были вовлечены в жестокую войну с новой дикой культурой, выросшей на руинах ушедшей. Единственным оставшимся социальным образованием стало племя. Для людей и мутантов-людоедов единственным допустимым обществом было общество себе подобных. Народ Баала превратился в кочевников, двигающихся с места на место, роясь в руинах, и торопясь уберечь свои находки. Между племенами велась непрекращающаяся война. Нити союзов с легкостью разрывались. Слабых и неспособных ждала смерть. Когда-то луны были близки к раю, теперь они были близки к аду. Для горстки уцелевших людей жизнь превратилась в постоянную борьбу за выживание. Казалось бы, человечество на Баале было обречено, и бескрайняя пустыня навсегда попала под власть многочисленных племен мутантов. Но Очищающий Свет Императора и чудесное появление Сангвиниуса возродило надежду, вселив веру в обитателей враждебного человеку мира.

Происхождение[править]

Файл:Sanguinius.jpg
"...и он стоял перед нами, непоколебимый, как скала"

Население пустынной планеты Баал и двух ее лун никогда не достигали уровня развития, позволявшего вести письменную запись своей истории. Тем не менее, традиция устного повествования Баальского племени известного как Кровь, описывает дитя Сангвиниуса, найденного недалеко от местечка Падение Ангела. У него на спине были обнаружены крошечные рудиментарные крылышки, которые, несомненно, указывали на ангельское происхождение, не только в физическом смысле. Сангвиниус нес в себе чистую неоскверненную душу Ангела. Многие притчи и псалмы, пересказываемые в племени, Кровь были записаны Библиотекарями Кровавых Ангелов спустя годы, (потомки первого племени Баала утверждают, что несут в себе исконную кровь предтечей.) и с величайшими почестями хранятся в самых священных архивах Кровавых Ангелов.

Увы, история племени не записывалась до появления Сангвиниуса. Можно только предполагать, что это племя было обычным для Баала Секундус, жалкая, безбожная группка людей, заботящаяся только о том, чтобы хоть немного продлить свое существование в их суровом, облученном радиацией мире. На Баале Секундус радиация достигает такой силы, что убивает незащищенного человека за секунды. Можно предположить, что когда люди племени Кровь нашли чистого голенького херувимчика, лежащего на обжигающем песке их планеты, с крылышками на спине, то они решили, что он мутант. Что интересно, говорится, что многие члены племени предлагали умертвить того, кто впоследствии спасет их. Конечно, сложно поверить даже в возможность такого богохульства, но следует помнить, что на тот момент обитатели Баала были совершенными дикарями. Тем не менее, они почувствовали божественность Сангвиниуса даже до того, как он заговорил. Жалость победила, и дитя, во всем превосходящее тех, кто его окружал, было спасено.

Хотя подробности раннего периода жизни Санвиниуса закрыты вуалью древности, самые важные периоды его детства предавались из уст в уста среди племен Баалитов, и дожили до нашего времени. В одном из этих сказаний говорится, что уже в возрасте трех недель, Сангвиниус научился ходить. Он показал это умение, бродя ночью по границе поселения. Он был настолько любопытен, насколько бесстрашен. Когда его опекуны, наконец, нашли его, он забрел прямо в логово баальского Огненного Скорпиона, чудовищного хищника, в два раза больше человека. Безоружное дитя одолело существо, несмотря на несколько ударов ядовитого жала, которое сжигало человека за секунды. Предположительно, этой ночью племя хорошо поужинало.

Как и Примархи, Сангвиниус рос невероятными темпами, как и его крылья. Перья были белыми как у лебедя, но сильными, как у самого Имперского Орла. В конце его крылья выросли настолько, что он смог летать над палящей пустыней, вселяя благоговейный страх и преданность в низших существ. Год спустя, Сангвиниус был выше, чем жители пустынных лун Баала могли себе представить. Он был совершенен, его красота была такой, что никто не мог смотреть на него, боясь ослепнуть из-за своего нечестивого взгляда. Он мог прогуливаться под самыми палящими лучами солнца, в то время как его приемные родители тащились за ним в своих громоздких радиационных костюмах. Он мог пробить проход в каменной осыпи голыми руками, повергать диких зверей и взмывать высоко в небо, дабы, подобно богу, осмотреть землю.

Когда Сангвиниус достиг совершеннолетия, племя уже процветало под его руководством. Перевод Баальского мифа, сделанный древним и мудрым ученым Херионтерикусом Люсидио (2342345М33) сохранялся с особой заботой после его появления в летописных книгах Кровавых Ангелов. Впредь, эта цитата сохранялась как можно ближе к оригиналу, сказанная Старейшиной Имрайт'иль'таксом, и переведенная Люсидио. «Они, мутанты-людоеды, исчислялись сотнями, их было намного больше, чем нас. Зубы подобные клинкам, заплывшие глаза, руки покрытые наростами, сжимающие ржавые мечи… В этот момент мы видели смерть. И тут за дело принялся Ангел. Он, Святой, не хотел, чтобы нам причиняли вред. Он рассвирепел, от него исходил сначала белый сияющий свет, но когда они приблизились к нему, он сменился на ужасный красный… Казалось, что его глаза и корона пылают, окруженный аурой жестокости, он был подобен песчаной буре. Мы были заворожены красотой его смертельного танца. Спустя минуту не осталось мутантов, только тишина, и он стоял перед нами, непоколебимый, как скала».

Вскоре Сангвиниус стал столпом общества на Баале Секундус, и под его руководством чистокровные племена баалитов объединились против мутантской заразы, начавшей заполонять радиоактивные пустоши Баала. Несмотря на численное превосходство нечестивых мутантов, чистокровные одержали победу. Совершенное и божественное правление Сангвиниуса, в сочетании с его неизмеримым превосходством в сражении, помогло людям оттеснить грязные орды, угрожавшие полным уничтожением на Баале Секундус. В битве его ярость была неудержима. Именно поэтому Сангвиниусу поклонялись, как богу. Его последователи были убеждены, что рай придет туда, где ступит нога Ангела.

И пришло время, когда Император пришел на Баал, В то время как его потерянный сын восседал во главе Совета Крови. Повелитель человечества правильно определил местонахождение одного из своих Примархов, и вместе со своими лучшими людьми спустился на поверхность планеты, звавшейся Баал Секундус.

Ученые не проводили исследование мифов аборигенов, рассказывающем об этом моменте, потому что в свите императора имелось достаточно профессиональных летописцев и служащих, описавших это событие. Известно также, что в кульминации собрания Совета Крови, Император вошел в огромный природный амфитеатр, вырезанный в Горе Серап медленным течением геологии Баала. Десятки тысяч чистокровных пришли послушать Сангвиниуса. Император стоял среди них, блестящий золотым одеянием среди обычных Воинов Крови. Но Император знал унижение так же хорошо, как и божественность, и он слушал так же внимательно, как и все воины вокруг. Сангвиниус произнес речь, поднявшую дух его народа, давая им надежду, в завершении которой он взмыл в воздух над ними с криком, на который отозвался каждый присутствующий. Именно тогда Император убедился, что перед ним действительно один из его потерянных сыновей. В сказании также говориться, что когда Император приблизился, Сангвиниус тут же узнал его. Многие говорили, что Сангвиниус обладал умением предсказывать будущее, и он предвидел появление Императора, что объясняет его реакцию. Он упал на колени, чистые сверкающие слезы покатились по его щекам. Там, где они падали в пыль, из отравленной и грязной земли Баала Секундус появлялись каменные цветы. Но Император поднял его с колен, и взглянул на множество глядевших на него лиц с гордостью и твердостью. Он видел, что они чисты разумом и поступками, благодаря частичке души их предводителя, передавшейся каждому. Именно тогда, под палящим знойным солнцем Баала родились Кровавые Ангелы.

Ересь Хоруса[править]

Сангвиниус увековечен в великолепных стеклах витражей Санктус Претория Император, запечатленный бьющимся в небе с демонами настолько могущественными, что могли одним своим словом свести с ума даже великих героев. Он в одиночку отбивался от орд грязных демонов, пытающихся ворваться в священные покои Императорского Дворца. Рассказывают, что яркий свет окружал сыновей Сангвиниуса, когда Примарх повергал в небесах очередного демона своим мощным огненным мечом.

Когда на одном из участков началось отступление защитников во Внутренний Дворец, Сангвиниус лично защищал Ворота Вечности до тех пор, пока последний раненый защитник не был унесен внутрь. Когда гигантские керамические ворота стали закрываться, на него бросился гигантский Кровопийца Кхорна. Ужасающие когти Демона сомкнулись на горле Примарха. Сангвиниус взмыл в воздух. Ангел и Демон боролись над сражающимися армиями. Обе стороны замерли, наблюдая за титанической схваткой. Это был бой, редко видимый человеческим глазом. Казалось, что ожили древние легенды, ведь в небе сошлись два начала, Хаос и Порядок.

Силы уставшего Сангвиниуса подходили к концу. Извернувшись, Демон когтями вспорол грудь ангелокрылого воина. Из глоток еретиков вырвался рев триумфа, когда они увидели падающего на крышу здания Примарха. От удара задрожал гранит. Стон ужаса пронесся среди Кровавых Ангелов, когда они увидели неподвижно лежавшего Примарха, и стоявшего над ним Демона, с упоением кричащего боевой клич. Однако лежавший Ангел со стоном приподнялся, обхватывая руками отвратительное создание. Собрав все свои силы, он приподнял демона вверх, затем резко опустил, переламывая его спину о свое согнутое колено. Говорят, что вокруг головы Сангвиниуса засветился нимб, когда он обрушил изуродованное тело демона на головы приближающихся еретиков. С испугом и смущением глядели они на мертвое создание хаоса, их наступательный порыв захлебнулся. Отбив атаку, защитники дворца успели закрыть Врата Вечности.

И вот, появился корабль Хоруса, где Сангвиниус должен был выполнить свой священный долг. Хорус был самодоволен - он одерживал победу, наблюдая битву с мостика своего закопченного «Левиафана». Он хотел собственноручно повергнуть Императора, поставить его на колени, перед тем как уничтожить душу отца Человечества. Известно, что Сангвиниус обладал даром предсказателя, способного видеть будущее. Его душа была чиста, и то о чем он говорил, несомненно, сбывалось. И поэтому, несомненно, он знал, что обрекает себя на погибель, начиная бой с Мастером Войны. Был ли этот поступок продиктован безысходностью или верностью Императору - это до сих пор обсуждается в кругах слабых верой теологистов Империума, но невозможно сомневаться в разуме Кровавых Ангелов. Они утверждают, что он пошел прямо в пасть чудовища, подчиняясь долгу, и предвидя итог. Таким образом, только Кровавые Ангелы знают подробности судьбы Примарха. Жертва, принесенная их прародителем, ударила в душу каждого из них, породив сжигающие ее видения смерти Сангвиниуса. Эта память поколений настолько сильна, что иногда Кровавые Ангелы переходят в состояние, известное как Черная Ярость, когда они испытывают ужасающие видения и боль, которую испытывал и Сангвиниус.

Одна из легенд, издревле хранимая культом капелланов Легиона Кровавых Ангелов: Тьма, сомкнувшаяся над Императором, была одним из самых тяжелых последствий Ереси Хоруса. Но даже это огромное горе могло быть гораздо больше, если бы не Сангвиниус, Примарх Легиона Кровавых Ангелов, Крылатый Ангел, бывший тогда правой рукой Императора и самым преданным сторонником Мастера Человечества. Когда началась битва на орбитальном транспорте Великого Предателя, Сангвиниус первым нашел его, сразился и был уничтожен проклятым Главнокомандующим. Мертвый Ангел пал к ногам отвратительного создания. Так это выглядело, когда Император нашел своего величайшего врага и своего наиболее верного друга. Так началась битва за Сердце Человечества, над телом Крылатого Ангела.

Говорят, что Император смог нанести Хорусу смертельное ранение лишь потому, что до этого погибающий Сангвиниус в бою повредил бронекостюм предателя. Говорят, что умиравший Примарх смог разбить Алтарь Зла, Соединявший Хаос с Хорусом, и, умирая, он дал Императору единственный шанс навсегда уничтожить Великого Предателя.

Среди храмов всех Примархов лишь храмы Сангвиниуса стоят рядом с храмами Императора, всегда справа. Его имя всегда называется первым среди тех, кто получил жизнь для того, чтобы ее оберегать. Его память прославляется в святой праздничный день, именуемый Сангвиниана, когда адепты по всей галактике накалывают на грудь, красные знаки Лорда Ангела, чтя его первым из всех Примархов.