Сепульки

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Сепу́льки (польск. sepulki) — объекты невыясненной природы и назначения в рассказе Станислава Лема из серии «Звёздные дневники Ийона Тихого» (Путешествие четырнадцатое). Упоминаются также в его романе «Осмотр на месте». В конце 60-х — начале 70-х годах XX века слово «сепульки» входит в лексикон советской интеллигенции[1].

Значение[править]

По словам автора[править]

Известно такое высказывание Станислава Лема: «Как я уже многократно разъяснял, сепульки очень похожи на муркви, а своей цветовой гаммой напоминают мягкие пчмы. Разумеется, их практическая функция другая, но думаю, Вам, как человеку взрослому, мне не нужно этого объяснять»[2]. В некоторых интервью Лем утверждал, что не знает или не помнит, что такое сепульки. Так, в интервью, взятом зам. главного редактора журнала «Афиша» Фаворовым П. В. 3 декабря 2004 года, на вопрос, что же такое сепульки, был дан ответ «Нет, я этого не знаю. Это, конечно, должно быть, так сказать, нераскрытой тайной…»[3]. В своём последнем[4] интервью на вопрос о том, что такие сепульки Лем ответил предельно кратко «Да если б я сам знал!»[5]. Моисей Каганов вспоминает, что однажды на вопрос о сепульках Лем ответил, «что если бы знал, что сепульки будут преследовать его всю жизнь, он бы их не выдумал»[6].

В произведениях Лема[править]

Герой рассказа (Ийон Тихий) ищет в «Космической энциклопедии» информацию о «сепульках»:

Нашёл следующие краткие сведения:
«СЕПУЛЬКИ — важный элемент цивилизации ардритов (см.) с планеты Энтеропия (см.). См. СЕПУЛЬКАРИИ».
Я последовал этому совету и прочёл:
«СЕПУЛЬКАРИИ — устройства для сепуления (см.)».
Я поискал «Сепуление»; там значилось:
«СЕПУЛЕНИЕ — занятие ардритов (см.) с планеты Энтеропия (см.). См. СЕПУЛЬКИ».
Лем С. «Звёздные дневники Ийона Тихого. Путешествие четырнадцатое.»

Попав на планету, Ийон Тихий безуспешно пытается выяснить, что это за предмет, он видел рекламу сепулек, слышал шлягеры о сепульках, однако все попытки преобрести сепульку у Йона Тихого окончились неудачей из-за отсутствия у него жены:

Я бродил по тротуарам, стремясь окунуться в ночную жизнь столичного города, и из перекатывающихся толп до меня все чаще долетало это загадочное слово, произносимое сдавленным шёпотом или же страстно выкрикиваемое; оно виднелось на рекламных шарах, извещавших об аукционах и распродажах антикварных сепулек, и в огненных неоновых надписях, рекламирующих модные сепулькарии. Напрасно силился я понять, что бы это могло быть; наконец около полуночи, освежаясь курдельными сливками в баре на восьмидесятом этаже универмага, я услышал в исполнении ардритской певички шлягер «Ах, сепулька-крохотулька», и любопытство разобрало меня до такой степени, что я спросил подошедшего кельнера, где можно приобрести сепульку.

— Напротив, — ответил он машинально, выписывая счёт. Потом взглянул на меня внимательнее и слегка потемнел.
— Вы один? — спросил он.
— Да. А что?
— Так, ничего. Мелких нет, извините.
Я отказался от сдачи и спустился на лифте вниз. Действительно, прямо напротив сияла огромная реклама сепулек; толкнув стеклянную дверь, я очутился в пустом в эту пору магазине. Я подошел к прилавку и, стараясь казаться невозмутимым, попросил сепульку.
— Вам для какого сепулькария? — осведомился продавец, спускаясь со своей вешалки.
— Ну, для какого… для обычного, — ответил я.
— Как это для обычного? — удивился он. — Мы отпускаем только сепульки с подсвистом…
— В таком случае мне одну…
— А где ваш фуфырь?
— Э, гм… у меня его нет с собой…
— Так как же вы возьмёте её без жены? — спросил продавец, испытующе глядя на меня и постепенно мутнея.
— У меня нет жены, — неосмотрительно брякнул я.
— У вас… нет… жены? — пробормотал, весь почернев, продавец. Он смотрел на меня с ужасом. — И вы хотите сепульку?.. Без жены?..
Его колотила дрожь. Как прибитый, выбежал я на улицу, поймал свободный эборет и в ярости велел гнать в какое-нибудь ночное заведение.

В ресторане Тихий пытается купить сепульку у знакомого энтеропианского коммивояжёра.

Должно быть, я говорил слишком громко — висевшие рядом поворачивались в нашу сторону и смотрели на меня с помутневшими лицами, а мой знакомый в ужасе сложил присоски.

— Побойтесь Друмы, Тихий, — вы же один!
— Так что же, — выпалил я уже с некоторым раздражением, — значит, я и сепульку взять не могу?
Эти слова прозвучали в наступившей внезапно тишине. Жена знакомого без чувств рухнула на пол, он катнулся к ней, а находившиеся поближе ардриты покатились ко мне, выдавая окраской недружелюбные намерения; в эту минуту появились три кельнера, взяли меня за шиворот и выкинули на улицу.

Э. Н. Гусинский в своём учебнике «Введение в философию образования» охарактеризовал непонимание, возникшее в ходе попыток Тихого понять что-же такое сепулька, как обыгрывание Станиславом Лемом чистой контекстуальности определения этого понятия — оно не определяется специально но многократно употребляется в тексте совместно с другими, известными, понятиями. Йон Тихий задаёт жителям Энтеропии различные вопросы, которые порой кажутся им совершенно неприличными[7].

В романе «Осмотр на месте» тема сепулек получает новый поворот. В нотах обеих энцианских держав Тихому ставят в вину, что он в своих «Дневниках» превратно истолковал сущность сепулек. Тихий звонит профессору Тарантоге и слышит:

— …Хорошо, однако, что ты дал о себе знать, а то я все забываю сказать, что вся эта «Космическая энциклопедия», которую я тебе тогда одолжил, — помнишь, там ещё говорилось об Энтеропии и сепульках? — так вот, это была подделка. Жульничество. Турусы, понимаешь ли, на колёсах. Какой-то мерзавец решил подзаработать…

— И вы не могли мне сказать об этом немного раньше? — возмутился я; похоже было на то, что весь свет против меня сговорился.
— Хотел, но ведь ты меня знаешь — забыл. Я записал это на визитной карточке, карточку положил в жилет, костюм сдал в химчистку, квитанцию потерял, потом пришлось вылететь на Проксиму и так уж оно осталось…

Отправляясь с визитом на Энцию, Тихий надеется выяснить этот вопрос.

Вторичные произведения[править]

В русском языке слово «сепулька» получило распространение как метафора порочного круга в определении[8].

В советском мультфильме «Из дневников Ийона Тихого» по мотивам рассказов Лема режиссёр Геннадий Тищенко изобразил сепульки как зародыши, по которым обитатели Энтеропии восстанавливали из резервных копий погибших под хмепом (метеоритным дождём) сородичей.

Происхождение[править]

Об этимологии слова «сепулька» ничего сказать нельзя, но фонетически оно созвучно лат. sepulcrum — могила, гробница (ср. лат. Sanctum Sepulchrum — Храм Гроба Господня, англ. Church of the Holy Sepulchre, дословно «Церковь Святого Гроба»).

Вторичные названия[править]

Золотая Сепулька[править]

«Золотая Сепулька» — литературная премия, которую выдавали за произведения жанра фантастики с 1983, лауреатов определяли голосованием. Первым этой премии был удостоен Януш Зайдель за повесть Limes inferior. Премию выдавали три раза ежегодно, потом вместо неё установили Премию имени Януша Зайдля. Премию устанавливали для книг польских авторов, книг иностранных авторов, рассказов польских авторов, приключенческих серий и дебютантов в жанре фантастики.

Семейство насекомых[править]

Icons-mini-icon 2main.png Основная статья: Sepulcidae

«Сепульковыми» (Sepulcidae) (с двумя родами — Sepulca и Sepulenia) назвал открытое им семейство вымерших перепончатокрылых насекомых палеоэнтомолог Александр Павлович Расницын. Свою книгу, где в ряду прочих были описаны «Сепулька удивительная» (Sepulca mirabilis) и «Сепуления свистящая» (Sepulenia syricta), он отослал Станиславу Лему[9].

Другие упоминания[править]

Да, Лейкин, придется тебя отправить в сепулярий, на сепуление. И без сепульки со свистком не возвращайся!

  • В компьютерной игре «Сталкер» для ДВК ЭВМ фигурировал предмет «куча сепулек», правда, по сути довольно бессмысленный.
  • В песне «Слава роботам» группы «Технология» упоминаются сепулька и сепулькарий.
  • В компьютерной игре «Ларри в выходном костюме в стране ленивых ящериц» (русская версия) в процессе проверки на «взрослость» игрок должен ответить на вопрос «У девушек действительно бывают сепульки?».
  • В спелеологии сепулькой называется любой предмет, перемещаемый по пещере как отдельное место багажа — как правило, транспортный мешок.[11] Соответственно, сепуление — перенос грузов в несколько ходок.

См. также[править]

Ссылки[править]

Примечания[править]

  1. Майя Каганская «Пан Станислав» // Новое литературное обозрение. — 2006. — № 82.
  2. FAQ на официальной странице С. Лема (на польском)
  3. Так говорил… ЛЕМ = Tako rzecze… LEM ‭. — М.: «ACT», 2006. — С. 764. — ISBN 5-17-037107-1>
  4. Станислав Лем «Голоса из сети» на сайте «Лаборатория Фантастики»
  5. Станислав Лем. Голоса из Сети, «Tygodnik Powszechny», Польша, 2006-02-21. Проверено 2012-07-15.
  6. Моисей Каганов «Из воспоминаний: я был знаком со Станиславом Лемом» // Альманах «Еврейская Старина». — Ноябрь-декабрь 2006 года.
  7. Э. Н. Гусинский Часть I. Междисциплинарный контекст философии образования → 1. Контекст // Введение в философию образования. — Логос, 2000. — С. 9-10. — 222 с. — ISBN 5-88439-016-5>
  8. «Определение кредитных сепулек» — журнал «Третейские суды и гражданский процесс»
  9. Каракоз Роман. Где живут сепульки: [О двух видах палеонтологических перепончатокрылых — Sepulka mirabilis и Sepulenia syricta] // Новая интересная газета (Киев). — 2004. — № 1. — С. 5. — (Блок Z: Просто фантастика). Аннотация
  10. [1] Статья на сайте политехнического музея
  11. [2] В.Мальцев. Книга «Пещера мечты. Пещера Судьбы»