Сестрица Алёнушка и братец Иванушка

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Жили-были старик да старуха, у них была дочка Алёнушка да сынок Иванушка.

Старик со старухой умерли. Остались Алёнушка да Иванушка одни-одинёшеньки.

Пошла Алёнушка на работу и братца с собой взяла. Идут они по дальнему пути, по широкому полю, и захотелось Иванушке пить:

— Сестрица Алёнушка, я пить хочу.

— Подожди, братец, дойдём до колодца.

Шли, шли — солнце высоко, колодец далеко, жар донимает, пот выступает. Стои́т коровье копытце полно водицы.

— Сестрица Алёнушка, хлебну я из копытца.

— Не пей, братец, телёночком станешь.

Братец послушался, пошли дальше.

Солнце высоко, колодец далеко, жар донимает, пот выступает. Стои́т лошадиное копытце полно водицы.

— Сестрица Алёнушка, напьюсь я из копытца.

— Не пей, братец, жеребёночком станешь.

Вздохнул Иванушка, опять пошли дальше. Идут, идут — солнце высоко, колодец далеко, жар донимает, пот выступает. Стои́т козье копытце полно водицы.

Иванушка говорит:

— Сестрица Алёнушка, мочи нет: напьюсь я из копытца.

— Не пей, братец, козлёночком станешь.

Не послушался Иванушка и напился из козьего копытца. Зовёт Алёнушка братца, а вместо Иванушки бежит за ней беленький козлёночек.

Залилась Алёнушка слезами, се́ла под стожок — плачет, а козлёночек возле неё скачет.

В ту пору ехал мимо купец.

— О чём, красная де́вица, плачешь?

Рассказала ему Алёнушка про свою беду.

Купец ей говорит:

— Поди за меня замуж. Я тебя наряжу в злато-серебро, и козлёночек будет жить с нами.

Алёнушка подумала, подумала и пошла за купца замуж.

Стали они жить-поживать, и козлёночек с ними живёт, ест-пьёт с Алёнушкой из одной чашки.

Один раз купца не было до́ма. Откуда ни возьмись, приходит ведьма: стала под Алёнушкино окошко и так-то ласково начала звать её купаться на реку.

Привёла ведьма Алёнушку на реку. Кинулась на неё, привязала Алёнушке не шею камень и бросила её в воду.

А сама оборотилась Алёнушкой, нарядилась в её платье и пришла в её хоромы. Никто ведьму не распознал. Купец вернулся — и тот не распознал.

Одному козлёночку всё было ведомо. Повесил он голову, не пьёт, не ест. Утром и вечером ходит по бережку около воды́ и зовёт:

Алёнушка, сестрица моя! Выплынь, выплынь на бережок...

У знала об этом ведьма и стала просить мужа — зарежь да зарежь козлёнка.

Купцу жалко было козлёночка, привык он к нему. А ведьма так пристаёт, так упрашивает — делать нечего, купец согласился:

— Ну зарежь его.

Велела ведьма разложить костры высокие, греть котлы чугунные, точить ножи булатные.

Козлёночек проведал, что ему недолго жить, и говорит званому отцу:

— Перед смертью пусти меня на речку сходить, водицы испить, кишочки прополоскать.

— Ну, сходи.

Прибежал козлёночек на речку, стал на берегу и жалобнехонько закричал:

Алёнушка, сестрица моя! Выплынь, выплынь на бережок. Костры горят высокие, Котлы кипят чугунные, Ножи точат булатные, Хотят меня зарезати.

Алёнушка из реки ему отвечает:

Ах, братец мой Иванушка! Тяжёл камень ко дну тянет, Шёлкова трава ноги спутала, Жёлты пески на грудь легли.

А ведьма ищет козлёночка — не может найти и посылает слугу:

— Пойди найди козлёночка, приведи его ко мне.

Пошёл слуга на реку и видит — по берегу бегает козлёночек и жалобнехонько зовёт:

Алёнушка, сестрица моя! Выплынь, выплынь на бережок. Костры горят высокие, Котлы кипят чугунные, Ножи точат булатные, Хотят меня зарезати.

А из реки ему отвечают:

Ах, братец мой Иванушка! Тяжёл камень ко дну тянет, Шёлкова трава ноги спутала, Жёлты пески на грудь легли.

Слуга побежал домой и рассказал купцу про то, что слышал на речке. Собрали народ, пошли на реку, закинули сети шёлковые и вытащили Алёнушку на берег. Сняли камень с шеи, окунули её в ключевую воду, одели её в нарядное платье. Алёнушка ожила и стала краше, чем была.

А козлёночек от радости три раза перекинулся через голову и обернулся мальчиком Иванушкой.

Злую ведьму привязали к лошадиному хвосту и пустили в чистое поле.