Судебная экспертиза

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

«Экспертиза» - слово латинского происхождения от «expertus», опытный, сведущий. В Российском законодательстве этот термин закрепили только уголовно-процессуальные кодексы 1922 и 1923 годов, отказавшись от термина «сведущие лица», принятого судебными уставами Российской Империи и ввели термин «эксперт».

«Судебная экспертиза - процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла, и которые поставлены перед экспертом судом, судьей, органом дознания, лицом, производящим дознание, следователем или прокурором, в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу». ((Федеральный закон №-73 от 31 мая 2001 «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ»)).


История экспертизы[править]

Начиная со времен византийского императора Юстиниана (5-6 век) в законодательстве находило закрепление исследование почерка в судебных целях. В России уже в 15 веке сравнение рукописей использовалось при установлении подлинности документов. Позднее, в своде законов Российской империи 1857 г., указывалось, что рассмотрение и сличение почерков производится по назначению суда, такое исследование поручалось секретарям присутственных мест, учителям чистописания или другим преподавателям».

В 17 веке изучением письма стали заниматься графологи, которые стремились установить по почерку характер человека, основателем графологии считается французский аббат Мишон. 19-20 вв. века отмечены трудами по графологии французских криминалистов А. Бертильона и Э. Локара. Отечественная доктрина того времени представлена Е.Ф. Буринским, который впервые обратил вниманием на взаимосвязь между физиологическими особенностями человека и его почерком. Расцвет судебного почерковедения приходится на 70 – 90-ые 20 века, тогда были предприняты удачные попытки установления пола, возраста, образования и даже роста исполнителя рукописи.

Первые сведения о применении медицинских знаний в судебном процессе относятся к времени Гиппократа, жившего более 400 лет до н.э. В России официального становления судебной медицинской экспертизы считают 1716, когда Воинским уставом Петра I было предписано привлекать лекарей для исследования повреждений на одежде и теле пострадавшего. В начале 19 века в России были созданы врачебные управы (в частности, в Москве - Медицинская контора, а в Санкт-Петербурге – Физикат).

На процесс судопроизводства в России и развитие судебных экспертиз существенное влияние оказала Судебная реформа 1864 года. Она регламентировала процесс предварительного расследования, получения и фиксации доказательств, обусловила необходимость более широкого использования научных познаний при рассмотрении уголовных и гражданских дел. Устав Уголовного судопроизводства следующим образом определял положение экспертизы (ст. 112, 325). Эксперты должны приглашаться в тех случаях, когда «…для точного уразумения встречающегося в деле обстоятельства необходимы специальные сведения или опытность в науке, искусстве, ремесле, промысле или каком-либо занятии….». В ст. 326 указывалось, что в качестве экспертов могли приглашаться «врачи, фармацевты, профессоры, учителя, техники, художники, ремесленники, казначеи и лица, продолжительными занятиями по какой-либо службе или части приобретшие особую опытность» ((Устав уголовного судопроизводства. В книге «Судебные уставы». СПб. В. Головин у Владимирской церкви. 1865 г.)).

В начале 20 века в России начали использовать в суде и дактилоскопическую экспертизу, в 1906 году была введена система учета, и уже через несколько лет в судебном разбирательстве стали использовать заключения специалистов по дактилоскопии. За всем этим последовало создание сети экспертных учреждений и нормативная регламентация.

В российском законодательстве более-менее развернутые и систематизированные формулировки относительно регламентации экспертизы появились лишь в ХІХ ст. Остановимся на анализе ст. 325 Устава уголовного судопроизводства 1864 г. (дальше - Устав). В ней отмечалось: «Знающие лица приглашаются в тех случаях, когда для точного выяснения обстоятельств, которые встречаются по делу, необходимы специальные сведения или опытность в науке, искусстве, ремесле, промысле или любом занятии». Статья была вмещена в подразделе «Осмотр и освидетельствование через знающие лица вообще» раздела «Осмотр и освидетельствование». Похожая формулировка раньше приводилась в ст. 943 Свода законов Российской империи (в 1832 г.). Необходимость предоставления экспертизе статуса средства доказывания была обусловлена интенсификацией процесса дифференциации знаний. В этом плане не потеряло актуальности высказывания В.Д. Спасовича. «Безграничное море знаний человеческих, — писал этот известный российский юрист, — и необходимое правильное разделение труда. Отдельная голова, отдельный ум не в состоянии вместить и тысячной части накопленного веками опыта. Каждая специальность доработалась до особых законов. Если случится, что суду или отдельному человеку необходимо будет обратиться к другой специальности, тогда вместо того, чтобы начать изучение этой специальности и, так сказать, ехать открывать Америку, можно прямо обратиться к специалисту из той или иной специальности и взять у него готовую формулу...». В начале XX ст. в России начали создаваться учреждения и службы, предназначенные исключительно для проведения экспертиз. В 1912 г. в Киеве и в 1914 г. в Одессе были открытые кабинеты научно-судебной экспертизы. С созданием этих структур значительно активизировался процесс формирования судебно-экспертных отраслей знаний как специализированной научной базы экспертных исследований. Приобрела актуальность и проблема совершенствования законодательной регламентации экспертизы. Как уже отмечалось, в Уставе экспертиза рассматривалась как разновидность осмотра или освидетельствования. Вместе с тем теоретический вопрос о процессуальной природе экспертизы был тогда еще остро дискуссионным. Конкурировало несколько концепций. Одни ученые рассматривали экспертизу как самостоятельный вид доказательств, другие – как разновидность показаний свидетеля или осмотра. Существовала также концепция, согласно с которой эксперт – это научный судья. Со временем становилось все более очевидным, что преимущество — за концепцию экспертизы как самостоятельного вида доказательств. Неудачной была и терминология ст. 325 Устава. Термины «эксперт», «экспертиза» в нем не употреблялись. Однако в процессуальной литературе второй половины ХІХ ст. их уже широко использовали. Несколько архаичным стало выражение «знающее лицо» (росс. «сведущее лицо»). Непонятно было, что имеется в виду под специальными сведениями или опытностью в науке и других занятиях. Ведь если в науке есть специальные сведения, то должны быть и еще какие-то. Появляется вопрос: какие именно и как их отличить от специальных? В конце ХІХ и в начале XX ст. в России разрабатывались проекты совершенствования процессуального законодательства, в частности и в части, что касалась экспертизы. Однако они не были реализованы, и формулировка ст. 325 Устава просуществовала вплоть до октября 1917 г. После октября 1917 года молодое советское государство получило возможность занять внутренними проблемами, а в частности, уголовным судопроизводством. С учетом законодательства РСФСР на тот момент в Украине был разработан и введен в действие ряд кодексов. Проведена судебная реформа, были созданы прокуратура, адвокатура, нотариат. Принимались практические меры по совершенствованию, повышению качества расследования преступлений, в частности путем применения научно-технических средств. Уголовно-процессуальный кодекс УССР 1922 г. (ст. 62)прямо предусмотрел такой вид доказательств как заключение экспертов. Законодательная регламентация судебных экспертиз и необходимость обеспечения производства их на надлежащем уровне требовали создание специализированных государственных научно-исследовательских учреждений. В этих условиях постановлением Совета Народных Комисаров Украинской ССР от 10 июля 1923 года были учреждены в г.г. Харькове, Киеве и Одессе областные кабинеты научно-судебной экспертизы и утверждено положение о них. Но первое положение о кабинетах научно-судебной экспертизы регулировало только ограниченный круг вопросов деятельности этих кабинетов. Функциями кабинетов являлось только производство различного рода научно-технических исследований по судебным делам. В целях более полного правового регулирования деятельности этих учреждений Народный Комиссариат юстиции УССР 30 ноября 1923 г. утвердил инструкцию областным кабинетам научно-судебной экспертизы. Для выполнения функций указанных в данной Инструкции в составе кабинетов были предусмотрены такие секции: химических и физико-химических исследований, судебно-медицинских, макро- и микроскопических исследований, идентификация личности (дактилоскопия, пороскопия, антропометрия и пр.). В 1923 г. Харьковскому кабинету также было разрешено организовывать также секцию по исследованию тела человека. Инструкция НКЮ УССР 1923 г., действовавшая почти 30 лет, сыграла значительную роль в развитии правового регулирования деятельности судебно-экспертных учреждений республики. Ряд ее положений, оправдавших себя на практике, были восприняты в последующих нормативных актах. 25 апреля 1925 г. Совет Народных Комиссаров УССР утвердил новое Положение о кабинетах научно-судебной экспертизы, которое по сравнению с прежним Положением значительно расширяла их функции и внесло изменения в их структуру. Наряду с производством научно-технических исследований и экспертиз по судебным делам кабинеты должны были проводить научные работы и экспериментальные исследования по вопросам уголовной техники и методологии исследования преступлений и исследования личности преступника. В 1925 г. в связи с тем, что функция кабинетов расширились, повысилась значимость выполняемой ими работы. Они были преобразованы в институт научно-судебной экспертизы. Деятельность институтов регулировалось Положением о судоустройстве УССР, утвержденным второй сессией ВУЦИК 23 октября 1925 г. В структуру институтов были добавлены две новые секции: биологических исследований и криминально-психологических и психопатологических исследований. Положение о судоустройстве УССР 1929 г. упразднило секции судебно-медицинских исследований, а также криминально-психологических и психопатологических исследований. Был определен профиль институтов, их функции и структура, которые сохранялись на протяжении боле двадцати лет. В 1944 г. институты научно-судебной экспертизы были переименованы в научно-исследовательские институты судебной экспертизы. Первое послевоенное Положение о научно-исследовательских институтах судебной экспертизы было утверждено Министерством юстиции УССР 27 декабря 1950 г. Это положение расширяло функции институтов в области научно-исследовательской работы. Наряду с разработкой новых методов исследований вещественных доказательств и тактических вопросов, связанных с подготовкой и проведением экспертиз, оно вменяло в обязанности институтов разработку вопросов теории криминалистической экспертизы. В 1952-1953 годах произошли изменения профиля экспертной деятельности институтов. Так, отделы биологических исследований прекратили производство экспертиз по исследованию крови, слюны, спермы и волос человека, а отделы химических исследований – внутренних органов человека на яды в связи с отнесением исследований этих объектов к компетенции учреждений судебно-медицинской экспертизы. В 1960 году был принят новый Уголовно-процессуальный кодекс УССР, произошли изменения в деятельности судебно-экспертных учреждений. Учитывая это, министерство Юстиции УССР 7 марта 1962 г.утвердило новое Положение о научно-исследовательских учреждениях судебной экспертизы УССР. В 1970 г. Государственным комитетом Совета Министров СССР по науке и технике было принято Общее положение о научно-исследовательских, конструкторских, проектно-конструкторских и технологических организациях, которое предусматривало индивидуализацию правового регулирования деятельности научно-исследовательских учреждений, в частности принятие уставов. В связи с этим Министерство юстиции УССР с учетом Устава Всесоюзного НИИСЭ 3 декабря 1971 г. утвердило уставы Киевского и Харьковского НИИСЭ, определяющие задачи и формы деятельности институтов в настоящее время. Деятельность Одесской научно-исследовательской лаборатории судебной экспертизы регулируется отдельным положением, утверждаемым Министерством юстиции УССР. Большое значение для совершенствования практики производства экспертиз в суде по уголовным делам имело постановление пленума Верховного Суда СССР от 1 марта 1971 г. «О судебной экспертизе по уголовным делам». В последствии еще было много предпринято мероприятий по усовершенствованию деятельности института судебной экспертизы, хотя законодатель и сталкивался с проблемами законодательного и нормативного регулирования, однако все же судебная экспертиза, не смотря на все трудности, укрепляла свои позиции как необходимая база для получения специальных знаний в ходе расследования уголовного дела.

12 классов судебных экспертиз[править]

Класс 1 Криминалистические:

а) автороведческая, баллистическая, почерковедческая (графология), портретная, технико-криминалистическая документов, экспертиза холодного оружия и трасологическая (объектом являются любые следы, которые необходимо исследовать, можно отнести экспертизу следов ног человека, исследование замков, пломб, следов орудий взлома и инструментом, исследование следов транспортных средств, экспертиза механических повреждения одежды и др.);

б) видеофонграфическая, взрывотехническая, фототехническая, экспертиза восстановления уничтоженных маркировочных обозначений;

в) экспертиза объектов волокнистой породы, лакокрасочных материалов и покрытий, нефтепродуктов и горюче-смазочных материалов, стекла, металлов, сплавов, полимерных материалов, наркотических и психотропных веществ, спиртосодержащих жидкостей, парфюмерных и косметических средств.

Класс 2 Судебно-медицинские и психофизиологические: судебно-медицинское исследование трупов, судебно-медицинское освидетельствование живых лиц, судебно-медицинское исследование вещественных доказательств (крови, волос и.т.д.), судебно-психиатрическая, судебно-психологическая, и даже судебная психолого-психиатрическая.

Класс 3 Судебные инженерно-технические: пожарно-техническая, строительно-техническая, электротехническая, компьютерно-техническая, экспертиза электробытовой техники и экспертиза по технике безопасности.

Класс 4 Судебные инженерно-транспортные: автотехническая, авиационно-техническая, железнодорожно-техническая, иные.

Класс 5 Судебные инженерно-технологические: технологическая и товароведческая.

Класс 6 Судебные экономические: бухгалтерская, финансово-экономическая, инженерно-экономическая.

Класс 7 Судебно-биологические: ботаническая, зоологическая, микробиологическая, энтомологическая, ихтиологическая, орнитологическая, запаховых следов (одорологичская).

Класс 8 Судебно-почвоведческие: минералогическая и почвоведческая.

Класс 9 Сельскохозяйственные: агробиологическая, агротехническая, зооветеринарная, ветеринарно-токсикологическая.

Класс 10 Судебно-экологические: экспертиза экологии и экологии среды биоценоза.

Класс 11 Экспертиза пищевых продуктов.

Класс 12 Искусствоведческие экспертизы.

4 вида экспертиз в судебном процессе[править]

Дополнительная - экспертиза, которую назначают в случаях недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта, к производству может быть привлечен новый эксперт, а может быть поручено тому же эксперту.

Повторная экспертиза назначается в случае наличия сомнений в правильности или обоснованности экспертного заключения, в случае существования противоречий между несколькими экспертными заключениями, суд вправе назначить повторную экспертизу, производство которой поручается другому эксперту или группе экспертов.

Комплексная экспертиза назначается судом, если для установления обстоятельств, имеющих значения для данного дела, в случае, когда необходимо одновременное проведение исследований с использованием различных областей знания или использованием различных научных направлений в пределах одной области знания, поручается нескольким экспертам, которые впоследствии формулируют общий вывод на основании проведенных исследований, если есть специалисты, не согласные с общими выводами, то они подписывают только свою исследовательскую часть заключения.

Комиссионная экспертиза отличается от комплексной тем, что эксперты, проводящие исследования, являются специалистами в одной и той же области знаний, по результатам проведенных исследований, они совещаются и формулируют общее заключение.