Судебник 1497 года

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Судебник 1497 года



Юрисдикция:
Россия
Законодатель:
Великий князь Всея Руси
Подготовлен:
Гусев В.Е. (?)[1][2]
  • Property "Законопроект составил" (as page type) with input value "Гусев В.Е. (?)[1][2]" contains invalid characters or is incomplete and therefore can cause unexpected results during a query or annotation process.
  • The given value "Гусев В.Е. (?)[1][2]" contains strip markers and therefore it cannot be parsed sufficiently.
Дата принятия:
1497


Подписавший:
Иван III




Учреждает:
Централизованный суд



Статус:
не действует


Отменён:
Судебник 1550 года


Судебник 1497 года — первый законодательный кодекс Русского централизованного государства. Издан Иваном III. Состоит из 68 статей почти исключительно процессуального содержания. Главная задача Судебника состояла в том, чтобы сообщить всем судам определенную и однообразную форму и централизовать их. Хотя в нем и стоит на первом плане разделение суда на разные виды, как это было в прежних законодательных памятниках, эти суды служат представителями централизации и тяготеют к одному главному суду; они не стоят каждый особняком, а составляют высшие и низшие инстанции одного и того же суда, из которых последние подчинены первым, а первые, или высшие, — верховному суду вел. князя.

По Судебнику суд для всех жителей Московского государства был равен и одинаков; по нему все были в ведении одного суда: бояре, купечество, крестьянство, неслужилые и служилые люди, и никому не было привилегии в суде. Главная задача Судебника состояла в устройстве суда и сообщении ему большего однообразия, в согласии с основными началами централизации. Собственно же юридических верований и воззрений русского народа Судебник не изменил, а оставил их такими, какими они были в Русской Правде и других памятниках прежнего времени; важных новых законов Судебник в себе не содержит, поэтому одновременно с ним во многих местностях России имела силу Русская Правда и разные уставные грамоты. Впрочем, Судебник содержит и некоторые новые узаконения, выработанные современной ему жизнью, но эти узаконения служат только дополнением и дальнейшим развитием начал, высказанных в прежних памятниках, притом число этих новых узаконений в Судебнике весьма незначительно и они не имеют большой важности. По содержанию Судебник можно разделить на 2 половины: в 1-й из них говорится о порядке суда, а во 2-й содержатся различные новые узаконения, которых или совсем нет в Русской Правде, или они подверглись здесь значительным изменениям.

Часть I[править]

1-я половина Судебника 1497 подразделяется на 5 отделов.

I. О судоустройстве и судопроизводстве[править]

Судебник 1497 делит суд на следующие виды: суд вел. князя; суд боярский; наместничий или волостельский; святительский. Из этих видов суда только четвертый представлял отдельный, независимый суд, которому было подчинено все духовенство православное и все лица церковного ведомства; прочие же три вида суда были не чем иным, как степенями, или инстанциями, одного и того же суда. Из них низшей степенью был наместничий суд, средней — боярский, высшей — великокняжеский, а потому главное различие этих судов заключалось не в роде дел, подлежавших им, а в составе суда и в количестве судных пошлин.

Наместничий суд[править]

Наместничий или волостельский суд состоял из наместника в городах или волостеля в уездах, как представителей правительственной власти на суде, и дворского или старосты и лучших людей, как представителей общества. По Судебнику ни наместник, ни волостель без дворского, старосты и лучших людей не могли судить. Далее, в состав наместничьего суда входили: тиун, на котором лежало начальное производство судебного дела, и дьяк, который занимался письмоводством.

Судебные пошлины от наместничьего суда по Судебнику делились на три разряда:

1) Пошлины от иска. В Судебнике сказано, что от иска наместник и его тиун получали против истца, то есть столько, сколько получал истец, если он был оправдан, если же истец был обвинен, то наместнику шло по 2 алтына с искового рубля, а тиуну — по 8 денег.

2) Пошлины от судебного поединка. Если суд назначал поединок, а тяжущиеся мирились, не бившись, то наместнику и тиуну шла половина против истцова, а если бились, то наместник и тиун брали против истцова.

3) Пошлины от правых грамот, от холопьих правых грамот и отпускных. От правой грамоты наместнику с тиуном от печати шли с рубля 2,5 алтына, а дьяку за письмо — с рубля 3 деньги. От холопьей правой грамоты наместнику с тиуном от печати — 2,5 алтына с головы, а дьяку за письмо — 3 деньги с головы. Те же пошлины полагались и при явке холопьей отпускной и купчей на холопа.

Боярский суд[править]

Боярский суд состоял из боярина или окольничего и дьяка; представители же от земщины здесь были те же, какие и в наместничьем суде, потому что суд боярский был только высшей инстанцией наместничьего суда. Пошлины в боярском суде были также трех видов.

1) Пошлины от иска. Боярину полагалось по 2 алтына с рубля, а дьяку — по 8 денег «с виноватого» без различия, истец это или ответчик.

2) Пошлины от судебного поединка. Здесь по Судебнику принимались три разных момента: а) если тяжущиеся мирились, не выходя на поле, то пошлины были прежние, то есть боярину — 2 алтына, а дьяку — 8 денег; б) если они мирились, выйдя на поле, то в таком случае к прежним пошлинам добавлялись еще полевые пошлины, а именно: окольничему, который должен был присутствовать при поединке, — с рубля четверть, или 50 денег, дьяку — 4 алтына с деньгой и недельщику — четверть, или 50 денег, с рубля и сверх того вязчего 2 алтына; в) если тяжущиеся, выйдя на поле, вступали в бой, то в иск по заемному делу или по драке боярин с дьяком брали от суда на побежденном прежние пошлины (то есть боярину — 2 алтына, а дьяку — 8 денег с рубля), а собственно полевых денег окольничий брал полтину с рубля, дьяк — 50 денег и недельщик — полтину, а вязчего 4 алтына; если иск был в разбое, душегубстве, поджоге или татьбе, то на побежденном доправлялось: окольничему — полтина от рубля и доспех, то есть оружие побежденного, а недельщику и дьяку — прежние пошлины; равным образом и боярину с дьяком за производство дела полагались пошлины прежние.

3) Пошлины от грамот: а) от правой грамоты: боярину от печати — по 9 денег с рубля, дьяку от подписи — 1 алтын, подьячему от письма — 3 деньги с рубля; б) от докладного списка: боярину за печать — с рубля по алтыну, дьяку за подпись — по 4 деньги с рубля, подьячему за письмо — по 2 деньги с рубля; в) от холопьей правой грамоты и отпускной: боярину от печати — 9 денег с головы, дьяку за подпись — алтын, подьячему за письмо — 3 деньги.

Великокняжеский суд[править]

Суд вел. князя. На этом суде присутствовал или сам вел. князь, или его сын, или боярин, которого назначал вел. князь; кроме того, на этом суде были еще дьяк и подьячий, а при выдаче правых грамот и других — печатник. Судебные пошлины в этом суде были те же, какие и в боярском, исключая пошлины от докладного списка, а именно: дьяку — с рубля по алтыну и 2 деньги с рубля — подьячему, а за печать с рубля 9 денег.

II. Формы суда[править]

По Судебнику грамоты, выдаваемые судом, были следующие.

1) Правая грамота. Так называлась копия с окончательного решения суда, по которому одна сторона признавалась оправданной, а другая — виноватой. Правая грамота состояла собственно из трех частей, из которых в первой части прописывался весь ход судебного дела и все судебные доказательства, представленные в суде: грамоты, акты, показания свидетелей и др.; во второй заключался судебный приговор; в третьей — исполнение судебного решения. В исках о владении она выдавалась как документ на право владения и в случае вторичных споров представлялась в суд как доказательство. К правой грамоте прикладывалась печать вел. князя или боярина, или наместника, смотря по тому, чьим судом решалось дело; она подписывалась дьяком, бывшим на суде, а писалась подьячим. В правой грамоте записывались также имена судей от правительства и от общества, участвовавших в суде.

2) Докладные списки. Они по форме были одинаковы с правыми грамотами, но в них не записывалось исполнение судебного решения, а только ход судебного дела и судебный приговор; они выдавались собственно для приведения решения суда в исполнение. К докладному списку прикладывалась печать судьи, решавшего дела, и сверх того он утверждался подписью дьяка, бывшего на суде.

3) Судебные списки. Так назывались те бумаги, в которых записывалось судебное дело в том порядке, в каком оно производилось, со всеми допросами и показаниями тяжущихся и их свидетелей. Это была собственно записка тиуна, представляемая судье, по которой он и решал дело. Судный список обычно записывался в начале докладных и правых грамот. 4

) Холопьи правые грамоты и отпускные. Они выдавались холопам, которые по суду признавались свободными. Грамоты эти по Судебнику утверждались печатью судьи и подписью дьяка, и вообще они имели одинаковую форму с другими правыми грамотами, только выдавать их могли те из наместников, которые имели право боярского суда, или те бояре в Москве, которые заведовали холопьим судом. Отпускные по Судебнику признавались действительными только в том случае, если были написаны рукой господина, отпускавшего холопа.

5) Бессудные грамоты. Они были одинаковы с правыми грамотами и докладными списками и имели ту же силу, но выдавались они только одной стороне, и притом тогда, когда не было суда вследствие неявки в суд одной из тяжущихся сторон; грамоты эти выдавались дьяком без доклада судье; т. о., дьяк, рассмотрев срочные грамоты, представленные явившейся стороной, и прождав другую сторону семь дней после срока, на восьмой день выдавал бессудную грамоту за своей подписью и за печатью судьи.

6) Срочные. Так назывались те судебные бумаги, которые выдавались тяжущимся для явки в назначенный срок на суд. По Судебнику они делились на два вида: срочные простые и срочные отписные. Простыми срочными назывались те, в которых назначался первый срок для явки в суд, а отписными — те, в которых по просьбе тяжущихся им назначалась отсрочка для явки в суд. По Судебнику те и другие срочные выдавались дьяком за его подписью и со взятием определенной пошлины.

7) Приставные. Так назывались те грамоты, которые выдавались судом недельщикам или приставам для вызова в суд тяжущихся. По Судебнику приставная подписывалась дьяком и выдавалась иногда одна по нескольким делам, если вызываемые жили в одном городе.

III. О вызове в суд и судебных сроках[править]

Для вызова в суд в великокняжеском и боярском суде посылались недельщики, а в наместничьем — доводчики или судебные приставы. По Судебнику вызов в суд производился следующим порядком: во-первых, истец подавал в суд челобитную, в которой записывал, чего стоит его иск, и просил выдать приставную память для вызова в суд ответчика. Такая челобитная принималась дьяком, который вместе с недельщиком рассматривал, стоит ли иск тех издержек, которые потребуются для вызова в суд ответчика. (Для определения этой стоимости недельщик имел таксу, в которой было расписано, сколько потребуется издержек для вызова в суд ответчика из того или другого места.) Если оказывалось, что предъявленный иск стоит издержек по вызову, то дьяк подписывал приставную грамоту, за что и получал определенную пошлину, и отдавал ее недельщику; если иск оказывался не стоящим издержек, то приставная не выдавалась и суд отвергал этот иск. Во-вторых, по получении приставной грамоты недельщик или сам отправлялся за ответчиком, или посылал за ним своего помощника. Приехав в город или волость, записанные в приставной, недельщик или его помощник должен был представить приставную наместнику или волостелю, а те — передать ее местному доводчику, который и приводил недельщика к ответчику. Ответчик по прочтении приставной должен был дать недельщику поручную запись, что он явится на суд в срок. Если же он не мог дать поручной записи, то недельщик арестовывал его и держал у себя до времени производства суда.

Судебные сроки[править]

Тяжущиеся могли отложить срок суда на определенное время; для этого им выдавалась срочная память. По Судебнику существовало три срока для явки в суд, с теми условиями только, чтобы требующие срока вносили за это определенную плату. Кроме того, тяжущимся позволялось вместо себя присылать в суд присяжных поверенных. Если кто из тяжущихся не являлся в суд в назначенный срок, то на него выдавалась бессудная грамота. Впрочем, эта грамота выдавалась не прежде чем по истечении 7 дней, на 8 день после срока. Все судебные издержки и пошлины доправлялись на виноватом, хотя первоначально, напр., для вызова ответчика, платил тот, кто начал иск.

IV. О судных доказательствах[править]

По Судебнику судебными доказательствами признавались следующие:

1) Письменные документы. Относительно этих доказательств мы знаем только, что они признавались на суде, но какие именно документы признавались доказательствами, что требовалось для удостоверения в их подлинности, этого Судебник не определяет; он, вероятно, предоставляет решать это самим судьям.

2) Показания свидетелей. От свидетелей Судебник требовал, чтобы они были очевидцами и говорили правду, иначе они платили иск истцу и все издержки по суду. По вызову в суд свидетели немедленно должны были являться, не разбирая, могут или не могут они свидетельствовать; в противном случае с них взыскивались все убытки истца и все пошлины и издержки по суду. По Судебнику показание свидетелей имело такую силу, что если оно не подтверждало показаний истца, то он терял иск. Они даже имели право требовать для подтверждения своих показаний судебного поединка с другим свидетелем, с истцом или ответчиком.

3) Крестное целование. По Судебнику оно допускалось только в случае спора между русскими и чужеземцами, причем предоставлялось на волю ответчика, самому ли целовать крест или предоставить это истцу. Между русскими крестное целование допускалось только тогда, когда не было других судебных доказательств или когда истец или ответчик отвергали показания свидетелей противной стороны.

4) Поле, или судебный поединок. Судебный поединок должен был совершаться при окольничем и дьяке, которые, приехав на поле, должны были спросить у бойцов, кто у них стряпчие, или поручники, и приказывали этим лицам присутствовать при поединке, но никакого оружия при себе не держать; людей посторонних окольничий и дьяк должны были удалять, а в случае сопротивления отдавать их в тюрьму. Судебник допускал поединок не только между истцом и ответчиком, но и между их свидетелями. Если истцом или ответчиком были малолетний или старый, женщина, поп, чернец или черница, то им позволялось нанимать за себя бойцов, но в таком случае и противная сторона могла также представить за себя наемного бойца. Свидетель не имел права поставить за себя бойца, но точно так же, если свидетелем был старый, больной, увечный, малолетний и др., то им дозволялось выставлять на поединок вместо себя наймитов, но их наймиты предварительно обязаны были целовать крест; в таком случае и противная сторона могла выставить наемного бойца.

V. О порядке суда по уголовным делам[править]

Этот суд по Судебнику принимает новый характер или, по крайней мере, новую форму. Судебник в делах по татьбе, разбою, душегубству, ябедничеству и другим преступлениям представлял совершенно новый, неизвестный прежде взгляд на преследование уголовных преступлений. Он назначал наказание не по качеству самого преступления, а по степени виновности преступника, то есть смотря по тому, первый или не первый раз уличается в преступлении преступник. Для дознания этого по Судебнику употреблялся повальный обыск. Если по повальному обыску оказывалось, что уличаемый в преступлении — «лихой человек», то есть что он уже несколько раз попадался в преступлении, то какое бы преступление он ни совершил, хотя бы его уличали в самой незначительной краже, его казнили за это смертной казнью наравне с головником, разбойником, поджигателем и церковным татем. В Судебнике сказано: «А будет ведомый лихой человек, и того велети казнити смертною казнию». Но если кто в первый раз был уличаем в краже, но не церковной, то его по Судебнику должно было казнить только торговой казнью (бить кнутом), а имение его продать для удовлетворения истца и для уплаты пошлины судье; если же у него не было имения, то его самого следовало выдать истцу головой на продажу. Судебник оказывает такое доверие к общественному мнению, что и без поличного и без суда предписывает обвиняемому в краже платить все то, что на нем будет искать истец, если 5 или 6 человек «добрых людей» под крестным целованием назовут его вором; а если тот был пойман с поличным, то хотя бы он попался и в первый раз, но 5 или 6 добрых людей под крестным целованием называли его лихим человеком, то по Судебнику обвиняемый приговаривался к смертной казни. Так же сильно оказывается в Судебнике доверие к общественному мнению и в случае татебных оговоров; так, если вор на суде кого оговорил своим соучастником, то такого только тогда дозволялось приводить в суд и подвергать пытке, когда общество отзывалось о нем как о человеке подозрительном, а если общество делало о нем хороший отзыв, то он отдавался на поруки.

Часть II[править]

2-я половина Судебника 1497 заключает в себе узаконения частного гражданского права, а именно: 1) о купле; 2) о займах; 3) о крестьянском выходе, или отказе; 4) о поземельном владении; 5) о холопстве; 6) о наследстве.

I. О купле[править]

Относительно купли Судебник говорит, что если кто купил на торгу что-нибудь новое, кроме лошади, то для него достаточно представить двух или трех свидетелей, при которых купил, чтобы очистить себя и оправдаться перед теми, кто стал бы называть покупку своей собственностью. Столько же свидетелей достаточно и в таком случае, если кто купил что «на чужой земле», то есть в другом городе. А если кто не мог представить двух или трех свидетелей, то он в случае иска очищался присягой и освобождался от иска. Впрочем, для покупки лошадей Судебник указывает иной порядок, а именно, по Судебнику лошадь должна покупаться при пятенщике, пятнившем ее и записавшем в книгу с подробным обозначением примет ее, купивший же лошадь не при пятенщике мог лишиться ее в случае иска.

II. О займах[править]

Судебник, кажется, оставляет неприкосновенным все прежние узаконения о займах; он обращает внимание только на один случай, а именно на случай несостоятельности между купцами. Судебник так же, как и Русская Правда, делит несостоятельных купцов на несчастных и виноватых. Но здесь Судебник вводит новое начало, неизвестное в Русской Правде, начало строгой администрации и судебных форм: он требует обысков для доказательства справедливости показаний несчастного должника. Если назвавший себя несчастным несостоятельным должником по обыску оказывался действительно таким, то ему выдавалась великокняжеским дьяком полетная грамота за княжеской печатью, по которой он обязывался выплатить в срок один только капитал без процентов; оказавшийся же несостоятельным по своей вине выдавался головой истцу на продажу.

III. О крестьянском отказе, или о переходе крестьян от одного землевладельца к другому[править]

Закон Судебника строго отличает крестьян от наймитов. Наймит по Судебнику поступал на службу к известному землевладельцу на срок или с условием определенных работ в пользу последнего, напротив, крестьянин садился на землю бессрочно; наймит, не исполнив условной работы или не дожив срока, лишался наемной платы; для крестьянина же закон назначает срок, когда он свободно мог оставить своего владельца или владелец мог сослать его: за неделю до осеннего Юрьева дня и спустя неделю после Юрьева дня. По Судебнику крестьянин для свободного перехода от одного землевладельца к другому должен был исполнить относительно его одно условие — заплатить ему за пожилое. Плата за пожилое в малолесных местах назначалась в 4 руб. за двор, а в лесистых — полтина, притом этот платеж был разделен на четыре доли, так что крестьянин, проживший один год, платил только один рубль или четверть двора, проживший два года — полдвора и т. д.

IV. О поземельном владении[править]

В 1-й статье этого отдела Судебника говорится об изгородях. По Судебнику изгороди между селами и деревнями должны были делить смежные владельцы пополам. А в случае если от худой изгороди случался убыток, то за это отвечал тот владелец, чья изгородь. В отхожих же лугах, между чужими пашнями, изгородь должен был делать владелец пашни, а не тот, кому принадлежал луг. Во 2-й статье настоящего отдела говорится о межах. В Судебнике основанием для деления межей было принято право поземельного владения, поэтому межи в нем были разделены на владельческие и общинные. За нарушение или порчу межей между разными владениями Судебник назначал торговую казнь, а за порчу межей в одном владении назначал только 2 алтына пени и, сверх того, взыскание за раны или побои, если портивший межу прибил при этом хозяина межи. В 3-й статье говорится о земской давности. Судебник вводит два рода земской давности — трехлетнюю и шестилетнюю. Трехлетняя давность полагалась в исках по землям между вотчинниками (боярами и монастырями), между помещиками, которые владели казенными землями на поместном праве владения, и между крестьянскими общинами, то есть в исках помещиков на помещиков и общин на общины и в исках между помещиками и общинами. А шестилетняя давность полагалась только в исках на вотчинников, то есть бояр и монастыри, черных или государевых земель.

V. О холопах[править]

Узаконения Судебника о холопах почти одинаковы с подобными же узаконениями Русской Правды. По Судебнику признавались следующие три формы перехода из свободного состояния в холопство:

1) «по полной грамоте», то есть когда кто сам продает себя в холопство;

2) по должности сельского тиуна или ключника, будет ли то с доклада или без доклада наместнику с боярским судом. При этом жена с детьми принявшего должность тиуна или ключника признавались в холопстве только в том случае, если они жили при отце своем, а если они жили не при отце, а у кого-либо из своих родственников или сами по себе, то оставались свободными. Должность тиуна или ключника в городе не делала холопом того, кто принимал на себя эту должность;

3) женившийся на рабе или поступивший в чье-либо владение в приданое или по духовной также считался холопом. Холоп, взятый в плен татарами, если успевал бежать из плена, переставал быть холопом и делался свободным.

Бежавшего холопа нельзя было задержать без доклада наместнику с боярским судом и не взяв у него для этого беглой грамоты. Наместники же или волостели, не имевшие права боярского суда, не могли даже выдать бежавшего холопа его господину, а равно не могли выдать и беглой грамоты для отыскания бежавшего холопа. Это установлено было для того, чтобы дать возможность холопу избавиться от холопства бегством. В то время наместники с боярским судом были только в шести городах: в Москве, в Новгороде, в Пскове, в Твери, в Н. Новгороде и в Рязани. Следовательно, беглый холоп всегда имел много времени, чтобы скрыться, прежде чем господин его мог начать розыск.

VI. О наследстве[править]

Судебник признает два вида наследства: по закону и по завещанию. Для наследства по завещанию Судебник не полагал никаких правил, вероятно потому, что дела по завещаниям тогда подлежали суду святительскому, который обычно руководствовался Кормчей, или Номоканоном. Относительно же наследования по закону он принял совсем другие начала, чем те, какие мы видели в Русской Правде. Судебник предоставлял право наследования по закону, во-первых, сыновьям, во-вторых, если сыновей не было, — дочерям и, в-третьих, за неимением сыновей и дочерей наследовали другие родственники по степеням родства, кто ближе к умершему.

Ссылки[править]

Источник: