Счета ASKI

From Традиция
Jump to navigation Jump to search

Счета ASKI (нем. Ausländer Sonderkonten für Inlandszahlungen) — «особые счета для внутренних расчетов с иностранцами» — система расчетов по импортно-экспортным контрактам в Третьем рейхе, созданная для поддержания баланса между импортом и экспортом.

Причина и ход событий[edit | edit source]

В 1929 году немецкая экономика была на подъеме, но после того как лопнул инвестиционный пузырь в США, американские банкиры стали отозвать свои устойчивые инвестиции из реального сектора немецкой экономики для того чтобы компенсировать этими деньгами «потери макулатуры в США». Последствия очередного финансового кризиса в Германии, начавшегося всего только через 6 лет после 1922/23 гг, в конечном итоге, учитывая ненависть Адольфа Гитлера к евреям-банкирам, и привели его к посту канцлера.[1] Для того, чтобы предотвратить экспорт американского кризиса в Германию, новым правительством Третьего рейха были приняты экстренные меры против вывоза капитала.

Закон против предательства немецкой экономики, принятый 12 июня 1933 года, поставил на место любителей офшоров. Теперь они рассматривались не как экономические преступники, а как изменники Родины.

Закон о защите экспорта немецких товаров (нем. Gesetz zum Schutze der deutschen Warenausfuhr) от 22 сентября 1933 года сделал возможным установление импортных квот, регулярно определяемых в зависимости от режима, предоставляемого немецкому экспорту.[2]

Обе эти меры решили вопрос с оттоком капитала, для решения же проблем с дефицитом иностранной валюты 18 октября 1933 года был принят Закон о мерах по развитию внешней торговли (нем. Gesetz über Maßnahmen zur Förderung des Außenhandels). Прототипом для него послужили уже существующие с 1931 года конверсионные фонды. В соответствии с новым Законом полномочия саморегулируемых палат предпринимателей были ограничены, а при создании новых объектов бизнеса с привлечением валютных инвестиций, требовалось подтверждение информационно-консультационных центров, аккумулирующих сведения о всех видах сотрудничества между государственными органами и отраслевыми организациями предпринимателей.

Впоследствии один из таких центров стал не только регулировать пошлины на внешней границе, объёмы и цены, но также и координировать создание запасов внутри страны. Этот центр, возглавляемый Оскаром Вингеном,[3] получил название Имперское Управление внешней торговли (нем. Reichsstelle für Außenhandel)[4] и просуществовал до 1 апреля 1943 года (до образования нем. Gauwirtschaftskammer[5]).

На внутреннем рынке одновременно был установлен контроль за ценами и заморожен рост доходов (заработной платы и прибыли корпораций).


В 1934 году за мораторием на перечисление платежей последовал полный валютный мораторий. Немецкие должники теперь должны были выплачивать все свои международные обязательства в обменную канцелярию по внешним долгам, которая по своему усмотрению могла уже совершать платежи иностранным кредиторам.[2]

Таким образом, контроль за иностранной валютой из средства поддержки довольно шаткой немецкой валюты превратился в мощный механизм управления внешней торговлей.

Пример расчетов с Бразилией[6][edit | edit source]

Яльмар Шахт (справа), принят на службу в «Дрезднер банк» (Dresdner Bank), принадлежавший еврейскому банкиру Герберту Гутману, в 1908 году — заместитель директора «Дрезднер банк», друг семьи Гутмана. Шахт — автор ASKI-политики.


С декабря 1934 года бразильские банки могли открывать специальные ASKI счета в немецких банках. Получив в министерстве экономики необходимые разрешения об импорте бразильских товаров (кофе, какао, хлопка, кожи), немецкие импортеры зачисляли на эти ASKI необходимую контрактную сумму в рейхсмарках.

Эти средства, учтенные на ASKI счетах в дальнейшем могли быть использованы только для закупки (экспорта) немецких товаров. После того, как сделка по импорту товаров из Бразилии состоялась и немецким импортером был внесен вклад, бразильскому экспортеру в банке Бразилии (банк Бразилии был главным действующим лицом во внешнеэкономических контрактах с Германией) мог быть открыт счет лоро, средства с которого по системе межбанковских корреспондентских отношений могли быть переведены в любой другой банк страны и даже в зарубежные банки.

Так как экспорт из Бразилии в Германию увеличился, и бразильские банки оперировали с возрастающими суммами на счетах ASKI, это способствовало к снижению цен на немецкие товары для импортеров в Бразилии, и тем самым стимулировали увеличение немецкого экспорта в Бразилию.

Если в 1929 году Германия занимала третье место на бразильском рынке, после Соединенных Штатов и Великобритании, то в 1936 году она обогнала Великобританию, переместившись на второе место, как по экспорту, так и по импорту. В мае 1938 года бразильским импортерам, приобретающим германские товары по системе ASKI, была предложена возможность покупать немецкие товары по цене на 4 % ниже, чем они были оценены на внутригерманском рынке в рейхсмарках. И из-за субсидий и государственного контроля, немецкие экспортеры могли теперь предложить более привлекательные условия, чем их менее гибкие конкуренты. Это создало уникальную бизнес-модель, которая с одной стороны наносила ущерб мировой торговле, но иностранные (бразильские) бизнесмены получали при этом ценовые преимущества, что в свою очередь повышало политический рейтинг правительства Варгаса в Бразилии и способствовало более тесному сотрудничеству двух стран не только в торговой, но и в идеологической [7] сфере.

Другие страны, такие как Соединенные Штаты, были очень недовольны, потому что немецкая система торговли оказывала негативное влияние на экспорт американских товаров.

Преимущества системы[edit | edit source]

  • Постепенно стала формироваться практика расчетов в рейхсмарках, рейхсмарка стала рассматриваться как международное средство расчетов (пусть на начальном этапе и в небольших масштабах).
  • Все расчеты в результате были переведены в «зону рейхсмарки» — для проведения расчетов иностранным покупателям приходилось открывать ASKI-счета в германской банковской системе, что в целом увеличивало ликвидность в германской экономике. Валютные средства, конвертируемые иностранными покупателями в рейхсмарки для закупки немецкого экспорта и размещаемые в германской финансовой системе, уже работали на германскую экономику.
  • С экспортеров снимался курсовой риск и переносился на иностранных импортеров. Теперь уже покупатели немецких экспортных товаров должны были беспокоиться о том, каков будет курс их валюты и рейхсмарки, и, соответственно, нести издержки по хеджированию.
  • Для экспортеров уменьшились экстерриториальные риски, связанные с возможностью применения санкций к их финансовым ресурсам (замораживание средств, мораторий по платежам и т. д.), как это может быть в случае хранения средств в иностранных банках.
  • Экспортеры стали в большей степени заинтересованы в удорожании рейхсмарки, поскольку они больше выручали средств в другой по отношению к рейхсмарке клиринговой валюте. Крепкая рейхсмарка, среди прочего, стала тормозом инфляции.
  • Возросла эффективность налогового и иных форм контроля. Все платежи осуществлялись с ASKI-счетов, находящихся в германской финансовой системе, и, таким образом, легко контролировались регуляторами. Товарно-денежные потоки страны находились под полным контролем, что исключало какую-либо возможность накруток цен посредниками (спекуляций), расхищения бюджетных средств и откатов.

Система обладала несомненными конкурентными преимуществами, ограничивала возможности фьючерсных спекуляций, обеспечивала прозрачность ценообразования и наносила удар по «печатным станкам» вражеских стран.

Недостаток системы[edit | edit source]

Единственным недостатком новой системы торговли являлась её бюрократизация. Требовались многочисленные согласования, разрешения и переговоры и установление специальных коротношений с банками других стран. По словам рейхсминистра экономики Вальтера Функа, сменившего Яльмара Шахта в 1937 году на посту, а в 1939 году на посту президента Рейхсбанка, «официальная отчетность теперь составляет более половины всей деловой переписки предпринимателей» и что ведение «немецкой внешней торговли предполагает заключение 40 тысяч отдельных сделок ежедневно и на каждую из них необходимо заполнить 40 различных документов».[8]

Немецкая марка обладала в какой-то период 237 курсами. Так, для обеспечения дешевого отдыха своих рабочих были определены туристические валюты — лира, марка, динара, в обмен на которые иностранные туристы получали по пониженному обменному курсу или по курсу с премией национальную валюту Германии. По отношению к свободному курсу доллара в двусторонних соглашениях марка могла иметь различные курсы. Но и здесь, к собственной выгоде Германия использовала различные обменные курсы при заключении, например, коммерческих соглашений с дунайскими странами.[9]

Использование опыта в других странах[edit | edit source]

После объявления Лигой Наций в 1935 году экономических санкций Италии, на подобных принципах было образовано и стало действовать Министерство торговли и валюты.

Система, подобная ASKI, была введена в 1950 году в СССР; под названием «переводной рубль»[10] она использовалась вплоть до начала 90-х годов при расчетах с дружественными «братскими странами».

Ссылки[edit | edit source]

  1. Tandem vipera(нем.)
  2. а б Нойманн Ф. Л. Бегемот. Структура и практика национал-социализма 1933‒1944 — СПб.: Владимир Даль, 2015. — 591 с. ISBN 978‒5‒93615‒145-З
  3. de:Oskar Wingen
  4. de:Reichsstelle für Außenhandel
  5. de:Gauwirtschaftskammer
  6. Franc McCann La lucha por el comercio Brasileno, 1935‒1939
  7. ru: Зарубежная организация НСДАП
  8. Уильям Ширер. Взлет и падение третьего рейха (Том 1)
  9. Германская корпоративная экономика
  10. ru:Клиринговый рубль