Текст:Александр Машин:Round 'em up

From Традиция
Jump to navigation Jump to search

Round 'em up



Автор:
Александр Машин




Дата публикации:
19 января 2020







Предмет:
Национальная безопасность, позитивная дискриминация


Вообразите, что вы член правящей элиты некоего высокоразвитого государства; желательно англосаксонского происхождения — насколько человек может постичь мышление англосакса.

У этого государства есть проблема: меньшинство X.

Это меньшинство живёт не компактно, а рассеяно среди всего народа. Некоторые его преставители не афишируют свою принадлежность к нему, что не мешает им пользоваться следующими из неё преимуществами. Его представители часто занимают высокое положение, имеют друзей, родственников и зависимых лиц не из числа X. Некоторые важные области жизни X контролируют.

Это меньшинство безусловно сплочено, решительно и безжалостно защищает свои интересы, используя все свои ресурсы, к которым относит и служебное положение представителей X и зависимых лиц. В то же время, X сумели создать себе репутацию одновременно талантливого и несправедливо гонимого меньшинства. Поэтому, даже не принадлежащие к X служат им: кто из страха, кто ища выгоды, а кто и искренне считая, что защищать X нравственно. Противники X, хоть и многочисленные, не имеют высокого положения, разрознены и не смеют говорить открыто.

Уже само привилегированное положение меньшинства создаёт проблемы: отрасли под его контролем, как сказал бы англофон, underperform, поскольку X не настолько талантливы, как думают о себе, и со своей работой часто справляются хуже, чем справились бы представители большинства, будь они допущены к ней. Представителей X трудно привлекать к ответственности за преступления или отстранять от высоких постов за неумелость.

Но положение ещё хуже: лояльность X, в лучшем случае, двойная. Они часто противодействуют политике правительства, в том числе, и находясь на государственных постах; кроме того, они создают и поощряют антигосударственные идеологические течения; практически, X являются ядром пятой колонны. Это уже серьёзно ограничивает государство в его возможностях и, эффективно, ставит под сомнение его суверенитет.

Наконец, из истории известно, что в годы тяжких испытаний X обычно находят выгодным предать приютившие их народы. Нет сомнений, что так они поступят и в следующий раз. Как следствие, ваше государство не может вести больших войн и под угрозой большой войны ему придётся уступить всё, что потребуют.

Итак, положение государства стало нестерпимым. Англосакс в такой ситуации не станет удовлетворяться полумерами, и решит, что X должны быть отстранены от всякого влияния, независимо от того, является ли оно в каждом конкретном случае заслуженным и благодетельным для государства; и лишены всякой возможности вновь его приобрести. Практически, это означает истребление или изгнание X.

Но просто отдать соответствующий приказ невозможно: государственный аппарат откажет в повиновении, народ не окажет деятельной поддержки; да и законы, защищающие права граждан и конституционный строй, таких прямых действий не позволяют.

Допустим, на решение X-вопроса у правительства есть несколько лет.

Эта вводная несколько фантастическая. Настоящее, «англосаксонское» правительство не попало бы в такое положение; правительство в таком положении, вероятно, не осмелится поставить перед собой X-вопрос.

Что же делать правительству? Англичанин, насколько я могу постичь его мышление, поступил бы примерно нижеследующим образом.

Ключевое значение для будущего анти-X переворота имеет изоляция X от общества. Достичь её можно, используя юридические и идеологические механизмы, навязанные X обществу для охранения своего привилегированного положения.

  1. Для начала следует законодательно закрепить, как юридический факт, то, что X — жертвы дискриминации и имеют право на скромную, но существенную финансовую компенсацию, а также прочие привилегии, вроде преимущественного права получения всяких благ,
  2. После нескольких скандалов, когда люди, не относящиеся к X, получали бы компенсацию, следует ввести государственную, или квазигосударственную, регистрацию принадлежности к X, как условие получение компенсации. Будет полезно, если к регистрации будут привлечены представители верхушки диаспоры X, названные X-ратами,
  3. Следует ввести понятие «преступления ненависти», которым бы называлось преступление по анти-X мотивам. Такие преступления должны особенно сурово наказываться.
  4. Преступления, к «преступлениям ненависти» не относящиеся, должны расследоваться по остаточному принципу,
  5. После нескольких скандалов, связанных с неправильной квалификацией преступлений против незарегистрированных X и самозванных X, частью объекта преступления ненависти должен стать факт регистрации X. На этой стадии преступления против X должны стать проблемой,
  6. Новые скандалы должны привести к тому, что всякий X, желающий особой защиты законов против преступлений ненависти, будет обязан носить на одежде заметный издалека знак; с другой стороны, всякое преступление против носителя этого знака квалифицировалось бы как преступление ненависти,
  7. Всякий, носящий этот знак без регистрации, должен быть признан виновным в новом виде преступлений ненависти — «аппроприации»,
  8. Если преступлений ненависти будет недостаточно, следует обязать народ пропускать без очереди и уступать места в общественном транспорте лицам с X-знаками. Придётся позаботиться и о том, чтобы очередей было много, а общественного транспорта мало. Для этого, соответствующие отрасли достаточно будет вверить X, если они ещё не поставили их под контроль,
  9. Судебные дела между X следует предоставить юрисдикции X-ратов,
  10. Наконец, надо ввести «преступление самоненависти», как новую разновидность преступления ненависти, в котором будут виновны X, уклоняющиеся от регистрации. Обвинителями и основными экспертами будут X-раты, заинтересованные в увеличении количества подконтрольных им X. Впрочем, можно просто поощрять террор зарегистрированных X против предателей-незарегистрированных,
  11. Нарастающий вал преступлений ненависти (о нём позаботятся сами X) обоснует эвакуацию X в особо защищённые привилегированные посёлки (или целую провинцию), построенные и содержащиеся за счёт государства, и обеспечивающие больший комфорт, чем доступный основной части народа, о чём последнему должно быть известно.

Дальнейшее — простая военная задача.