Текст:Отто Годес:Новый Человек против либерализма и марксизма

From Традиция
Jump to navigation Jump to search

Новый Человек против либерализма и марксизма



Автор:
Отто Годес




  • Der Schulungsbrief, выпуск 7 (Сентябрь 1934), стр. 7‒9.
Дата публикации:
сентябрь 1934





Язык оригинала:
Немецкий язык


Предмет:
Национал-социализм, антропология


Перевод: WOTANJUGEND

Время человеческого развития показывает, что каждый век должен обладать своим особенным человеческим типом. Его неоднократно можно узнать уже по присущему ему внешнему обличию. Но особенно резко носитель нового духа, пионер мировоззрения выделяется, прежде всего, по своему характеру. Ничего более тотального, затрагивающего все области человеческой жизни обширного мировоззрения, до сих пор не было. Первый и единственный образ этого — национал-социалистический принцип жизни народа. Так становится абсолютно ясно, что носители борьбы за это мировоззрение, принесшие их жизнь и их борьбу для особенной цели, представляют новый человеческий тип немецкого народа. В резкой противоположности к ним стоит либеральный человек прошлого века.

Когда французская философия 18-го столетия придавала либеральному духу твёрдые основы в системе, она одновременно обустраивала либерального человека. Соответственно учению просветительской философии возникало понятие индивидуума.

Индивидуум хотел независимости от мира и природы, от народа и страны. Он не знал внутренних связей. Он был носителем понятия «человечество». Его действие брало начало исключительно из интеллектуальных ожиданий, и, следовательно, из рационалистического мышления. Разум перевешивал чувства. Такие отказывались от сопутствующего мысли и действию чувства, высмеивая это как «идеализм», под которым они понимали нечто нереальное, изнеженное и романтичное. У человека не стало веры, так как она оказалась вытеснена разумом. Знание было всем, а характер ничем, ибо знание казалось доходней твёрдости характера.

Ввиду своей материалистической установки, его конечная цель должна была быть направлена на стяжание земных благ, владение или невладение коими возводилось в отдельную оценку. При успехе либерально-материалистичного человека никогда не интересовал вопрос «как?», только лишь «что?». Если то требовалось, он шёл по трупам ради приобретения этих материальных благ. Такой дух должен был последовательно привести к анархии. Естественный инстинкт человека ещё сдерживал общественное устройство. Когда либерализм безмолвно размышлял или действовал анархически, жид как носитель марксистской мысли хотел укорить процесс распада через организацию классовой борьбы. Она должна была привести к тому, что общество растерзает само себя, а вместе с тем и всякий порядок.

Человеческий тип либерализма и марксизма — это человек массы. Особо отчётливо мы видим это на примерах сегодняшних Соединённых Штатов Северной Америки и России. Масса — это произвольное суммирование людей. Она возникает из-за неорганического скопления отдельных индивидов. Она — неорганична. У неё нет духа, только настроения. Обобщённо, масса означает хаос. Её существование опирается на случай. Взаимные связки отдельных людей очень просторны, и происходят лишь внешне. Это более общность интереса. Если он заканчивается, то каждая взаимная связка между людьми рвётся.

Итак, масса — это множество, но никак не общество людей. В противоположности к массе стоит народ. Народ возникает органически. Он взрастает. Связь между людьми дана народу изнутри. Чувство сплочённости создаёт общность. Мышление, взгляд на мир, воззрение на жизнь массы могут быть противоположными, но в народе всё это сглаживается. У народа есть историческая цель, жизненная задача, то чего у массы никогда не будет. Во имя достижения этой исторической цели мысль вождя сама собой выстраивается в народе. Руководство массы обусловлено настроением. Мы наблюдали за этим в либерально-марксистскую эпоху, когда правительства и парламентские массовые вожаки сменялись одни за другим. Поэтому у вождя массы нет собственной воли, цели и, неизбежно, устойчивости. Он никогда не сможет быть личностью.

Настоящий вождь народа выходит из народа и естественным образом связан с ним. Он — инстинктивный исполнитель сознательной или часто бессознательной народной воли (к примеру, Бисмарк был выдвинут не какой-либо партией, но исполнительным усилием немецкой воли). Вождь несёт в себе признаки своего народа, он — тип своего народа. Тесная связь со своим народом помогает исторической памяти тысячелетий оживать в нём. Он — личность со словом на устах. Национал-социалистическое движение и мировоззрение ставят на передний план личность, в то время как либерализм и марксизм, где всегда выигрывало большинство (масса), обделены ею. Они отдают предпочтение количеству, мы же — качеству.

Личность национал-социалистического человека оценивается согласно его умению, способности. Не знание и не богатство, а хорошо поставленный характер служит мерилом. При оценке вождя на передний план всегда выносится вопрос: что он делает для общности? Наше мировоззрение подразумевает то, что новый немецкий человек, и, в частности, новый немецкий вождь, будет личностью. Его отличительными качествами должны являться: чувство товарищество и осмысленность жертвы. Отправная точка его этики: прошлое!

Немецкий народ хочет иметь высокородных вождей. Лучшим примером нового немецкого высокородного вождя является Адольф Гитлер. Он — олицетворение идеала нового немецкого человека.

Каждая пропаганда мировоззрения бесцельна, если она ведётся лишь словами. Дела говорят доходчивей и убедительней. Если наше движение обречено жить вечно и побеждать, не только будучи политической партией внутри государства, но и представляя собой мировоззрение в народной душе, то каждый носитель движения, и, в особенной мере каждый вождь должен отображать это мировоззрение на собственном примере. То, что это мировоззрение возведено на все времена не вызывает сомнения, так как немецкий человек в его основополагающей сущности здоров и таким образом готов к приданию формы новому типу человека. Как исполнительный орган движения, имперское образовательное учреждение (Reichsschulungsamt) укажет пути, ведущие к формированию немецкого человека.