Тончи

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Тончи
Самоназвание:
тонцы, тонци.
Численность и ареал:
остров Сахалин, нижний Амур.
Язык:
Тончи язык
Религия:
язычество

Тончи (тонци, тонцы) - букв.: «человек», «настоящий человек» — народ, древнейшее автохтонное население острова Сахалин, северного Хоккайдо и нижнего Амура.
В ходе войн, с бежавшими от японского истребления айнами - с осторовов Хонсю и Хоккайдо, были полностью истреблены, а остатки тончей ассимилированы айнами[1].
На Сахалине находят предметы материальной культуры тончей, в том числе и остатки крепостей[2].

История исследования народа тончи[править]

Археологическое изучение Японии началось с того, что в 1877 г. американский исследователь Эдвард Морзе, изучавший брахиоподов (плеченогих) прибрежных вод Японского архипелага, проезжая по местности Аомори (равнина Канто на острове Хонсю), обратил внимание на выходившие на поверхность земли крупные скопления раковин.
Совместно с японцами он провел в Аомори раскопки и обнаружил там древнее поселение с раковинными кучами. Во время раскопок наряду с превосходно изготовленными каменными орудиями и керамическими сосудами были найдены фрагменты человеческих костей. Данные кости были расколоты так, как будто из них извлекался костный мозг.
Основываясь на этом, Э. Морзе пришел к выводу, что он раскопал стоянку древних каннибалов (людоедов). А так как каннибализм не был известен ни айнам, ни японцам, американский исследователь выдвинул гипотезу о том, что стоянка Аомори принадлежала неизвестным доайнским племенам, которые он назвал протоайнами.
Гипотеза Э.Морзе о том, что Японские острова первоначально были заселены предшественниками айнов нашла подтверждение в айнском фольклоре. Так во второй половине XIX в. на Хоккайдо была записана айнская легенда о народе коропокгуру.
На рубеже 70-80-х гг. XIX века вгляды Э.Морзе были развиты английским исследователем Джоном Милном, считавшим, что народ коропокгуру действительно существовал и в древности населял остров Хоккайдо.
По мнению Д. Милна, коропокгуру были вытеснены оттуда айнами и заселили Сахалин, Курильские острова и юг Камчатки.
В конце 80-х гг. XIX - начале XX вв. айнские предания о коропокгуру наряду с материалами первых археологических и антропологических исследований на Японских островах стали основой для теории профессора антропологии Токийского университета Сегоро Цубои, считавшего, что древнее население Японских островов не было связано ни с айнами, ни с японцами. С. Цубои считал, что айны никогда не знали каменных орудий и керамических сосудов, не жили в землянках и не употребляли в пищу человеческое мясо. Орнамент на древней керамике не был похож на айнский. Сильно отличалось и строение скелетов древних людей и современных С. Цубои айнов.
Особое внимание С. Цубои уделял небольшим глиняным скульптурам, найденным в Японии на памятниках каменного века. Японский исследователь различал среди них мужские и женские фигурки. На мужских фигурках не было бород, волосы завязывались узлом, вокруг глаз - снеговые очки. Женские фигурки имели сложную прическу, лица были закрыты масками. Фигурки были одеты в рубахи глухого покроя и штаны. Для украшения были использованы лабретки. По мнению С. Цубои все вышеназванные особенности с одной стороны резко отличали изображенных древними скульпторами людей от айнов, а с другой - делали их похожими на эскимосов. Это проявлялось в физическом типе (безбородые круглые лица), в прическе и покрое одежды, в употреблении снеговых очков и масок, в обычае носить лабретки. Подобно эскимосам, древнее население Японских островов жило в землянках и пользовалось каменными и костяными орудиями. Вместе с тем, С. Цубои видел между эскимосами и коропокгуру определенные различия и не рассматривал первых в качестве прямых потомков последних.
Однако связь между ними не вызывала у него никаких сомнений. Уже в конце XIX - начале XX вв. гипотеза С. Цубои была подвергнута убедительной критике со стороны японского исследователя Есикио Коганеи[3].

История тончи[править]

В период максимального потепления климата, которое пришлось на IX- начало XI вв. уровень моря повысился против современного более чем на два метра и в устьях рек образовались теплые мелководные лагуны и эстуарии. Климат стал не только теплым, но и более влажным. Обводнение и потепление способствовали развитию рыболовства. Однако значительная подвижка границы дрейфующего льда на север снизила эффективность морского зверобойного промысла, особенно на юге региона. Последнее обстоятельство, как сказано выше, подорвало основной источник питания мохэ на Курилах и Хоккайдо и вызвало их отток на север. В то же время, изменения климата, очевидно, способствовали расселению новых групп населения с континента на Сахалин, которые также как пришедшие на острова ранее племена мохэ - носители охотских культур - наряду с рыболовством и охотой занимались свиноводством и огородничеством. Распространение на остров новой культуры связано и с политическими переменами на континенте - возвышением чжурчжэней и созданием в ходе их экспансии империи Цзинь. Северные границы этого государства в XII веке не фиксировались, но граница влияния чжурчжэней на востоке включала не только Нижний Амур, но и Сахалин. Как указывалось в предшествующей главе, археологи фиксируют практически одновременное распространение в X-XI вв. одинаковой керамики - плоскодонных сосудов с плоским венчиком и треугольными штампами - к северу и к востоку от Нижнего Амура, на континенте, и на всем Сахалине. Ранее эту культуру интерпретировали как финальный этап охотской культуры. Но впоследствии выяснилось, что степень ее близости культурам Сусуя, Товада и Эноура не высока, и говорить об одной археологической культуре не приходится. Об общности островных культур бассейна Амура, Сахалина, Хоккайдо и Курил в VII-XIII вв следует говорить лишь в наиболее общем смысле, на уровне не ниже понятий «монголоиды байкальского типа», «северные монголоиды» и т.д. В XI- XII вв. культура минами кайзука переживала период своего расцвета. Поселения располагались не только на побережьях, но также в долинах рек, где кормиться можно было лишь рыболовством, огородничеством и свиноводством. Они многочисленны и известны везде, от крайнего юга до крайнего севера острова. В первой половине XIII вв., на фоне пришедшего на смену теплу глобального похолодания и натиска чжурчжэней и кувэй, она проходит ряд изменений. Холод и сопутствующие ему подвижки ландшафтов, изменение состава растительности и животного мира подрывали экономику сахалинских племен. На более холодный климат по сравнению, с предшествующим периодом, указывает появление в шестиугольных жилищах наряду с очагами глинобитных печей. Набор инвентаря в погребениях указывает на сильное влияние соседей с севера - обнаружены бронзовые ременные пряжки и бляхи, в точности копирующие изделия амурских чжурчжэней. В конце XIII или начале XIV вв. культура минами кайзука на Южном Сахалине как будто бы неожиданно исчезает. Главной причиной оттока северных народов сначала с Хоккайдо и Курил, а затем и с Южного Сахалина, является вторжение кувэй. На большинстве средневековых поселений культурные слои минами кайзука перестилаются протоайнскими. Не совсем ясно, что же произошло с доайнским населением островов. Наиболее вероятно, что, потерпев цепь поражений и уменьшившиеся числом, северяне либо были ассимилированы кувэй, либо мигрировали на север, где присоединились к своим сородичам. Последняя версия наиболее правдоподобна. Она имеет подтверждения и в айнском героическом эпосе о завоевании Сахалина. Согласно айнским преданиям, до них на Хоккайдо обитали карлики - коропокгуру, которые, якобы, жили под лопухами и были вороваты. Согласно легенде, кража айнских жен стала причиной войны, в ходе которой коропокгуру были изгнаны прочь. Легенда о тончах - предшественниках айнов на Сахалине почти в точности повторяет вышесказанное. Разница лишь в том, что здесь в роли коренного населения острова выступают не коропокгуру, а тончи - люди, живущие в землянках. По сахалинской легенде, побежденные айнами тончи бежали с острова в море на лодках. Причем айны упорно не признавали древние земляные жилища своими и называли их жилищами тончей. Кто же такие тончи? Действительно ли на Сахалине жил народ с таким названием, или это имя искажено айнским произношением? Вероятнее всего, действительно существовал. В фольклоре орочей есть мужское имя - Тончи. Например, в записанном В.К. Арсеньевым предании об орочских родах один из последних мужчин орочского рода Бочинка носит это имя. В основу айнской легенды о тончах легло самоназвание одного из родов, противостоявших им наиболее сильно, а потому и запомнившихся им. Имя тончи больше нигде не встречается, зато речка с названием Бачинка есть на берегу залива Анива - в самом центре распространения культуры минами кайзука. У версии об ассимиляции северного населения племенами кувэй есть веские доказательства. Антропологические исследования конца ХХ века показывают - айны Сахалина чрезвычайно метисированная группа, по своему физическому строению они значительно отличаются от сородичей с о-ва Хоккайдо. То же отмечаем на Камчатке и Северных Курилах - проникшие на север протоайны смешались с местным монголоидным населением. Из описаний русских путешественников известно, что на севере Курильского архипелага проживали люди, внешне и по языку отличавшиеся от айнов Хоккайдо. В 1622 году итальянский миссионер де Анжелис, побывав на острове Хоккайдо, написал следующее: «…туземцы (айны) ездят на три острова удаленные от о. Хоккайдо, закупать черепа морской выдры. Жители этих островов не имеют бород и говорят на совершенно другом языке». Представляется, что это и есть ответ на загадку о тончах - монголоидное население завоеванных протоайнами островов влилось в состав племен победителей. Почему же протоайны не уничтожили своих предшественников до конца? Дело в том, что в боях между племенами Дальнего Востока и Сибири мужчин - воинов обычно убивали, а женщин и детей, как большую ценность, забирали себе. Пленники впоследствии жили под одной крышей с хозяевами; служили домашними рабами, которые со временем превращались в домочадцев и родственников - членов большой патриархальной семьи. Таков механизм ассимиляции коренного населения пришлыми группами, в которых, как правило, преобладали мужчины-воины. Не исключено, что где-то кувэй и северяне были соседями и жили черезполосно. Однако в XIII веке кувэй становятся самым многочисленным и сильным народом в северной части островного мира. Археологи отмечают исчезновение северных культур, например, минами кайзука, и широкое распространение протоайнской культуры найдзи. Протоайнская культура со специфическим названием «найдзи» была выделена японскими археологами в 30-х гг. XX века. Территория этой культуры совпадает с ареалом проживания протоайнских племен в XIII-XVI вв. Таковы же ее датировки. В самом конце XII века японцы проникают на Хоккайдо. В это же время наибольшего могущества достигает чжурчжэньская империя Цзинь, активизируется торговля между континентом и островным миром. Под влиянием восточно-азиатской цивилизации происходят изменения в культуре островного населения. Археологи фиксируют их по составу находок, в том числе, отмечается резкое увеличение количества предметов из железа, бронзы, стекла, а также полный отказ от каменных орудий труда. Наиболее заметным для археологов является быстрое замещение керамики сацумон железными и глиняными котлами типа найдзи, напоминающими глубокие сковороды с массивными внутренними ручками – ушками - «найдзи» для подвешивания над огнем5. Поэтому то и сама культура протоайнов XIII – XVI вв. получила соответствующее название. Подробнее содержание этой археологической культуры описано в следующей главе. Здесь лишь заметим, что средствами археологии распространение протоайнского влияния в XIII веке лучше фиксируется на Курилах и хуже на Сахалине. Зато летописные сведения говорят именно об этой дате нового появления предков айнов на обеих территориях.

Культура[править]

Свидительства (устные от айнов) - показывают о том, что у тончей были каменные орудия, горшки из глины и, главное, лодки, подобные нивхским. Они жили в землянках; одну из них, четырехугольной формы и очень большого размера раскопали в 1955 году. Тончи не держали ни собак, ни оленей, одевались в одежды, которые им давала охота и морской промысел, а также торговля с маньчжурами:

«При переселении айну с острова Хонсю на Эзо (Хоккайдо - М.В.), на острове этом жил народ ростом меньше айну, безбородый. Народ этот жил в земляных юртах, крыши которых были покрыты главным образом листьями лопуха; они употребляли каменные орудия и глиняную посуду. Первоначально он поддерживал с айну мирные отношения и обменивался с ними товарами; но позднее у них в Токачи (местность на тихоокеанском побережье Хоккайдо - М.В.) произошли раздоры, они не хотели более оставаться по соседству с айну и постепенно перекочевали на север. Они приспособили себе из легкого материала челноки, в которых переправлялись по воде, по земле же они их переносили. Обыкновенно они носили одежду, но в юртах, может быть, ходили иногда голыми; об их прическе достоверно ничего не известно, но женщины, по-видимому, отчасти носили волосы срезанными, как и женщины айну; женщины татуировались вокруг рта, на кистях рук и до локтя; чему женщины айну стали подражать»[2].

Исследователи Сахалина о народе - тончи (тонци, тонцы)[править]

Б.О. Пилсудский в своей работе «Аборигены Сахалина» писал:

«Когда айны приехали на Сахалин, то застали там племя, живущее в землянках и делавшее горшки из земли. Называло оно себя "тонцями". Они были невысокого роста, но не совсем малы, волосы и глаза имели черные и не сильно отличались внешним видом от айнов. Женщины не татуировались. Платье носили короткое из звериных шкур или из маньчжурских материй; обувь была из нерпы. (Ни собак, ни оленя не держали - вариант). Рыбу ловили крючками, а не неводом. На соболя петель не ставили, а настораживали на зверя самострелы и ловушки. Тонци ездили в лодках, похожих на теперешние, гилякские, в Маньчжурию и привозили оттуда маньчжурские товары... От них айны узнали дорогу в Маньчжурию. Тонци были вороваты и особенное пристрастие имели к аинским женщинам, которых увлекали к себе, но еще чаще (впрочем, только на севере) насиловали и убивали. Это прощать айны уже не могли и время от времени с тонцями воевали... Вражда и войны с айнами заставили тонцей удалиться, и они уехали на своих лодках с острова... Относительно местности Тунайчи, например, сохранилось предание, что там жило 120 тонцей, а в Айнуро жило их еще больше – 160. Вообще же за обилие оставленных нарытых ям называют тонцев ещё «сикуру вэндэ камун», т.е. «поверхность земли испортивший народ»[4].

Примечания[править]

Ссылки[править]