Тотальная казнь

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Описание[править]

Убийство в некоторых странах карается смертной казнью. Но совершая ее, государство, а значит и все его жители, становятся убийцами и должны быть приговорены к смерти.

Решение[править]

Данный парадокс является софизмом, поскольку основан, как минимум, на двух логических ошибках. Во-первых, к смертной казни приговаривают не за убийство вообще, а за некоторые его формы, определенные законом. Смертная казнь не определяется законом как убийство, она определяется как наказание за преступление. Определение ее как убийства выходит за рамки закона, поскольку данное определение является продуктом общественной морали, которая не классифицируется строго логически.

Во-вторых, отождествление государства со всеми его жителями в данном случае логически некорректно. Моральную ответственность за смертный приговор несет не все государство, а только та его часть, которая составляет аппарат управления государством. Даже если учесть, что законы, на которые опирается в своей работе государственный аппарат, принимают все жители государства (хотя этот довод тоже можно оспорить), но ответственность за вынесение смертного приговора целиком лежит на совести государственного аппарата. Именно последний несет ответственность за оправдание действительных убийц и наоборот, за за осуждение на смертную казнь невиновных. Потому что закон - это одно, а его применение - совсем другое. К примеру, тот же закон, даже при однозначных формулировках, вполне допускает адекватное наказание за убийство, не прибегая к смертной казни. Все зависит от того, как его применяет государственный аппарат. Причем не только та его часть, которая непосредственно выносит судебные приговоры, но и вся остальная, которая так или иначе влияет на первую. Рядовые жители влияют на нее весьма слабо, разве что в особые периоды жизни государства (такие, как общественные бунты и т.п.)...

Кстати, преступный мир не подходит под определение жителей государства, поскольку отвергает его законы. То есть данный "парадокс" имеет смысл только в том случае, если под жителями государства мы понимаем только его законопослушных жителей... Нет, ничего подобного, смертная казнь является при этом убийством, это доказывается тем, что в ходе данной казни в этом парадоксе, постановлено казнить за любое убийство, в том числе выходит и за совершение самого этого убийства, самой этой казни, так как невозможно будет отличить чем эти два вида убийства, а то есть само совершение этой казни, и совершение какого-либо другого убийства, отличаются между собой, так как они в любом их случае являются при этом убийством, но, что самое интересное, что при совершении этой казни, совершают при этом уже гораздо большее при этом преступление, перед как раз таки этим же законом, исходя из которого якобы нельзя при этом убивать, так как при совершении этой казни совершают уже умышленное убийство, зная при этом, о том, что убивать при этом противозаконно, а при совершении убийства в виде правонарушения происходившего в этом городе, где установлен таковой сам этот протеворечивый закон действующий в этом городе, не всегда при этом, человек может отдавать себе отчет в том, что он при этом осмысленно совершил само это убийство, но даже если он совершил его при этом и осмысленно, то в данном случае, он все равно имеет при этом его меньшую вину, чем палач, который знает что убивать противозаконно, но при этом он делает это, в течении его допустим жизни, гораздо большее количество раз, чем многие вместе взятые их количеством, уже казненные им самим при этом люди, которые при их жизни ранее совершили при этом убийство. Но дело в том, что доказать то, что палач этот при этом имеет больше его прав, по сравнению со всеми жителями этого города будет практически при этом невозможно, так как и доказать и то, при этом, что убыль жизней людей причиняемая их казнью этим палачом, чем либо по ее психоэмоциональному, и физическому, виду, отличается от убыли жизней людей, происходивших в этом городе не по причине совершения казни их этим палачом, даже если судьи этого города, при этом будут пытаться доказать какую-либо якобы другую психоэмоциональную составляющую совершенных в этом городе его жителями кроме самого естественно этого палача, каких-либо убийств, по сравнению с психоэоциональной составляющей убийств совершаемых в ходе выполнения казни этим палачом, у них все равно это не получится смочь это доказать. Более того, легче наоборот доказать будет при этом тот факт, что сам этот закон пособствующий совершению узаконенного убийства, является при этом негуманным, и незаконным, потому что, при равных психоэмоциональных, и физических составляющих между собой, как совершением казни этим палачом, так и убийствами, совершаемыми в этом городе, не этим палачом, а жителями этого города, более негуманно это будет совершать узаконенное убийство, считавшееся при этом таковым незаконным, чем совершать при этом незаконное убийство, считающееся таковым незаконным, потому как более негуманно это узаконенное незаконное убийство, чем при этом, незаконное убийство. Потому как совершая незаконное узаконенное при этом убийство, совершают при этом то, что незаконно узаконено, и при этом еще и совершают и само это убийство в придачу, а совершая же незаконное убийство, совершают лишь это самое незаконное убийство, и ничего при этом, кроме него самого, и не совершают при этом в придачу, чего либо еще и незаконно узаконенного при этом. А из всего этого выходит, что по всему вышеописанному в этом тексте, нужно в тех странах, где узаконены смертные казни при этом за совершение людьми этих стран убийств, обратиться в суд, используя этот весь выше при этом изложенный текст, и при помощи заложенной в нем информации, решением этого суда, его постанвлением, на базе информации, заложенной в этом тексте, смочь отминить в их странах незаконно узаконенную смертную казнь, совершаемую за убийство. Лжесправедливость, это справедливость которая от мира сего, и нет в ней любви, но она сама возненавидела любовь. Справедливость же самого святого нашего Господа Бога, это справедливость которая не от мира сего, и сама она и есть любовь!!!