Гарри Трумэн

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Трумен, Гарри»)
Перейти к: навигация, поиск
Гарри Трумэн
Harry S. Truman
{{{русское имя}}}
Флаг
33-й президент США
Флаг
12 апреля 1945 — 20 января 1953
Вице-президент: нет (1945-1949)
Олбен Баркли (1949-1953)
Предшественник: Франклин Рузвельт
Преемник: Дуайт Эйзенхауэр
Флаг
34-й вице-президент США
Флаг
20 января 1945 — 12 апреля 1945
Президент: Франклин Рузвельт
Предшественник: Генри Уоллес
Преемник: Олбен Баркли (c 1949)
 
Партия: Демократическая партия США
Вероисповедание: Протестант-баптист
Рождение: 8 мая 1884
Ламар , штат Миссури
Смерть: 26 декабря 1972
Канзас-Сити, штат Миссури
Похоронен: Библиотека им. Гарри Трумэна
Отец: Джон Андерсон Трумэн
Мать: Марта Эллен Трумэн
Супруга: Бесс Уолесс Трумэн (1885 - 1982)
Дети: дочь Маргарет Трумэн
 
Автограф: Автограф

Га́рри Эс Тру́мэн (англ. Harry S. Truman, его второе имя было просто инициалом С «S», данным в честь имен дедов — по отцу Андерсона Шиппа (Shipp) Трумэна и по матери Соломона Янга; 8 мая 1884, Ламар, штат Миссури — 26 декабря 1972, Канзас Сити, шт. Миссури) — государственный деятель США, 33-й президент США в 19451953 годах, от Демократической партии. Трумэн сделал антисоветизм официальным курсом США во взаимоотношениях с соцлагерем. Автор концепции сдерживания коммунизма посредством холодной войны.

Начало политической биографии[править]

Новый президент США родился 8 мая 1884 г. в Ламаре, штат Миссури, в набожной семье, свято чтившей традиции Юга. Гарри рано познакомился с церковью. В возрасте пяти лет он научился грамоте, а к 14 годам перечитал все книги в местной библиотеке, отдавая предпочтения историческим трудам, ибо считал, что человек делает историю, не наоборот.

Д. и. н. Н.Н. Яковлев характеризует Г. Трумэна как человека «наделённого добродетелями истового баптиста, он не забывал, что, что политическую жизнь ему в Белом доме дала смерть ФДР». Г. Трумэн повесил у себя в кабинете на стену портрет Ф. Рузвельта и часто говаривал: «Я пытаюсь делать то, что понравилось бы ему». Так продолжалось до выборов в 1948 г. теперь он стал президентом сам по себе, победив в ожесточённой выборной кампании.[1]. До призвания в 1917 г. на военную службу, Г. Трумэн работал табельщиком, клерком, бухгалтером, хозяйничал на отцовской ферме. В армии дослужился до офицера по снабжению артиллерийского полка, участвовал в боевых действиях во Франции, демобилизовался в 1918 г. после банкротства галантерейного магазина, открытого Г. Трумэном вместе с другом в 1920 г., руководитель местного отделения демократов М. Пендергаст предложил ему стать членом совета штата.

Таким образом,появление Гарри Трумэна на провинциальной политической арене относится к 1922 г., когда его, разорившегося в результате экономического кризиса совладельца галантерейного магазина, представили полновластному хозяину штата Миссури миллионеру Тому Пендергасту. Этому знакомству суждено было сыграть решающую роль в биографии Трумэна, хотя на первых порах Пендергаст никак не мог запомнить имени представленного ему Трумэна и попросту именовал его «тот малый, который разорился вместе с Эдди Джекобсоном» (Джекобсон был партнером Трумэна и совладельцем галантерейного магазина). Ни Трумэн, ни кто-либо из представителей семьи Пендергастов впоследствии ни словом не обмолвились об обстоятельствах знакомства и достигнутой в результате встречи договоренности. Но сам Пендергаст когда-то говорил: «Меня называют боссом. А по существу это означает лишь то, что у меня есть друзья и что сначала ты делаешь что-либо для людей, а потом они делают что-нибудь для тебя».

Благодаря усилиям Пендегаста Г. Трумэн был избран в совет штата, который ведал налогами, строительством, социальной политикой.

В те годы Г. Трумэну присвоили звание полковника. Много времени он отдавал масонской ложе, в которой занимал видное место. В 1934 г. Г. Трумэна избрали сенатором от штата Миссури. В столице Г. Трумэн много работал, более 12 часов в день. Присутствовал на всех заседаниях Сената и двух комитетов в ассигнованиям и межштатной торговле. Г. Трумэн поддержал экономический курс Ф. Рузвельта. Военные годы принесли ему известность. Он создал специальный комитет по расследованию национальной программы обороны и возглавил его. Набрав штат юристов, Г. Трумэн взялся рассмотреть состояние дел в экономике. Комитет сэкономил до 10 млрд. долларов федеральному правительству.

Отношение к СССР[править]

Г. Трумэн был из тех представителей американской политической элиты, у которых прагматизм в понимании национальных интересов Америки тесно переплетался с эгоизмом. После начала агрессии Германии против СССР он полагал, что Америке выгодно затягивание кровопролития на Восточном фронте, которое в перспективе ведёт лишь к укреплению мировых позиций США. Так, хорошо известно циничное заявление сенатора Г. Трумэна: «Если мы увидим, что выигрывает Германия, то нам следует помогать России, а если выигрывать будет Россия, то нам следует помогать Германии, и, таким образом, пусть они убивают как можно больше, хотя я не хочу победы Германии ни при каких обстоятельствах»[2]. Тем не менее, большинство государственных деятелей США отклонили тогда позицию этой части истеблишмента. Их аргументы были реалистичны – успешное сопротивление Красной Армии является одним из важнейших факторов, в деле отстаивания независимости и интересов их собственной страны.

9 мая 1950 г. на выступлении в Ларами (штат Вайоминг) назвал коммунизм «соединением различных зол», «новейшей формой тирании» и «новым могущественным империализмом». В своём последнем послании Конгрессу США в январе 1953 г. объявил СССР виновником начала «холодной войны», заявив: «Нам предстоит долгое и тяжёлое испытание мощи и выдержки между свободным миром и коммунистическим господством, между нашей политикой и нашей экономикой, нашей наукой и нашей техникой и тем, на что способны они, между нашей свободой и их рабством, между нашим добровольным союзом свободных государств и их принудительным сплавом «народных республик», между нашей стратегией и их стратегией, между нашими нервами и их нервами».[3].

Отношения с СССР можно охарактеризовать не настроем Ялты, а атмосферой речи У. Черчилля в Фултоне.

Вице-президент США[править]

Летом 1944 г. на Ф. Рузвельта было оказано давление и было предложено взять в вице-президенты Г. Трумэна. Боссы демократов горячо одобрили этот выбор. Они считали, что Ф. Рузвельт не доживёт до конца своего четвёртого срока, избранный вице-президентом неизбежно станет президентом США. 20 июля Г. Трумэн был выдвинут напарником Рузвельта. В результате вскоре "на съезде Демократической партии Трумэн был выдвинут кандидатом в вице-президенты США. Его взгляды на внутриполитическую ситуацию вполне устраивали Рузвельта. Такая фигура удовлетворяла профсоюзы, консервативных демократов, равно как и сторонников «нового курса». До смерти Рузвельта Трумэн находился в стороне от выработки важнейших решений внешней политики США", - пишет д. и. н. М.Ю. Мягков.

По конституции США вице-президент почти не имеет полномочий кроме представительских. Со дня вступления Ф. Рузвельта на новый срок с 20 января 1945 г. он беседовал с президентом всего дважды.[4].

Трумэну доставляло удовольствие видеть вокруг себя людей, готовых услужить ему. Вот как Трумэн самодовольно описывал свой обычный ужин: «Сегодня вечером ужинал в одиночестве. Проработал в кабинете Ли Хаус до ужина. Вошёл дворецкий и официальным тоном произнёс: «Господин вице-президент, ужин подан». Я вхожу в гостиную в Блэр Хаус. Барнетт, облачённый во фрак с белым галстуком бабочкой, отодвигает мой стул, пододвигает его к столу. Джон, во фраке с белым галстуком бабочкой, приносит мне стакан с соком. Барнетт уносит пустой стакан. Джон приносит мне тарелку. Барнетт подает мне отбивной бифштекс. Джон приносит мне спаржу. Барнетт приносит мне морковь и свеклу. Мне приходится есть в одиночестве и в тишине при свечах. Я звоню. Барнетт уносит тарелки и масло. Входит Джон с салфеткой и серебряным подносом для сметания крошек — на столе крошек нет, но Джон тем не менее должен смести их со стола. Барнетт приносит тарелку с чашей для полоскания пальцев и салфетку... Барнетт приносит мне немного шоколадного крема. Джон приносит мне кофе по-турецки (у нас дома это маленькая чашка кофе—на два глотка), и мой ужин окончен. Я полоскаю руки в чаше и иду в рабочий кабинет. Вот это жизнь!»[5].

Отношения с Ф.Д. Рузвельтом[править]

Усилиями самого Г. Трумэна и близких к нему политических деятелей и журналистов характер взаимоотношений между Ф.Д. Рузвельтом и Г. Трумэном в период, предшествовавший съезду демократов в Чикаго, и в период предвыборной кампании в значительной степени оброс легендой. Воспользовавшись тем, что Ф.Д. Рузвельт не оставил никаких дневников или заметок, относящихся к этому периоду, Г. Трумэн, Ханнеган и другие близкие к ним лица приписывали Ф.Д. Рузвельту всевозможные высказывания и поступки, не опасаясь опровержений. В этих условиях остается полагаться лишь на официальные документы из рузвельтовского архива и тех авторов, которые имели к ним доступ. Эти авторы отмечают, что, даже став вице-президентом, Г. Трумэн не пользовался особым расположением Ф.Д. Рузвельта и весьма редко получал приглашения в Белый дом. Согласно материалам президентских архивов, Ф.Д. Рузвельт всего лишь дважды принимал своего вице-президента, причем в беседах с ним не поднимал вопросов государственного значения. Редкие встречи Ф.Д. Рузвельта с Г. Трумэном можно было бы, конечно, объяснить тем, что после принесения четвёртой присяги на пост президента Рузвельт был в Вашингтоне в общей сложности немногим более одного месяца. Однако факты говорят о том, что, даже находясь в Вашингтоне, президент уклонялся от встреч с вице-президентом. Таким образом, Г. Трумэн практически не относился к кругу близких к президенту людей, принимавших активное участие в решениях важных политических вопросов в первые месяцы исторического 1945 г. Как свидетельствуют американские официальные источники, вице-президент США не был в курсе дел относительно совершенно секретных исследований американских учёных, которые работали в те годы над созданием атомной бомбы.

Президент США[править]

За годы Второй мировой войны между Ф.Д. Рузвельтом и И.В. Сталиным сложились отношения взаимного уважения и честного партнерства. Личные доброжелательные отношения иногда омрачались такими инцидентами, как переговоры специальных американских и германских представителей в Берне без участия СССР о сдаче в плен немецкой группировки в Италии. Но этот «бернский инцидент», под конец своей жизни Ф.Д. Рузвельт считал ушедшим в прошлое, тем эпизодом, который не должен больше повторяться. Главное, пока был жив Ф.Д. Рузвельт, оставалось личное доверие между ним и советским лидером.[6] Каково было разочарование И.В. Сталина, который узнал о смерти Ф.Д. Рузвельта!

После неожиданной смерти Ф.Д. Рузвельта 12 апреля 1945 г. его преемником стал Г. Трумэн.

Согласно записи американского посла в СССР А. Гарримана, вечером 13 апреля, войдя в кабинет И.В. Сталина, в котором находились также В.М. Молотов и переводчик В.Н. Павлов, он отметил, что И.В. Сталин, очевидно, очень глубоко переживал новость о смерти Ф.Д. Рузвельта. Советский лидер молча приветствовал посла и держал его руку в своей около 30 секунд, прежде чем попросил сесть. И.В. Сталин задал А. Гарриману много вопросов о президенте и обстоятельствах его смерти. «Новый президент Мистер Трумэн, – добавил посол, – является тем человеком, который понравится маршалу Сталину – человек дела, а не слова». Молотов заметил, что Г. Трумэн не произносил много речей, что для проведения в жизнь своих мирных планов, ему потребуется одобрение Сената. Посол не стал скрывать, что личность Г. Трумэна, конечно, не могла бы иметь такого престижа, как у Ф.Д. Рузвельта. Американцы пока не знают, как поведёт себя Трумэн. Однако А. Гарриман сказал, что маршал И.В. Сталин может оказать содействие новому президенту, что поло­жительно скажется на стабилизации всего общественного мнения в США. Американцы знали Ф.Д. Рузвельта и И.В. Сталина как людей, имеющих близкие личные взаимоотношения. В этот момент советский лидер прервал посла следующими словами: «Президент Рузвельт умер, но его дело должно продолжать жить. Мы поддержим президента Трумэна всей нашей силой и желанием». Затем И.В. Сталин попросил посла передать эти слова самому Г. Трумэну.[7].

Советский дипломат А.А. Громыко, в 1943-1945 гг. посол СССР в Вашингтоне, писал в своих мемуарах, что Трумэн светил отражённым светом Рузвельта подобно тому как Луна светит отражённым светом Солнца.

И.В. Сталин связывал с Ф.Д. Рузвельтом немалые надежды. Судьба послевоенного мира во многом зависела от позиции президента Соединённых Штатов Америки. Ф.Д. Рузвельт считал, что после войны предстоит создать систему коллективной безопасности, избегая соперничества среди победителей. Рузвельт говорил, что после войны останутся четыре полицейских, которые будут следить за остальными странами - Англия, США, Советский Союз и Китай. Этим четырём странам только и будет позволено иметь оружие.

К американскому президенту в Москве относились заметно лучше, чем к У Черчиллю. В военные годы выступления Ф.Д. Рузвельта печатались в советской прессе и комментировались самым благоприятным образом.

"Сталин чувствовал себя с президентом вполне комфортно - считал А. Гарриман. - Сталин обращался с президентом как со старшим, всячески стараясь понять, что у него на уме. Мысли Рузвельта ему, очевидно, нравились, он относился к президенту с особым почтением и уважением".

Ф.Д. Рузвельт верил, что накал напряжённости можно снизить с помощью доброй воли, и у него это получалось. Если бы Рузвельт прожил, возможно, накал и масштабы холодной войны оказались бы меньшими. Но мастер очаровывать людей и находить компромиссы Франклин Делано Рузвельт ушёл в мир иной. Знакомого И.В. Сталину и симпатичного ему президента сменил вице-президент Г. Трумэн, который не имел опыта в международных делах и презирал "безбожный коммунизм".

У. Черчилль сразу почувствовал возможность усилить свои позиции в англо-американском тандеме, пользуясь малоопытностью нового президента и попытался склонить его к более жёсткому курсу в отношении Советского Союза.

В беседе маршалом СССР Г.К. Жуковым и наркомом В.М. Молотовым И.В. Сталин откровенно сказал, что "Черчилль теперь быстро столкуется с Трумэном".[8]. Так оно и оказалось. Новичок в международной дипломатии, Г. Трумэн попал под влияние У. Черчилля.

Окружение нового президента охватила лихорадка ревизионистских настроений: политика покойного президента подверглась усиленным нападкам как в конгрессе, так и в госдепартаменте.

Кремль согласился на визит наркома иностранных дел СССР В.М. Молотова в США для участия в открытии Сан-Франциской конференции. Но ещё одной целью был зондаж, что из себя представляет новый президент США. Но что же произошло там, при первой же встрече В.М. Молотова с Г. Трумэном?

Г. Трумэн посчитал, что настало время оказать более сильное и непосредственное давление на Москву относительно «польского» и других послевоенных вопросов. Новый президент выбирал жесткую линию в отношениях с СССР. Через 10 дней после смерти Рузвельта Г. Трумэн в беседе с В.М. Молотовым коснулся достигнутых на конференции в Ялте договоренностей о проведении свободных выборов в Польше и имевшихся противоречиях по этому вопросу. После этого переговоры приняли довольно резкий характер. Президент повёл беседу в однозначно обвинительном ключе. На слова В.М. Молотова, что так с ним «никто в жизни не разговаривал», Г. Трумэн резко ответил: «Выполняйте заключенные вами соглашения, и с вами не будут так разговаривать!»[9].

Г. Трумэн пришёл в Белый дом менее чем за месяц до капитуляции фашистской Германии и окончания военных действий на Европейском континенте. Уже на одиннадцатый день своего пребывания на посту президента он заявил, что если русские не будут готовы сотрудничать с США в вопросах, касающихся Восточной Европы (что следовало понимать, как «идти на уступки США»), то «они могут идти ко всем чертям».[10].

Вряд ли стоило бы вспоминать сейчас эти слова Г. Трумэна, тем более имея в виду, что новый президент разборчивостью в выражениях вообще никогда не отличался, если бы не то, что именно этим заявлением открывается новая страница в истории советско-американских отношений, положившая начало «холодной войне». В своей книге «Тщетный крестовый поход» американский историк Сидней Лене писал: «Корни крестового похода лежали в попытках Черчилля и Клемансо задушить русскую революцию силой оружия с 1918 по 1920 г. То, что Западу не удалось уничтожить, он пытался почти в течение двадцати лет подвергнуть изоляции и остракизму. Это кредо в течение двадцати лет находилось в спячке, но возродилось в полную силу после второй мировой войны... С 1917 г. коммунизм представлял «великую угрозу» в жизни Америки; а с 1946 г. антикоммунизм стал великой целью нашего национального существования и основной догмой внешней и внутренней политики США».[11].

"Новый президент выбирал жёсткую линию в отношениях с СССР. В этом его поддерживали и советники из Государственного департамента США. В основе новой стратегии лежала апелляция к строгому соблюдению предыдущих договоренностей. Через 10 дней после смерти Ф. Рузвельта Г. Трумэн встретился в Вашингтоне с В.М. Молотовым, направлявшимся на конференцию в Сан-Франциско. В ходе беседы они коснулись ялтинских соглашений о проведении свободных выборов в Польше и имевшихся здесь противоречиях. Переговоры приняли довольно резкий характер. Президент повёл беседу в однозначно обвинительном ключе. На замечание В.М. Молотова, что так с ним «никто в жизни не разговаривал», Трумэн, никогда не отличавшийся дипломатическим тактом, ответил: «Выполняйте заключенные вами соглашения, и с вами не будут так разговаривать».[12].

Однако в апреле-июле 1945 г. Г. Трумэн не ставил перед собою и своим правительством цель разорвать отношения с СССР. Война ещё не закончилась, и объективная реальность требовала продолжения сотрудничества двух держав. На первых порах Г. Трумэн не отказывался от надежды сотрудничать с Советами. В подтверждение этой мысли можно привести слова самого президента после личной встречи со И.В. Сталиным: «Я могу поладить со Сталиным. Он честный человек. Но хитрый как дьявол».[13].

Из дневника Г.Трумэна. Запись 17 июля 1945: "Только что провёл несколько часов со Сталиным… После обычного обмена любезностями мы перешли к делу. Я сказал Сталину, что я не дипломат, и отвечаю "да" или "нет" на вопросы после того, как выслушаю все доводы.

Ему это понравилось. Я спросил его, есть ли у него повестка дня для нашей встречи. Он сказал, что хочет обсудить ещё некоторые вопросы. Я ответил, что готов их выслушать. Он высказал их, и это динамит - но у меня тоже есть динамит, который я пока ещё не намерен взорвать. Он хочет уничтожить Франко, против чего у меня нет никаких возражений, и произвести раздел итальянских колоний и других мандатов, некоторые из которых принадлежат англичанам. Затем он перешёл к ситуации в Китае и сообщил нам, какие соглашения достигнуты, а какие нет. По большинству важнейших вопросов мы договорились. 15 августа он вступит в войну с Японией. Когда это произойдёт, японцам настанет каюк. Затем состоялся обед, мы непринужденно беседовали, подняли бокалы с настоящим шампанским и произнесли тосты за здоровье всех, после чего попозировали фотографам на заднем дворике. Со Сталиным можно иметь дело. Он честный - но чертовски умён".

Вместе с тем Г. Трумэну хотелось продемонстрировать мощь своего государства, а, может быть, в известной степени и свои способности как президента и заставить СССР уступить США в определённых вопросах. Необходимо помнить, что до середины июля Г. Трумэн не встречался с руководителем Советского Союза и, соответственно, таких взаимоотношений, какие были у Ф. Рузвельта с И.В. Сталиным, у нового президента ещё не могли возникнуть. Ведь Г. Трумэн был другим президентом и в иное время.[14].

После Потсдама Г. Трумэн больше не встречался со И.В. Сталиным. В своём окружении он поклялся «никогда больше не иметь дела с русскими».

Стоит отметить, что в период президентства Г. Трумэна были следующие линии и подходы к советско-американским отношениям: жёсткий или твёрдый курс, которого придерживались Гарриман, Форрестол, Вандернберг, Болен, Рэнкин, Уолер, продолжения сотрудничества с СССР – эту точку зрения разделяли Стимсон, Гопкинс, Дэвис, Пеппер, Сэбат. Большое влияние имел адмирал У. Леги. Именно он и Болен специально отбирали и предоставляли Г. Трумэну телеграммы с его критикой, на основании которых президент пришёл к выводу, что «русские ведут себя словно слоны в посудной лавке».[15]. Историк М. Уэйл отмечал, что в отличие от Рузвельта «Трумэн не мог обходиться без государственного департамента». Он был совершенно не знаком с внешней, особенной европейской, политикой и поэтому он нуждался в экспертах по международным делам и отношениям. Таким экспертом и стал для него госдепартамент.[16]. Определённое влияние на Г. Трумэна оказывал У. Черчилль.

Американский дипломат и эксперт Г. Киссенджер пишет, что на первых порах Трумэн был склонен не отказываться от наследия Рузвельта в отношениях с Советами. Внутренняя политика президента характеризуется ростом шпиономании, поиском потенциальных и скрытых коммунистов. Этот курс получил в истории название "маккартизм" от имени сенатора Маккартни, ярого борца с "красной угрозой" в американском обществе.

Историк М.Ю. Мягков делает вывод: "Было бы неправильным утверждать, что Трумэн изначально хотел прервать сотрудничество, которое установилось между СССР и США в военное время. Он, также как и Рузвельт понимал, что от будущего взаимодействия с Москвой – прежде всего в европейских делах – будет зависеть очень многое. Речь шла и о возможностях сохранения длительного мира на континенте и об отношении к самому Трумэну американских избирателей. Неделимость Европы, открытые зоны влияния в тех европейских странах, которые граничили с СССР, плюс общая политика в обращении с Германий воспринимались новым президентом как своеобразный завет от своего предшественника. Известно также, что Трумэн не согласился с Черчиллем на сохранение американских и английских войск на тех германских территориях, которые по ялтинским соглашениям должны были отойти в зону оккупации СССР. Союзные войска были вскоре отведены в свои сектора к явному неудовольствию британского премьера. В то же время Трумэн напоминал Сталину о необходимости придерживаться статей «Декларации об освобождённой Европе», считал необходимым проведение свободных выборов в Греции, Румынии и Болгарии. В отношении Польши Трумэн продолжал настаивать на выполнении ялтинской формулы, чтобы добиться расширения варшавского правительства за счёт «лондонских поляков» и провести выборы в Польше по системе, принятой в западных демократиях. Трумэн во многом следовал курсу Рузвельта, – в том числе его оценкам действий Советского Союза в Европе и политике, направленной на утверждение американских интересов на европейском континенте. Но есть ли основания утверждать, что Трумэн оставался, как и Рузвельт, последовательным адвокатом сохранения сотрудничества с СССР в послевоенном мире? На этот вопрос следует ответить отрицательно. Основное различие в их политике по отношению к Москве заключалось в том, что Трумэн не только прислушивался, но и стал отдавать предпочтение негативным оценкам и прогнозам ведения дел с Советским Союзом, которые неизбежно вели к обострению имевшихся противоречий. В этом смысле позиция Трумэна ускоряла назревание конфронтации между Востоком и Западом. Первым шагом Трумэна в этом направлении явилась «жёсткая» беседа с В.М. Молотовым во время их встречи в Вашингтоне в апреле 1945 г."[17].

Атомная бомба и её применение[править]

"Донесение военного министра США Д. Стимсона Президенту США Гарри С. Трумэну. № 41011 30 июля 1945 г.

Штаб ВС США, Европейский театр. Вашингтон Совершенно секретно. На Трёхстороннюю конференцию, Бабельсберг, Германия

Проект Гровса подходит к завершению столь быстро, что чрезвычайно важно, чтобы Вы подготовили текст заявления не позднее среды, 1 августа. Я ещё раз просмотрел проект заявления, который я уже представлял Вам, с точки зрения:

(А) Вашего недавнего ультиматума

(B) Поразительных результатов испытания

(С) Небольших редакционных поправок со стороны англичан, о которых знает Байрнс.

Я намереваюсь отправить Вам завтра экземпляр спецкурьером в надежде, что он дойдёт до Вас, однако, в случае, если Вы его не получите вовремя, я был бы признателен Вам, если бы Вы дали полномочия Белому Дому на безотлагательное обнародование этого заявления.

Извините, что обстоятельства заставляют прибегать к экстренным мерам".[18].

Известие об успешном испытании 16 июля 1945 г. атомной бомбы близ авиабазы Аламагордо в пустынном районе штата Нью-Мексико было воспринято с большим возбуждением и энтузиазмом как Г. Трумэном, так и У. Черчиллем. В то время они вели переговоры на Потсдамской конференции со И.В. Сталиным и намеревались использовать факт овладения новым «супероружием» для давления на СССР, вынуждая его на политические уступки.[19].

Г. Трумэн в дневнике откровенно писал о том как Япония увидит над собой "Манхэттен", имея ввиду название проекта по созданию А-бомбы "Манхэттенский проект".

Дневник президента США Г.Трумэна за 1945 г.

Автограф. "Запись о встрече руководителей стран антигитлеровской коалиции 15 июля 1945:

Мы встретились сегодня в 11 часов утра. Т.е. Сталин, Черчилль и президент США. Но до этого у меня состоялась чрезвычайно важная встреча с лордом Маунтбеттеном и генералом Маршаллом. Мы изобрели самую ужасную бомбу за всю историю человечества. Она может вызвать огненные разрушения, предсказанные ещё во времена долины реки Евфрат, после Ноя и его легендарного Ковчега. Как бы там ни было, мы "полагаем", что нашли способ расщепления атома. Эксперимент, проведённый в пустыне Нью-Мексико был, мягко говоря, поразительным. Тринадцать фунтов взрывчатки полностью уничтожило стальную башню высотой 60 футов,[…]создала воронку 6 футов глубиной и 1200 футов в диаметре, перевернула стальную башню в полумиле отсюда и сбила с ног людей на расстоянии 10 тысяч ярдов. Взрыв можно было наблюдать за 200 миль и слышать за 40 миль и дальше.

Это оружие должно быть использовано против японцев до 10 августа. Я приказал военному министру Стимсону использовать бомбу для поражения военных объектов, солдат и моряков, но не детей и женщин. Даже если японцы - дикари и варвары, беспощадны и фанатичны, мы как лидеры мира не можем сбросить эту ужасную бомбу на старую столицу (Киото) или новую (Токио)…

Цель будет чисто военной, и мы предупредим японцев и предложим сдаться, чтобы спасти жизни. Я уверен, что они этого не сделают, но мы дадим им такую возможность.

Без сомнений, замечательно, что люди Гитлера или Сталина не разработали этой атомной бомбы. Она является наиболее ужасным открытием, когда-либо сделанным, но может быть наиболее полезным."[20].

Собственноручная записка Трумэна о бомбардировке городов Хиросимы и Нагасаки. Август 1945. Автограф. "Ваше предложение одобряю. Публикуйте, когда будет готово, но не раньше 2 августа".[21].

Одним из мотивов решения Трумэна нанести атомный удар по Хиросиме 6 августа 1945 года было стремление заставить Японию капитулировать до вступления СССР в войну с тем, чтобы отстранить Москву от послевоенного участия в распределении сфер влияния в Восточной Азии, особенно в Китае. Ему было известно, что советское командование намерено выступить против Японии в Маньчжурии после 8 августа.

Как признавали после войны высокопоставленные американские политики и генералы, в частности, главнокомандующий войсками союзников на Дальнем Востоке Д. Макартур, военной необходимости в уничтожении атомными бомбами Хиросимы, а затем Нагасаки не было. Испепеление сотен тысяч жителей этих городов было осуществлено в момент, когда поражение и капитуляция Японии были предопределены предстоявшим вступлением в войну мощных вооружённых сил Советского Союза.

Принимая решение об использовании атомного оружия, американское руководство нацеливало его не столько против военных объектов, сколько против мирных жителей японских городов. Об этом неопровержимо свидетельствуют документы. Так, в отданном 2 августа оперативном приказе № 13 американского командования указывалось: «День атаки – 6 августа. Цель атаки – центр и промышленный район города Хиросима. Вторая резервная цель – арсенал и центр города Кокура. Третья резервная цель – центр города Нагасаки».

Нанося атомные удары по густонаселённым центральным районам Хиросимы и Нагасаки, американское правительство и командование стремились достичь прежде всего психологического эффекта, уничтожив для этого множество людей. Трумэн лично одобрил предложение своего ближайшего советника Дж. Бирнса о том, что «бомбу следует использовать как можно скорее против Японии, что её следует сбросить на военный завод, окружённый жилыми массивами для рабочих, и что её следует применить без предварительного предупреждения».

Атомная бомбардировка Японии преследовала важную политическую цель – запугать СССР и другие страны, добиться благодаря ядерной монополии господства США в послевоенном мире. Тот же Бирнс заявлял: «Бомба даст нам возможность продиктовать наши условия в конце войны».

Информацию о атомных бомбардировках Г. Трумэн получил на борту крейсера "Аугуста" в Атлантическом океане, направляясь из Европы (с Берлинской (Потсдамской) конференции) в США.

Именно поэтому Трумэн и его окружение отвергли предложение американских учёных провести демонстрационный взрыв атомной бомбы где-нибудь на необитаемом атолле в Тихом океане. Ибо им нужна была не просто демонстрация, а демонстрация страха с множеством смертей, уничтожение одной бомбой целого крупного города.

Один из создателей американского атомного оружия лауреат Нобелевской премии по физике профессор П. Блэккет имел все основания заявить, что сброшенные на Японию атомные бомбы «стали первой большой операцией холодной войны». О том, что это действительно так, свидетельствуют американские планы нанесения вскоре после окончания Второй мировой войны массированных атомных ударов по ещё недавнему союзнику – СССР. 14 декабря 1945 г. объединённый комитет военного планирования США предложил Трумэну в случае конфликта сбросить 196 атомных бомб на 20 городов Советского Союза, которые должны были разделить участь Хиросимы и Нагасаки.[22].

Впоследствии Трумэн пытался объяснить своё решение об атомной бомбардировке Хиросимы и Нагасаки военной необходимостью и стремлением уберечь американцев от бессмысленных потерь. «Я, конечно, понимал, — писал он, — что атомная бомба приведет к невиданному ущербу и жертвам... Окончательное решение о том, где и когда применять атомную бомбу, зависело от меня. Пусть ни у кого не возникает сомнений на этот счёт. Я считал бомбу военным оружием и никогда не сомневался в том, что она должна быть применена... Когда я говорил с Черчиллем, он решительно заявил, что выступает за применение атомной бомбы, если это поможет закончить войну». Шестнадцать лет спустя бывший премьер-министр Великобритании Клемент Эттли, который также разделял точку зрения Трумэна о необходимости применения атомной бомбы против Японии.[[4]]

29 августа 1949 г. в СССР испытали первую атомную бомбу советского производства. Это событие имело для США несколько последствий: утрата монополии на производство и применение атомного оружия, сдвиг в военном противостоянии по геополитическому противостоянию СССР-США, потеря США чувства неуязвимости своей территории за океанами перед силовым военным ударом со стороны СССР в случае военного конфликта и фактически признание политики взаимного военного сдерживания. Испытание в СССР своего атомного оружия окончательно оформило контуры биполярного послевоенного мира.

Внешняя политика США[править]

В январе 1945 г. Госдепартамент США возглавил Дж. Маршалл, получивший известность в годы Второй мировой войны. С ним и его экспертами связаны "доктрина Трумэна" и "план Маршала".

В первом случае 12 марта 1947 г. Г. Трумэн озвучил в Конгрессе США программу противодействия "коммунистической угрозе", которая якобы угрожала Греции и Турции. По словам самого Маршала обе страны были ключевыми позициями в противостоянии СССР на Балканах и Средиземном море. В Греции в этот период шла гражданская война и участвовавшая в ней Великобритании приняла решение вывести из страны свой войска из-за финансового кризиса. В итоге Турция получила 250 млн. долларов США и Греция 150 млн. долларов на противодействие левым силам.

"План Маршала" озвученный госсекретарём США перед выпускниками Гарвардского университета 5 июня 1947 г. декларировал финансовую и техническую помощь странам Европы с целью её восстановления после Второй мировой войны. Авторы планы предусматривали включение в западную экономику и Западной Германии, оккупированной войсками США, Великобритании и Франции, прекращение выплат немецких репараций, что не устраивало СССР. Но главный замысел состоял в переориентации экономик стран Восточной Европы из сферы влияния СССР с востока на запад, что привело в перспективе к разрушению "пояса безопасности" вдоль западных границ СССР полученных ценой жертв и крови Красной Армии. На совещании в Париже в конце июня 1945 г. советская делегация во главе с В.М. Молотовым и своими восточноевропейскими союзниками фактически отказались принимать участие в "плане Маршала" на что и рассчитывали разработчики плана в Вашингтоне, что СССР "самоисключиться" из его реализации. СССР предложил, чтобы каждая страна-участница получающая помощь из США составила свою программу восстановления и чтобы программа не угрожала суверенитету стран-участниц. США предлагали программу единую для всех стран-участниц.

В конечном итоге 16 государств Европы запросили 19,3 млрд. долларов. Предоставление помощи обставлялось политическими условиями: исключение из состава правительств стран-участниц коммунистов, противодействие социалистическим тенденциям в экономике. В экономике ставились условиями введение конвертации национальных валют, привязка их к доллару, либерализация торгового режима и открытие рынков для американских товаров. В конечном итоге план способствовал укреплению европейской интеграции и одновременно расколу Европы на запад и восток, где начались процессы советизации в Чехословакии и Польше.

Одновременно с "планом Маршалла" в марте был подписан Западный пакт (Франция, Великобритания, страны Бенилюкса) формально для противодействия будущей германской военной угрозе. США приветствовали подписание пакта и в том же месяце начались секретные переговоры в Вашингтоне направленные на создание альянса НАТО с участием США. 5 апреля 1949 г. США и участницы Западного пакта подписали договор о создании НАТО, в котором оговаривалось будущее участие в нём и германского государства при условии согласия всех стран-участниц. Франция, опасавшаяся будущей немецкой мощи, получила гарантии своей безопасности.

В сентябре 1949 г. в нарушение потсдамских соглашений 1945 г. в обход СССР как одной из четырёх сторон оккупации Германии, США и его союзники Великобритания и Франция в развитие результатов совещания в Лондон без участия СССР в одностороннем порядке провели на своей территории денежную реформу, создали органы государственной власти, прекратили режим репараций и провозгласили создание государства ФРГ. В ответ СССР 7 октября 1949 г. провозгласил создание на своей территории оккупации государства ГДР. Раскол Германии стал фактом.

Корейская война 1950-1953 гг.[править]

В ходе Корейской войны, под влиянием отсутствия видимого успеха, Г. Трумэн писал:«Свободный мир терпел достаточно. Китайцы должны уйти из Кореи, а Советы должны отдать Польше, Эстонии, Латвии, Литве, Румынии и Венгрии их свободу и прекратить оказывать помощь головорезам, которые нападают на свободный мир. Иначе – начнётся широкомасштабная война… Москва, Санкт-Петербург, Мукден, Владивосток, Пекин, Шанхай, Порт-Артур, Далянь, Одесса, Сталинград и каждый промышленный объект в Китае и Советском Союзе будут уничтожены». Такую запись оставил Г. Трумэн 27 января 1952 г. Другими словами Г. Трумэн вознамерился пересмотреть все итоги Второй мировой войны и уничтожить всех её победителей. Кроме США, разумеется. Поневоле согласишься с теми, кто называл его «фанатиком», «фашистом» и «военным маньяком».[23].

Разрекламированное генералом Д. Макартуром завершение войны «к рождеству» провалилось. раздражённый Д. Макартур предложил Г. Трумэну начать бомбардировку территории Китая, а если потребуется, то и СССР, применив и ядерное оружие. 30 ноября, отвечая на вопросы журналистов о дальнейших операциях в Корее, президент США неожиданно заявил: «Мы предпримем всё необходимое, то потребует военная ситуация». А когда его попросили уточнить: «Даже используя атомную бомбу?» – добавил: «Включая все виды вооружения, которыми мы обладаем».[24].

Мир оказался на грани ядерной мировой войны. У СССР так же было ядерное оружие. Г. Трумэн стоял перед выбором ядерная война или смириться не с поражением, нет, всего лишь с восстановлением статус-кво существовавшего до 25 июня 1950 г. В Англии после слов Г. Трумэна началась паника. Ведь эта страна первой стала бы жертвой новой войны в Европе. Премьер Великобритании Э. Бевин совершил визит в США, после встречи с Г. Трумэном было заявлено, что ядерное оружие использовано не будет.

Окончание корейской войны для США в Азии означали привязку к поддержке режима Чан Кайши на острове Тайвань, куда США направили корабли своиего ВМФ и что осложняло отношения с социалистическим Китаем и его союзником СССР, более глубокую интеграцию Японии в западные военные и политические структуры с размещением вооружённых сил и военных баз США на японском архипелаге. В сентябре 1951 г. был подписан разработанный при активном участии дипломатов США Сан-Франциский договор, который формально означал завершение периода оккупации Японии войсками США, но одновременно политически и экономически интегрировал Японию в сферу влияния Запада, в угоду США Япония даже разорвала отношения с Китаем, поставлявшем Японии промышленное сырьё и США пришлось срочно искать своему младшему союзнику новые рынки продукции.

В Европе усилился политический и экономический раскол на западный и восточный блоки.

Ушёл в отставку после истечения второго президентского срока 20 января 1953 г.

Автор мемуаров «Год дискуссий. 1945» (1955) и «Годы тревог и надежд. 1946-1952» (1956).

Коррупция при администрации Трумэна[править]

До начала корейской войны основной темой разговоров в политических кругах Соединённых Штатов был «хаос в Вашингтоне». К этому времени разразились серьезные скандалы, в которых оказались замешанными многие видные демократы. В числе лиц, обвинявшихся в злоупотреблениях своим служебным положением и взяточничестве, оказались и близкие к президенту люди. В личных беседах со своими приятелями Трумэн жаловался (чуть ли не слово в слово повторяя жалобу президента Гардинга), что его «подвели люди, которым он доверял». Личный врач президента оказался биржевым игроком, секретари Трумэна беззастенчиво брали взятки наличными и предметами роскоши за услуги, оказывавшиеся просителям. Всю американскую прессу обошла скандальная история с военным адъютантом президента, получившим в порядке «вознаграждения» за оказанные им услуги семь холодильников. И это были не единичные случаи. Под крылышком трумэновской администрации, по признанию американских авторов, действовала «шайка проходимцев, неугомонная кучка «пятипроцентников» (лиц, получавших 5 % от доходов с заключенной с их помощью сделки) и «торговцев влиянием», сновавших по Вашингтону и заключавших тайные сделки за приличную цену».[25].

Личная жизнь[править]

TrumanWedding.PNG

Свадебная фотография Гарри и Бесс Уоллес Трумэн. 28 июня 1919 года. [[5]]

Жена: Элизабет Бесс «Уоллес» Трумэн (13 февраля 1885 — 18 октября 1982), также широко известна как Бесс Трумэн — жена 33-го президента США Гарри С. Трумэна, первая леди Соединённых Штатов Америки с 1945 по 1953 гг.

Дочь: Маргарет (1924-2008 гг.).

Трумэн покинул Вашингтон 20 января 1953 и поселился в своем доме в Индепенденсе. Умер Трумэн в Канзас-Сити (шт. Миссури) 26 декабря 1972.

Интересные факты[править]

  • В 1950 г. спецслужбы США раскрыли подготовку покушение на Г. Трумэна, которое готовилось с ведома властей Пуэто-Рико.

Оценки историков[править]

Анализируя уже в более поздние годы период администрации Трумэна, отдельные американские авторы, по-видимому основываясь на заявлениях Трумэна и разделяющих его точку зрения политических деятелей, приписывают тридцать третьему президенту США роль «спасителя мира». В изданной в 1972 г. книге «Личность президента» Джеймс Барбер считает, что «исход (президентства Трумэна) был далек от идеально удовлетворительного. Но ведь он мог оказаться и трагическим».[26].Итак, Трумэну ставится чуть ли не в заслугу то, что политический курс его правительства не привёл к трагической развязке, под которой автор, несомненно, подразумевает мировой военный конфликт. История свидетельствует об обратном - именно в годы президентства Трумэна произошло резкое обострение международной обстановки, приведшее мир на грань атомной войны. Воинственно настроенным пришёл Гарри Трумэн в Белый дом и столь же воинственно настроенным он его покинул, предоставив миру платить за безрассудные ставки, сделанные в затеянной им опасной политической игре. Р. Тагуэлл писал, что Франклин Рузвельт ушёл из жизни, оставив своему преемнику «модель будущего мира, которую ещё предстояло сделать действующей». Трумэн ушёл из Белого дома, оставив модель будущей войны, которую совместными усилиями миролюбивых сил ещё предстояло обезвредить.

Документы[править]

О чем "Большая тройка" договаривалась в Потсдаме.

Запись беседы тов. И.В. Сталина с президентом Трумэном в резиденции Трумэна

17 июля 1945 г. в 12 час.

Присутствовали: В.М. Молотов, Д. Бирнс, переводчики: Павлов, Болен.

Тов. Сталин извиняется за то, что он опоздал на один день. Но он задержался ввиду переговоров с китайцами, хотел лететь, но врачи не разрешили.

Трумэн говорит, что он это вполне понимает. Он, Трумэн, рад познакомиться с Генералиссимусом Сталиным.

Тов. Сталин замечает, что хорошо иметь личный контакт.

Трумэн говорит, что, по его мнению, не будет больших трудностей в переговорах, и что сторонам удастся договориться.

Тов. Сталин заявляет, что Советская делегация хотела бы добавить несколько вопросов к тому списку вопросов, который был передан Гарриманом.

Тов. Молотов указывает, что Советская делегация хотела бы обсудить следующие вопросы:

1. О разделе германского флота,

2. О репарациях,

3. О Польше,

4. О подопечных территориях.

Тов. Сталин говорит, что в этом последнем вопросе речь идёт не о режиме опеки, который был уже установлен на Конференции в Сан-Франциско, а о распределении колониальных территорий, принадлежавших Италии и другим странам.

Трумэн заявляет, что он готов обсуждать все вопросы, которые поставит Советская делегация, и что у него есть также некоторые вопросы, которые он, Трумэн, хотел бы поставить.

Трумэн говорит, что в Берлине находится вместе с ним генерал Маршалл и начальники американских штабов. Если у советских военных имеются какие-либо военные вопросы, то американские военные готовы встретиться для их обсуждения.

Тов. Сталин отвечает, что сюда приехали начальник Генерального Штаба Красной Армии генерал Антонов, маршал авиации Фалалеев, адмирал флота Кузнецов. Кроме того, Жуков всегда находится в распоряжении совещания.

Трумэн спрашивает, будут ли присутствовать сегодня на заседании военные.

Тов. Сталин замечает, что советские военные находятся сейчас в Берлине, что они не успеют прибыть к 5 часам сюда.

Тов. Молотов говорит, что Советская делегация желала бы также обсудить вопрос о Танжере и вопрос об Испании.

Тов. Сталин говорит, что Советская делегация хотела бы обсудить вопрос о режиме Франко в Испании, который был внесён в Италию [Испанию] странами оси - Италией и Германией. Этот режим можно рассматривать как навязанный испанскому народу. Его существование приносит вред Объединенным Нациям, так как он укрывает у себя остатки фашистских режимов других стран. Поэтому Советское Правительство считает необходимым порвать с режимом Франко и дать испанскому народу возможность установить у себя в стране тот порядок, который он желает.

Трумэн отвечает, что Франко ему никогда не нравился, и что он, Трумэн, готов обсудить этот вопрос. Он, Трумэн, хочет также обсудить ряд вопросов, которые имеют исключительно важное значение для США. Он, Трумэн, очень счастлив своей встрече с генералиссимусом Сталиным, с которым он хотел бы установить такие же дружественные отношения, какие у генералиссимуса Сталина существовали с Рузвельтом. Он, Трумэн, уверен в необходимости этого, так как он считает, что судьба мира находится в руках трех держав. Он, Трумэн, хочет быть другом генералиссимуса Сталина. Он, Трумэн, не дипломат и любит говорить прямо.

Тов. Сталин отвечает, что со стороны Советского Правительства имеется полная готовность идти вместе с США.

Трумэн говорит, что в ходе переговоров, конечно, будут трудности и различие во мнениях.

Тов. Сталин говорит, что без трудностей не обойтись, и что важнее всего желание найти общий язык.

Трумэн говорит, что у всех трех сторон это желание имеется.

Тов. Сталин спрашивает, виделся ли Трумэн с Черчиллем.

Трумэн отвечает, что виделся с Черчиллем вчера утром. Черчилль уверен в своей победе на наборах.

Тов. Сталин говорит, что он тоже в этом уверен, так как английский народ не может забыть победителя. Правда, английский народ считает, что для него война окончилась. Английский народ, как ему, т. Сталину, кажется, считает войну против Японии далёкой войной и мало проявляет к ней интереса. Англичане думают, что США и Советский Союз выполнят свой долг в войне против Японии.

Трумэн говорит, что дела у союзников против Японии не таковы, чтобы требовалась активная английская помощь. Но, США ожидают помощи от Советского Союза.

Тов. Сталин отвечает, что Советский Союз будет готов вступить в действие к середине августа и что он сдержит свое слово.

Трумэн выражает свое удовлетворение по этому доводу и просит тов. Сталина рассказать ему о переговорах с Суном.

Тов. Сталин подробно информирует Трумэна о содержании переговоров с Суном, характеризуя Суна как человека, который лучше понимает интересы Советского Союза, чем руководящие элементы в Чунцине.

Бирнс спрашивает, не объясняются ли разногласия в переговорах с китайцами тем, что стороны по иному понимают Ялтинское соглашение.

Тов. Сталин отвечает, что советская сторона не имеет никакого желания расширять Ялтинское соглашение. Напротив, Советское Правительство пошло на ряд уступок китайцам по сравнению с теми условиями, которые зафиксированы в этом Соглашении. Однако китайцы не понимают, в чём состоят преимущественные интересы Советского Союза на железных дорогах и в портах Маньчжурии.

Тов. Молотов говорит, что разногласия с китайцами имеют второстепенное значение и что они, как он надеется, будут изжиты, когда в Москву вернётся Сун.

Трумэн выражает подобную же надежду.

Записал (В. Павлов)

РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 236. Л. 1-3. Подлинник. Машинописный текст. Подпись - автограф Павлова.[http://www.rg.ru/2015/07/07/rodina-troika.html А.К. Сорокин, кандидат исторических наук, директор РГАСПИ, ведущий рубрики "Советская история. Документы". Советская история. Документы. О чём "Большая тройка" договаривалась в Потсдаме].

Примечания[править]

  1. Яковлев Н. Н. ФДР—человек и политик. М.: Международные отношения, 1988. С. 442.
  2. The New York Times. 1941. June 24.
  3. Залесский К.А. Кто был кто во второй мировой войне. Союзники СССР. М., 2004.
  4. Яковлев Н.Н. ФДР – человек и политик. С. 415, 416; Иванова В.С. Определение администрации Трумэна курса в американо-советских отношениях весной и летом 1945 года //Вопросы истории. Сборник научных статей. Выпуск I. ГАГУ. Горно-Алтайск, 1996. С. 165-167.
  5. William Hillman. Mr. President. P. 143.
  6. Переписка И.В. Сталина с Ф. Рузвельтом и У. Черчиллем. Т. 2. В.О. Печатнов, И.Э. Магадеев. М.:ОЛМА Медиа Групп,(Элита), 2015. 768 с.: ил. Тираж: 2000 экз. ISBN 978-5-373-07571-8. C. 501.
  7. A. Harriman to Department of State, April 13, 1945 (Memorandum «Meeting with Stalin»). – US. Library of Congress. Manuscript Division. W.A. Harriman Papers. Chronological file. Cont. 178.
  8. Переписка И. В. Сталина с Ф. Рузвельтом и У. Черчиллем. Т. 2. В.О. Печатнов, И.Э. Магадеев. М.:ОЛМА Медиа Групп,(Элита), 2015. 768 с.: ил. С. 509.
  9. Энциклопедия российско-американских отношений XVIII-XX века. / Авт. и сост. Э. Иванян. М.: Международные отношения, 2001. С. 571.
  10. «The International Herald Tribune)), April 13, 1970.
  11. Sidney Lens. The Futile Crusade. Quadrangle Books, Chicago, 1964.
  12. Энциклопедия российско-американских отношений XVIII-XX века./Авт. и составитель Э.А. Иванян М.:Международные отношения, 2001. С. 571.
  13. Иванова В.С. Определение администрацией Трумэна курса. С. 169.
  14. Там же. С. 175.
  15. Иванова В. С. Определение администрацией Трумэна курса. С. 171.
  16. Там же. С. 169.
  17. http://histrf.ru/ru/uchenim/otkritoe-obsuzhdenie/post-44 М.Ю. Мягков д.и.н. США и СССР в мае 1945 года: Ещё союзники? (Один американский документ об отношении к России накануне Победы)".
  18. Библиотека-музей Президента США Г. Трумэна[[1]]
  19. Кошкин А.А. Правая история: Хиросима и Нагасаки.
  20. Библиотека-музей Президента США Г. Трумэна[[2]]
  21. Библиотека-музей Президента США Г. Трумэна. [[3]]
  22. Кошкин А.А. Правая история: Хиросима и Нагасаки.
  23. Стьюк У. Корейская война. М.: 2002. С. 434.
  24. Жуков Ю.Н. Сталин: тайны власти. М.:Вагриус, 2005. С. 541
  25. James D. Barber. The Presidential Character; Predicting Performance in the White House. Prentice-Hall. Inc., 1972. Р. 290.
  26. James D. Barber. The Presidential Character, p. 292.

Фильмы[править]

  • Нерассказанная история США (режиссёр. О. Стоун, 2012 г.).