Дуайт Дэвид Эйзенхауэр

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Дуайт Дэвид Эйзенхауэр
Dwight David Eisenhower
{{{русское имя}}}
Флаг
34-й президент США
Флаг
20 января 1953 — 20 января 1961
Вице-президент: Ричард Никсон
Предшественник: Гарри Трумэн
Преемник: Джон Ф. Кеннеди
 
Партия: Республиканская партия США
Образование: Военная академия в Уэст-Пойнте
Вероисповедание: Протестантизм пресвитерианского направления
Рождение: 14 октября 1890
Денисон, штат Техас, США
Смерть: 28 марта 1969
Вашингтон, федеральный округ Колумбия, США
Похоронен: Абилин, Канзас
Отец: Дэвид Джейкоб Эйзенхауэр
Мать: Ида Элизабет Стовер
Супруга: Мейми Дэуд Эйзенхауэр (с 1916)
Дети: сын: Джон
 
Автограф: Автограф

Дуа́йт Дэ́вид Эйзенха́уэр (англ. Dwight David Eisenhower; в США распространено прозвище «Айк», англ. Ike; 14 октября 1890, Денисон, Техас — 28 марта 1969, Вашингтон) — американский государственный и военный деятель, генерал армии (1944), 34-й президент США (20 января 195320 января 1961).

Первая официальная биография[править]

Американский публицист Джон Гантер выпустил в свет в 1952 г. небольшую книгу, названную им «Эйзенхауэр - человек и символ». Собирая в спешном порядке материал для этой книги, Д. Гантер ставил перед собой цель рассказать американской общественности о человеке, который считался наиболее вероятным кандидатом республиканской партии в президенты и который в условиях отсутствия равных ему по популярности в стране кандидатов имел наиболее предпочтительные шансы одержать победу. Сам Д. Гантер не сомневался в том, что Д. Эйзенхауэр победит на выборах 1952 г., и старался убедить в этом и читателей своей книги: «Он (Эйзенхауэр) является одним из тех немногих американцев в истории, про которых с весьма значительной степенью уверенности можно сказать, что, если он захочет получить президентский пост от любой партии, он его получит». Как и в других многочисленных печатных изданиях, публиковавшихся с целью пропаганды личности кандидата в президенты, Д. Гантер не жалел красок для описания личных качеств генерала, его безграничной энергии и безупречного здоровья. Д. Гантер, правда, полагал, что Д. Эйзенхауэра нельзя было назвать интеллектуалом, тем более в сравнении с наиболее вероятным кандидатом демократической партии Эдлаем Стивенсоном, но тут же утверждал, что Д. Эйзенхауэр «обладает весьма значительными интеллектуальными качествами». В созданном им образе Д. Эйзенхауэра намеренно выделялись такие черты, которые могли вызвать симпатию и уважение к нему у рядового избирателя - мало спит (следовательно, больше времени будет уделять исполнению возложенных на него обязанностей), не признаёт дневного отдыха (вывод тот же), расчётлив, но не жаден (вывод - государственных средств транжирить не будет, но и не будет экономить на действительных нуждах населения), скромен и прост, любит играть в гольф, рыбачить, рисовать, отважен и т. д. Не ссылаясь прямо на самого генерала, Д. Гантер заявлял, что тот, судя по всему, «не прочь стать президентом Соединённых Штатов, если этого захочет достаточное количество людей».

Вывод был очевиден буквально с первых страниц книги Д. Эйзенхауэр будет хорошим президентом.

В годы Второй мировой войны[править]

Д, Эйзенхауэр окончил в 1916 г. военную академию в Вест-Поинте. Впервые Америка услышала об Эйзенхауэре в 1942 г., когда генерал был назначен президентом Ф.Д. Рузвельтом командующим союзными войсками сначала в Северной Африке, а позднее на европейском театре военных действий. 6 декабря 1943 г. Ф.Д. Рузвельт принял решение назначить Д. Эйзенхауэра командующим операции "Оверлорд", по высадке англосаксонских войск в Нормандии, сообщив об этом У. Черчиллю во время автомобильной прогулке по Луксору (Египет). У. Черчилль был до конца не согласен с этим решением президента США, видя на его месте генерала Дж. Маршалла, но вынужден был примириться с этим назначением, сообщив об этом в телеграмме кабинету министров в Лондон.

О своём решении Ф.Д. Рузвельт информировал и И.В. Сталина, который спрашивал на Тегеранской конференции, кто будет командовать армиями союзников в Европе.

Союзник в войне[править]

К началу 1945 г. стало очевидно, что разгром фашистской Германии завершится в течение нескольких месяцев. На Ялтинской конференции в феврале было решено, что столица Германии - Берлин будет находиться в советской оккупационной зоне.

У. Черчилль прилагал неимоверные усилия, стремясь подтолкнуть американское военное руководство к тому, чтобы не Красная Армия, а именно англо-американские войска взяли немецкую столицу. Особенно активно британский премьер пытался воздействовать на Д. Эйзенхауэра.

Д. Эйзенхауэр, со своей стороны, запросил экспертную оценку возможных потерь англо-американских войск в случае, если они будут штурмовать сверхукрепленный Берлин. Ему назвали цифру: около 100 тысяч человек. Он понимал, что это цена за город, который союзники всё равно вынуждены будут оставить в соответствии с договоренностями, достигнутыми в Ялте. Д. Эйзенхауэр считал, что англо-американским войскам выгоднее наступать на Дрезден с тем, чтобы быстрее соединиться с Красной Армией.

Узнав об этом решении из телеграммы, отправленной Эйзенхауэром непосредственно Верховному главнокомандующему Вооруженными силами СССР, Сталин, по свидетельству маршала Георгия Жукова, отозвался о генерале как о человеке, верном взятым на себя обязательствам. Зато в Лондоне и Вашингтоне многие подняли шум, утверждая, что Эйзенхауэр отдает Берлин русским. Однако все эти инсинуации пресек непосредственный босс Эйзенхауэра, начальник штаба армии США генерал Джордж Маршалл: «Только Эйзенхауэр знает, как вести эту войну и как приспосабливаться к меняющейся ситуации».

По окончании Второй мировой войны в Европе союзники приняли решение о создании Контрольного совета по управлению Германией. СССР в нём представлял маршал СССР Г.К. Жуков, США – генерал армии Д. Эйзенхауэр. Вскоре они впервые встретились в поверженном Берлине.

Среди прочего советский маршал поднял и вопрос о том, что американские и английские войска должны освободить те территории Германии, которые входили в оккупационную зону СССР согласно решениям Ялтинской конференции. Британский фельдмаршал Бернард Монтгомери попытался возразить, но Д. Эйзенхауэр тут же прервал его: «Монти, не спорь! Маршал Жуков прав. Тебе надо скорее убираться из Виттенберга, а нам из Тюрингии». Когда Жуков доложил об этом эпизоде Сталину, тот рассмеялся и сказал: «Надо как-нибудь пригласить Эйзенхауэра в Москву. Я хочу познакомиться с ним».

В августе 1945 г. Д. Эйзенхауэр прилетел в СССР. Во время этой поездки его сопровождал Г.К. Жуков. В Москве гостю показали Кремль и метро, его также свозили в колхоз, совхоз и на авиационный завод. Высокие лица побывали в Ленинграде.

Кульминацией его пребывания в Советском Союзе стал парад спортсменов по случаю Дня физкультурника на Красной площади в Москве. И.В. Сталин пригласил генерала подняться на трибуну Мавзолея Ленина и встать рядом с ним – в знак особого уважения к соратнику по борьбе с гитлеровской Германией. В те дни Д. Эйзенхауэр говорил журналистам о том, что везде он чувствовал «атмосферу искреннего гостеприимства», а на пресс-конференции в Москве заявил: «Я не вижу в будущем ничего такого, что помешало бы России и Соединённым Штатам стать близкими друзьями».

Открытие Второго фронта и высадка союзных войск в Нормандии принесли генералу славу. По окончании войны Америка встретила его как своего самого крупного полководца и героя. В течение последующих двух лет Д. Эйзенхауэр был начальником штаба армии США, а в 1948 г. стал президентом Колумбийского университета в Нью-Йорке. Как подчёркивали американские авторы, за исключением полутора лет пребывания на посту университетского президента, «вся сознательная жизнь Д. Эйзенхауэра прошла в особом, изолированном мире профессиональной армии», далёком от политики и общественных проблем.

Уже спустя восемь лет после пребывания на президентском посту, оглядываясь на свою политическую карьеру, Д. Эйзенхауэр признавал: «Я никогда не обучался политике. Я пришёл в неё со стороны на самую вершину».

Smavzol600 default.jpg

2 августа 1945 г. Красная площадь. За парадом физкультурников с трибуны Мавзолея наблюдают (слева направо): В. Меркулов, А.И. Антонов, Г.К. Жуков, генерал Д. Эйзенхауэр, И.В. Сталин, переводчик, посол А. Гарриман, М.И. Калинин. Фото: М. Калашников.[[1]]

Трумэн и Эйзенхауэр[править]

В 1948 г. в отношении Трумэна к Эйзенхауэру стала отчетливее проявляться настороженная враждебность, объяснявшаяся тем, что в кругах демократической партии вызревала идея выдвижения кандидатуры генерала на пост президента взамен терявшего свою популярность и влияние в партии Трумэна. Буржуазно-либеральный еженедельник «Нью рипаблик», близкий к кругам демократической партии, писал: «Политические деятели-демократы не интересуются взглядами Эйзенхауэра. Им нужен лишь способный победить кандидат, который приведет местных кандидатов к победе». Но одновременно с демократами расположения Эйзенхауэра активно добивались и республиканцы. На том этапе ни одной из ведущих политических партий страны не удалось соблазнить «старого солдата» блестящей политической карьерой. Эйзенхауэр продолжал придерживаться убеждения, что избрание военных на политические посты может обернуться трагедией для страны.

Личные взаимоотношения между Трумэном и Эйзенхауэром начали особенно портиться к концу 1950 г., когда, видя в Эйзенхауэре возможного серьёзного соперника будущего кандидата демократов на выборах 1952 г., Трумэн решил отправить генерала в Европу в качестве главнокомандующего вооруженными силами НАТО. В октябре 1950 г. Трумэн направил Эйзенхауэру короткую записку, пригласив его на беседу в Белый дом при очередном посещении Вашингтона. В записке, как бы между прочим, говорилось, что Эйзенхауэру не стоит приезжать специально для этой цели в столицу, поскольку это может вызвать нежелательные толки. Когда генерал посетил позднее президента, ему было предложено стать главнокомандующим вооруженными силами НАТО в Европе. Эйзенхауэр не мог не подчиниться приказу, хотя и был крайне им возмущён.

Предвыборная кампания[править]

Кульминационным пунктом всей предвыборной кампании 1952 г. явилось обещание республиканского кандидата самолично выехать в Корею с целью поиска путей скорейшего урегулирования военного конфликта. Это заявление Эйзенхауэра вызвало замешательство в рядах демократической партии. Г. Трумэн впоследствии писал: «Я никогда не смогу понять, как ответственный военный деятель, хорошо знакомый с особой деликатностью наших переговоров по вопросу об окончании военных действий, мог воспользоваться этой трагедией в корыстных политических целях». Заявление Эйзенхауэра, утверждал Трумэн, ослабило позицию США на переговорах. Какова бы ни была реакция Трумэна и других лидеров демократической партии, нельзя не признать, что это заявление Эйзенхауэра оказало решающее влияние на исход президентских выборов. 4 ноября 1952 г. 34 млн. американцев проголосовали за Эйзенхауэра, 27 млн. отдали свои голоса Стивенсону. Республиканской партии удалось также заполучить большинство мест в сенате и в палате представителей. Впервые за 20 лет республиканцы завоевали контроль над Белым Домом и конгрессом одновременно.

Получив сообщение о победе Д. Эйзенхауэра, Г. Трумэн поздравил генерала, не преминув едко присовокупить, что его личный самолёт будет предоставлен в распоряжение Эйзенхауэра, если тот «все ещё намерен поехать в Корею». В ответ Эйзенхауэр невозмутимо заявил, что он предполагает воспользоваться для этой поездки одним из военных транспортных самолётов.

В начале декабря 1952 г. Эйзенхауэр в сопровождении группы своих ближайших советников выехал в Корею, с тем чтобы на месте разобраться в сложившейся обстановке и выяснить возможности выполнения данного им избирателям обещания. Первые сообщения в американской печати о поездке Эйзенхауэра в Корею появились лишь после того, как генерал уже завершил свою поездку. А до тех пор оставшиеся в Вашингтоне сотрудники аппарата Эйзенхауэра искусно вводили в заблуждение американскую общественность регулярно передававшимися в печать сведениями о расписании дня генерала в Нью-Йорке и списками лиц, якобы наносивших ему визиты в те дни.

Администрация Эйзенхауэра[править]

Боссы республиканской партии и правящие круги США не строили иллюзий в отношении политических способностей генерала. Старому солдату с самого начала отводилась почетная роль «отца нации». Задача же формулирования и проведения в жизнь отвечавшего интересам правящих кругов страны государственного курса была поручена ими другим лицам.

С первых дней своего существования кабинет, сформированный президентом Эйзенхауэром, был прозван «кабинетом бизнесменов». Министром финансов был назначен президент кливлендской сталелитейной компании «М. А. Ханна и К0» Джордж Хэмфри, министром обороны - президент «Дженерал моторе» Чарльз Вильсон, министром почт - президент мичиганской автомобильной компании А.Е. Саммерфильд, министром торговли - массачусетский промышленник Синклер Уикс, министром сельского хозяйства - крупный биржевик Э. Бенсои, министром юстиции - председатель Национального комитета республиканской партии Г. Браунелл, министром внутренних дел - губернатор Орегона Д. Маккей. Эйзенхауэровский кабинет был, по словам У. Бинкли, «определенно однобоко представлявшим интересы американского общества ввиду преобладания в нем представителей большого бизнеса». Даже в сенате США высказывались опасения, что новый кабинет будет особенно усердно стоять на страже интересов финансово-монополистических группировок США. Эти опасения подтверждались недвусмысленным заявлением нового министра обороны Ч. Вильсона, открыто провозгласившего: «Что хорошо для «Дженерал моторе», хорошо и для всей нации». Совет национальной безопасности практически полностью состоял из военных, пользовавшихся личным доверием Эйзенхауэра.

Внешняя политика администрации Д. Эйзенхаура[править]

Государственным секретарем США был назначен Д.Ф. Даллес, которому было суждено сыграть зловещую роль во внешней политике Соединённых Штатов 1950-х гг.

В течение шести лет Д. Ф. Даллес был государственным секретарем США, и ни у кого за весь этот период не возникало никаких сомнений в том, кто же является истинным автором внешнеполитического курса США. Даллесу были предоставлены президентом все полномочия формулирования внешнеполитического курса страны, включая право проявления инициативы в этой области от имени правительства США. И хотя, как утверждал Эйзенхауэр, государственный секретарь никогда не предпринимал важных внешнеполитических шагов без ведома и согласия президента, можно сказать, что именно Д.Ф. Даллес, а не Д. Эйзенхауэр был автором агрессивного внешнеполитического курса США 1950-х гг. Такую точку зрения высказывают многие американские историки. Как отмечал один из ближайших помощников Даллеса, с президентом согласовывались «уже принятые решения и планы, созревшие в деталях в изобретательном и неутомимом уме Даллеса».

Истоки Карибского кризиса[править]

Именно во времена администрации Д. Эйзенхауэра уходят корни "Карибского кризиса". В 1959 г. армия повстанцев под командованием Ф. Кастро изгнала диктатора Батисту, ставленника США, из Гаваны. Куба в результате преобразований правительства Ф. Кастро стала приобретать настоящую независимость и суверенитет. Однако власти США за 60 лет господства на Кубе привыкли рассматривать остров как свою вотчину, в которой ничего не происходит без ведома хозяев. На реформы Кастро в Вашингтоне смотрели с подозрением и предпринимали попытки поддержать внутриполитическую оппозицию Ф. Кастро или устранить его посредством шантажа и угроз. Когда эти попытки не достигли цели, то власти США ввели эмбарго на поставки нефтепродуктов на остров. Но результат оказался неожиданным для Вашингтона. Ф. Кастро обратился за помощью к единственному антагонисту США - СССР, который начал поставки нефти на остров и закупку сахарного тростника, производившегося на Кубе. Можно сказать, что администрация Эйзенхауэра сама толкнула Кубу в объятия Советского Союза.

Инцидент с самолётом-разведчиком U-2[править]

15-27 сентября 1959 г. в США состоялся визит главы СССР Н.С. Хрущёва, в ходе которого была достигнута договорённость о встрече четырёх великих держав в Париже в мае 1960 г. Однако обе стороны не сильно горели желанием ехать на саммит в Париж и искали дипломатический повод уклониться от встречи. США сами предоставили его.

На протяжении многих лет Пентагон вёл разведку над территорией СССР посредством самолётов-разведчиков. Советское командование знало об этом, но не могло предоставить доказательств. Советские ракеты и истребители не достигали потолка полёта американских ВВС. Однако весной 1960 г. ситуация в корне изменилась. На боевое дежурство были поставлены новые ракеты ПВО. Рано утром 1 мая 1960 г. ракета ПВО под Свердловском сбила американский самолёт-разведчик U-2, военный лётчик Г. Пауэрс катапультировался и приземлении был арестован. Н.С. Хрущёву сообщили об этом в момент первомайской демонстрации на Красной площади в Москве. Он приказал держать информацию в секрете. Вскоре советские СМИ сообщили о сбитом самолёте-разведчике, власти США не придали этому значения, заявив, что самолёт залетел в воздушное пространство ошибке, потеряв навигационный курс, о том, что Паэрс взят в плен советские СМИ молчали. Однако Н.С. Хрущёв не мог долго ждать и прибыв в Париж 15 мая, заявил, что шпион-лётчик у нас в плену и даёт показания. Этого в Вашингтоне не ожидали, рассчитывая на гибель Ф.Г. Пауэрса. Вскоре его предъявили мировым СМИ.

16 мая Н.С. Хрущёв намекнул Д. Эйзенхауэру, что готов продолжать заседание четверки, если Д. Эйзенхауэр принесёт извинения и подтвердит, что больше таких полётов не будет. Но де Голль и Макмиллан отговаривали от извинений, и Д. Эйзенхауэр отказался, продолжая настаивать, что его доктрина открытого неба нужна для безопасности всего Запада. Н.С. Хрущев прореагировал со всей присущей ему определенностью: тогда мне, господа, разговаривать больше не о чем с вами, ни о каком разоружении, ни о каком взаимном доверии речи быть не может, если вы даже не обещаете не нарушать наше воздушное пространство.

16 мая в Париже на открытии встречи лидеров СССР, США, Великобритании и Франции Н.С. Хрущёв разразился ещё более резкой обличительной речью о направленных против Советского Союза агрессивных шпионских действиях Соединённых Штатов. Он призвал к тому, чтобы лидеры четырёх держав взяли на себя обязательства отказаться от практики разведывательных полетов над территориями стран друг друга.

Затем слово взял Д. Эйзенхауэр. Он заявил, что полёты американских самолётов-разведчиков над территорией СССР являются не актом агрессии, а оборонительной мерой, необходимой для обеспечения безопасности США. И в продолжение темы уже не в первый раз предложил под эгидой ООН легализовать все разведывательные полёты с тем, чтобы была возможность предупреждать опасность военных приготовлений той или иной страны. Это, безусловно, не могло устроить советскую сторону, и Н.С. Хрущёв покинул зал заседаний. Саммит в верхах в Париже была сорван. На том встреча в верхах и кончилась.

Д. Эйзенхауэр предстал перед всем миром лжецом. Одно дело, что шпионаж ведут все страны мира друг за другом. Другое документальное тому доказательство. Саммит в Париже оказался сорван. Советская сторона потребовала от США официальных извинений.

Интересные факты[править]

1. Вклад Д. Эйзенхауэра в открытие второго фронта в Европе был отмечен и Советским Союзом: генерал стал кавалером ордена «Победа» и единственным гражданином США, удостоенным одной из высших государственных наград СССР. Он является одним из пяти иностранцев, удостоенных высшего советского военного ордена «Победа».

2. Отказался от наступления союзных войск на Берлин, тем самым не став препятствовать взятию столицы Третьего рейха Красной Армией.

3. Боролся с распространением коммунизма всеми возможными средствами.

4. Первым принял с официальным визитом советского лидера в США.

5. Активно санкционировал свержение неугодных режимов за пределами США

Мемуары и литература[править]

  • Эйзенхауэр Д. Крестовый поход в Европу / Придисловие О.А. Ржевесвского. Пер. с английского Федотова Е.М. — М.: 1980. — 528 с. ISВN 5-8138-0108-1. Тираж 11 000 экз. ≡ Eisenhower D. Crusade In Europe. — New York: Doubleday, 1948.
  • Амброз С. Эйзенхауэр. Солдат и президент. М., 1993
  • Иванов Р.Ф. Дуайт Эйзенхауэр. Человек, политик, полководец. М., 1998
  • Иванян Э.А. Белый дом: президенты и политика. М.:Издательство политической литературы. 1975. 432 с.: ил.
  • Лубченков Ю.В. 100 великих полководцев Второй мировой. М.: Вече. 2010. 480 с.ил.
  • Печатнов В.О., Маныкин А.С. История внешней политики США. М.: Международные отношения, 672 с.: ил.,карты. (История внешней политики зарубежных стран) ISBN 978-5-7133-1414-9



Черновик
Исправьте и дополните до полноценной статьи Русской Энциклопедии.