История Северной Кореи

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Карта Северной Кореи
Icons-mini-icon 2main.png Основная статья: История Северной Кореи

Краткая история корейской государственности[править]

Нация — корейцы. Самоназвание в КНДР — пэктусанская нация.

Древнейшие государства на Корейском полуострове — Чосон, Пуё, Махан, возникли в первом тысячелетии до нашей эры. Впоследствии здесь возникли феодальные государства Когурё, Силла, Пэкче, а к концу Х века сложилось феодальное государство Корё, основанное военачальником Ван Гоном. Спустя три столетия государство попало в вассальную зависимость от монгольского хана, а затем Юаньской империи.

В XIV веке Корё удалось избавиться от вассальной зависимости, отразить нашествие китайцев. В конце столетия власть захватил военачальник Ли Сон Ге, переименовавший государство в Чосон. В XVI столетии государство погрузилось в гражданскую междоусобицу, чем не преминули воспользоваться японцы, высадившиеся на полуострове и захватившие Пусан, Пхеньян и Сеул. Поднявшийся на войну с захватчиками корейский народ в Имджинской войне (1592‒1598) разгромил их на суше и на море, но покончить с распрями внутри страны не удалось. В итоге Корея вновь угодила в зависимость от цинского Китая. После удачной для Японии войны с Китаем в 1894‒1895 гг., в ходе которой военные действия велись на территории Кореи, влияние Японии усилилось. В 1905 г. Корея стала протекторатом Японской империи, победившей в войне с Россией. В 1910 г. с видимости независимости было покончено и Корея была объявлена японским генерал-губернаторством. Корейский язык и культура оказались под запретом.

В 1930-е гг. в северной Кореи и Маньчжурии, где проживало более 1 млн корейцев развернулось янтияпонское партизанское движение, от которого ведёт свою историю нынешняя Корейская Народная Армия (КНА)..[1]

История установления дипломатических отношений между Россией и Кореей[править]

Российские официальные представители появились в Корее в середине 1880-х гг. Первый русский Поверенный в делах К. И. Вебер решил приобрести землю для миссии, и, получив согласие русского правительства, скупил в центре Сеула 13 участков у частных хозяев в октябре 1885-марте 1886 гг. общей площадью более двух гектаров. Позднее рядом приобрела землю русская православная церковь и соорудила примыкающий к посольству храм. По проекту архитектора Сабатини в 1890 г. были построены помещения для дипломатической миссии. Именно в этом здании в 1896‒1897 гг. скрывался от японцев корейский король Коджон. Тогда Россия борьбу за влияние в Корее проиграла, уступила японцам. Вследствие поражения в русско-японской войне в 1907 г. миссия была закрыта.

Однако непрерывность права собственности нашей страны на этот участок и здания была подтверждена в 1925 г. при установлении дипломатических отношений между СССР и Японией, колонией которой в то время Корея являлась. С 1925 г. в помещениях миссии функционировало генконсульство СССР. Здесь после освобождения страны шли переговоры совместной комиссии из представителей командования американских войск в Южной Корее и командования советских войск в Северной Корее «для оказания содействия образованию Временного корейского правительства».

Глобальное противостояние с США после второй мировой обусловило игнорирование Москвой Южной Кореи — в результате генконсульство в 1946 г. было закрыто. За помещением следили технические сотрудники, которые в 1949 г. были высланы. В период Корейской войны 1950‒1953 гг. здания миссии были полностью разрушены. На пустом участке обосновались беженцы.

Наша страна никогда не отказывалась от права на свою собственность, но и не напоминала о ней — возможно, считая, что она, как дипломатическая, должна была бы пользоваться определенной защищенностью. Тем не менее в 1968—1970 гг., корейские власти, опираясь на внутренний закон, не информируя Москву — с ней не было отношений — национализировали участок (не исключено, что противном случае на территорию по принципу приобретательской давности — лицо, прожившее на бесхозной земле 20 лет, становится в РК её собственником — могли бы претендовать самовольно захватившие её поселенцы).

В 1973 г. власти часть участка продали частным компаниям, позднее застроивших его небоскребами. На оставшейся части, переданной муниципалитету Сеулу, — около 0,8 га — устроили сквер. В нём высится восстановленная башня бывшей русской миссии — архитектурный памятник Сеула, хорошо известный местным жителям.

Зная об этом, некоторые южнокорейские представители в период, когда Южная Корея «обхаживала» Москву в целях установления отношений на уровне посольств, не скупились на посулы о том, что «место для посольства СССР в Сеуле уже есть». По заданию корейского правительства группа корейских юристов изучила этот вопрос и признала, что Москва вправе претендовать если не на сам участок, то на компенсацию.

Однако, министр иностранных дел СССР Э. А. Шеварднадзе не обусловил установление дипотношений решением этого вопроса (именно так позднее поступили китайцы, безоговорочно получившие при признании РК здание бывшего посольства Тайваня в Сеуле). Более того, Шеварднадзе самовольно «приблизил» дату установления дипотношений (перенеся её с 1 января 1991 г. на день подписания соглашения), чем лишил своих подчиненных возможности обсудить условия размещения посольств до фактического введения в действие соглашения об установлении отношений на уровне этих самых посольств.

МИД СССР попробовал было напомнить о российской земельной собственности в Сеуле, передав в ноябре 1990 года РК ноту с просьбой принять меры, связанные с осуществлением прав нашей стороны на земельный участок. Однако южнокорейский МИД прислал официальный ответ о том, что РК считает этот участок своей собственностью и надлежащим образом осуществляет право собственности с 1970 г. То есть если даже национализация в 1968—1970 гг. была не вполне юридически чистой, участок всё равно уже не вернут, дали понять южнокорейцы. Международная юридическая практика показывает, что добиться реституции (возвращения) любым государством иностранной собственности при таких условиях практически нереально..[2]

Каирская конференция[править]

Корее по настоянию США были провозглашены гарантии и обещана союзниками по антигитлеровской коалиции независимость на Каирской конференции (3 декабря 1943 г.). В коммюнике совещания (Каирская декларация) от 3 декабря от имени представителей США, Китая и Великобритании вместе со своими соответствующими военными и дипломатическими советниками заявлялось о необходимости «покарать агрессию Японии» и по поводу будущего захваченных Японией территорий и Кореи: «Цель заключается в том, чтобы ли-шить Японию всех островов на Тихом океане, которые она захватила или оккупировала с начала Первой мировой войны 1914 года, и в том, чтобы все территории, которые Япония отторгла у китайцев, как, например, Маньчжурия, Формоза и Пескадорские острова, были возвращены Китайской Республике. Япония будет также изгнана со всех других территорий, которые она захватила при помощи силы и в результате своей алчности. Вышеуказанные три великие державы, помня о порабощённом народе Кореи, решили, чтобы в должное время Корея стала свободной и независимой. Имея в виду эти цели, три союзника в согласии с теми из Объединённых Наций, которые находятся в состоянии войны с Японией, будут продолжать вести серьёзные и длительные операции, необходимые для того, чтобы обеспечить безоговорочную капитуляцию Японии»..[3]

28 сентября 1944 г. Ф. Рузвельт одобрил стратегический план разгрома Японии, по которому на СССР возлагалось выполнение задачи «прервать транспортную связь между японской метрополией и азиатским континентом; разгромить японские войска в Манчжурии и уничтожить их авиационные части и соединения; обеспечить господство в воздухе над Южным Сахалином и Хоккайдо»..[4]

На Ялтинской конференции было решено создать на Корейском полуострове независимую Корею, которая почти 40 лет являлась колонией Японии, но вначале установить «на необходимый период времени» режим совместной опеки (попечительства) США и СССР.[5] Однако этот режим попечительства великие державы понимали по-разному. Администрация президента США Ф. Рузвельта создала специальную комиссию под началом известного историка А. Дж. Тойнби.

Накануне Ялтинской конференции комиссия Тойнби предоставила Ф. Рузвельту и госдепартаменту специальный доклад, в котором утверждалось, что корейцы не обладают необходимым опытом в управлении современным государством и не в состоянии осуществлять административные функции на профессиональном уровне. Корейцам присущи склонность к ссорам и склокам как между людьми, так и политическими группами. Поэтому Корее для перехода к реальной независимости необходим механизм международной опеки. Президент Рузвельт прямо заявил: «Корейцы не в состоянии поддерживать порядок и управлять независимым правительством, поэтому мы возьмём их под опеку сроком до 40 лет»..[6] В Ялте Ф. Рузвельт чуть смягчил свою позицию и сказал, что для корейцев этот срок может быть сокращён до 20‒30 лет срока опеки. СССР считал, в отличие от западных демократий, что независимость Корее может быть предоставлена сразу после освобождения. «Чем короче будет срок попечительства, тем лучше», говорил И. В. Сталин..[7]

Крымская конференция[править]

8 февраля 1945 г. в 15.30. в Ливадийском дворце состоялась встреча И. В. Сталина и В. М. Молотова с президентом США Ф. Рузвельтом и послом США в СССР А. Гарриманом с участием личных переводчиков Сталина — В. Н. Павлова и Ф. Рузвельта — Ч. Болена по вопросам о будущем Японии и всего Дальнего Востока. В ходе обсуждения дальневосточных дел была затронута судьба Курильских островов, южной части острова Сахалина, сохранения статус-кво Монголии, аренды КВЖД, «тёплого порта» Дайрен. Наконец, по ходу беседы Ф. Рузвельт сказал, «что имеется ещё один вопрос, о котором он хотел бы переговорить с Маршалом Сталиным, это вопрос — о Корее.

Тов. Сталин заявляет, что сначала он хотел бы ответить на вопрос, каким образом Советский Союз мог бы воспользоваться тёплым портом на Дальнем Востоке. Он, тов. Сталин, хотел бы сказать, что как аренда, так и международный контроль приемлемы для Советского Союза. Рузвельт благодарит и, переходя к вопросу о Корее, заявляет, что в Тегеране он говорил об учреждении опеки над Кореей. Встаёт вопрос, кто должен быть попечителем. Он, Рузвельт, думает пригласить в качестве попечителей Китай, Советский Союз и Америку.

Тов. Сталин спрашивает, не будет ли это протекторатом.

Рузвельт отвечает, что ни в коем случае, и поясняет, что попечители будут помогать корейцам управлять своей собственной страной, может быть в течение 30‒40 лет, пока корейцы не будут подготовлены к самоуправлению. Имеется ещё один вопрос: следует ли приглашать англичан в качестве попечителей Кореи.

Тов. Сталин говорит, что следовало бы установить срок попечительства»..[8]

В ответ Ф. Рузвельт привёл в пример опыт Филиппин, где потребовалось 50 лет для подготовки введения на островах самоуправления. Однако И. В. Сталина интересовал другой вопрос: не придётся ли вводить в Корею войска. Ф. Рузвельт так не считал. В итоге И. В. Сталин сказал, что «против осуществления предложения, сделанного Президентом у него нет возражений. Чем короче будет срок попечительства, тем лучше». Встал вопрос, что делать с британскими союзниками. «Тов. Сталин отвечает, что они будут обижены, если их не пригласить». Но американский президент считал, что «у них, однако, нет оснований претендовать на участие в попечительстве». В. М. Молотов поддержал Ф. Рузвельта, заметив, что «англичане далеко от Кореи».

«Тов. Сталин говорит что если Черчилль узнает, что мы его не собираемся приглашать, то он нас обоих убьёт. По его, тов. Сталина, мнению, можно было бы пригласить англичан.

Рузвельт говорит, что вначале будет три попечителя, а потом можно будет пригласить англичан, если они поднимут большой шум». Сталин согласился с такой поставкой перспективы. Затем, лидеры СССР и США обсудили будущее Китая и Индокитая..[9]

Сразу после достигнутых договорённостей американская разведка получила указание найти подходящую кандидатуру для новой Кореи. Советская сторона также занялась аналогичными поисками. Маршал К. А. Мерецков остановил свой выбор на капитане Красной Армии Ким Ир Сене. С ним была проведена соответствующая предварительная беседа. Так сказать своеобразные смотрины. Задачу возложили на начальника 7-го отдела (спецпропаганда — разложение войск противника) политуправления 1-го Дальневосточного фронта 25-й армии подполковника Г. Меклера. Выбор был не случаен: он окончил перед войной Институт востоковедения.

В Москве, однако, было своё видение будущего свободной Кореи. Ким Ир Сен в своих воспоминаниях писал: "Жданов неожиданно спросил меня, сколько лет потребуется корейцам после освобождения страны, чтобы построить независимое государство. Я ответил — не больше двух или трёх лет.

Услышав это, Жданов обрадовался, потирая руки. Однако он и не скрывал своего удивления… Причина состояла вот в чём… По словам Рузвельта, корейцам нужен примерно сорокалетний период упорядочения до достижения полной независимости. Рузвельт, как видно, недооценивал нашу нацию и относился к ней пренебрежительно…

Жданов спросил, в какой форме помощи нуждается корейский народ в борьбе за государственное строительство после освобождения. Я ответил ему: «Советский Союз вёл войну с Германией в течение четырёх лет, а впереди большая борьба с Японией. Где вы найдёте силы, чтоб помочь нам? Если нам окажут помощь, спасибо за неё, но мы хотим по возможности своими собственными силами построить свою страну. Это, конечно, трудно, но всё же считаю, что такой подход правильнее для перспективы на будущее. У нас в стране в её истории существовало низкопоклонство, что служило причиной гибели страны, и в строительстве новой Кореи ему не место. Мы ни в коем случае ни хотим, чтобы был нанесён ущерб от него — такова наша решимость. Мы надеемся на политическую поддержку Советского Союза и хотели бы, чтобы Советский Союз впредь активно поддерживал нас на международной арене и прилагал усилия, чтобы корейский вопрос был решён в соответствии с интересами и волей корейского народа».

Жданов остался доволен моим ответом. «Недавно, — произнёс он, — гость из одной из стран Восточной Европы, встретившись со мной, обратился ко мне со словами, что его страна, экономически отсталая да к тому же сильно пострадавшая от войны, стоит перед большими трудностями, поэтому хорошо, если бы Советский Союз оказал ей помощь как старший брат. Какой это контраст с вашей позицией!».[10]

После Второй мировой войны[править]

Когда Япония капитулировала во второй мировой войне, союзниками была достиг-нута договорённость (15 августа 1945 г.) об установлении разделительной линии по 38-й параллели, к северу от которой японские войска будут сдаваться СССР, к югу — США. Такое решение было принято в Вашингтоне после нервной ночи с 10 на 11 августа. Двое полковников Генштаба США — Ч. Бонстил и Д. Раск, по поручению своих руководителей разделили на карте Корейский полуостров. Поступили они по-армейски чётко: приложив линейку к карте, они разделили страну пополам по линии 38-й параллели. К северу — советская зона, к югу — американская. Но почему именно 38-я параллель? "Говорят, что идея о разделении по 38-й параллели пришла в голову несколькими днями ранее американским офицерам Дину Раску и Чарльзу Бонстилу, когда им на глаза попалась обложка журнала «Нэшнл джиогрэфик»..[11] Так что будущая граница двух корейских государств появилась чисто случайно.

Сессии СМИД[править]

В 1990-е гг. были рассекречены переговоры на сессиях Совета министров иностранных дел союзников антигитлеровской коалиции после 1945 г., именно на них обсуждались детали послевоенного мира. Первое заседание СМИД проходило в Лондоне с 11 сентября по 2 октября, обсуждала проекты мирных договоров с Финляндией и Италией, другими союзниками Германии в войне и выявило больше расхождений в позициях, нежели их сближение.

Для Кореи важным стало декабрьское 1945 г. заседание в Москве, на котором проявилось расхождение мнений по корейской проблеме между Дж. Бирнсом и В. М. Молотовым.

Накануне открытия сессии СМИД 9 декабря Гарри Трумэн писал И. В. Сталину: «Одобряя предложение, сделанное г-ном Бирнсом г-ну Молотову том, чтобы совещание трёх Министров Иностранных Дел было созвано до окончания этого года, я не упускал из виду того, что не должно быть никакого совещания до тех пор, пока не будет большей уверенности в прогрессе в отношении достижения соглашения по нерешённым вопросам. Но я счёл, что в нынешнее критическое время дальнейшая пассивность и промедление были бы в высшей степени неблагоразумными. Я искренне надеюсь, что Вы будете сотрудничать со мной в том, чтобы совещание было успешным, а также с тем, чтобы возродить веру в способность великих держав работать вместе.

Я очень хочу, чтобы г-н Бирнс передал Вам личное послание от меня. Я искренне надеюсь, что Вы сможете принять его и откровенно переговорить с ним в скором времени, когда он будет в Москве. Сообщите мне, пожалуйста, возможно ли это»..[12]

В ответе от 9 декабря И. В. Сталин благодарил Г. Трумэна за послание и подчёркивал, что он «может быть уверенным, что я также хотел бы сотрудничать с Вами с тем, чтобы предстоящее совещание трёх министров в Москве дало желаемые результаты в интересах нашего общего дела». И. В. Сталин сообщал, что он в ближайшее время будет в Москве, завершив пребывание в Сочи, и готов принять для беседы Дж. Бирнса «с полной откровенностью»..[13]

Заседания начались 16 декабря. На нём предстояло вторично обсудить и согласовать условия мирных договоров со странам-сателлитами побеждённой Германии — Италией, Болгарией, Венгрией, Румынией, Финляндией — и установить, в случае успеха работы, дату созыва мирной конференции. Уже сам состав сессии внушал оптимизм. На этот раз в ней участвовали главы МИД не пяти стран, а только трёх, как и предусматривалось в Ялте и Потсдаме. От СССР — В. М. Молотов, от США — Дж. Бирнс, от Англии — Э. Бевин.

Дж. Бирнс, поддержанный британским коллегой-союзником, продолжал настаивать на праве США вмешиваться во внутренние дела восточноевропейских стран, отказываясь тем самым признать сложившие сферы влияния в мире. Он потребовал реорганизовать правительства Румынии и Болгарии, резко увеличив в них представительство демократов (не-коммунистов), имевшихся в этих странах. Более того, пытался провести как решение сессии обязательство Румынии амнистировать всех политических заключённых и осужденных после свержения в августе 1944 г. режима Антонеску. И допустил тем грубейшую ошибку, дав В. М. Молотову возможность нанести ответный удар в словесной дуэли, объясняя тому прописные истины. Во-первых, в Румынии осенью прошлого года репрессиям подверглись лица, запятнавшие себя сотрудничеством с фашистами, с кликой Антонеску, которого юристы трёх великих держав признали военным преступником и члены «Железной гвардии». Во-вторых, в Болгарии 18 ноября прошли выборы в парламент, принёсшие победу — более 80 % голосов Отечественному фронту, блоку коммунистов, земледельческого народного союза и социал-демократов. Заодно В. М. Молотов напомнил, что выборов ни в Италии, нигде либо ещё на Западе пока не было.

Более сложным, так и не приведшим к общему мнению, оказалось обсуждение сроков вывода советских и американских войск из Китая. Однако данное расхождение, столь сильное, что не позволило найти даже компромисс, удалось компенсировать договорённостями практически по всем остальным пунктам повестки сессии.

Результаты полуторанедельной сессии оказались в целом весьма благоприятными для СССР. Было окончательно достигнуто согласие о процедуре подготовки пяти мирных договоров, определены их условия, назначена наконец дата созыва мирной конференции для их детального обсуждения и подписания — не позже 1 мая 1946 г. Для контроля за выполнением Японией акта о капитуляции решили создать Дальневосточную комиссию, призванную заменить собою действующую с сентября Контрольную комиссию, а также Союзный совет. Последний должен был включать в себя главнокомандующего союзными силами на Даль-нем Востоке как председателя и четырёх членов: от США, СССР, Китая, одного общего от Англии, Индии, Австралии и Новой Зеландии.

16 декабря В. М. Молотов раскритиковал позицию США в связи с тем, что в предложениях американского представителя А. Гарримана не содержалось упоминаний о создании единого правительства Кореи, ни о едином управлении, не говоря уже вообще о правительстве этой страны. В ответ на эту критику Дж. Бирнс заявил, что американские предложения не затрагивают вопрос о Корее по причине того, что СССР уже поддержал первоначальные предложения США по вопросу международной опеки. Авторство идеи о том, чтобы не создавать немедленно единое правительство Кореи, а в течение определённого времени управлять страной с помощью режима международной опеки, принадлежало правительству США. Говоря более конкретно, речь шла о том, чтобы единое правительство Кореи было создано совместными усилиями командования советскими и американскими силами. Уже 20 декабря Дж. Бирнс вернулся к вопросу о Кореи и выдвинул предложение, касающееся единого механизма управления страной и будущего правительства. Советская сторона пошла навстречу предложив ограничит опеку пятью годами и наладить сотрудничество между СССР и США для формирования временного правительства Кореи. В. М. Молотов предложил для этого провести переговоры между представителями военного командования СССР и США.

Сессия заявила о своём намерении добиться формирования в Корее Временного демократического правительства для чего предстояло образовать специальную комиссию из представителей командования СССР и США. Кроме того, не была оставлена без внимания и идея опеки над Кореей, сроком на пять лет со стороны СССР, США, Великобритании и Китая. Нашли компромиссную формулу и для разрешения спора из-за Румынии и Болгарии. При выполнении этой формулы США и Англия обязались признать правительства и строй в этих странах..[14]

Решения московского совещания были поддержаны всеми левыми силами на севере и юге Кореи. Вместе с тем звучали голоса сторонников немедленного провозглашения независимости страны, которые были особенно сильно слышны в Сеуле, в том числе и среди левых сил. В самом конце декабря в Сеуле состоялся многолюдный митинг протеста организованный Ли Сын Маном и другими националистами. На севере против опеки подал голос руководитель временной администрации Чо Ман Сик. В соответствии с решениями московского совещания СМИД представители военного командования СССР и США собрались 15 января 1946 г. в Сеуле на совещание по вопросу об организации комиссии. По итогам совещания 7 февраля было опубликовано совместное коммюнике за подписями генерал-полковника Штыкова и генерал майора Арнольда. В документе говорилось, что совместная комиссия приступит к работе в течение месяца в Сеуле. В рамках работы комиссии СССР и США должны были организовать меду собой координацию по вопросу о создании временного правительства. Предполагалось создать пять подкомиссий: по вопросам железных дорог, почты и т. д. все пять членов советской делегации сеульского совещания: Штыков, Царапкин, генерал-майор Романенко и генерал-майор Лебедев вошли в состав совместной комиссии..[15]

Накануне сессии СМИД, 10 декабря эксперт по Дальнему Востоку дипломат Я. А. Малик предоставил записку под заглавием «По вопросу о едином правительстве Кореи». Дипломат указал, что интерес советского руководства к Корее был в основном связан с решением задачи обеспечения национальной безопасности СССР на Дальнем Востоке. «Нельзя допустить использования Кореи в качестве оружия против Советского Союза, чего добиваются некоторые враждебные нам государства». Кроме того, в документе содержались меры о необходимости «обеспечения независимости и самостоятельности Кореи». «формирования в стране временного правительства с участием всех демократических сил», «создания в указанных целях советско-американской комиссии из числа представителей советского и американского командования». Как видим, сессия СМИД следовала рекомендациям Я. А. Малика..[16]

С точки зрения И. В. Сталина главным было не допустить превращения Кореи в базу для нападения на СССР. Корея имела геополитическое значение для Москвы как транзит, связывающий Китай и советское Приморье, о чём говорит высказывание Т. Ф. Штыкова в марте 1946 г. на заседании советско-американской комиссии: «Мы заинтересованы в том, чтобы Корея стала истинно демократическим, независимым, дружественным Советскому Союзу государством, которое бы в будущем не превратилось в передовую базу для нападения на СССР»..[17] Для И. В. Сталина основной целью в решении корейской проблемы было устранение влияния Японии, которая представляла для СССР главную угрозу на азиатском направлении. Главным для Москвы было стратегическое значение Кореи, точно так же как для Японии когда-то важно было использовать Корею как транспортный коридор, позволившей ей закрепиться в Маньчжурии, говорится в официальной истории МИД РФ..[18]

Вопрос об установлении союзнических отношений с Кореей не стоял на повестке дня для обсуждения..[19]

Не имелось у И. В. Сталина и планов советизации Кореи. Об этом говорит записка, направленная 20 сентября 1945 г. И. В. Сталиным и Верховным Командованием маршалу А. М. Василевскому, который тогда являлся командующим Дальневосточным военным округом, в ней сообщалось, что цели военной оккупации Кореи не заключаются в установлении здесь советской власти и советских порядков и направлены на поддержку в Северной Корее «буржуазно-демократических сил», основу которых составляет широкий блок антияпонских партий и организаций. «Красная Армия пришла в Корею для того, чтобы громить японских агрессоров, а её целью является не установление здесь советских порядков, а защита частной собственности». На это же указывает и доклад начальника штаба японского военного командования в Корее Ота заместителю министра иностранных дел Японии Мацусима от 2 ноября 1945 г.: «Красная Армия не преследует целей установления в Корее советских порядков, а также включения этих территорий в состав СССР»..[20] И. В. Сталин полагал, что оккупация Кореи является средством плана разгрома Японии, а создания возможности построения социализма или народной демократии по примеру стан Восточной Европы дело далёкого будущего.

Численность коммунистов в Северной Корее в декабре 1945 г. не превышала 4500 человек (сравните данные с Восточной Европой в таблице), ставили целью не построение социализма, создание независимой демократической страны. ЦК компартии находился тогда в Сеуле. На севере действовало бюро компартии Кореи во главе с Ким Ён Бомом. Ким Ир Сен не был секретарём этого органа. (Симотомаи Н. Ким Ир Сен. С. 38). Кроме того, была Демократическая партия во главе её был Чо Ман Сик. Численность партии составляла 6000 человек..[21] Более слабой являлась Социал-демократическая партия не имевшая одного руководителя. В ней насчитывалось около 1000 человек. Советская администрация делала тогда ставку на демократов. Военный историк Г. И. Коротков писал, что для определения политических сил и руководителя страны, на которых можно было опереться у И. В. Сталина был выбор из пяти группировок. Во-первых, это деятели бывшего Коминтерна, таких как Ким Ён Бом, во-вторых, националисты вроде Чо Ман Сика, в третьих, советские корейцы, в четвёртых, деятели корейской фракции Компартии Китая и наконец, партизанская группа компартии во главе с Ким Ир Сеном..[22]

В характеристике на Ким Ир Сена говорится, что «он имеет достаточную военную подготовку, предан делу Ленина-Сталина»..[23]

Однако И. В. Сталин сделал выбор в пользу военного специалиста, каковым и являлся Ким Ир Сен. Окончательное решение было отложено до весны 1946 г.

СССР и в период второй мировой войны, и после неё последовательно стремился к компромиссному решению корейского вопроса, к созданию через систему опеки единого демократического корейского государства. Другое дело — США, компромиссным решениям по Корее практически не оставалось места.

Однако в трактовке корейской проблемы у США и СССР сразу же стали проявляться расхождения. Арнольд стал высказывать сомнения по поводу реальной выполнимости решений СМИД. Среди сеульской общественности стали циркулировать слухи о том, что именно СССР настаивал на опеки, тогда как США выступали против неё. В ответ на это советская сторона, доказывая тенденциозный характер слухов, опубликовала 25 января информацию ТАСС о том, что инициаторами предложения о введении режима опеки являются американцы. Тем не менее стороны были пока настроены оптимистично. Об этом говорят документы по итогам встречи А. Гарримана с В. М. Молотовым и М. М. Литвиновым, которые состоялись в конце января 1946 г. Однако в реальности на состоявшихся с 20 марта по 6 мая заседаниях комиссии различия в позициях сторон проявилось с новой силой. Наглядно позиция советского руководства проявилась в указаниях от 16 марта, направленных перед первым заседанием комиссии В. М. Молотовым в адрес советской делегации в составе маршала СССР К. А. Мерецкова, Т. Ф. Штыкова. 15 марта документ одобрил и завизировал И. В. Сталин. Среди прочих указаний, в директиве говорилось о необходимости придерживаться курса на формирование временного правительства Кореи из «представителей демократических партий и организаций Севера и Юга страны». Изначально было принято условие по формированию правительства только из тех партий, которые поддерживают консультации с комиссией и зарегистрированы как «организации поддерживающие решения московского совещания министров иностранных дел». Одновременно директива настаивала на необходимости запретить контакты с теми силами, которые находились в оппозиции к решениям СМИД. Однако в Сеуле Ли Сын Ман продолжал организовывать выступления против режима опеки.

Директива чётко оговаривала требования в отношении кадров и структуры будущего правительства. Согласно им правительство должно было состоять из премьер-министра, двух вице-премьеров, министра внутренних дел, иностранных, обороны, финансов, промышленности, сельского и лесного хозяйства, внутренней и внешней торговли, образования и пропаганды, юстиции, транспорта, почт и телеграфа. Правительство следовало образовать из представителей «демократических партий и общественных организаций». Одновременно Штыков предложил и персональный состав правительства из 10 человек. Премьер-министром предлагался Но Ун Хён. Ким Ир Сену предлагался пост министра внутренних дел. Право назначения на пять вакансий передавалось американцам. 14 февраля 1995 г. южнокорейская газета «Тюю ниппо» опубликовала этот список. Одновременно предлагалось на уровне местного самоуправления возродить на юге народные комитеты американцы, распустившие подобные комитеты, не могли пойти на это.

На первом заседании Т. Ф. Штыков сказал о поддержке самоопределения и независимости Кореи. Однако для этого необходимо сформировать демократическое правительство, которое состояло бы из сторонников московского сессии СМИД. Т. Ф. Штыков вместе с тем сказал, что СССР хотел бы видеть Корею истинно демократическим государством, дружественным СССР, которое бы в будущем не превратилось бы в базу для нападения на Советский Союз.

Однако американцы выступили против советских предложений сославшись на про-тесты на юге, как среди правых, так и среди левых сил. США взяли курс на достижение соглашения с националистами. Раскол между сторонами устранить было уже не так просто. Расхождения по корейскому вопросу проявилось и в ходе беседы американского посла в СССР Смита с заместителем В. М. Молотова С. А. Лозовским 1 апреля 1946 г. тогда же генерал Ходж заявил о том, что если в режиме опеки отпала необходимость, то можно обойтись и без него..[24] «Именно советско-американские противоречия, а не позиция политических группировок Кореи и расклад сил между ними стали основным фактором перекройки политической карты страны»..[25]

Мотивация политики СССР и США отмечал в докладной в Москву от 31 мая Т. Ф. Штыков изначально имела принципиальные расхождении. Советская сторона «стремилась строго» соблюдать решения московской сессии СМИД, то американцы «пытались исказить их суть и сорвать их выполнение». Такую оценку дал ситуации в Корее И. В. Сталин в письме В. М. Молотову от 12 июня..[26]

Как сообщал Т. Ф. Штыков, американцы добивались того, чтобы 2/3 постов в будущем правительстве принадлежали правым националистам, оставшаяся 1/3 — левым партиям севера и юга. На что советская сторона никак не могла согласиться. «Таким образом, линия спора проходила по осям „Север-Юг“ и „демократический-реакционный“. По этой логике естественно становилось такое положение вещей, при котором оккупационные власти ставили в невыгодное положение, соответственно, правонационалистические силы на Севере Кореи и левые демократические — на Юге»..[27] Т. Ф. Штыков обвинил американские власти в изоляции компартии на юге от других левых сил, но для США это были в их глазах естественные меры управления югом.

США поставили задачей открыть своё консульство в Пхеньяне. 28 мая посол Смит в беседе с Молотовым обратился к нему с просьбой о признании этого права с учётом того, что у США в Северной Корее имеются свои интересы. Смит указывал, что СССР открыл своё консульство в Сеуле. В. М. Молотов ответил, что СССР открыл консульство потому что оно там имелось ещё в 1917 г. Реакция В. М. Молотова была прохладной. Проблемы на севере и юге различны и никаких дипломатических миссий на севере ранее не существовало. Отказом на повторное предложение США ответил и С. А. Лозовский. Более того, 4 июля С. А. Лозовский информировал о закрытии советского консульства в Сеуле, указав в качестве причины невозможность нормальной работы в условиях вмешательства американских властей в его деятельность. В заявлении С. А. Лозовского указывалось, что с мая прекратились поставки для консульства бензина и продуктов. После этого консул А. Полянский заявил о прекращении деятельности с 25 мая.

Разделение страны[править]

В результате в 1948 г. в каждой из зон сформировались свои правительства, претендующие на роль единственного объединителя Корей. В мае 1947 г. возникла ещё одна проблема: и США и СССР пытались опереться в стране на конкретные политические силы. Москва естественно делала ставку на коммунистов и близкие к ней организации, а Вашингтон — на некоммунистические силы. Вопрос о едином правительстве так и не был решён. Каждая сторона выбрала свой путь. В противоборство втянулась ООН. Ко-миссия ООН была более благосклонна к западной стороне. При поддержке США в мае 1948 г. была провозглашена Республика Корея.

В Южной Кореи власти США поставили своего ставленника Ли Сын Мана (1875‒1965) — выходца из знатной семьи американского профессора, доктора философии, корейского происхождения, который люто ненавидел коммунистов и Советский Союз. Корейцы прозвали его «трумэновской марионеткой». 10 мая 1948 г. в присутствии представителей ООН, несмотря на протесты Северной Кореи, в Южной Корее состоялись выборы в парламент — национальное собрание. 15 августа парламент на своей первой сессии провозгласил создание нового государства Республика Корея (РК), принята конституция. Президентом стал Ли Сын Ман..[28] В ответ на это 9 сентября 1948 г. в Пхеньяне коммунисты провозгласили Корейскую Народно-Демократическую Республику (КНДР). Возглавил страну и правительство лидер Трудовой партии Ким Ир Сен. КНДР признали СССР и другие страны социалистической системы. 30 июня 1949 г. произошло слияние Трудовой партии Севера и Юга в единую Трудовую Партию Кореи и Ким Ир Сен стал председателем ЦК ТПК..[29]

По Конституции КНДР, действовавшей до 28 декабря 1972 г. столицей КНДР указывался не Пхеньян, а Сеул.

И. В. Сталин сыграл важную роль в государственном строительстве КНДР. Весной 1947 г. на съезде народных комитетов было создано Верховное народное собрание как высший представительный орган власти в стране. Оно начало работу над Основным законом. За образец была взята Конституция СССР. С докладом о проекте конституции выступил председатель Народного Собрания Северной Кореи Ким Ду Бон. Готовый проект был отправлен в Москву на согласование и обсуждение. Этому предшествовало решение Политбюро ЦК ВКП (б) принятое в феврале 1948 г. Народному Собранию рекомендовалось рассмотреть проект конституции страны. Решающее значение для будущей КНДР имело 24 апреля 1948 г. Именно в этот день Политбюро ЦК ВКП (б) своим 89-м пунктом повестки дня методом сбора подписей приняло решение «О проблеме конституции Кореи»..[30]

Дневник Т. Ф. Штыкова свидетельствует о том, что порядок мероприятий по решению широкого круга проблем, от формирования системы госуправления и принятия конституции до объявления независимости страны решался на ближней даче И. В. Сталина. В заседании участвовали И. В. Сталин, В. М. Молотов, А. А. Жданов, Т. Ф. Штыков.

В дневнике Т. Ф. Штыкова имеются следующие записи:

«24 апреля 1948 года. 12:30‒20:00.

От Молотова по телефону поступает указание немедленно явиться в министерство. Речь идёт об обсуждении с товарищем Сталиным всех проблем Корейского полуострова. По прибытии в министерство мы сразу оправляемся на ближнюю дачу.

В обсуждении участвуют Сталин, Молотов, Жданов. Обсуждаются следующие вопросы. Результаты Объединённого совета партий и общественных организаций севера и Юга в Пхеньяне (19 апреля). Сталин выражает удовлетворение, „хорошо поработали“.

2. Военная проблема, военная организация корейцев.

3. О наших военных частях. Расходы на их размещение не перелагать на Корею. Вы-вести командование и одну дивизию. Стрелковую дивизию разместить в глубине Кажу, ввести присягу в северокорейские вооружённые силы, пригласить корейцев на учёбу в военную академию, организовать для азиатов обучение в Сибири, где нет их посольств. Продолжать набор добровольцев в армию.

Партийные проблемы.

1.Неофициальный состав ЦК Сталин одобряет.

2.Сталин частично одобряет легальное существование.

3.Организовать в сентябре 1948 г. школу партийной учёбы руководящих кадров Кореи.

О конституции.

Переписать 2-ю главу, положения о власти.

О религии.

Гарантировать только свободу совести.

Сталин говорит об изменении положений о земле. Размер частного владения — 5‒20 гектаров.

О решениях.

Конституция не должна быть временной. Она должна иметь силу на Юге после выборов. Создать правительство с участием деятелей Юга».

Таким образом, на совещании у И. В. Сталина определились основы и контуры будущего государственного строительства в Северной Кореи..[31] В документ внесли некоторые поправки и переписали 2-ю и 14-ю главы. Именно И. В. Сталин вычеркнул из первоначального проекта слово «временная», после чего проект конституции отправили в Пхеньян.

22 апреля 1948 г. в день работы Объединённого совета партии и общественных организаций Севера и Юга, в Пхеньяне открылось Народное собрание, было заявлено о созыве специальной сессии. Сессия состоялась 28‒29 апреля и проект главного закона страны был принят. Конституция носила типовой характер для стран народной демократии.

Вскоре Основной закон был принят и действовал до 28 декабря 1972 г..[32] 2 сентября 1948 г. была созвана 1-я сессия Верховного народного собрания. 9 сентября было объявлено об учреждении КНДР. 10 сентября Ким Ир Сен, выступая на сессии Верховного народного собрания, объявил о передачи власти народному собранию как «единому законодательному органу всей Кореи». В сентябре завершился процесс формирования государственной системы КНДР. Кстати, название государства было предложено генерал-лейтенантом Н. Г. Лебедевым.

8 сентября спикером парламента был избран адвокат Хо Хон, получивший образование в университете Мэйдзи в Японии. Вице-спикерами избрали выходов с юга для политического баланса: Ли Ёна и Ким Дар Хена. Председателем правительства КНДР стал Ким Ир Сен.

7 октября Сталин провёл через Политбюро решение о необходимости установления дипломатических отношений с КНДР, которой в свою очередь «рекомендовалось» иметь дипотношения со странами народной демократии..[33] 8 октября Ким обратился к И. В. Сталину с письмом об установлении дипломатических отношений между двумя странами. 12 октября решением И. В. Сталина дипломатические отношения между СССР и КНДР устанавливались. 18 октября правительство СССР заявило о намерении вывести советские войска с территории КНДР до конца 1948 г. первым советским послом был назначен Т. Ф. Штыков..[34]

Американский историк К. Везерсби особо подчёркивает, что КНДР не была марионеточным государством, СССР был глубоко вовлечён в её внутренние дела..[35] Впрочем, то же наблюдалось и в отношении многих стран социалистического лагеря, как в Восточной Европе, так и в Азии.

1 января Ким Ир Сен выступил с новогодней речью по радио и поздравил народ КНДР с выводом советских войск с территории страны и успехами по созданию в интересах объединения отчизны демократического государства.

Ким стал готовиться к визиту в Москву. На встрече со Т. Ф. Штыковым Ким и Пак Хон Ён предложили программу визита из пяти пунктов: экономическое сотрудничество, расширение торговых и культурных связей, заключение соглашения о внешней торговле, техническая помощь, культура и образование, предоставление кредитов и открытие железнодорожного и авиасообщения. В конце февраля 1949 г. Ким в сопровождении членов правительства КНДР и под присмотром Т. Ф. Штыкова отправился в Москву поездом. Этому визиту предшествовали слова И. В. Сталина своему секретарю А. Н. Поскрёбышеву: «Надо поближе познакомиться с товарищем Ким Ир Сеном, решить с ним ряд важных проблем на Востоке. Пригласите Ким Ир Сена в Москву»..[36]

5 марта 1949 г. состоялась встреча И. В. Сталина и Ким Ир Сена. Его сопровождали Пак Хон Ён и Хон Мён Хи. Ким Ир Сен уже не походил на того неопытного партизанского командира. Изменились его манеры поведения, он научился держаться на высшем уровне. Это уже был политик, хотя пока ещё мало опытный в силу возраста. В тетрадях (журналах) записей лиц, принятых И. В. Сталиным в 1924‒1953 гг. записано секретарём: «5-го марта 1949 г.

1. г-н Ким Ир Сен 20.00 — 21.00

2. г-н Пак Хен Ен 20.00 — 21.00

3. г-н Хон Мен Хи 20.00 — 21.00

4. г-н Тен Дюн Тхяк 20.00 — 21.00

5. г-н Пак Нам Ун 20.00 — 21.00

6. г-н Тян Си У 20.00 — 21.00

7. г-н Ким Ден Дю 20.00 — 21.00

8. г-н Дю Ен Ха 20.00 — 21.00

9. г-н Мун Ир 20.00 — 21.00

10. Ким Инок. Мих. 20.00 — 21.00

11. тов. Вышинский 20.00 — 21.30

12. тов. Штыков 20.00 — 21.15»..[37]

Делегация КНДР представила на переговорах предложения по 10 пунктам. Среди них числились соглашения по культуре и экономике. Кроме того, в списке фигурировали вопросы создания службы береговой охраны и военно-морского флота. Ким попросил по-мощи в реализации двухлетнего плана экономического развития. КНДР был также запрошен кредит на сумму 50 млн долларов. Сумма кредита, а также сам тот факт, что заявка на кредит была оформлена в долларах США вызвали немалое удивление у И. В. Сталина. Тем не менее по итогам визита делегации КНДР было подписано 11 соглашений, касающихся авиации, железных дорог и иных аспектов экономического и культурного сотрудничества. Встреча И. В. Сталина с корейской делегацией прошла в «дружеской атмосфере» и обеспечила углубление взаимопомощи и взаимопонимания. 12 марта Политбюро одобрило предложения о заключении договоров по вопросам экономического и культурного сотрудничества и о предоставлении КНДР кредита. 17 марта все документы были подписаны..[38]

Ким Ир Сен поставил и вопрос перед Москвой о «военном объединении» двух Ко-рей. В ходе беседы Ким Ир Сен сказал, что «сам он начать наступление не может, потому что он коммунист, человек дисциплинированный и указания товарища Сталина для него являются законом». И. В. Сталин взял для размышлений две недели, после чего запросил за обещанное оружие, боевую технику, военных советников несколько тонн золота, серебра, десятки тонн моноцитового концентрата..[39]

Сохранилась запись переговоров И. В. Сталина и Кима с участием посла СССР в КНДР Т. Ф. Штыкова, которую цитируют в книге «Иосиф Сталин: жизнь и наследие» историки С. Семанов и В. Кардашёв, а также В. В. Карпов своём двухтомнике о Сталине:

«Сталин: Сколько американских войск в Южной Корее?

Ким Ир Сен: Около 20000 человек.

Сталин: Имеется ли на юге национальная корейская армия?

Ким Ир Сен: Имеется, численностью около 60000 человек.

Сталин (шутя): И вы боитесь их?

Ким Ир Сен: Нет, не боимся, но хотели бы иметь морские боевые единицы.

Сталин: Во всех военных вопросах окажем помощь. Корее нужно иметь военные самолёты, чтобы американцы не хозяйничали в небе. Кроме укрепления своей армии, надо принимать меры по ослаблению армии противника. Как у вас обстоит дело с эти вопросом? Засылаете ли вы своих людей в южнокорейскую армию?

Ким Ир Сен: Наши люди там ведут тайную работу, но пока активно себя не проявляют

Сталин: Правильно делают, осторожность нужна. Но и о бдительности не забывайте, южане тоже засылают своих людей в вашу армию»..[40] 14 марта И. В. Сталин дал прощальный приём корейской делегации: «14-го марта 1949 г.

1. тов. Молотов 19.00 — 21 ч. 00 м.

2. тов. Штыков 19.00 −21 ч. 00 м.

3. г-н Ким Ир Сен 19.00 — 20.45 м.

4. г-н Пак Хен Ен 19.00 — 20.45 м.

5. г-н Мун Ир 19.00 — 20.45 м»..[41]

И. В. Сталину Ким Ир Сен понравился, и он его назвал «славным малым». В честь гостя И. В. Сталин дал в Кремле обед. Встреча с советским лидером всё изменила. Ким увидел как живёт и руководит страной советский Генералиссимус. Он влюбился в И. В. Сталина и сам захотел во всём подражать ему.

В соответствии с достигнутыми на московских переговорах договорённостями в КНДР было направлено значительное число советских вооружений, хотя советские войска были уже оттуда выведены.

После Корейской войны[править]

7 июля 1953 года Телеграфное агентство Советского Союза (ТАСС) сообщило из Пекина со ссылкой на китайское агентство Синьхуа, корреспондент которого работал в Кэсоне (Корея), что корейско-китайская делегация на переговорах о перемирии в Корее опубликовала специальное коммюнике:

«27 июля в 10 часов утра по корейскому времени в Паньмыньчжоне (Корея) глава делегации корейско-китайской стороны генерал Нам Ир и глава делегации другой стороны генерал-лейтенант Уильям К. Гаррисон официально подписали соглашение о перемирии в Корее и временное соглашение в дополнение к соглашению о перемирии. Экземпляры соглашения, составленные на соответствующих языках, были направлены на подпись Верховному командующему корейской Народной армией маршалу Ким Ир Сену, командующему китайскими народными добровольцами генералу Пын Дэ-хуэю и главнокомандующему вооружёнными силами Объединённых Наций генералу Марку У. Кларку.

В соответствии с соглашением между обеими сторонами все вооружённые силы, находящиеся под контролем обеих сторон, включая все части и персонал наземных, военно-морских и военно-воздушных сил, полностью прекратят все военные действия через 12 часов после подписания соглашения главами делегаций обеих сторон, то есть с 10 часов вечера по корейскому времени 27 июля.

Все без исключения другие условия соглашения о перемирии и приложения к нему, а также временное соглашение в дополнение к соглашению о перемирии войдут в силу одновременно с прекращением огня.

В соглашении о перемирии чётко обусловлено, что командующие обеих сторон должны предпринять все необходимые действия и меры в отношении военных сил, находящихся под их соответствующим командованием, с целью обеспечить, чтобы персонал, находящийся под их соответствующим командованием, полностью выполнял все условия соглашения о перемирии.

Статьи и параграфы соглашения о перемирии будут оставаться в силе до тех пор, пока они не будут специально заменены взаимно приемлемыми поправками и дополнениями или условиями в соответствующем соглашении относительно мирного урегулирования на политическом уровне между двумя сторонами.

Путём совместных усилий, при твёрдой поддержке миролюбивых народов всего мира корейско-китайская делегация на переговорах о перемирии в Корее успешно выполнила свою задачу».

После завершения Корейской войны в 1953 году США де-факто признали Ким Ир Сена руководителем КНДР.

Прямым последствием войны на полуострове стало существование двух государств и сохранение остроты отношений. Перед правительствами и народами двух стран стоит за-дача определения дальнейшей судьбы разделённой корейской нации. История показала, что улаживание такого рода вопросов с помощью военной силы, силового давления неэффективно. В чём-то ситуация на Корейском полуострове напоминает положение дел с двумя немецкими государствами — ФРГ и ГДР. Там этот вопрос решился путём инкорпорации ГДР в состав ФРГ 3 октября 1990 г. демонтажём и ликвидацией социалистической части Германии как государства со всеми его институтами и законодательством. Полную реконструкцию претерпела и экономика ГДР. Правительство федерального канцлера Г. Коля взяло курс на реставрацию досоветских экономических и политических порядков. Сюда входило воз-вращение бывшим собственникам их имущества в восточной Германии, введение рыночного законодательства, западной социальной системы. Неудивительно, что социологические опросы показывают, что более 50 % восточных немцев, столь стремящихся когда-то в ФРГ, теперь ностальгируют по жизни в ГДР. Конечно, вовсе не обязательно, что КНДР и РК должны повторить германский опыт.

После подписания перемирия, вплоть до 1958 г. КНР продолжала удерживать в КНДР 500-тысячный контингент добровольцев. Что создавало аналогию с оккупацией. Китай даже не утруждал себя отправкой в Пхеньян посла до января 1955 г. Таковым стал Пан Чули, переведённый с должности посла КНР в Непале в Пхеньян..[42] Со смертью И. В. Сталина в Азии начался процесс «обособления» коммунистического движения от СССР в КНР и КНДР. Формально предлогом для разрыва отношений между СССР и КНР стали обвинения китайской стороны Советского Союза в том, что тот заявив о нейтралитете в пограничном конфликте между Китаем и Индией в 1959 г. фактически встал на сторону Дели. Вслед за эти было объявлено о наличии разногласий между Пекином и Москвой..[43]

То же наблюдалось в странах Восточной Европы: в Венгрии (1956 г.), Польше (1953 г.). Румынии (самостоятельный курс Н. Чаушеску, отказ от односторонней ориентации на СССР, культивирование румынского национализма, создание культа личности Чаушеску), и Албании (выход из СЭВ и ОВД). В первых двух странах произошли народные беспорядки, которые пришлось подавлять силой. Румыния и Албания взяли курс самостоятельный от СССР.

Впереди для КНДР предстояла задача восстановления страны из руин и пепла. К концу 1956 г. было сдано в эксплуатацию свыше 80 новых и 240 полностью или частично восстановленных крупных и средних промышленных предприятий. В 1955 г. был превзойдён довоенный уровень промышленного производства, для социалистического сектора возросла до 98 %. В 1956 г. предприятия государственной и кооперативной промышленности КНДР выпустили продукции в 2 раза больше, чем до 1950 г. в достижении успехов немалую роль сыграла помощь КНДР со стороны СССР и КНР. Советский Союз выделил КНДР в порядке помощи 1 млрд рублей, КНР — 8 тыс. юаней. В 1956 г. в стране насчитывалось 16 ВУЗов, 127 техникумов и специальных школ, около 5000 начальных и средних школ. Работала Академия Наук и её институты..[44]

Современная КНДР[править]

К началу нового столетия КНДР удалось преодолеть самый глубокий со времён Корейской войны кризис. Хотя положение страны ещё достаточно сложное. Тем не менее перемены на лицо. В 2008 г. в КНДР под эгидой ООН проводилась перепись населения, со-гласно которой численность населения с момента предыдущей переписи в 1993 г. возросла на 1,5 млн человек и составила 24 052 231 человек. Массового голода конца 1990-х гг. нет. Годовой сбор зерновых (риса и кукурузы), по данным А. Н. Ланькова, составляет в последние десятилетие в среднем 4 млн тонн в год, а потребность страны — 5 млн тонн. Северная Корея обеспечивает себя зерновыми на — 80 %. Остальное это закупки и гуманитарная по-мощь. При этом стоит помнить, что КНДР — горная страна. Площадь сельхозугодий составляет не более 20 % всей территории, а пахотные земли всего лишь 16 %. На одного жителя приходится только 0, 12 га обрабатываемых земель. В мире же в среднем чуть менее 1 га. Рельеф обуславливает сложность механизаторских работ. На горных участках зачастую не-возможно использовать трактора и грузовые машины. Наглядным примером такого вида сельского хозяйства является горная Республика Алтай, равнинных долин мало и на многие участки и угодия зачастую трудно или невозможно провести сельхозтехнику. В КНДР вы-ход нашли за счёт создания искусственных земель путём осушки участков дна моря, как в Голландии, осуществляется программа освоения солончаков возле солённых озёр. Промышленность КНДР в целом остаётся на уровне 1970-х гг. Хотя есть и современные производства. Вполне прилично выглядит ВПК, активно работающий на экспорт в Африку и Ближний Восток (Иран). Действуют предприятия с участием иностранного капитала: концерн «Фиат» с заводом в Нампхо с 2006 г. выпускает собственный модельный ряд легковых автомобилей. Самой крупной промышленной победой последних лет был назван выпуск «чучхе-железа» на Сончжинском сталелитейном комбинате. Металлургия КНДР наиболее сильно пострадала после развала СССР. коксующийся уголь для производства стали страна получала из СССР и КНР. В итоге учёные создали возможность перехода на отечественное сырьё. При производстве стали вместо кокса используется антрацит, запасы которого в стране неограниченны. Не обошла КНДР и мода на внедрение инноваций и модернизацию. Здесь она обозначается аббревиатурой CNC. На практике это означает введение компьютерных систем управления. Ким Чен Ир, который сам являлся активным интернет-пользователем, дал указание «создать систему на основе ядра „Linux“ в нашем стиле». Вскоре в стране была разработана операционная система «Пульгын Пель» («Красная звезда»), которая используется вместо западных аналогов. Свободного доступа в Интернет в КНДР нет. Зато существует внутренняя сеть «Кванмен» («Свет»). Число пользователей точно неизвестно, но в основном это студенты вузов, интеллигенция и правящая элита..[45]

MM00020232.jpg

В 2009 г. в космос была отправлена ракета «Ынха-2» со спутником «Кванменсон»-2" согласно официальному сообщению, был выведен на орбиту, с которой транслировал песни о Ким Ир Сене и Ким Чен Ире. В мае 2009 г. прошло второе испытание А-бомбы с зарядом большей мощности, чем 9 октября 2006 г. Долгие переговоры по ядерной проблеме в формате КНДР-РК-КНР-США-Япония-Россия в итоге так и не принесли ощутимых результатов. Однако разрыв в развитии Севера и Юга очень велик. Некогда бедный аграрный Юг превратился в высокоразвитую державу и превосходит Север по уровню доходов на душу населения примерно в 20‒30 раз. Это самый большой на планете разрыв по уровню доходов между двумя соседними государствами. Южная Корея — КНДР: сравнение

Южная Корея Позиция КНДР Единица измерения

78 Продолжительность жизни 64 лет

48,7 Население на 2009 г. 24 млн человек

46,5 Абоненты мобильной связи).11 млн человек

0,67 Вооружённые силы 1,18 млн человек

687 Торговый оборот на 2009 г. 3.4 млн долларов

364 Экспорт на 2009 г. 1,1 млн долларов

244,3 Госбюджет 3,2 млн долларов

4,92 Урожай риса 2, 0 млн тонн

48,7 Производство стали на 2009 г. 1,26 млн тонн

104 983 Асфальтированные дороги 25854 километров.[46]

В Южной Корее 20 АЭС, в то время как КНДР зависит от электросети, построенной преимущественно в первой половине и середине ХХ в. и не обеспечивающей достаточного объёма электроэнергии по ночам. По оценкам экспертов РК воссоединение двух государств обойдётся в 1 трлн долларов и выше. (Там же). Так что Юг не сильно заинтересован в политическом воссоединении полуострова. Как пример перед Югом стоит ФРГ, в которой после поглощения ею ГДР после эйфории встала проблема цены за такое быстрое решение Г. Коля. Вместо длительного процесса объединения, Коль выбрал сценарий забрать Восточную Германию как можно быстрее. В итоге немцы сами себя «наказали». Президентом был избран в декабре 2007 г. представитель правоконсервативной партии Ли Мён Бак, бывшего до того с 2002 г. мэром Сеула. Оказавшись в президентском кресле, Ли поменял курс по отношению к КНДР на 180 градусов. Целью новой как её назвали «прагматичной политики» объявлялось намерение заставить КНДР отказать от ядерной про-граммы и нарушений прав человека. А затем уже продолжать экономическое сотрудничество. Прекращалась всякая помощь и сворачивалась большая часть совместных проектов. Ответ не замедлил себя ждать. СМИ стали именовать Ли Мён Бака «так называемым президентом» и главой «предательской клики». В конце 2008 г. спецслужбы КНДР объявили о раскрытии подготовки покушения на Ким Чен Ира, которое готовили спецслужбы РК..[47]

В 2010 г. Ли выступил со своей программой объединения Кореи из трёх пунктов:

ядерное разоружение КНДР;

экономическая интеграция для подъёма экономики Севера; создание единого государства.

Для реализации плана он предложил ввести дополнительный налог на объединение. северокорейский комитет по мирному объединению Родины в ответ назвал эту идею с налогом оскорбительной, а все инициативы Ли — чушью. Напряжённость в отношениях едва не вылилась в военный конфликт после гибели корвета «Чхонан» весной 2010 г. Эксперты с запада во всём обвинили Пхеньян. Однако академик РАН, ректор МГИМО МИД РФ А. В. Торкунов в интервью Первому каналу сказал, что корвет мог затонуть от обстрела третьей стороны, заинтересованной в нагнетании напряженности на Корейском полуострове. Что это за сторона академик не уточнил, но многие поняли, что речь идёт о США.

В августе 2011 г. Ким Чен Ир поездом прибыл в Бурятию и встретился с Президентом России Д. А. Медведевым. Было подписано экономическое соглашение о прокладке газопровода на полуостров.

В 2008 г. Ким Чен Ир пережил сильнейший инсульт. В начале июля 2010 г. в Пхеньяне было объявлено о проведении в сентябре сессии Политбюро ТПК, эксперты пришли к убеждению: стартовал процесс перехода власти от Ким Чен Ира к его сыну Ким Чен Ыну. 28 сентября в Пхеньяне прошла третья конференция ТПК. Событие важное. Ким Чен Ир был переизбран на пост генерального секретаря. Его сестра Ким Ген Хи получила генеральское звание и вошла в состав ПБ ЦК ТПК. Ким Чен Ын стал генералом и заместителем председателя центрального воен-ного комитета. Таким образом Ким Чен Ын, внешне похожий на своего деда в молодости, Ким Ир Сена был обозначен преемником отца. Смена руководства не заставила себя долго ждать. 17 декабря 2011 г. Ким Чен Ир скончался в салон-вагоне своего бронепоезда. 19 декабря после передачи власти национальные СМИ КНДР сообщили о смерти руководителя всему миру.

Руководители России Д. А. Медведев и В. В. Путин выразили соболезнование корейскому народу от имени России. Этот шаг вызвал явное недовольство отечественных либералов и демократов.

Первый канал, подводя итоги года в воскресной информационно-аналитической про-грамме «Время» в сюжете о знаменитых людях мира, которых мы потеряли умышленно не упомянул Ким Чен Ира. Зато много внимания уделил В. Гавелу, бывшему президенту демократической Чехии, превознося его либерализм и приверженность западной демократии. Благо, что смерть Ким Чен Ира и Гавела совпала по времени. Правда, наши демократы «забыли» отметить главную «заслугу» Гавела на посту президента страны. Развал Чехословакии на Чехию и Словакию, два карликовых государства в Европе. Гавел в отличие от Ким Чен Ира не сохранил государство, а повторил «достижение» Горбачёва только в масштабах Чехословакии. Видно и для России, дай либералам полную свободу действий и власть, они готовят участь СССР и Чехословакии. 5 марта 2012 г. Ким Чен Ын поздравил победившего на президентских выборах В. В. Путина с уверенной победой и пожелал ему успехов в деле строительства могучей России.

MM00020662.jpg

В новый 2012 г. КНДР вступила с новым руководителем Кимом Третьим. По словам экспертов в настоящее время это самый молодой руководитель государства на планете. Нет смысла предсказывать, как именно будет править новый вождь и сколько именно лет. Учитывая его возраст можно только сказать, что если не случится каких либо экономических, политических или техногенных потрясений или катастроф внутри страны, или вмешательства извне, его правление продлится не менее 40‒50 лет. Какой будет КНДР. Войдёт ли она в число государств и встанет ли в первые ряды в эпоху экономики знаний. Выйдет ли к 2020 г. «с достоинством на ровное плато с развитыми странами» как о том говорится в решениях ТПК к 100-летию со дня рождения Ким Ир Сена..[48] Жизнь покажет, сбудутся ли надежды корейской нации отличающейся упорством, в котором она чуть ли не превосходит японцев, повышенной эмоциональностью и взрывным характером. Одна из первых предложений Ким Чен Ына было направлено на объединение двух корейских государств.

В июле 2012 г. Ким Чен Ыну было присвоено звание маршала КНДР, что многие эксперты расценили как сигнал того, что КНА полностью перешла под контроль нового лидера страны.

ТОКИО, 9 апреля 2014 г. — РИА Новости. Министром иностранных дел КНДР на сессии Верховного народного собрания (ВНС) назначен бывший посол этой страны в Швейцарии Ли Су Ён, занимавший эту должность с 1988 по 2010 гг., сообщило в среду агентство Ренхап.

Южнокорейские эксперты напрямую связывают данное назначение с тем, что ранее лидер КНДР Ким Чен Ын обучался в международной школе в швейцарском Берне, когда на Ли Су Ёна, помимо функций главы дипломатической миссии, была возложена обязанность присматривать за сыном тогдашнего главы государства Ким Чен Ира.

Кроме того, на сессии ВНС КНДР был переизбран председатель совета министров Пак Пон Чжу. Ранее сообщалось, что Ким Чен Ын также переизбран первым председателем Государственного комитета обороны (ГКО), который занимается координацией вооруженных сил и вопросами национальной обороны..[49]

Cdd54a3fa55ad6ba1fb8f5f6ee5e2b35.JPG Ceafdd18a4f998201ca760292579a3b4.JPG

1176141e55c2bd6cce31ddb09e4b514b.JPG

Виды современного Пхеньяна. Фото В. Колбаскина.

Идеология КНДР[править]

Из выступления Ким Че Ына на Четвёртой Конференции, ячеек и Секретареё ЦК трудовой Партии Кореи. Пхеньян, 30 января 2013 г.(ЦТАК).

«Мы твёрдо уверены, что в наших руках мощные активы и ключи, которые позволят одержать большую победу, неуклонно отстаивал бесценные революционное общее наследие завещанное нам и добавить им блеск, несмотря на испытания и невзгоды.

В частности, успешный запуск искусственного спутника земли Kwangmyongsong 3‒2 в прошлом году стал историческим событием, которое продемонстрировало неисчерпаемую мощь мощной пэктусанский нации всему миру и мега-событие, которое нанесло сокрушительный удар по враждебным силам, пытающихся злобно задушить нашу Республику.

Теперь мы взяли на себя инициативу более твердо в face-off переговорах с империалистами и это вопрос времени, чтобы добиться крутого перелома в здании экономического стротительства и уровня жизни людей.

Мы должны совершить радикальный поворот в экономическом строительстве и жизнеобеспечении населения в духе и настроении, отображаемых в покорении космического пространства и поднять красное знамя победы на пик процветающей социалистической страны.

Активизируя строительство процветающей страны, мы должны и в дальнейшем укреплять Партию, как её Генерального штаба и направляющую силу революции, идейно сплотить все людей вокруг неё тесно и мобилизовать их эффективно проводить свою политику.

Это природа и традиция революционной Великой партии Ким Ир Сен и Ким Чен Ир, что вся Партия связана между собой единой идеологией и целью, и Партия, и люди ведут революции и строительства в гармоничное целое.

Президент и генеральное развитие нашей Партии в непобедимую партию, в которой единая идейную систему и единое руководство системой были установлены твёрдо и которая глубоко укоренилась среди людей и создала процветающей и сильной социалистической страной, опираясь на революционный энтузиазм и творческие силы людей, объединенных вокруг Партии.

Красный флаг нашей Партии, в которой только победа и слава выгравированы в социалистических завоеваний, достигнутых на этой земле, связаны с гордостью истории единодушия и сплочённости, в которой лидер верит в членов Партии и народ и члены Партии, и люди верили ему абсолютно и поддерживали.

Мы должны помнить вечные подвиги в исполнении президента и Генерального партийного строительства, как вечное сокровище, с тем чтобы и далее развивать свою партийную мощь, боевой дух Генерального штаба, тесно связать вместе в единую целое идеологию и цели и пускает корни глубоко в гущу людей, и, конечно, строить сильную страну, народный рай, на этой земле на прочность Партии и народа в гармоничное целое».http://www.kcna.kp/kcna.user.special.getArticlePage.kcmsf

Официальной идеологией КНДР провозглашены идеи «чучхе» — опора на собственные внутренние ресурсы и потенциал. По мнению автора монографии «Корейская Война: История» Брюса Камингсона сделанных на основе архивных источников задействованы и другие скрытые от первого наблюдения факторы. Определяя характер современной идеологии Северной Кореи, автор указывает на её неразрывную связь с антиколониальным менталитетом — основной пружиной сопротивления сначала японским оккупантам, а затем американцам и корейским коллаборационистам. Б. Камингс резко критикует остальной мир за стереотипный подход к северокорейцам как к «диким азиатам», за непонимание того, что КНДР в современных условиях продолжает находиться в исторической парадигме антиколониального сопротивления.

Выводы американского историка не лишены оснований и дают объяснение тому факту, что современная идеологема КНДР делает ставку на ключевую роль армии. При этом, по мнению некоторых экспертов, «экономические реформы китайского образца вполне могут привести к довольно быстрому падению режима». Несмотря на то, что Китай — главный торгово-экономический партнёр и политический посредник, без которого выживаемость режима вряд ли возможна, в Пхеньяне с настороженностью относятся к своему могущественному соседу. Принятие китайской модели открытой экономики неизбежно приведёт к поглощению КНДР «корейскими коллаборационистами» Юга или самим Китаем.

Ядерная программа, таким образом, выполняет, по мнению эксперта М. Мироновой, роль балансира против чрезмерного внешнего вмешательства, а также средства для получения гуманитарной помощи.

КНДР пережила в ХХ столетии бурную историю. Начало века она встретила колонией Японии, в середине столетия обрела независимой, но оказалась разделённой на два государства, новое столетие и тысячелетие началось в разных экономических формациях на Севере и Юге. Опыт такого народа интересен и поучителен.

Пентагон о военном потенциале КНДР[править]

E294b1ded3cceea3c26ba74a3c1b77a5.jpg

Развитие баллистических ракет в КНДР угрожает национальной безопасности США, говорится в докладе Пентагона Конгрессу. Военное ведомство признало, что в настоящее время северокорейские ракеты уже могут поражать цели на территории Японии.

Глава американского оборонного ведомства Чак Хейгел также направил в Конгресс США доклад о военном развитии Северной Кореи в 2012 г. «Стремление КНДР к обладанию ядерными технологиями и развитие программы баллистических ракет дальнего радиуса действия, включая декабрьский пуск „Тэпходон-2“ и демонстрацию в апреле 2012 года новой мобильной установки с межконтинентальной ракетой, демонстрируют угрозу для региональной стабильности и национальной безопасности США», — говорится в документе.

По данным американского оборонного ведомства, Северная Корея обладает существенным арсеналом баллистических ракет, которые могут поражать цели в Южной Корее и Японии. «Прогресс в развитии средств доставки вместе с развитием ядерных технологий согласуется с заявленным Северной Кореей стремлением держать под ударом территорию США», — отметил Пентагон.

По данным ведомства, Северная Корея продолжает инвестировать в ядерную инфраструктуру. «Страна провела ядерные испытания в 2006, 2009 и 2013 гг. и может провести новые испытания в любое время, нарушая свои обязательства, предусмотренные резолюциями СБ ООН и совместным заявлением шестерки, принятым в сентябре 2005 г.», — цитирует главу Пентагона Чака Хейгела РИА Новости.

КНДР завершила основные работы по модернизации стартового комплекса на космодроме «Сохэ», с которого в декабре в 2012 г. была запущена ракета «Ынха-3».

По некоторым данным, два месяца назад Пхеньян провёл очередное испытание двигателя, который может использоваться для межконтинентальной баллистической ракеты KN-08. Обычно такие испытания проводятся перед полномасштабными запусками ракет. Эксперты предполагают, что дальность ракеты КНДР может составить 11 тысяч километров. Её первый запуск с модернизированного комплекса может быть осуществлён уже в конце текущего года, что вызывает серьёзные опасения в США.

Северной Корее запрещено проводить ядерные испытания в соответствии с санкциями Совбеза ООН от 2006 г. Между тем, за последние годы КНДР провела два испытания плутониевых бомб, а в декабре 2012 г. совершила успешный запуск ракеты «Ынха-3» со спутником «Кванменсон-3», сообщает телеканал Звезда 2 октября 2014 г.[[1]].

Обострение международной и военно-политической обстановки вокруг Корейского полуострова[править]

В связи с последними военными учения США и РК ситуация на полуострове, в частности на 38-параллели резко обострилась. Руководство КНДР расценило учения как провокацию и угрозу развязывания новой войны на полуострове по примеру Сирии или Ливии. Было объявлено о выходе режима перемирия от 1953 г. с Южной Кореей и перевода вооружённых сил КНДР в состоянии повышенной боеготовности. Ракеты КНДР направлены как на РК, так и на военные базы США на о. Гуантам. Как мировые, так и российские СМИ подробно освещают и комментируют ситуацию на полуострове. Приведём некоторые из них, размещённые в официальном издании Правительства России «Российской газете».

«Стороны, так или иначе вовлечённые в ситуацию на Корейском полуострове, начали всерьёз задумываться о путях снижения напряжённости. США уже заявили, что откладывают запуск межконтинентальной баллистической ракеты. Появились также сообщения, что Вашингтон намерен прекратить демонстрацию военной мощи в Корее, дабы не провоцировать Пхеньян. В этой связи многие стали говорить, что настала пора Пекину показать свою дипломатическую силу и урегулировать конфликт.

Очевидно, что в окружающих Корею странах стали очень серьезно воспринимать сложившуюся в последнее время в регионе ситуацию. Как заявил в воскресенье представитель Министерства обороны Южной Кореи, Вашингтон и Сеул решили отложить проведение заседания двустороннего Военного комитета, которое должно было состояться в американской столице 16 апреля. Поясняя, почему начальник Объединённого комитета начальников штабов Вооруженных сил (ОКНШ ВС) Республики Корея генерал армии Чон Сын Чжо решил не ехать на встречу с коллегой из Пентагона, представитель военного ведомства Юга отметил: „Это сделано в связи с необходимостью обеспечить полную оборонную готовность в нынешней непростой ситуации в сфере безопасности“. Южане при этом не скрывали, что именно они стали инициаторами переноса встречи. КНДР недавно закрыла въезды в межкорейскую зону в Кэсоне для южнокорейских рабочих, но позволив оставшимся там сотрудникам продолжить работу. Минобороны Юга уже выразило обеспокоенность за их безопасность. Кроме того, высока вероятность того, что КНДР произведёт запуски ракет средней дальности.

Одновременно стало известно, что США решили отложить запланированный на следующую неделю запуск межконтинентальной баллистической ракеты (МБР). Ранее ожидалось, что старт МБР „Minuteman III“ произойдет с базы ВВС США „Ванденберг“ в Калифорнии. Представители Пентагона дали противоречивые комментарии по этому поводу. Одни утверждают, что это никак не связано с ситуацией вокруг КНДР, другие наоборот подчеркивают, что они стремятся „избежать какого-либо недопонимания или ошибки“, учитывая то, что сейчас происходит на Корейском полуострове. В любом случае, эксперты полагают, что Вашингтон все-таки решил не провоцировать Пхеньян лишний раз. „Как я считаю, это разумный, логичный и ответственный шаг“, — заявил на условии анонимности представитель Минобороны США. КНДР предложила РФ эвакуировать дипломатов Западные информагентства, цитируя различных сотрудников правительства США, отметили, что Соединённые Штаты Америки скорее всего дадут в ближайшее время Северной Корее „вздохнуть посвободнее“, прекратив демонстрацию мощных видов вооружений, которые были направлены к Корейскому полуострову. Напомним, что США направили в регион стратегические бомбардировщики, способные нести ядерное оружие, В-52, бомбардировщики-„невидимки“ В-2, истребители пятого поколения F-22, атомную подлодку, пару эсминцев-ракетоносцев и плавучие радары. Всё это было очень нервно воспринято в Пхеньяне и спровоцировало серию угрожающих заявлений.

969002988.jpg

РИА Новости. Фото И. Питалев

На этом фоне сильным диссонансом прозвучало официальное заявление военных Сеула. В отличие от Соединённых Штатов Америки южане решили „не давать спуску“ Северу и собираются провести крупномасштабные военные учения с участием представителей всех родов войск. Как сообщили в Министерстве обороны Южной Кореи, 9 апреля на восточном побережье страны в провинции Канвондо состоятся маневры со стрельбами. Планируется привлечь большие силы 8-й армии сухопутных сил ВС РК, артиллерию, включая САУ К-9 и системы залпового огня. От ВМС будут участвовать девять боевых кораблей, а ВВС направит самолеты KF-16, F-5 и KA-1. Южнокорейские военные ещё и подчеркнули, что на учениях будут отрабатываться действия именно против КНДР. „Данные учения призваны продемонстрировать Северной Корее, что её любые провокации получат наш решительный ответ с использованием всей мощи всех наших родов войск“, — заявил представитель 8-й армии ВС РК. Отчаявшись надеяться, что „всё как-то разрешится само собой“, многие всё чаще стали вспоминать про Китай, который, по мнению большинства экспертов, является единственной страной, способной распутать нынешний клубок и стать посредником в деле снижения напряженности. Пекин же явно дает понять, что ему не нравится вся эта шумиха у его границ, причем предупреждения со стороны КНР прозвучали в обе стороны — как Пхеньяну, так и всем остальным.

КНДР готовит межконтинентальные ракеты к удару по США

„В настоящий момент наблюдается рост напряжённости на Корейском полуострове. В этой связи Китай выражает свою глубокую озабоченность“, — говорится в официальном заявлении МИД КНР. Пекин вспомнил и об обеспокоившей многих „рекомендации“ властей КНДР, которые в пятницу 5 апреля посоветовали находящимся в стране иностранным дипломатам „рассмотреть вопрос о выезде из страны в связи с опасной ситуацией в регионе“. Ответ Китая Пхеньяну на это был достаточно прямым и жёстким — нечего ссылаться на обстоятельства, обеспечьте безопасность наших представителей. „Китайское правительство уже попросило Северную Корею принять все меры для гарантии безопасности находящихся в КНДР китайских дипломатов, как того требует Венская конвенция, международное право и нормы“. Тем временем, стало известно, что зарубежные дипломатические представительства, включая посольства РФ, КНР и других стран, продолжили работу в Пхеньяне в обычном режиме, решив пока „не паковать чемоданы“.

Впрочем, Пекин тут же озвучил предупреждение, которое относится в равной степени как к КНДР, так и к другим участникам, которые находятся „по другую сторону баррикады“. Поздно вечером в субботу 6 апреля министр иностранных дел КНР Ван И подчеркнул, что Пекин „не позволит устраивать неразбериху и беспорядок у порога Китая“. Эта позиция было подтверждена и на самом высоком уровне, когда лидер КНР Си Цзиньпин в воскресенье заявил: „Ни одной стране в мире не должно быть позволено сбросить регион или даже всю планету в пучину хаоса из-за чьих-либо эгоистичных интересов“.

Южнокорейские специалисты, пытаясь „просчитать“ мотивы поведения КНДР, находятся пока в затруднении. „Честно говоря, трудно сейчас определить, каковы реальные намерения Пхеньяна, — сообщил в беседе с журналистами на условиях анонимности представитель правительства Южной Кореи. — Возможно, что Север пытается таким образом обеспечить внутреннюю сплоченность и преданность народа правящему режиму. Может быть это такая реакция на действия международного сообщество“, — поделился размышлениями чиновник. Между тем

Достаточно неожиданный способ возможного разрешения конфликта был озвучен на днях. СМИ, ссылаясь на слова британского дипломата, заявили, что вся напряженность может быть снята, если президент США Барак Обама лично позвонит лидеру КНДР Ким Чен Ыну. „Северная Корея ждёт звонка из Вашингтона“, — заявил сотрудник МИД Великобритании»[[2]]

"Как передает РИА Новости, глава России также сообщил, что озабочен нарастанием конфликта на Корейском полуострове. «Эскалация на Корейском полуострове беспокоит, потому что мы соседи, потому что если, не дай Бог, что произойдёт, то Чернобыль, о котором мы все хорошо знаем, может показаться просто детской сказкой», — сказал В. В. Путин на совместной пресс-конференции с федеральным канцлером Германии А. Меркель. Он подчеркнул, что «такая угроза есть», но при этом призвал «всех успокоиться».

При этом Путин одобрил решение США отложить испытания баллистической ракеты, чтобы не провоцировать ситуацию в регионе. Как сказал российский президент, «это правильный шаг».

«Думаю, мы все должны руководство Соединённых Штатов за этот шаг поблагодарить», — сказал он и выразил надежду, что действия США будут оценены в КНДР.[[3]]

«Северная Корея вновь занимается подготовкой к ядерному испытанию, передает ИТАР-ТАСС со ссылкой на южнокорейские СМИ. По их данным, четвёртое подземное атомное испытание, как и в предыдущий раз, может пройти на полигоне в Пунге-ни.

Как сообщил журналистам официальный представитель правительства Республики Корея (РК), сейчас вблизи южного тоннеля в Пунге-ни отмечается возросшая активность рабочей силы и автотранспорта. „Поскольку эта деятельность похожа на ту, которая проводилась перед третьим испытанием, мы тщательно наблюдаем за этим полигоном“, — сказал он. Кроме того, по информации управления национальной безопасности при президенте РК, в середине текущей недели КНДР может осуществить пуск ракеты. Речь идёт о системе средней дальности, способной пролететь до 3 тысяч километров. Северяне перебросили мобильную пусковую установку с ракетой в район города Вонсан на восточном побережье».[[4]]

Вот как оценивает ситуацию на Корейском полуострове ректор Дипломатической академии МИД России д. и. н., профессор Е. П. Бажанов в своей статье: «ВОЕВАТЬ НИКТО НЕ ГОТОВ»

«Когда к власти в КНДР пришёл новый лидер Ким Чен Ын, затеплилась надежда, что обстановка на Корейском полуострове начнёт улучшаться. Ким Чен Ын, несмотря на свой юный возраст, успел повидать мир, приобрести широкий кругозор, а значит, он должен поставить свою страну на путь модернизации, открыть её миру, наладить диалог с соплеменниками на Юге Кореи.

Некоторые из первых шагов юного руководителя именно об этом и свидетельствовали, особенно в том, что касается разнообразия быта северокорейских граждан, либерализации условий их жизни. В канун нового 2013 года лидер Северной Кореи впервые за 19 лет выступил на государственном телевидении с новогодним поздравлением. В своём телеобращении он выразил уверенность, что 2013 год для его страны станет временем перемен и свершений. Ким призвал соотечественников быть готовыми к „радикальным преобразованиям“, которые превратят захудалое и изолированное государство в „экономического гиганта“ и повысят уровень жизни населения Северной Кореи.

При этом, однако, Ким Чен Ын продолжил курс на создание в стране ракетно-ядерного потенциала. В телевизионном обращении юный вождь отметил, что до тех пор пока не преодолено противостояние между Северной и Южной Кореей, основным приоритетом для страны остаётся военная мощь. „Военная мощь свидетельствует о силе страны. Только страна, которая опирается на военную мощь, может достичь процветания“, — сказал лидер КНДР.

Обращение совпало по времени с обсуждением в Совете Безопасности ООН вопроса о мерах в отношении Пхеньяна из-за запуска ракеты дальнего радиуса действия. За время пребывания у власти Ким Чен Ына Северная Корея осуществила две попытки запуска ракет. ООН осудила испытания и ввела против Пхеньяна очередные санкции. Вашингтон и Сеул начали крупномасштабные военные манёвры. Из КНДР в ответ зазвучали воинственные заявления и прямые угрозы в адрес Южной Кореи и Соединённых Штатов, вплоть до нанесения по ним ракетного удара. Объявило северокорейское руководство и об интенсификации ядерных приготовлений. Как следствие, кое-кому стало казаться, что вот-вот разразится большая война.

Я в неё не верю и надеюсь, что к моменту выхода данной статьи в свет напряжённость в Корее пойдёт на убыль. В самом деле, как КНДР может воевать с США, Южной Кореей и в придачу Японией? Ведь противники способны в течение нескольких дней стереть отсталое чучхейское „королевство“ с лица земли! Вместе с тем и американцам с их союзниками устраивать бойню на Корейском полуострове совсем не с руки. При любом раскладе война чревата тяжёлыми последствиями для Южной Кореи. От северокорейской территории до Сеула лишь несколько десятков километров, и КНДР наверняка успеет нанести серьёзный ракетный ущерб столице Республики Корея.

Но тем не менее эскалация напряжённости имеет место, и на это есть ряд причин. Во-первых, её спровоцировали действия Вашингтона и Сеула. Союзники решили провести крупномасштабные манёвры на полуострове, чтобы проверить боеспособность своих вооружённых сил, а заодно протестировать юного лидера КНДР. Ким Чен Ын имеет все основания опасаться, что противник под ширмой манёвров атакует Север. Если сверхдержавная Америка побаивается микроскопическую Северную Корею, то почему последняя должна равнодушно взирать на активность Пентагона у собственных границ?

Дело, впрочем, не только в законной и естественной заботе главнокомандующего Ким Чен Ына о безопасности его режима. Киму захотелось, видимо, продемонстрировать и внешнему миру, и северокорейским подданным, что он хоть и юн, но бесстрашен, силён, твёрд, то есть настоящий вождь, под стать деду и отцу. Все должны знать — с парнем шутки плохи.

Ещё один мотив Ким Чен Ына — отвлечь внимание соотечественников от внутренних проблем. Социально-экономическая ситуация в стране сложная и остаётся таковой уже на протяжении десятилетий. Народ устал от невзгод, трудовой энтузиазм падает, от юного лидера ждут перемен к лучшему. Пока же светлое будущее не наступило, не вредно сплотить нацию перед лицом внешней угрозы. Такой приём применялся многократно и северокорейским, и многими другими режимами современного мира — тоталитарными, авторитарными, демократическими.

Другой испытанный приём, давно взятый на вооружение Пхеньяном, — использовать ракетно-ядерную карту и воинственную риторику для выбивания уступок у оппонентов. В прошлом тактика неизменно срабатывала — после очередного всплеска эмоций Вашингтон и его партнёры соглашались на оказание Пхеньяну экономической помощи и удовлетворение других его запросов. Это, очевидно, повторится и на сей раз — ситуация ведь патовая. Воевать, как уже отмечено выше, стороны не готовы и не станут. Не оправдывая действия северокорейских властей, хочу всё-таки призвать Соединённые Штаты отказаться от линии на изоляцию и устрашение КНДР. Ещё в 1970-х годах Вашингтон предложил Москве и Пекину признать правительство Южной Кореи в обмен на собственное признание правительства Северной Кореи. Россия и Китай свою часть пути прошли уже более двадцати лет назад и с тех пор наладили тесные и продуктивные связи с РК во всех сферах, включая военную. Соединённые Штаты же до сих пор отказываются от установления дипломатических отношений с КНДР, выдвигая различные предварительные условия. Одновременно они наращивают военный кулак против Северной Кореи, не отказываются от жёсткой риторики в адрес оппонента. Думается, что большая гибкость Вашингтона могла бы способствовать снижению накала противостояния на Корейском полуострове, переходу Пхеньяна на путь назревших реформ»..[50]

Северная Корея предложила Южной Корее заменить договор о перемирии мирным договором. Однако отказываться от ядерного потенциала КНДР пока не намерена.

СЕУЛ, 29 мая — РИА Новости, Дарья Крутова. Северная Корея предложила Южной Корее подписать мирный договор вместо действующего соглашения о перемирии, заключенного после окончания Корейской войны 1950‒53 годов, сообщает газета «Нодон синмун», которая является официальным органом правящей партии КНДР.

«Существует острая необходимость заменить соглашение о перемирии, которое является пережитком войны, на постоянный режим мира», — говорится в сообщении газеты.

В статье говорится, что состояние временного перемирия на Корейском полуострове является только выгодным для США, которые пытаются «задушить КНДР».

«Если бы мирный договор был подписан в прошлом, то сейчас не было бы такой острой проблемы денуклеаризации Корейского полуострова», — говорится в сообщении.

Накануне КНДР объявила, что не откажется от своего ядерного потенциала «в условиях постоянных ядерных угроз со стороны США».

Ситуация на Корейском полуострове обострилась в марте этого года после начала широкомасштабных военных учений США и Южной Кореи в районе Корейского полуострова. Власти КНДР заявили, что в случае военной провокации ответят по «законам военного времени». Северокорейское руководство также закрыло совместную корейскую индустриальную зону Кэсон, где работали около 900 южнокорейских и 53 тысячи граждан КНДР.[[5]]

Корейский полуостров: взгляд из Пхеньяна. Интервью

Ядерная проблема корейского полуострова в последние месяцы снова привлекла внимание мировой общественности новым обострением отношений между Северной и Южной Кореей. Помимо объективных политических противоречий ситуация усугубляется заметной разницей в подходах к этой проблеме в Пхеньяне и других мировых столицах. О том, как ситуацию на Корейском полуострове видит северокорейское руководство, мы побеседовали с Чрезвычайным и Полномочным Послом РФ в КНДР в 2006‒2012 гг. Валерием Евгеньевичем Сухининым.

Валерий Евгеньевич, как нынешнее руководство КНДР оценивает состояние отношений между КНДР и Республикой Корея?

Если говорить коротко, то весьма негативно. Конечно, прежние руководители Северной Кореи Ким Ир Сен и Ким Чен Ир повидали многое на своем веку, были взлёты и падения в межкорейских отношениях, но для Ким Чен Ына все это впервые, и он, в силу своей молодости, всё воспринимает ярче и, видимо, принимает близко к сердцу.

У КНДР в последние годы были трудности с продовольствием, с материальным обеспечением. Логика нового лидера была такова: поскольку Северная Корея уже располагает средствами самообороны, ядерными средствами сдерживания, то Пхеньян может, полагаясь на них, не вкладываться, как прежде, в обеспечение безопасности, а больше средств вкладывать в развитие легкой промышленности и народного хозяйства в целом и в повышение жизненного уровня населения.

На фоне повышенных ожиданий Ким Чен Ына то, как восприняли в мире, в частности, в США и Южной Корее, успешный запуск спутника в декабре 2012 года его, видимо, серьезно обидело и вызвало непонимание.

В мире всего было запущено 9 тысяч спутников, из них северокорейцы запустили только четвёртый. Запуск ни одного из 9 тысяч спутников ранее не сопровождался резолюциями СБ ООН, какими-либо осуждениями. Кроме того, страны, критикующие КНДР, постоянные члены Совета Безопасности, запустили 90 с лишним процентов этих спутников. Для руководства КНДР было неприятной неожиданностью то, что Совет Безопасности так резко осудил этот запуск, и, соответственно, это вызвало полное непонимание в Пхеньяне. Как говорят в Северной Корее, они не готовились к третьему ядерному взрыву, но поскольку их ударили по одной щеке, они решили не подставлять вторую и ответили третьим испытанием ядерного заряда (2006, 2009 и 2013 годы).

Северокорейцы постоянно говорят, что ядерная программа — вынужденная, оборонительная мера («ядерные средства сдерживания»), поскольку КНДР окружают ядерные державы и откровенно им угрожают. Они приводят в пример то, что прежние американские президенты неоднократно говорили о возможностях превентивного ядерного удара против ряда стран, включая КНДР, а также то, что КНДР была выведена из списка стран, против которых Вашингтон не будет применять ядерное оружие.

Существует распространенная точка зрения, согласно которой КНДР своей ядерной программой «торгует» в обмен на экономическую помощь, политические уступки. Возможно, Пхеньян добивается заключения мирного договора на приемлемых условиях?

На первых порах речь шла о немногом: о том, чтобы американцы признали КНДР, установили с ней дипломатические отношения, подписали договор о ненападении. Северокорейцы говорили, что их ядерная программа имеет сугубо мирный характер. Но американцы отказались от Рамочного соглашения 1994 года. И в ответ на выход США из Рамочного соглашения в Пхеньяне заявили, что Северная Корея тоже выходит из него и прекращает введенный ранее мораторий на выход из ДНЯО, восстанавливает свой статус государства, находящегося вне ДНЯО.

По сравнению с 1994 годом технически КНДР продвинулась вперед и заявляет, что вопрос о ядерном разоружении теперь может стоять лишь только в контексте всеобщего ядерного разоружения. Недавно прошла сессия Верховного народного собрания КНДР, на которой был принят закон об укреплении потенциала ядерного сдерживания. В статьях этого закона говорится, что КНДР как ответственная ядерная держава не будет распространять ядерное оружие, не будет никому его передавать, будет следить за его безопасным хранением и, когда другие ядерные державы откажутся от враждебной политики в отношении Северной Кореи и будут готовы к разоружению, тоже присоединится к этому процессу.

То есть, о свертывании ядерной программы за экономические бонусы речь не идёт. Это не предмет торга, а инструмент, который требуется Пхеньяну для защиты безопасности, суверенитета страны.

Сейчас о подписании мирного договора говорить сложно, поскольку существует высокая степень напряжённости в отношениях между КНДР и Южной Кореей, КНДР и США. С другой стороны, в дипломатическом багаже эта идея остается, и северокорейцы её не отвергали.

Как бы Вы оценили реальное воздействие Китая на отношения между Пхеньяном и Сеулом? В западной прессе есть миф о том, что никто, кроме КНР, не может оказать влияние на северокорейцев.

Китайские учёные и политики действительно говорят, что у КНР и КНДР традиционно добрососедские, тесные, дружественные отношения. Но степень влияния Китая на КНДР не надо преувеличивать, поскольку это самостоятельное государство, и не факт, что оно следует всем советам и пожеланиям, исходящим из Пекина. Во время последних событий (это и запуск спутника, и ядерное испытание) китайцы участвовали в заседаниях Совета Безопасности ООН, на которых были приняты две резолюции, были и односторонние призывы из Пекина к Пхеньяну, но они не возымели действия. Да, объём торговли с Северной Кореей у Китая больше, чем у какой-либо другой страны, но это не значит, что северокорейцы делают всё, чего от них хотят китайцы.

Одно время ходили разговоры о том, что Китай может побудить Северную Корею начать очередной раунд рыночных реформ по китайскому образцу. Как Вы считаете, реально ли это?

Хотя слово «реформы» северокорейцы не любят, изменения в системе управления происходят постоянно. Ещё в 1980-е годы при Ким Ир Сене, деде нынешнего руководителя, были приняты законы о свободной экономической зоне, и тогда начала осваиваться зона «Раджин-Сонбон». Эксперименты разного рода проходили постоянно: то сливали ряд предприятий в комбинаты, объединения (как в СССР в свое время), делался упор на местную промышленность, было введено свободное ценообразование на некоторые товары после июля 2002 года, была предпринята попытка денежной реформы в конце 2009 года, и сейчас продолжают вводить изменения.

В Северной Корее хотят найти те вещи, которые подходят именно им, которые имеют меньше минусов и больше плюсов. Ким Чен Ын ещё не был с визитом в Китае или в другой стране, но Ким Чен Ир, его отец, приезжал и в Россию, и в Китай, изучая устройство этих государств. Плюс, он направлял руководителей провинций, правительства для изучения торгово-экономических зон в Китае. То есть, как и что происходило в КНР, корейцы знают. И какое-то время назад, когда были благоприятные отношения с Сеулом, северокорейцы ездили в Южную Корею, смотрели, как у них налажена экономика, как работает промышленность. Но для того, чтобы пускаться в те или иные эксперименты, тем более радикальные, абсолютно необходима спокойная, безопасная обстановка, которой сейчас на Корейском полуострове нет.

Как в Северной Корее оценивают роль России в межкорейских отношениях? Что Россия могла бы сделать для улучшения двухсторонних отношений с Севером и для более конструктивного участия в делах Корейского полуострова?

С 2000 года, после визита В. Путина в Пхеньян, отношения пошли в гору. Следом за поездкой В. В. Путина было два визита Ким Чен Ира в Россию в 2001‒2002 годах в Москву и на Дальний Восток, а незадолго до своей смерти в августе 2011 года он встречался в Улан-Удэ с Д. Медведевым.

КНДР хочет наладить отношения с Россией, это в её интересах быть завязанными не только на Китай, но и на более широкий круг партнеров, найти такие направления сотрудничества, которые были бы ей выгодны. Осуществляется российско-северокорейский железнодорожный проект, завершается его пилотная часть.

Пхеньян хочет торговать с Россией, хочет возобновить техническое сотрудничество, но вопрос заключается в том, как финансировать это сотрудничество, проблема также в состоянии российской экономики. Например, когда я был послом, встал вопрос о том, чтобы модернизировать большой текстильный комбинат, который изначально был построен при содействии Советского Союза и в 1980-е годы оснащался ткацкими станками с Чебоксарского завода текстильного машиностроения. Даже когда возник вопрос о поставке запчастей для этих станков, выяснилось, что в Чебоксарах завода, который производит это оборудование и запчасти к нему, фактически уже нет, он уже не функционирует. И по другим объектам то же самое — Восточно-Пхеньянская ТЭЦ строилась при советской помощи и не была достроена до распада СССР. Весь Советский Союз осуществлял поставки: что-то шло с Украины, что-то — из России, что-то — из других республик. Сейчас Россия в одиночку поставки обеспечить не может, поскольку прежний машиностроительный комплекс в том виде, в каком он был в советское время, уже не существует.

Однако существует проблема платежей. Давать новые кредиты мы не хотим и не можем. У северокорейцев не так много средств, чтобы оплачивать такие большие поставки. После встречи в Улан-Удэ был решен вопрос северокорейской задолженности, она была реструктурирована, большая часть списана. Но это вопрос не решает. Мы рассчитываемся со старыми долгами, а для сотрудничества нужны новые капитальные вложения, новые деньги. Надо искать новые взаимоприемлемые формы сотрудничества.

У России и КНДР есть договор от февраля 2000 года «О дружбе, добрососедстве и сотрудничестве», который пришел на смену союзническому договору 1961 года между СССР и КНДР. Но не секрет, что северокорейцы очень недовольны позицией Москвы в Совете Безопасности ООН, когда она вместе с КНР поддерживаем вносимые США резолюции с санкциями против КНДР.

Мне трудно советовать, чем следует руководствоваться России: сколько стран, столько и мнений. Москва исходит из необходимости во что бы то ни стало сохранить ДНЯО, поскольку считает, что если этот договор распадётся, то будут самые негативные последствия для международной обстановки. Если говорить о двусторонних отношениях, то Северная Корея — сосед и традиционный партнёр России, с одной стороны, с другой — Соединённые Штаты и экономически, и политически для нас — очень большая величина, с которой мы не можем не считаться. Северокорейцам не так важны общемировые структуры, перед ними стоит задача выжить, и для этого они делают всё, что, как они считают, им позволяет их экономический, военный, политический потенциал. Подход к проблемам у них совсем другой, с точки зрения собственных интересов.

У Вас есть какой-то рецепт — как вывести нынешний корейский кризис из острой фазы?

Понятно, что нужно найти компромисс, но компромисс требует уступок со всех сторон. В Северной Корее считают, что они в максимальной степени всё, что могли сделать, уже сделали. Для мировых держав, Соединённых Штатов это и вопрос международного престижа, и общая философия внешней политики. Они говорят: почему мы должны идти на уступки тем, кто неправильно себя ведёт? А что значит «правильно вести»? Что значит «неправильно вести»? С точки зрения американцев, северные корейцы неправильно себя ведут. С точки зрения северокорейцев, американцы ведут себя неправильно. Поэтому должны быть уступки и подвижки, толерантность со всех сторон.

Но, скажем, реально ли восстановить шестисторонние переговоры через какое-то время?

В принципе, конечно, это весьма позитивный формат. Но что на шестисторонних переговорах обсуждать? Американцы и японцы считают, что повестка одна: ядерное разоружение Северной Кореи. Северокорейцы же полагают, что следует обсуждать урегулирование отношений, и если отношения будут продвинуты, урегулированы, то можно будет обсуждать и ядерную проблематику. То есть, у них совсем другой подход. В истории этих переговоров, а я в них принимал участие с августа 2003 года, было много упущенных возможностей для всех сторон.

Мое личное мнение, все резолюции СБ ООН в отношении КНДР пишутся как под копирку. К многосторонним резолюциям добавляются односторонние санкции, которые японцы, американцы предпринимают вне рамок Совета безопасности. Это тоже раздражает Пхеньян, не способствует конструктивному диалогу. Обидно, что конфликт, который можно было на более ранних этапах предотвратить, довели до точки кипения. Но рано или поздно всё равно придется разбираться со сложившейся ситуацией. Особенно России следует сохранять добрососедские отношения с КНДР. А это, в свою очередь, будет способствовать и решению глобальных проблем, ведь ситуация на корейском полуострове тесно связана с ситуацией в мире..[51]

Эксперт Д. Евстафьев, комментируя обострение ситуации на полуострове, балансирующей на грани вооружённого конфликта, приходит к вполне алармистским выводам. «Конфликт на Корейском полуострове — пусть даже и без применения ядерного оружия — отправит мировую экономику в глубокий нокаут, последствия которого почувствуют даже в Африке. Иными словами, северокорейское руководство ещё раз блистательно доказало, что способно даже существенные внутренние проблемы трансформировать в видимые внешнеполитические дивиденды»..[52]

«Шерше ля газ» — так называется глава, посвящённая причинам корейского конфликта, в книге писателя-публициста Н. В. Старикова. По существующим оценкам, «газопровод в КНР через Северную Корею — самый короткий и дешевый вариант в сравнении с другими проектами перекачки газа из РФ в Китай». Растущая экономика Южной Кореи также нуждается в поставках энергоресурсов. При этом стоимость поставок сахалинского газа в Сеул по дну Японского моря — минимум вдвое дороже трубопровода через территорию Северной Кореи. В этом случае, по мнению Старикова, Пхеньян существенно укрепит свое положение за счет оплаты транзита российского газа в Южную Корею и Китай. Именно по этому, заключает автор, войны на Корейском полуострове, которую так активно пытались спровоцировать США, не получается.

Развивая свою мысль до геополитических обобщений, Н. В. Стариков утверждает, что «уничтожение Северной Кореи и выход на границу Китая — вожделенная цель американской политики. Аналогично: сохранение Северной Кореи — одна из важнейших целей китайской политики». США, не желая втягивать себя в открытый конфликт с Китаем, предпочитают действовать через Южную Корею, надеясь на то, что Китай не сможет остаться в стороне. Рядом ядерная Индия и распадающийся на части ядерный Пакистан, которые также могут быть втянуты в конфликт. По мнению автора, «корейская интрига» помогла бы США решить целый ряд задач, в частности, укрепить пошатнувшиеся позиции доллара и ослабить Китай, спровоцировав его международную изоляцию..[53]

Власти Северной Кореи заявили о возможности проведения нового ядерного испытания, сообщает агентство Франс Пресс со ссылкой на заявление МИД КНДР. «Мы не будем исключать проведение новой формы ядерного испытания, с целью укрепления наших сил ядерного сдерживания», — цитирует агентство заявление, которое было озвучено государственными СМИ Северной Кореи. Заявление КНДР прозвучало на фоне совместных военных учений США и Южной Кореи, которые северокорейскими властями расцениваются как угроза. Ранее северокорейские военные провели в районе Японского моря пуски баллистических ракет. Заместитель главы миссии КНДР при ООН Ли Дон Иль подтвердил журналистам, что ракетные пуски проводятся в ответ на крупномасштабные военные учения США и Южной Кореи. В ответ глава дипломатии ЕС Кэтрин Эштон заявила, что ракетные пуски КНДР являются явным нарушением резолюций ООН и могут усилить напряженность в регионе. РИА Новости http://ria.ru/world/20140330/1001607695.html?utm_source=tw1#ixzz2xRRbyNTu

Перспективы отношении на Корейском полуострове[править]

Межкорейский диалог и перспективы примирения

Георгий Толорая. Д.э.н., профессор, директор корейских программ Института экономики РАН, исп. директор Национального комитета по исследованию БРИКС, эксперт РСМД.

Межкорейские отношения развиваются волнообразно — за кризисом следует разрядка, которая вновь сменяется обострением. В настоящий момент можно ожидать снижения конфронтации и перехода сторон к диалогу (возможно, одной из целей военной «истерии» Пхеньяна в начале 2013 г. как раз и была попытка возобновить диалог «с позиции силы»). Россия имеет возможность тактично работать с обоими корейскими государствами, поощряя мирные неконфронтационные подходы в решении существующих проблем, одновременно закрепляя за собой роль активного игрока в переговорном процессе по корейскому урегулированию.

На протяжении десятилетий межкорейские отношения напоминают маятник: они раскачиваются от осторожного двустороннего прощупывания и разговора об уменьшении напряженности и даже практического сотрудничества к кризису и взаимным обвинениям, иногда переходящим в вооруженные столкновения. При этом стороной, осуществляющей выбор — сотрудничать или воевать — обычно бывает Север. Однако чаще всего именно изменения в подходах Сеула к КНДР — вследствие смены администрации или вследствие внешнеполитических соображений — становятся тем «спусковым крючком», который провоцируют эти повороты в политике Севера.

Однако суть межкорейских отношений остается неизменной. Корейская война не закончена, обе стороны считают, что в ней не сказано последнее слово. Это слово — полная победа над противником и его капитуляция.

При существовании мирового социализма Север надеялся, что ему все-таки удастся завершить начатое в 1950 г и захватить Юг, пусть даже две глобальные системы придут в столкновение. С 1990-х гг. у Пхеньяна таких амбиций нет, поскольку любая авантюра обернулась бы полным разгромом Севера, а резкое усиление давления со стороны «мирового сообщества» сделало альфой и омегой усилий пхеньянской элиты самосохранение режима.

На Юге же, напротив, как раз после глобального крушения социалистической системы значительное число политиков консервативного толка стало считать, что коллапс северокорейского режима и объединение на условиях Юга не за горами. Хотя Сеул понимает, что обвальное объединение, помимо неизбежных жертв среди северокорейской элиты, принесло бы проблемы и самой Южной Корее, с которыми она не в состоянии будет справиться. Даже при относительно мирном объединении (с быстрым подавлением очагов сопротивления) объединенная Корея рискует потерять глобальную конкурентоспособность, так как потребуются сотни миллиардов долларов на модернизацию «восстановление из руин» северокорейского хозяйства, что легло бы тяжелым бременем на южнокорейскую экономику. При более вероятном затяжном конфликте с участием «движения сопротивления оккупантам» (таких «партизан» может быть, как минимум, несколько десятков тысяч человек — военных и сотрудников спецслужб, которым «нечего терять») ущерб корейской и региональной экономике будет таков, что надолго отбросит Корею на вторые роли в региональных и глобальных делах.

Cуть межкорейских отношений остается неизменной. Корейская война не закончена, обе стороны считают, что в ней не сказано последнее слово. Это слово — полная победа над противником и его капитуляция. При этом обе Кореи сближает национализм, желание решить свои проблемы без вмешательства извне. Ещё при первом контакте между Севером и Югом после войны в мае 1972 года представитель Юга Ли Ху Рак начал с того, что «президент Пак [Чжон Хи] больше всего не любит иностранное вмешательство» а Ким Ир Сен вторил ему о том, что «мы должны исключить вмешательство внешних сил … Мы должны сплотиться на национальной основе»..[54]

Чего же ждать в обозримой перспективе? После распада мирового социализма КНДР осталась без советского «ядерного зонтика» и без помощи «братских стран», что качественно изменило её положение в мировой системе международных отношений и поставило под угрозу само существование.

С этого момента межкорейские отношения прошли три этапа. При этом «Нулевой» этап — попытка КНДР пойти на сближение с Югом, заключив в 1991 −1992 гг. соглашения о примирении и о денуклеаризации — закончился довольно быстро. Причина проста — давление на КНДР со стороны США в связи с её ядерной программой, направлено на скорейшую ликвидацию режима по сценарию прочих социалистических стран.

С начала 1990-х гг. подходы администрации Ким Ен Сам базировались на уверенности в скором крахе КНДР, а потому никаких поблажек Пхеньяну не было. Во главу угла было поставлено требование о денуклеариации, реформах и открытости — по сути, капитуляции Севера. Особенно возмутила северокорейцев реакция южан на смерть Ким Ир Сена (1994 г.)- вместо соболезнования последовали объявления чрызвычайного положения на Юге в ожидании краха северокорейского режима и начался период открытой враждебности к новому режиму Ким Чен Ира. Была упущена возможность улучшения межкорейских отношений на началах корейского национализма в новых исторических условиях — прекращения биполярной конфронтации, которая ранее жестко определяла положение двух корейских государств в глобальной системе сдержек и противовесов.

«Либеральное десятилетие» и политика «солнечного тепла» будущего Нобелевского лауреата Ким Дэ Чжуна и его последователя Но Му Хёна характеризовались осторожными поисками путей национального примирения, снижением напряженности, отсутствием серьезных конфликтов и началом практического сотрудничества, урегулированием застарелых проблем. В результате саммитов между Ким Чен Иром м Ким Дэ Чжуном в июне 2000 г. и между Ким Чен Иром и Но Му Хёном в октябре 2007 г. были заложены основы мирного сосуществования двух корейских государств. Был начат ряд взаимовыгодных проектов сотрудничества, включая восстановление железнодорожного сообщения, турпоездки в Кымгансан. Подлинным символом межкорейского сотрудничества стал Кэсонский промышленный комплекс — он включает 120 южнокорейских малых и средних компаний, осуществляющих производство одежды, посуды, часов и другой продукции на общую сумму, составившую с 2004 по 2011 гг. 1,65 млрд долларов. Резко вырос товарооборот между двумя странами (до максимума в 1,9 млрд долл в 2010 г.).

Политика Ким Дэ Чжуна-Но Му Хёна выводила «за скобки» исторические конфликты и в принципе открывала путь к возможному, по мере смены поколений, объединению или созданию своего рода «союзного государства» на принципах «одна страна, две системы». КНДР, разумеется, выступала в этом процессе с эгоистических, иждивенческих позиций, намереваясь законсервировать свой режим за южнокорейский счет, ничем не поступаясь. Вместе с тем, такой сценарий, несмотря на стремление северокорейских радикалов использовать его для ослабления Южной Кореи и отрыва её от США, мог бы, помимо их воли, привести к долгосрочной стабилизации ситуации на полуострове, а по прошествии лет — к снижению враждебности КНДР к окружающему миру и началу назревших перемен в этой стране.

Обе Кореи сближает национализм, желание решить свои проблемы без вмешательства извне.

Однако такой вариант явно не устраивал ни консерваторов в Сеуле, нацеленных на капитуляцию Севера, ни США, как с точки зрения нераспространения (сохранение ядерной монополии в глобальном масштабе), так и в контексте растущего соперничества за геополитическое влияние с Китаем. Президент Ли Мён Бак «повернул часы вспять». Межкорейские отношения оказались в глубоком кризисе в результате его вызывающей политики по отношению к Пхеньяну, восприятию болезни и смерти Ким Чен Ира как шанса на объединение Кореи на своих условиях. Дело дошло до артиллерийской дуэли в районе о. Ёнпхёндо (ноябрь 2010), ставшей следствием раскручивания спирали напряженности после гибели южнокорейского корвета Чхонан в марте 2010 г, в котором южане обвинили КНДР (доказательств для этого явно недостаточно).

По логике, уход Ли Мён Бака, столь ненавистного для северокорейцев, предоставлял шанс для того, чтобы "маятник качнулся " в сторону снижения конфронтации. Ведь новый президент Пак Кын Хе, дочь «отца южнокорейского чуда» Пак Чжон Хи, фактически признала ошибки предшественника, заявила о начале «политики доверия» по отношению к Северу.

Однако молодой лидер КНДР Ким Чен Ын, вероятно, в связи со внутренними причинами — необходимостью укрепления личной власти и консолидации вокруг себя элит и населения — избрал путь нагнетания напряженности и военной истерии в отношении Юга. После ракетного пуска (декабрь 2012 г.) и ядерного испытания (февраль 2013) и последовавших за ними санкций Совета Безопасности ООН в КНДР была развернута беспрецедентная кампания психологической войны против «американских империалистов и южнокорейских марионеток» под предлогом проведения регулярных совместных американо-южнокорейских маневров. Нацеленная на западные СМИ Пиар-кампания сопровождалась угрозами начала «термоядерной войны», «ракетных ударов», объявлением «военного положения» и призывом к иностранцами покинуть обе Кореи..[55]

Надо признать, однако, что новая южнокорейская администрация выдержала эту «проверку на прочность», в целом спокойно реагируя на угрозы, хотя и разработала план «активного сдерживания» КНДР, который предусматривал возможность нанесения превентивного удара по Северу в случае признаков возможного ядерного или ракетного удара по Югу.

После окончания острой фазы кризиса (май 2013 г) в целом создаются условия для начала осторожных контактов между Севером и Югом и поиска путей возобновления диалога. Находясь в Вашингтоне в мае 2013 г. с визитом, Президент РК Пак Кын Хе заявила о продолжении «продвижения процесса создания доверия», хотя и подчеркнула неприемлемость «ядерного вооружения Северной Кореи» и провокаций Пхеньяна . В Южной Корее заговорили о необходимости большего реализма в подходе к Северу, недопустимости полагаться только на санкции, преодолении безынициативности, поэтапности (в отличие от демагогических призывов Ли Мён Бака решить все проблемы махом путем «большой сделки»), «разделении» проблемы денуклеаризации и гуманитарного сотрудничества, не исключают и возможности нового межкорейского саммита. Однако неожиданная инициатива Пхеньяна о заключении мирного договора и встрече на правительственном уровне застала южнокорейцев врасплох: из-за негибкости южнокорейской стороны в вопросе об уровне представительства переговоры, намеченные на 12 июня 2013, оказались сорваны. После этого Пхеньян перенес центр внешнеполитической активности на США, предложив Вашингтону встречу на высоком уровне (в том числе в попытке, очевидно, вбить клин между союзниками).

Молодой лидер КНДР Ким Чен Ын, вероятно, в связи со внутренними причинами — необходимостью укрепления личной власти и консолидации вокруг себя элит и населения — избрал путь нагнетания напряженности и военной истерии в отношении Юга. Главная внешнеполитическая цель Пхеньяна — налаживание диалога с США с целью выторговывания гарантий сохранения режима и получения помощи. По традиции Юг в этой системе приоритетов воспринимается как фактор, препятствующий достижению этих целей. Следовательно, по логике Пхеньяна, Юг надо от диалога отстранить. В период правления Ли Мён Бака Сеул давал немало оснований именно для такой оценки, поскольку казалось, что его главной целью были ослабление и изоляция КНДР. Южная Корея старалась играть «первую скрипку» в корейских делах, сохранять монополию на принятие решений, что зачастую затрудняло реализацию прагматических подходов другими странами и достижение компромиссов.

Выдержанная реакция Пак Кын Хе на кампанию психологического давления Пхеньяна, готовность к диалогу создают возможность поиска Сеулом компромисса с Пхеньяном — без неприемлемых для южнокорейского общественного мнения уступок Северу, но и без диктата. Такое развитие событий возможно в случае возобновления переговорного процесса между США и КНДР после того, как «осядет пыль» от ракетно-ядерных экзерсисов Северной Кореи. Возможно, между Севером и Югом может сработать тактика «малых шагов» по налаживанию сотрудничества. Успех такой линии к середине президентского срока Пак Кын Хе мог бы привести к определенному прорыву — включая даже межкорейский саммит. Лишь постепенный процесс национального примирения (на который, в том числе, влияет процесс смены поколений) может привести к накоплению «критической массы» договоренностей и практики взаимодействия, которые сделают возврат к конфронтации невыгодным для обеих сторон.

Главная внешнеполитическая цель Пхеньяна — налаживание диалога с США с целью выторговывания гарантий сохранения режима и получения помощи. По традиции Юг в этой системе приоритетов воспринимается как фактор, препятствующий достижению этих целей. Главное препятствие для позитивного сценария — наличие у КНДР ядерного оружия, от которого она не собирается отказываться, во всяком случае в предварительном порядке, до того, как её безопасность будет гарантирована невоенными средствами, если такое возможно. Хотя настроения в пользу обзаведения собственным ядерным потенциалом, усилившиеся в связи с этим в Южной Корее, вряд ли будут иметь практический выход, для политиков в Сеуле формальное признание ядерного статуса КНДР неприемлемо. Очевидно, разумно было бы в межкорейских отношениях вынести ядерный вопрос «за скобки», оставив его обсуждение многостороннему (шестистороннему) формату по созданию новой системы поддержания мира на Корейском полуострове.

В интересах России поощрять снижение напряженности между двумя Кореями и развитие диалога и сотрудничества. Это, во-первых, повышает наши возможности влиять на ситуацию, развивая доверительный диалог с обеими столицами, создает многовариантный фон. Во-вторых, мы имеем прямую заинтересованность в реализации экономических проектов на Корейском полуострове, что невозможно хотя бы без относительной нормализации отношений между Севером и Югом. В-третьих, только нормализация отношений снимет одно из препятствий к созданию многосторонней системы сотрудничества и безопасности в Северо-Восточной Азии — регионе, который все больше становится заложником соперничества и конфронтации Китая с США.

Необходимо принимать во внимание, что в нынешнем мире, переживающем период смены модели глобального управления, и с учетом интересов крупных мировых игроков (прежде всего США и Китая) в ключевом регионе Северо-Восточной Азии, отношения между Севером и Югом Кореи уже не могут восприниматься в качестве чисто внутринациональной проблемы (особенно с учетом фактора ОМУ). Поэтому с российской стороны вполне уместна разработка тематики многосторонней системы безопасности в Северо-Восточной Азии — тем более, что мы возглавляем соответствующую рабочую группу в структуре шестистороннего процесса.

Главное препятствие для позитивного сценария — наличие у КНДР ядерного оружия, от которого она не собирается отказываться, во всяком случае в предварительном порядке, до того, как её безопасность будет гарантирована невоенными средствами, если такое возможно. Например, можно было бы озвучить концепцию новой системы поддержания мира на Корейском полуострове. Такая система могла бы базироваться на системе перекрестных договоров, заключенных между всеми участниками шестистороннего процесса, которые юридически закрепляли бы их права и обязанности в отношении остальных участников в части, касающейся ситуации на Корейском полуострове, и давали бы возможность контролировать выполнение обязательств другими участниками. К примеру, в этом случае выполнение двухсторонних обязательств, вытекающих из договора между КНДР и США, подлежало бы мониторингу не далекой ООН, а таких стран, как Китай и Россия. В свою очередь, отношения между РК и США могли бы быть «под наблюдением» КНДР. Такая система могла бы инкорпорировать уже имеющиеся договоры (США-РК, США-Япония, РФ-КНДР, РФ-РК, КНР-КНДР и т. п.) в части, касающейся ситуации на Корейском полуострове, а в будущем даже прийти к ним на смену. В её рамках был бы решён и вопрос денуклеаризации КНДР. Процесс этот, разумеется, многофазный и последовательный. Тем не менее представляется, что разработка концепции того, к чему, собственно, должны привести шестисторонние переговоры, дало бы важный импульс к направлению их в рациональное русло — обсуждение проблем безопасности на Корейском полуострове, а не только одностороннего ядерного разоружения КНДР.

Сегодня ясно видно, как стараниями Соединённых Штатов Америки обе стороны конфликта, прерванного 60 лет назад, далеко отошли от обнадёживающей атмосферы июля 1953 года.

На недавнем пленуме ЦК Трудовой партии Кореи с тревогой говорилось о том, что враги, возглавляемые США, шантажируют КНДР. Их пропаганда настойчиво твердит: если красная Корея не откажется от ядерного оружия — она не добьётся экономического роста. Если же КНДР пойдёт по другому пути — Соединённые Штаты и их союзники помогут ей развивать хозяйство.

Но когда США — эта крупнейшая ядерная держава — постоянно создают атомную угрозу для Кореи, республика вынуждена ещё крепче взять в руки ядерный булат, ещё активнее укреплять свои ядерные вооружённые силы, повышая их качество и наращивая количество оборонительного оружия.

Как отмечалось на пленуме, линия на параллельное ведение экономического строительства и строительства ядерных вооружённых сил — это кристалл незыблемого убеждения и воли Трудовой партии Кореи, которая стремится укрепить самозащитные ядерные вооружённые силы и окончательно подвести черту под конфронтацией с США.

Новая линия партии является не ответной мерой временного характера, принятой в связи с круто изменяющейся ситуацией, а стратегической линией, которой следует постоянно придерживаться, исходя из высших интересов корейской революции. Пленум отметил, что ядерное оружие КНДР — это отнюдь не товар, заменяемый на американский доллар, это не предмет политического торга или экономической операции, подлежащий обсуждению в рамках диалога и переговоров, нацеленных на разоружение республики. Ядерные вооружённые силы КНДР — важнейший фактор для существования нации, государственное сокровище единой Кореи. Она ни в коем случае не может отказаться от них, пока остаётся на земном шаре империализм и существует его ядерная угроза, не может заменить их на горы золота.

Лишь самозащитный ядерный щит даст возможность сорвать притязания империалистов США на военный захват Корейского полуострова и превращение корейского народа в современного раба, надёжно защитить наши идеи, наш строй, все завоевания социализма, добытые ценой крови, и сохранить право нации на существование, её многовековую историю и славную культуру.

Подлинное преимущество новой линии состоит в том, что она позволяет заметно повысить эффект сил военного сдерживания и обороноспособности страны даже без дополнительного увеличения расходов на оборону и сосредоточить силы на хозяйственном строительстве и улучшении благосостояния населения, отметил пленум.

Основательное претворение в жизнь намеченной партией новой линии на параллельное ведение экономического строительства и строительства ядерных вооружённых сил позволит республике ещё выше поднять свой мировой статус, — уверена Трудовая партия Кореи.

В Вашингтоне гордятся хотя и ослабевшей, но всё ещё огромной мощью США и их союзников. Там уверены, что История предназначила им быть великим учителем народов всего мира. Однако прошедшие со времён перемирия в Корее 60 лет убедительно показали: История может быть не только учителем, но и палачом. Сегодня ясно видно, как стараниями Соединённых Штатов Америки обе стороны конфликта, прерванного 60 лет назад, далеко отошли от обнадёживающей атмосферы июля 1953 года.

На недавнем пленуме ЦК Трудовой партии Кореи с тревогой говорилось о том, что враги, возглавляемые США, шантажируют КНДР. Их пропаганда настойчиво твердит: если красная Корея не откажется от ядерного оружия — она не добьётся экономического роста. Если же КНДР пойдёт по другому пути — Соединённые Штаты и их союзники помогут ей развивать хозяйство.

Но когда США — эта крупнейшая ядерная держава — постоянно создают атомную угрозу для Кореи, республика вынуждена ещё крепче взять в руки ядерный булат, ещё активнее укреплять свои ядерные вооружённые силы, повышая их качество и наращивая количество оборонительного оружия.

Как отмечалось на пленуме, линия на параллельное ведение экономического строительства и строительства ядерных вооружённых сил — это кристалл незыблемого убеждения и воли Трудовой партии Кореи, которая стремится укрепить самозащитные ядерные вооружённые силы и окончательно подвести черту под конфронтацией с США.

Новая линия партии является не ответной мерой временного характера, принятой в связи с круто изменяющейся ситуацией, а стратегической линией, которой следует постоянно придерживаться, исходя из высших интересов корейской революции. Пленум отметил, что ядерное оружие КНДР — это отнюдь не товар, заменяемый на американский доллар, это не предмет политического торга или экономической операции, подлежащий обсуждению в рамках диалога и переговоров, нацеленных на разоружение республики. Ядерные вооружённые силы КНДР — важнейший фактор для существования нации, государственное сокровище единой Кореи. Она ни в коем случае не может отказаться от них, пока остаётся на земном шаре империализм и существует его ядерная угроза, не может заменить их на горы золота.

Лишь самозащитный ядерный щит даст возможность сорвать притязания империалистов США на военный захват Корейского полуострова и превращение корейского народа в современного раба, надёжно защитить наши идеи, наш строй, все завоевания социализма, добытые ценой крови, и сохранить право нации на существование, её многовековую историю и славную культуру.

Подлинное преимущество новой линии состоит в том, что она позволяет заметно повысить эффект сил военного сдерживания и обороноспособности страны даже без дополнительного увеличения расходов на оборону и сосредоточить силы на хозяйственном строительстве и улучшении благосостояния населения, отметил пленум.

Основательное претворение в жизнь намеченной партией новой линии на параллельное ведение экономического строительства и строительства ядерных вооружённых сил позволит республике ещё выше поднять свой мировой статус, уверена Трудовая партия Кореи.

В Вашингтоне гордятся хотя и ослабевшей, но всё ещё огромной мощью США и их союзников. Там уверены, что История предназначила им быть великим учителем народов всего мира. Однако прошедшие со времён перемирия в Корее 60 лет убедительно показали: История может быть не только учителем, но и палачом. Сегодня ясно видно, как стараниями Соединённых Штатов Америки обе стороны конфликта, прерванного 60 лет назад, далеко отошли от обнадёживающей атмосферы июля 1953 года.

На недавнем пленуме ЦК Трудовой партии Кореи с тревогой говорилось о том, что враги, возглавляемые США, шантажируют КНДР. Их пропаганда настойчиво твердит: если красная Корея не откажется от ядерного оружия — она не добьётся экономического роста. Если же КНДР пойдёт по другому пути — Соединённые Штаты и их союзники помогут ей развивать хозяйство.

Но когда США — эта крупнейшая ядерная держава — постоянно создают атомную угрозу для Кореи, республика вынуждена ещё крепче взять в руки ядерный булат, ещё активнее укреплять свои ядерные вооружённые силы, повышая их качество и наращивая количество оборонительного оружия.

Как отмечалось на пленуме, линия на параллельное ведение экономического строительства и строительства ядерных вооружённых сил — это кристалл незыблемого убеждения и воли Трудовой партии Кореи, которая стремится укрепить самозащитные ядерные вооружённые силы и окончательно подвести черту под конфронтацией с США.

Новая линия партии является не ответной мерой временного характера, принятой в связи с круто изменяющейся ситуацией, а стратегической линией, которой следует постоянно придерживаться, исходя из высших интересов корейской революции. Пленум отметил, что ядерное оружие КНДР — это отнюдь не товар, заменяемый на американский доллар, это не предмет политического торга или экономической операции, подлежащий обсуждению в рамках диалога и переговоров, нацеленных на разоружение республики. Ядерные вооружённые силы КНДР — важнейший фактор для существования нации, государственное сокровище единой Кореи. Она ни в коем случае не может отказаться от них, пока остаётся на земном шаре империализм и существует его ядерная угроза, не может заменить их на горы золота.

Лишь самозащитный ядерный щит даст возможность сорвать притязания империалистов США на военный захват Корейского полуострова и превращение корейского народа в современного раба, надёжно защитить наши идеи, наш строй, все завоевания социализма, добытые ценой крови, и сохранить право нации на существование, её многовековую историю и славную культуру.

Подлинное преимущество новой линии состоит в том, что она позволяет заметно повысить эффект сил военного сдерживания и обороноспособности страны даже без дополнительного увеличения расходов на оборону и сосредоточить силы на хозяйственном строительстве и улучшении благосостояния населения, отметил пленум.

Основательное претворение в жизнь намеченной партией новой линии на параллельное ведение экономического строительства и строительства ядерных вооружённых сил позволит республике ещё выше поднять свой мировой статус, уверена Трудовая партия Кореи.

В Вашингтоне гордятся хотя и ослабевшей, но всё ещё огромной мощью США и их союзников. Там уверены, что История предназначила им быть великим учителем народов всего мира. Однако прошедшие со времён перемирия в Корее 60 лет убедительно показали: История может быть не только учителем, но и палачом..[56]

Власти КНДР в пятницу обнародовали открытое письмо к руководству Южной Кореи с призывом положить конец взаимной враждебности, сообщает агентство Франс Пресс. «Чтобы проложить широкую дорогу к улучшению отношений между Севером и Югом, важно принять смелое решение и прекратить все враждебные военные действия — это самая большая преграда, из-за которой не утихают недоверие и конфронтация», — цитирует агентство послание Государственного комитета обороны — высшего органа военной власти в КНДР. Отмечается, что письмо было составлено по распоряжению северокорейского лидера Ким Чен Ына.

В заявлении также говорится, что Пхеньян стремится к атмосфере примирения и единства, которая позволит продолжить диалог и возобновить разностороннее сотрудничество между странами.

Как сообщалось ранее, в понедельник Пхеньян призвал Сеул наладить двусторонние отношения «без предрассудков». Это сообщение в печатном органе Трудовой партии Кореи «Нодон синмун» было опубликовано через три дня после того, как южнокорейские власти отвергли призыв КНДР отменить запланированные на конец февраля совместные с США учения Key Resolve и Foal Eagle. Эти учения, которые проводятся ежегодно, в КНДР сравнили с «объявлением полномасштабной ядерной войны».


РИА Новости http://ria.ru/world/20140124/991023461.html?utm_source=fb1#ixzz2rIMkCmc4

Государственные праздники[править]

Флаг КНДР.jpg

Фото И. Питалева. РИА Новости

К государственным праздникам КНДР относятся дни рождения основателя КНДР Ким Ир Сена, его сына Ким Чен Ира и Ким Чен Ына (соответственно 15 апреля, 16 февраля и 8 января). День Корейской Народной Армии (КНА) — 25 апреля, День труда — 1 мая, День Победы в Отечественной освободительной войне 1950‒1953 гг. — 27 июля, День Освобождения КНДР от японских захватчиков — 15 августа, День Независимости — 9 сентября, День основания Трудовой партии Кореи (ТПК) — 10 октября, День Конституции — 27 декабря.

15 января отмечается День корейской письменности, аналог российского Дня славянской письменности — 24 мая..[57]

Современная КНДР: Отношения с Россией и Южной Кореей[править]

Как меняется Северная Корея. РИА Новости.

Президент РФ В. В. Путин: «Кстати говоря, здесь идёт достаточно большая конкуренция на международном уровне. Здесь различные пытаются организовать проекты и в обход нашей территории. Но должен вам сказать, что РАО „РЖД“ здесь работает достаточно активно. Наверняка, вы слышали о проекте соединения Транскорейской и Транссибирской магистралей.

РАО „РЖД“, несмотря на все политические сложности и риски, отремонтировало 54 километра в сложных достаточно условиях, это не дешёвый проект дорог на территории Корейской Народно-Демократической Республики. Я недавно был в Южной Корее. Договорились о том, что они соединятся, и тогда потоки через нашу территорию значительно увеличатся из промышленно развитых регионов Южной Кореи».Конференция Общероссийского народного фронта. 5 декабря 2013 года, 17:00 Москва.

Президент Южной Кореи Пак Кын Хе заявила о необходимости создать комитет по подготовке к объединению с Северной Кореей. По её словам, нужно выработать подходы к тому, чтобы стать единым государством.

«Если мы намерены установить подлинный мир на Корейском полуострове и осуществить качественный скачок в развитии Республики Корея, необходимо подготовиться к объединению, которое отроет новую эру для Корейского полуострова», — сказала Пак Кын Хе в телевизионном обращении к нации, посвященном плану модернизации экономики.

«Необходимо создать комитет по подготовке к объединению Кореи, который будет находиться в ведении президента, чтобы найти систематические и конструктивные подходы к решению проблемы объединения», — заявила президент на заседании правительства.

MM00220686.jpg

Ким Ен Нам, председатель Президиума Верховного народного собрания КНДР и Президент РФ В. В. Путин

Сочи, 7 февраля 2014 г.(ЦТАК) — Ким Ен Нам, председатель Президиума Верховного народного собрания КНДР, принял участие в церемонии открытия 22 Зимних Олимпийских Играх в Сочи в качестве почетного гостя и встретился с президентом Российской Федерации Владимиром Владимировичем Путиным.

Ким Ен Нама передал приветствие посланное Верховным лидером Ким Чен Ыном для российского президента. Российский президент выразил свою глубокую признательность и просил Ким Ен Нама передать свои искренние слова Ким Чен Ыну. У Ким Ен Нама состоялся разговор с президентом Российской Федерации по вопросу развития традиционных корейско-российских отношения в дружеской атмосфере.

Госдума ратифицировала российско-корейское межправительственное соглашение об урегулировании задолженности КНДР перед Российской Федерацией по предоставленным в период бывшего Советского Союза кредитам.

Как сообщил член Комитета по бюджету и налогам Н. Н. Гончар, общий размер задолженности составляет 10 млрд. 94 млн долларов.

В соответствии с Соглашением, подписанным 17 сентября 2012 г., Россия списывает 90 % долга, а остаток в сумме 1 млрд. 90 млн долларов должен быть в течение 20 лет равными полугодовыми платежами зачислен на беспроцентный счет во Внешэкономбанк. Указанные средства затем будут использованы на территории КНДР для реализации совместных проектов в области здравоохранения, энергетики и образования.

Заместитель министра финансов С. Шаталов, по поручению Правительства представивший документ на пленарном заседании, отметил, что «такая конструкция» позволит восстановить торгово-экономические отношения с КНДР.

«Прорабатываются два проекта: газопровод через территорию КНДР в Южную Корею и железнодорожное сообщение», — уточнил С. Шаталов.

В ходе обсуждения законопроекта о ратификации соглашения Н. В. Коломейцев высказался за создание в России реестра собственности и долгов.

А. В. Митрофанов заметил, что Россию и КНДР связывают давние отношения и долговой вопрос мог бы послужить стимулятором углубления двусторонних связей. «Это очень перспективная страна, и можно было бы посмотреть разные варианты, в том числе приобретение собственности на территории КНДР, создание совместных предприятий», — сказал он..[58]

Россия и Северная Корея достигли договоренности о том, что уже в июне страны начнут производить расчёты между собой в рублях. Об этом заявил глава Минвостокразвития А. Галушка по итогам заседания межправительственной комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству во Владивостоке, передаёт ИТАР-ТАСС.

«Уже в этом месяце между РФ и КНДР начнутся расчёты в рублях, будут открыты первые счета в российских банках», — отметил он.

Кроме того, Северная Корея пошла навстречу и российским бизнесменам. КНДР облегчит визовый режим для сотрудников российских компаний, работающих в Северной Корее. А. Галушка добавил, что у российских бизнесменов в КНДР также появится доступ к сотовой связи и интернету.

На заседании стороны обсудили и вопросы по освоению месторождений полезных ископаемых. «Мы обсудили конкретные проекты в области полезных ископаемых, в области разработки участков недр, вопросы геологоразведки и возможность расчетов корейской стороны либо за поставляемые товары, либо в рамках инвестиционного сотрудничества — расчет на основе доступа российских компаний к месторождению полезных ископаемых КНДР», — сказал А. Галушка..[59]

В Пхеньяне 1 июля 2015 г. открылся новый терминал международного аэропорта «Сунан». В церемонии открытия принял участие глава КНДР Ким Чен Ын с супругой.[[6]]

1109096192.jpg

Фото Рейтер

1109082700.jpg

Фото Рейтер

Центральное телеграфное агентство Кореи (ЦТАК)[править]

Logo.jpg

Центральное телеграфное агентство Кореи (ЦТАК)

Примечания[править]

  1. Чуприн К. В. Последняя крепость Сталина. Военные секреты Северной Кореи. М.: ЗАО Издательство Центрполиграф, 2012. 444 с. С. 15‒16.
  2. д.э.н. Г. Толорая, Директор исследовательских программ Центра изучения современной Кореи при ИМЭМО РАН. Почём пядь земли русской. История возведения посольства Российской Федерации в Корее//Корус Форум, Москва-Сеул. № 6. 2002.
  3. Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключённых СССР с иностранными державами. Выпуск XI. М.: Политиздат, 1955, С. 105‒106.
  4. Кошкин А. А. Россия и Япония: Узлы противоречий. М.: Вече, 2010. С. 280.
  5. Симотомаи Н. Ким Ир Сен и Кремль: Северная Корея эпохи холодной войны (1945‒1961). М.: МГИМО-Университет, 2009.С. 25.
  6. Балканский А. Ким Ир Сен. М.: Молодая гвардия, 2011. С. 70
  7. Там же. С. 70‒71.
  8. Ялта-45. Начертания нового мира/ Отв. ред. Н. А. Нарочницкая. М., 2010. С. 159,161‒162; Крымская конференция руководителей трёх союзных держав — СССР, США и Великобритании (4‒11 февраля 1945 г.). Сборник документов. Т. 4. М., 1984. С. 128,130‒131.
  9. Ялта-45. С. 162‒163; Крымская конференция руководителей трёх союзных держав. С. 131‒132.
  10. Балканский А. Ким Ир Сен. С. 71‒72.
  11. Симотомаи Н. Ким Ир Сен. М.: Издательство МГИМО-Университет. С. 26.
  12. Переписка Председателя Совета Министров СССР. М.: Воскресенье, 2005. C. 626‒627.
  13. Там же. С. 627.
  14. Жуков Ю. Н. Сталин; тайны власти. М.: Вагриус, 2005. С. 324, 332‒334; Симотомаи Н. Ким Ир Сен. С. 48‒49.
  15. Симотомаи Н. Ким Ир Сен. С. 49‒50.
  16. Симотомаи Н. Ким Ир Сен. С. 33.
  17. Там же. С. 34.
  18. Очерки истории Министерства иностранных дел России. 1917‒2002 гг. Т. 2. М.: Олма Пресс, 2002. С. 369.
  19. Симотомаи Н. Ким Ир Сен. С. 34.
  20. Там же. С. 30.
  21. Там же. С. 39
  22. Война в Корее. 1950‒1953: взгляд через 50 лет. М., 2001. С. 71.
  23. Там же. С. 73.
  24. Симотомаи Н. Ким Ир Сен. С. 50‒53
  25. Там же. С. 53.
  26. Там же. С. 53‒54.
  27. Там же. С. 54.
  28. Балканский А. Ким Ир Сен. С. 98.
  29. БСЭ. Т. 12. М., 1973. С. 112.
  30. Политбюро ЦК РКП (б) — ВКП (б): повестки дня заседаний. 1919‒1952: каталог. Т. 3. М.: РОССПЭН, 2001. С. 511.
  31. Симотомаи Н. Ким Ир Сен. С. 82‒84.
  32. Балканский А. Ким Ир Сен. С. 87.
  33. Политбюро ЦК РКП (б) — ВКП (б): повестки дня заседаний. С. 531.
  34. Симотомаи Н. Ким Ир Сен. С. 89.
  35. Там же. С. 90.
  36. Карпов В. В. Генералиссимус. Т. 2. С. 391.
  37. Тетради (журналы) записей лиц, принятых И. В. Сталиным (1924‒1953 гг.). М., 2008.
  38. Политбюро ЦК РКП (б) — ВКП (б): повестки дня заседаний. С. 559.
  39. Волкогонов Д. А. Семь вождей. Галерея лидеров СССР. В 2-х книгах. Кн. 2. М., 1997. С. 253.
  40. Емельянов Ю. В. Сталин. Генералиссимус Великой Победы. М., 2008. С. 580; Карпов В. В. Генералиссимус. Т. 2. С. 391‒392; Торкунов А. В. Загадочная война: корейский конфликт 1950‒1953 годов. М.: РОССПЭН, 2000. С. 33.
  41. Тетради (журналы) записей лиц, принятых И. В. Сталиным.
  42. Симотомаи Н. Ким Ир Сен. С. 152, 322.
  43. Родина, 2004. № 10. С. 52.
  44. Политический словарь. М.: Политиздат, 1958. С. 288.
  45. Балканский А. Ким Ир Сен. С. 239‒240, 240‒441.
  46. Источник: Reuters; ИТАР-ТАСС; Эхо планеты, 2011‒2012. № 1‒2. С. 25.
  47. Кирьянов О. Власти КНДР заявили о предотвращении покушения Ким Чен Ира//Российская газета, 2008. 18 декабря.
  48. Балканский А. Ким Ир Сен. С. 242, 243.
  49. РИА Новости http://ria.ru/world/20140409/1003217745.html#ixzz2yOsTHc9r
  50. Эхо планеты, № 15, 18.04.2013. C. 17.
  51. http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=1991#top 20 июня 2013/ Корейский полуостров: взгляд из Пхеньяна.
  52. Журнал «Индекс безопасности». 2010. № 4 (95).
  53. Стариков Н. В. «Спасение доллара — война». Издательство «Питер». 2010.
  54. Don Oberdofer. The Two Koreas. A Contemporary History- London, Warner Books, 1999, p.23.
  55. «Нодон синмун», Пхеньян, 10.04.2013.
  56. Правда, № 79 (29997) 26—29 июля 2013 года.
  57. Чуприн К. В. Последняя крепость Сталина. Военные секреты Северной Кореи. М.: ЗАО Издательство Центрполиграф, 2012. 444 с. С. 14.
  58. http://www.duma.gov.ru/news/273/666772/
  59. http://www.rg.ru/2014/06/05/rubli-anons.html Россия и Северная Корея в июне начнут расчёты в рублях Российская газета. 2014. 5 июня.

Литература[править]

  • Балканский А. Ким Ир Сен. М.:серия биографий, выпуск 1343. Молодая гвардия, 2011. 274 с.: ил. ISBN 978-5-235-03348-1
  • Большов И. Г., Толорая Г. Д. Корейская Народно-Демократическая Республика.-М.:Мысль,1987.-136 с.: ил., карт.-(У карты мира).
  • Симотомаи Н. Ким Ир Сен и Кремль: Северная Корея эпохи холодной войны (1945‒1961). М.: МГИМО-Университет, 2009.
  • История Кореи. В 2-х тт. М.,Наука,1974.
  • Пуликовский К. Восточный экспресс: По России с Ким Чен Иром. М.,2002
  • Ткаченко В. П. Корейский полуостров и интересы России. М.:2000.
  • Торкунов А. В. Загадочная война: корейский конфликт 1950‒1953 годов. М.:РОССПЭН. 2000.
  • Чуприн К. В. Последняя крепость Сталина. Военные секреты Северной Кореи. М.:ЗАО Издательство Центрполиграф, 2012.444 с. ISBN 978-5-227-03421-2 (Книга посвящена вооружённым силам КНДР с момента становления КНА до наших дней, эволюция военной машины, военная доктрина КНДР, ядерная и космическая программы, система подготовки личного состава, военное образование, идеология и т. д. Дана краткая географическая и демографическая характеристика КНДР).
  • Шатаев А. В. И. В. Сталин, СССР и КНР в судьбах КНДР. Горно-Алтайск. 2013. 146 с.: ил