Уральские казаки

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Уральское казачье войско»)
Перейти к: навигация, поиск
Уральские казаки (Худ. Николай Самокиш)

Ура́льские казаки́ (ура́льцы) или Ура́льское каза́чье во́йско (до 1775 и в 1917Яи́цкое казачье войско) — древнейшая группа казаков в Российской Империи. Размещались на западе Уральской области (ныне северо-западные области Казахстана и юго-восточная часть Оренбургской области), по среднему и нижнему течению реки Урал (до 1775Яик). Центр — Уральск (до 1775 назывался Яицкий городок).

История[править]

Ранняя история[править]

Вольные общины яицких казаков образовались в конце XV века на реке Яик. По общепринятой традиционной версии, как и все возникшие в то время группы казаков (запорожцы, донские казаки), яицкие казаки формировались из состава беглых крестьян. Их основными занятиями были рыболовство, добыча соли, охота. Войско управлялось кругом, который собирался в Яицком городке (на среднем течении Яика). Первоначально все казаки имели равное право на пользование угодьями и участие в выборах атаманов и войсковой старшины.

Файл:Владимиров. Уральские казаки в походе.jpg
Владимиров. Уральские казаки в походе

По другой версии, выглядящей вполне правдоподобно, казачество обязано своим возникновением имеющейся во время монголо-татарского ига «живой дани», то есть людьми, которых русские княжества поставляли в орду для пополнения монгольских войск. И само слово казак имеет тюркское происхождение, означающее легкую конницу. Монголы лояльно относились к сохранению поданными своих религий, в том числе и людьми, входившими в их войсковые подразделения. Существовала даже Сарайско-Подонская епархия [1]. Таким образом согнаные с Руси сохранили самобытность и самоидентификацию. После развала единого монгольского государства оставшиеся и осевшие на его территории казаки сохранили войсковую организацию, но при этом оказались в полной независимости и от осколков былой империи, и от появившегося на Руси Московского царства. Беглые же крестьяне лишь пополняли, но не были корнем возникновения войск. Сами казаки всегда считали себя отдельным народом и не признавали себя беглыми мужиками, эти мнения ярко отражены в художественной литературе (например у Шолохова). Так что, возможно, они были не так уж далеки от истины.

Бывших же беглых часто легко было определить по говорящим фамилиям — Саратовцевы, Астраханкины, Самарцевы, Рязанцевы, Тамбовцевы и прочие, многие бывшие боярские холопы так и оставались Бояровыми, иногда после смешения с местными — Полубояровыми. Пришедшие с дона получали имя Донсковых, бежавшие с тогдашних польских земель — Ляховы (многие впоследствии Полуляховы). Впрочем все они к XVIIIXIX векам уже были коренными казачьими фамилиями.

Красивая историческая легенда, неизменно приводимая во всех исследованиях об Уральском казачьем войске, говорит о том, что в XVXVI веках яицкие казаки не имели постоянных семей. Жену казак привозил из набега, а отправляясь в другой, бросал ее, «добывая» себе новую. Но однажды среди казаков на Яике появился Гугня, пришел он то ли с Дону, то ли с других мест, но главное, что пришел он со своей женой и бросать ее не соглашался. С этой Гугнихи якобы старый обычай был оставлен. Скорее всего, что легенда эта имела под собой реальные основания, до самого XIX века уральские казачки ставили в церквях свечи в память о бабушке Гугнихе.

Файл:Битва казаков с киргизами 1826.JPG
Уральские казаки участвовали во всех азиатских походах России

Со второй половины XVI века царское правительство привлекало яицких казаков для охраны юго-восточных границ и военной колонизации, разрешая им вначале приём беглых (В 1891 году Войско торжественно отмечало 300 лет служения московскому царю, по этому случаю был заложен храм Христа-Спасителя). В XVII веке выделилась богатая верхушка (старши́на), ставшая опорой правительства, которое стремилось подчинить себе яицких казаков. В 1718 году правительство назначило атамана и его помощника; часть казаков объявлена беглыми и подлежала возврату помещикам. В 1720 году произошли волнения яицких казаков, которые не подчинились приказу царских властей о возврате беглых и заменили назначенного атамана выборным. В 1723 году волнения были подавлены, руководители казнены, выборность атаманов и старшины упразднена. Волнения яицких казаков происходили также в 1738 и 1748 годах. В 1748 году была введена постоянная организация (штат) войска, разделённого на 7 полков; войсковой круг окончательно утратил своё значение. Казачья старшина стремилась к обогащению, приобретению офицерских чинов и приравниванию к привилегированному дворянскому сословию, начались неизбежные в отсутствии выборности злоупотребления. Фактически войско оказалось разделенным на старшинскую и войсковую стороны, в которой одни держались правительства, как гарантирующего их положение, вторые требовали вернуть традиционное самоуправление, так как только в нем видели возможность остановить произвол и неравенство.

Пугачёвское восстание[править]

Собор Архангела Михаила (1741) в Уральске — свидетель пугачёвского бунта

Недовольство новыми порядками вызвало Яицкое казачье восстание 1772 года и участие яицких казаков в Крестьянской войне 1773—1775. Восстание 1772 года, в отличие от Пугачёвского, мало известно. Глухое упоминание о нем встречается в «Капитанской дочке» Пушкина, когда при первой встрече Петруши Гринёва с самозванцем, тот в придорожном трактире обсуждает с хозяином тайным языком поражение казаков. В январе 1772 года в Яицкий городок прибывают генерал-майор фон Траубенберг и капитан гвардии Дурново с отрядом. Разбирая различные тяжбы и провинности, фон Траубенберг без раздумья подвергает порке казаков, не привыкших к такому обращению с собой. Немудрено, что гнев вылился в бунт, пришедший отряд правительственных войск и сам фон Траубенберг буквально были порублены на куски, а заодно досталось и войсковому атаману Тамбовцеву, пытавшемуся защитить генерала[2].

В мае 1772 года оренбургский генерал-губернатор Рейнсдорп снаряжает карательную экспедицию для подавления бунта. Генерал Фрейман рассеял казаков, возглавляемых будущими пугачёвскими генералами И. Пономаревым, И. Ульяновым, И. Зарубиным-Чикой, и 6 июня 1772 года занял Яицкий городок. Затем последовали казни и наказания, зачинщиков, которых сумели схватить, четвертовали, прочим рвали ноздри, отрезали языки и уши, клеймили лбы.

Василий Перов «Суд Пугачёва»

Край в ту пору был глухой, поэтому многим удалось скрыться в степи на отдаленных хуторах. Последовал указ Екатерины II — «Сим высочайшим повелением запрещается до будущего нашего указа сходиться в круги по прежнему обыкновению». В Яицком городке, в крепости Михайло-Архангельского собора разместили постоянный гарнизон во главе с комендантом подполковником Симоновым и капитаном Крыловым, отцом будущего баснописца Ивана Андреевича Крылова.

Начало восстания в 1773 году было по сути продолжением предыдущего, так как репрессиями царское правительство лишь загнало недовольство вглубь и при первом же поводе оно вновь вырвалось наружу, теперь уже вылившись в трехлетнюю войну, где к казакам присоединились обиженные «инородцы» — башкиры, казахи, и огромная мужицкая Россия. Слух о том, что в землях войска скрывается «царь Пётр Фёдорович», не убитый своей «жёнкой» (Екатерина II), а выживший и нуждающийся в помощи для возвращения на престол, бродил по Яику с весны 1773 года. Большинство знавших беглого донца Пугачёва, конечно знали правду. Казаки, особенно те, что прятались по хуторам после 1772 года, только ждали повода к выступлению, самозванец такой повод им дал.

ЯИЦКОМУ ВОЙСКУ

О ПОЖАЛОВАНИИ ЕГО РЕКОЮ,
ЗЕМЛЕЮ, ДЕНЕЖНЫМ ЖАЛОВАНЬЕМ
И ХЛЕБНЫМ ПРОВИАНТОМ,

1773 г., СЕНТЯБРЯ 17

Самодержавного амператора, нашего
великаго государя Петра Федоровича
всероссийскаго: и прочая, и прочая, и прочая.

Во имянном моем указе изображено
яицкому войску: Как вы, други мои,
прежным царям служили до капли
своей до крови, дяды и оцы вошы,
так и вы послужити за свое отечество
мне, великому государю амператору
Петру Федаравичу. Когда вы устоити
за свое отечество, и ни истечет
ваша слава казачья от ныне и до веку
и у детей вашых. Будите мною,
великим государям, жалованы:
казаки и калмыки и татары. И которые
мне, государю императорскому
величеству Петру Фе(до)равичу,
виновныя были, и я, государь
Петр Федаравич, во всех винах
прощаю и жаловаю я вас: рякою с
веръшын и до усья, и землею, и
травами, и денижъным жалованьям,
и свиньцом, и порахам, и хлебныим
правиянтьтам.

Я, велики государь амператор,
жалую вас Петр Федаравичь.

Поход начался 17 сентября 1773 года, из Бударинского форпоста (ныне посёлок Бударино Западно-Казахстанской области) к Яицкому городку направились около 200 человек, и хотя город взять не удалось, часть казаков направленных навстречу восставшим перешло на их сторону. Казаки, поддержавшие «государя амператора Петра», были основной военной силой Пугачёва, одержали вместе с ним ряд первых побед, взяв по дороге к Оренбургу крепости Рассыпную, Нижнеозерную, Татищевскую, без боя Чернореченскую крепость, затем Каргалинскую (Сеитову) слободу и Сакмарский городок, в течение полугода безуспешно осаждали Оренбург, в это время армия самозванца непрерывно пополнялась отрядами крестьян, уральских заводских рабочих, башкир, татар, калмыков, казахов. В ноябре казаками во главе с Овчинниковым и Зарубиным-Чикой была разбита экспедиция под командованием генерал-майора Кара.

В это же время в Яицком городке под командованием атамана М. П. Толкачева начинается осада крепости Михайло-Архангельского собора — «ретраншмента». В начале января 1774 сюда же подошел отряд атамана А. А. Овчинникова, а вслед за ним приехал и сам Пугачёв. Он взял на себя руководство боевыми действиями против осажденной городовой крепости, но после неудавшегося штурма 20 января вернулся к своему войску под Оренбург. В самом конце января Пугачёв снова появился в Яицком городке. Казаки, желая покрепче привязать его к войску, женили царя на молодой казачке Устинье Кузнецовой, после свадьбы поселив их в доме бывшего войскового атамана А. Н. Бородина. Пугачёв собирает войсковой круг, на котором войсковым атаманом избрали Н. А. Каргина, а старшинами — А. П. Перфильева и И. А. Фофанова. В том же месяце атаман Овчинников предпринял поход в низовья Яика, к Гурьеву городку, штурмом овладел его кремлем, захватил богатые трофеи и пополнил отряд местными казаками, приведя их в Яицкий городок.

Дом казака Кузнецова — «царёва» тестя

В марте 1774 у стен Татищевой крепости войска генерала П. М. Голицына нанесли поражение повстанцам, Пугачёв отошёл к Бердской слободе, остававшийся в крепости Овчинников прикрывал отход пока не кончились пушечные заряды, а потом с тремя сотнями казаков прорвался через неприятельские цепи и отошел к Нижнеозерной крепости. В середине апреля 1774 казаки, возглавляемые Овчинниковым, Перфильевым и Дехтяревым, выступили из Яицкого городка против бригады генерала П. Д. Мансурова. В бою 15 апреля у реки Быковки пугачёвцы потерпели тяжелое поражение (среди сотни казаков, павших в бою, был и атаман Дехтярев). После этого этого поражения Овчинников собрал разрозненные казачьи отряды и глухими степями вышел к Пугачёву у Магнитной крепости. Последовал то ли поход, то ли бегство по Уралу, Прикамью и Поволжью, Башкирии, взятие Казани, Саратова, Камышина. Преследуемые войсками Михельсона, казаки теряли своих атаманов, кого плененными — как Чику-Зарубина под Уфой, кого убитыми. Войско то превращалось в горстку казаков, то снова наполнялось десятками тысяч мужиков.

После того, как озабоченная длительностью бунта Екатерина Великая направила войска с турецких границ во главе с Суворовым, и тяжелые поражения посыпались одно за другим, верхушка казаков решила получить прощение путем сдачи Пугачёва. Между степными речками Узенями они связали и выдали Пугачёва правительственным войскам. Суворов лично допрашивал самозванца, а после возглавил конвоирование посаженного в клетку «царя» в Москву. Основные сподвижники из числа яицких казаков — Чика-Зарубин, Перфильев, Шигаев были приговорены к казни вместе с Пугачёвым. После подавления восстания в 1775 Екатерина II издала указ о том, что в целях полного предания забвению случившейся смуты Яицкое войско переименовывается в Уральское казачье войско, Яицкий городок в Уральск, войско утратило остатки былой автономии.

Уральское казачье войско[править]

Файл:Ural Kossacs.jpg
Уральские казаки (вторая половина XIX века)

Во главе уральского казачества были поставлены наказной атаман и войсковое управление. С 1782 года оно управлялось то астраханским, то оренбургским генерал-губернатором. В 1868 году было введено новое «Временное положение», по которому Уральское казачье войско было подчинено генерал-губернатору (он же наказный атаман) вновь образованной Уральской области. Территория Уральского казачьего войска составляла 7,06 млн га и делилась на 3 отдела (Уральский, Лбищенский и Гурьевский) с населением (1916) 290 тысяч человек, в том числе казачьего — 166,4 тысяч человек в 480 населённых пунктах, объединённых в 30 станиц. 42 % казаков были старообрядцами, небольшая часть состояла из калмыков, татар, казахов и башкир. В 1908 году к Уральскому казачьему войску были присоединены илецкие казаки.

Надо сказать, что тема старообрядчества всегда была крайне болезненной для уральцев. Исторически сложилось так, что во время никоновских реформ Яицкое войско имело полную автономию, а также территориально было сильно удалено от Московского царства, вследствии чего сохранило веру и обряды неизменными, такими как они были в XIVXV веках, во время появления предков на берегах Яика. Изолированное от бурных церковных перемен, войско и впоследствии считало за грех отступление от унаследованной веры и обрядов. Большинство бунтов и мятежей в течение XVIII и особенно XIX веков были в большинстве своем напрямую связаны и с посягательствами правительства на духовную жизнь яицких, уральских казаков. Одной из причин бунтов против выдачи беглых с Урала было желание защитить братьев — приверженцев старой веры, бежавших от гонений в том числе и на Яик. Как и все староверы, казаки страшились составления каких-либо реестров, личных документов, требований ношения униформы. Одним из примеров может служить так называемый «Кочкин пир» — волнения связанные свведением формы для войска в 1803 году. Когда оренбургский генерал-губернатор Волконский получил известие, о том что казаки отказываются одевать одежду с «антихристовами знаками», был выслан батальон под командованием некоего Кочкина. Последовало жестокое наказание: «Их пороли на снегу за городом. Они сбрасывали с себя одежду и голые валились на мерзлую землю: — Хоть умереть на груди родной земли в своем человечьем обличьи!» (В. П. Правдухин). Лишь с введением так называемого «единоверия», когда в церквях, формально принадлежащих официальной церкви, разрешалось проведение служб протопопами из казаков по старому уставу и по старопечатным книгам, наступило некоторое затишье.

Файл:Уральские казачки.jpg
Три поколения уральских казачек во второй половине XIX века

Разгромы староверческих скитов к середине XIX века привело к отделению определенной части казаков к «беспоповцам», появлению на Урале «австрийской веры», большая же часть окончательно перешло к «единоверию». Впрочем, государственные мужи прямо свидетельствовали, что «… казаки Войска Уральского все вообще с жёнами и детьми суть старообрядцы», атаман Столыпин предлагает митрополиту Антонию не проводить увещевание раскольников : «Казаками, Ваше преосвященство, надо быть очень осторожным: гнуть надо, но надо и парить, возбудить пугачевщину очень и очень легко!» и докладывая в отчете шефу жандармов В. А. Долгорукову от 6 декабря 1859 г. что «все 67 тысяч уральских казаков по единодушному согласию и добровольному влечению присоединились к единоверию», но по другому свидетельству — «Мудрено только, чтоб казаки сдались: это не мужики, которыми правительство привыкло помыкать как угодно». «Действительное приобретение для православия произойдёт только в следующем поколении, которое не останется некрещенное», — писал А. Д. Столыпин[3].

Файл:Учуг.jpg
Учуг на реке Урал

Основным занятием уральских казаков, обеспечивавшим войску изрядный достаток, во все времена было рыболовство. Богатая осетровыми река Урал — Яикушка-Золотое донышко давала в Царской России основной «урожай» черной икры и красной рыбы. Выше Уральска казаками был построен учуг, приспособление из бревен, позднее из железных прутьев, не позволяющее крупной рыбе подняться выше по реке. Право на устройство учуга, подтвержденное многими законодательными актами, составляло одну из важных и старинных привилегий Уральских казаков. Пространство перед учугом охранялось караулом, вооруженным вплоть до пушек. Все правила рыбной охоты были расписаны до мельчайших подробностей, существовали зимние, весенние, осенние сезоны ловли, периоды покоя, когда во время нереста запрещался даже колокольный звон в церквях, не то что появление на реке. Понимая, что благополучие войска полностью зависит от рыбы, войско строго соблюдало правила, способствующие регулярному воспроизводству осетровых. «Главный промысел и упражнение яицких казаков состоит в рыбной ловле, которая нигде в России столь хорошо не распоряжена и законами не ограничена, как в здешнем месте», — писал в XVIII веке академик Паллас. Уральское рыбное хозяйство считалось передовым по России, основные его действа были многократно описаны в художественной литературе, в частности Далем, Короленко, Фединым, уральцами Железновым и Савичевым. Правила рыбной ловли последний раз систематизировались Н. А. Бородиным, уральским казаком, ученым-ихтиологом, выпускником Петербургского университета, пионером исскуственного разведения осетровых на Каспии для поддержания популяции. «Правила рыболовства в Уральском казачьем войске» гласили:

  • Рыболовства морские:
    1. весенний курхай («курхай»).
    2. Осенний курхай («жаркое»).
    3. Аханное (зимнее).
  • Речные:
    1. севрюжья плавня или плавня весенняя («севрюги»).
    2. Осенняя плавня («плавня»).
    3. Багренье (зимнее).
    4. Зимнее неводное гурьевское («зимние невода»).
  • Второстепенные рыболовства: I. Производящиеся под наблюдением атаманов рыболовств:
    1. Узенское (осеннее и зимнее).
    2. Челкарское (зимнее).
  • Свободные рыболовства:
    1. лов по старицам во время весенней плавни и вообще весенний лов в черных водах (неводами и сетями).
    2. Зимний лов в запорных старицах (неводами).
    3. Вольный лов (зимою) по черным водам, не запертым (неводами).
    4. Лов сижами и режаками по Уралу (зимою).
    5. Багорчиковое рыболовство (зимою с Каленовского форпоста вниз по Уралу).
Рисунок Багренье из книги Н. Ф. Савичева

Самым известным и оригинальным способом было багренье, лов красной рыбы баграми, который производился под льдом от Уральского учуга и далее вниз по Уралу на так называемых зимовальных ямах (ятовях). По сигналу — удару пушки все собравшиеся на берегу казаки бегом спускаются на лед и, прорубая его, опускают в воду багор и подцепляют им рыбу, лежащую в ятови или поднимающуюся из неё. Казаки соединяются обыкновенно артелями от 6 до 15 человек. Производится в декабре и разделяется на:

  1. «презентное» или «первый кус» (один день), для представления произведения этого лова к Императорскому двору (надо сказать, что к XX веку, когда уловы падали, собрать казаков на царский лов становилось проблемой);
  2. малое в средине декабря (5 дней) и 3) большое, через 10 дней после малого, в течение 8 дней. Багренье составляло исключительную принадлежность Уральского края, едва-ли не самое древнее рыболовство. По крайней мере, порядок, каким оно производился, мог возникнуть только при чрезвычайном обилии рыбы.

Во время весенних и осенних плавней определялись, так называемые рубежи, которые рыболовы должны проходить в сутки. Войсковое правление назначало ежегодно время, когда именно лов рыбы должен начинаться и оканчиваться. Для надзора за порядком лова назначались особые плавные атаманы. В назначенный для начала лова день, по сигналу, данному выстрелом из пушки, казаки, собравшееся на первый рубеж, садились в опущенные накануне в воду свои будары (лодки) и неслись по течению Урала, стараясь обогнать друг друга, в надежде на более изобильный лов впереди других. По берегу за ними следовали местные и иногородние купцы, скупавшие пойманную рыбу для немедленного посола и приготовления икры тут же на берегу. С начала июня всякий лов в Урале, ниже учуга, близ города Уральска, и в море прекращался до половины августа, под страхом уголовного преследования за нарушение запрета.

Другим основным занятием было коневодство на степных хуторах. Земледелие же было развито слабо, средний надел на семью составлял 22 га, значительная часть земель из-за непригодности и отдалённости не использовалась. В отличие от других казачьих войск, в Уральском казачьем войске не был выделен войсковой запас, то есть запасной земельный фонд, а войсковой капитал был общим без выделения станичных капиталов. Войско имело удлинённый срок службы (с 19 лет до 41 года). В мирное время выставляло 3 конных полка (16 сотен), сотню в Лейб-гвардии Сводно-казачий полк и 2 команды (всего 2973 человек). Среди других казачьих частей Российской империи уральцы выделялись внешним видом — большинство из них не брило бород, хотя количество староверов в войске в течение XIX века уменьшалось.

Туркестанские походы[править]

Файл:Казаки Уральской сотни лейб-гвардии.JPG
Казаки Уральской сотни Сводного лейб-гвардии казачьего полка

Уральское казачье войско участвовало почти во всех войнах, которые вела Россия. В 1798 году два полка участвовали в Итальянском и Швейцарском походах А. В. Суворова. В Отечественную войну Уральские 3-й и 4-й казачьи полки — в составе Дунайской армии адмирала Чичагова, в зарубежных походах — в корпусах генералов Ф. К. Корфа и Д. С. Дохтурова. Казаки участвовали в русско-турецкой войне 1828—1829 годов и подавлении Польского восстания 1830 года. Во время Крымской войны из Уральского казачьего войска были откомандированы два полка.

Будучи своеобразной пограничной стражей, казаки регулировали кочевые перемещения казахских родов через Урал и обратно, принимали на себя случавшиеся набеги кокандских, бухарских и хивинских «молодцов», казахов, обиженных занятием лучших степных пастбищ, участвовали в подавлении периодически поднимавшихся восстаний. Поэтому не случайно, что во время среднеазиатских походов уральские казаки были главной кавалерийской силой, сохранилось множество песен о взятии Ташкента и Коканда, одна из улиц Уральска до сих пор носит имя Чекменной в честь взятия Чимкента (Чекменя в произношении казаков).

Надо сказать, что изначально казаки тревожили ногайские, хивинские, кокандские и бухарские владения набегами по своей инициативе, подобно тому, как запорожцы — земли Польши и турецкого султана. Из набегов привозили добычу, коней, в обязательном порядке — «жён хивинских». Походы были как успешными, так и крайне неудачными. Так например упоминается поход казаков на Бухару в 1605 году. «Преодолевая страшные трудности, они, наконец, добрались до Бухары, взяли столицу приступом, перебили массу народа и награбили богатую добычу; но на обратном пути, преследуемые доведенным до отчаяния неприятелем, они все погибли от голоду и жажды в безводных пустынях Средней Азии»[4].

Файл:Медаль За походы в Средней Азии.jpg
Медаль За походы в средней Азии

Впервые в совместный с регулярной армией поход в Хиву яицкие казаки отправились с экспедицией князя Бековича-Черкасского в 17141717 гг. Яицкие казаки составляли 1500 человек из четырёхтысячного отряда, отправившегося из Гурьева вдоль восточного берега Каспия к Аму-Дарье. Поход, бывший одной из авантюр Петра I, сложился крайне неудачно. Более четверти из состава отряда погибли из-за болезней, жары и жажды, остальные либо погибли в боях, либо пленены и казнены, в том числе и начальник экспедиции. К яикским берегам смогли вернуться лишь около сорока человек.

После поражения астраханский генерал-губернатор Татищев начал организовывать гарнизоны вдоль хивинской границы. Но казаки смогли убедить царское правительство оставить Яик под своим контролем, взамен обещали за свой счет обустроить границу. Началось строительство крепостей и форпостов вдоль всего Яика. С этого времени началась пограничная служба яицкого войска, время вольных набегов закончилось.

В следующий поход на Хиву уральцы отправились в 1839 году под командованием оренбургского генерал-губернатора Перовского. Зимний поход был плохо подготовлен, и хоть и не был столь трагическим, тем не менее в историю вошел как «несчастный зимний поход». От бескормицы отряд потерял большую часть верблюдов и лошадей, в зимние бураны передвижение становилось невозможным, постоянная тяжелая работа привела к изнеможению и болезням. На полпути к Хиве от пятитысячного отряда осталось половина и Перовский принял решение вернуться.

С середины 1840-х началось противостояние с Кокандским ханством, так как приняв казахские жузы под свою власть, Россия фактически вышла к Сыр-Дарье. Под предлогом защиты подопечных казахов, а также предотвращения похищений своих подданных в рабство, началось строительство гарнизонов и крепостей от устья Сыр-Дарьи на восток, и вдоль Или на юго-запад. Под командованием оренбургских генерал-губернаторов Обручева, Перовского уральцы штурмуют кокандские крепости Кумыш-Курган, Чим-курган, Ак-Мечеть, Яна-Курган, после завершения строительства туркестанской пограничной линии участвуют в многочисленных сражениях под командованием Черняева, штурмуют Чимкент и Ташкент, затем уже под командованием фон Кауфмана принимают участие в покорении Бухары и успешном Хивинском походе 1873 года.

Файл:Ikan03.jpg
Участники Иканского боя

Одним из самых известных эпизодов в период покорения Коканда является Иканское дело — трехдневное сражение сотни казаков под командованием есаула Серова у кишлака Икан недалеко от города Туркестана. Отправленные на разведку проверить сведения о замеченных шайках кокандцев, сотня встретилась с армией кокандского хана, направлявшегося для взятия Туркестана. Два дня уральцы держали круговую оборону, используя в качестве защиты тела убитых лошадей, а затем не дождавшись подкрепления, выстроившись в каре, пробивались через кокандскую армию, пока не соединились с направленным на выручку отрядом. Всего казаки потеряли в бою более половины людей убитыми, почти все оставшиеся в живых были тяжело ранены. Все они были награждены солдатскими Георгиями, а Серов — орденом Св. Георгия 4-го класса.

Впрочем активное участие в туркестанских походах не спасало уральцев от царских репрессий. И наказной атаман Веревкин с тем же рвением, с каким он брал в 1873 году с уральцами Хиву, в 1874 году порол и высылал казаков-староверов на Аму-Дарью, чьи убеждения не принимали написаные им положения о воинской повинности.

Завершали эпоху среднеазиатских завоеваний которые уже по счёту походы в Хиву в 18791881 годах.

Уральские казаки в Первой мировой и Гражданской войнах[править]

Войны XX века начались для уральцев с Русско-японской, куда были направлены 4-й и 5-й Уральские казачьи полки (в составе Урало-Забайкальской дивизии). В память об этой войне остался посёлок Порт-Артур в приуральной степи.

Во время Первой мировой войны войско выставило 9 конных полков (50 сотен), артиллерийскую батарею, гвардейскую сотню, 9 особых и запасных сотен, 2 команды (всего на 1917 год свыше 13 тысяч человек). За доблесть и отвагу 5378 уральских казаков и офицеров были награждены Георгиевскими крестами и медалями.

После Октябрьской революции 1917 уральских казаков постигла та же трагедия, что и большинство казачьих войск России. Не поддержав поначалу никого из новоявленных спасителей и верховных правителей России, казаки лишь стремились сохранить свои внутренние порядки, не допуская власти Советов над ними. Активно же противодействовать казаки, особенно фронтовики, не хотели, и поначалу и не пытались, во главе первых разрозненных мятежей стояли старики, радевшие за Веру и старину.

Файл:Уральский казак 19 век.jpg
Уральский казак с полным снаряжением. Конец XIX — начало XX века

Но чем далее проявляли себя новые власти, тем ожесточеннее становилось и сопротивление, Гражданская война понеслась по уральским землям. Казаки начали перехватывать инициативу в пределах земель войска, Уральск переходил из одних рук в другие, постепенно большинство войска определилось в своих убеждениях. В 1919 году в низовьях Урала войско выбрало себе атамана. Им стал казак Гурьевской станицы г. Гурьева генерал-майор В. С. Толстов. Во главе с новым атаманом В. С. Толстовым казаки составили костяк Уральской армии, входившей в состав войск под командованием Колчака. Эпизоды тех событий можно найти в легендарном советском фильме «Чапаев» и в одноименной книге Д. А. Фурманова. Разгром штаба 25-й стрелковой (будущей Чапаевской) дивизии в станице Лбищенской был последним успешным боем войска. Дальше последовали поражения за поражениями, остатки войска скатывались все ниже и ниже по Уралу к Каспию. После взятия красными Гурьева в январе 1920 года во главе с Толстовым казаки направились в Форт-Александровский, чтобы оттуда на пароме переправиться на кавказский берег к Деникину. Зимний поход в ледяной пустыне привел к тому, что из 15-тысячного отряда к Форту-Александровскому вышли лишь 2 тысячи обмороженных и голодных казаков. К этому времени поход утратил какую-либо цель, так как и на юге России белое движение потерпело поражение. Оставшиеся способными передвигаться около шестисот уральцев через Мангышлак и Туркмению ушли в Иран, дальше их разбросало по всему миру. Разгром на полях сражений дополнили эпидемии тифа и испанки. Станицы по всему Уралу вымерли больше чем на половину.

В 1920 году Уральское казачье войско ликвидировано. Наверное не меньшим несчастьем, чем разгром, можно считать то, что не нашлось среди уральцев такого таланта, кто смог бы противопоставить «Чапаеву» свой «Тихий дон»

В 1930-х годах многие из оставшихся либо вернувшихся казаков подверглись большевистским репрессиям. В отличие от Донского, Кубанского или Терского войск, части которых Сталин перед самой войной восстановил, Уральское войско ушло в историю навсегда.

В настоящее время несколько общественных организаций пытаются возродить обычаи Уральского казачества.

Ссыльные уральские казаки[править]

Файл:Ural cossak wife.jpg
Уральская казачка в праздничной одежде

Наиболее полно культура, обрядность и говор уральских казаков сохранились не на их исторической родине, а в Каракалпакии, куда они были частично высланы в XIX веке. Причина этого — изолированность от русского народа и строго соблюдаемая ссыльными старообрядческая традиция, не допускающая смешения с иноверцами.

Причинами высылки уральцев стали неповиновение новому «Положению о воинской службе, общественном и хозяйственном управлении Уральским казачьим войском» и мятеж в 1874 году уральских казаков-старообрядцев Уральского казачьего войска. Высылка проходила в два этапа. В 1875 году — переселение уральских казаков-старообрядцев, а в 1877 году — семей ссыльных уральцев.

Ныне уральцы-старообрядцы Каракалпакстана представляют отдельную этно-конфессиональную группу (субэтнос), которая обладает:

  • Этническим самосознанием (считает себя отдельным народом);
  • Самоназванием — уральские казаки или уральцы (данное самоназвание сохранилось, несмотря на указание в официальных документах и паспортах в графе национальность — русские);
  • Определенной территорией расселения и компактностью;
  • Конфессиональной особенностью — старообрядчество;
  • Особенностью диалекта;
  • Спецификой традиционной культуры (хозяйства, жилища, одежды, пищи, семейно-бытовой, календарной и религиозной обрядностью).

Схожая старообрядческая группа известна также в устье Сырдарьи (см. Казалинск).

Смотри также[править]

Примечания[править]

  1. Сулименко С.Д, Архитектура в традиционных культурах Северного причерноморья, Северного Кавказа и Подонья
  2. Челобитная яицких казаков имп. Екатерине II, 1772 г. 15 января 1772 г., текст на сайте "Восточная литература"
  3. Сайт "Самарское староверие"
  4. В. Миткевич. Казаки и их тактика

Литература[править]

  1. Пушкин А. С. История Пугачева [1]
  2. Шишков В. Я. Емельян Пугачев (роман) [2]
  3. Машковцев В. Золотой цветок — одолень (исторический роман). — Челябинск, Южно-Уральское книжное издательство, 1990, 412 с. Тираж: 30000 экз. ISBN 5-7688-0257-6. — Веб-ссылка
  4. Железнов И. И. УРАЛЬЦЫ (Очерки быта уральских казаков) Репринтное издание. 2006 г. Издательство ТОО Оптима, Уральск [3]
  5. Савичев Н. Ф. Уральская старина. Рассказы из виденного и слышанного (Избранные произведения). 2006 г. Издательство ТОО Оптима, Уральск
  6. Масянов Л. Л. Гибель Уральского казачьего войска. Нью-Йорк, 1963.
  7. Бородин Н. А. Уральские казаки и их рыболовства. СПб., 1901

Ссылки[править]