Феодоро (Крым)

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Феодо́ро (греч. Θεοδόρο) или Го́тия (греч. Γοτθία) — небольшое средневековое христианское княжество, сформировавшееся из бывших византийских, а затем трапезундских владений, так называемой Ператии, на юго-западе Крымa со столицей в городе Мангупе, официально существовавшее в XIVXV веках, фактически с 1140, когда сюда из Трапезунда был прислан византийский топарх (наместник) по имени Феодор Гаврас. В честь его названо княжество. С территорией княжества в период его раcцвета совпадала в своих границах и Готфийская епархия.

Пещерный город Мангуп-Кале.JPG
Вид с Магуп-Кале.JPG
Магуп-Кале пещеры.JPG
Вид из окна пещеры Мангуп-Кале.JPG
Вход в жилище Мангуп-Кале.JPG
Пещеры Мангуп-Кале.JPG
Экскурсии на Мангуп-Кале.JPG

Территория государства[править]

Северная и северо-восточная границы княжество Феодоро доходили до реки Качи, а южная – до побережья Чёрного моря, от современной Балаклавы до Алушты. Крупнейшими городами княжества являлись Каламита (Инкерман), Чуфут-Але, Мангуп-кале (столица), по названию которого всё княжество зачастую называли Мангупским.

Тавры-атланты были автохтонными жителями Крыма. Тавры - это отнюдь не самоназвание народа. Так на арамейском языке называли жителей гор. Тавры - это евреи-горцы (отсюда старое название Крыма – Таврис - Таврика или Таврида). Но ни одни обитатели гор не плавали по морям и океанам, а евреи-тавры, будучи потомками атлантов, плавали. У Гомера они известны под именем «Листригоны». Листригоны - это евреи.

Современники описывают тавров-листригонов как народ дикий и жестокий. Согласно Геродоту: «У тавров существуют такие обычаи: они приносят в жертву деве потерпевших крушение мореходов и всех эллинов. Живут тавры разбоем и войной».

Как свидетельствуют археологические раскопки, тавры жили не только войной и разбоем, но занимались и земледелием, виноградарством, разведением мелкого рогатого скота: овец, коз. Но они не разводили свиней. Они занимались охотой и рыболовством, были знакомы с ткачеством и литьем из бронзы. Не чуждо было таврам и искусство каменной кладки.

Местом обитания тавров являлась главная и средняя гряда гор юго-западного Крыма.

Что же касается тавров, то они долгое время защищали Крым от иноплеменников и не давали основывать колонии в своей среде. И ежели историки говорят о том, что первыми с ними установили контакты финикийцы и карийцы, то не надобно забывать, что под этими различными названиями скрываются всё те же родственные им арамейские племена.

В течение всего первого тысячелетия до нашей эры и в первые века н.э. тавры успешно отстаивали свою независимость в борьбе с Херсонесом и Боспорским государством. Согласно российским историкам их этническое происхождение не выяснено. Однако в IV-м веке на территории обитания тавров идёт процесс образования еврейского государства Ашкеназ – Феодоро, коренным населением которого являются тавры, и они становятся известны окружающим их народам как евреи, а имя тавры исчезает со страниц истории, но сохраняется под двойным именем тавро-скифы.

Если Авраам пришёл в Ханаан с северо-востока, то его внуки мигрировали на север к берегам Чёрного моря, а оттуда в начале второго тысячелетия до нашей эры они проникли в Крым. Поселившихся в горном Крыму хеттов-халдеев стали называть горцами, то есть таврами, а осевших в равнинной части Крыма и по северному побережью Чёрного моря, киммерийцами. Когда греки впервые попали в Чёрное море, они дали ему наименование Негостеприимного моря, Понтос Аксейнос, впоследствии, когда они освоили его, то переименовали его в Гостеприимное море, Понтос Евксейнос. Однако горная часть Крыма, где обитали тавры, для них всё ещё оставалась стороной не гостеприимной, враждебной, тёмной стороной, аксейнос, или с древнееврейского «ашкеназ». Так эти еврейские племена и вошли в историю под наименованием тавры или хетты-ашкенази.

Что же касается киммерийцев то, долгое время в исторической науке существовало мнение, что этническое происхождение наиболее древнего населения Причерноморских степей киммерийцев неизвестно. Некоторые историки склонны были считать их принадлежащими к фракийской группе народов, но, кто были сами фракийцы, пока не установлено. Другие, такие как Я. Пастернак, считают, что киммерийцы были кочевниками-скотоводами, иранцами по происхождению.

Третьи, такие как, Александр Кобринский, считают, что киммерийцы являются общими предками словен и евреев, и разделились они по религиозному признаку, а не по этническому. «Иврит и славянские языки восходят к единому этносу – киммерийскому, имевшему распространение в позднем неолите и бронзовом веке на огромных территориях», - пишет Александр Кобринский. «Лот, - продолжает он, - этнически тот же самый киммериец, но вступивший на путь единобожия». И, в конце концов, он приходит к выводу, что: «Архетипически родственными этносами являются евреи, украинцы, русские».

Наконец, находятся и такие учёные, которые утверждают, что такого этноса, как кимерийцы, никогда не существовало, а это всего лишь конные отряды степных кочевников от скифов до сарматов.

Такой широкий диапазон мнений объясняется тем, что российские историки не желают признавать исторических заслуг еврейского народа в деле создания Киевской Руси, того огромного вклада, который внесли они, в развитии государственности у восточных словен. Их культурного влияния, на духовную и экономическую жизнь этих народов.

Если согласиться с Александром Кобринским в том, что киммерийцы это общие предки словен и евреев, то отсюда не трудно предположить, что Гомер не был греком по происхождению.

Во-первых, Гомер это не имя, а кличка, определяющая его этнос. Гомир. Киммериец. Свои поэмы он создавал, когда ещё была свежа память о Троянской войне. Следовательно, он мог жить на рубеже второго и первого тысячелетия до нашей эры.

Во-вторых, свои поэмы он мог записывать только древнееврейской письменностью, потому что ни греческой, а тем более, словенской письменности, тогда ещё не существовало.

Господство гунно-болгарских орд в Причерноморских степях обеспечило два с половиной столетия мирного и стабильного экономического развития южного побережья Крымского и Таманского полуострова, где особенно был высок процент еврейского населения.

«В различных областях Малой Азии, в том числе в причерноморских городах Вифинии и Понта, уже с давних пор было довольно много еврейского населения. Широко налаженные со времени Митридата Евпатора сношения северного Причерноморья с Малой Азией вызвали усиленный приток в боспорские города малоазийских переселенцев, в том числе евреев, которых влекла на Боспор возможность торгово-промышленной деятельности. Эпиграфическиедокументы подтверждают наличие евреев в составе боспорского населения уже в первой половине 1 века н. э. Можно думать, что переселение их на Боспор началось несколько раньше. Влившиеся в боспорские города поселенцы-евреи оказали влияние на некоторые стороны культурной жизни Боспорского царства и, особенно на религиозные верования его греко-варварского населения».

Ничего в этом нет удивительного, если принять во внимание, что ещё после подавления еврейского восстания и разрушения Второго храма, император Тит ссылал в Крым еврейских повстанцев. Потом император Адриан ссылал туда евреев после восстания Бар Кохбы. И, наконец, широкая волна еврейской иммиграции в Крым шла при императоре Юлиане Отступнике в 363-ем году.

VII век[править]

В конце VII-й века Крымский полуостров переживал один из драматических моментов своей истории: «И было в лето 4450 (по еврейскому летосчислению, т.- е. в 690 г. по Р. Х.), и усилилась борьба между измаильтянами и персами в ту пору, и были поражены персы ими (измаильтянами), и пали они под их ноги, и спасались бегством многочисленные евреи из страны Парас (Персия), как от меча, и двигались они от племени к племени, от своего государства к другому (чужому) народу и прибыли в страну Русию и землю Ашкеназ и Швецию и нашли там много евреев, особенно в городе Галле, где похоронен Мар Зутра, и основали там духовные академии (ешиботы), дабы приобщаться к Закону Божию, и был над ними главой р. Вениамин, сын р. Зераха».

Согласно этому сообщению Лев Гумилёв приходит к выводу, что: «Путь еврейских эмигрантов из Ирана пролегал не через северокавказские степи, в те годы обагрённые болгарской и аланской кровью, а только через Малую Азию и Черное море к устью Днепра и в Русию, а оттуда – в земли, где уже были колонии западной ветви евреев, оставшихся в Европе после распада Римской империи».

  • Надобно полагать, что хронист и врач Иосиф б. Иегошуа Га – Коген, которому приписывается авторство еврейской летописи, под Швецией имел в виду будущую Землю Новгородскую, которая в то время входила в состав Великой Швеции или Годхейма. Но добраться туда, а оттуда в Галле могли только очень богатые и не многие семьи. В то время это были почти непреодолимые расстояния для бедных эмигрантов, даже если делать по двадцать километров в день. К тому же, надобно принять во внимание, что без хорошей охраны двигаться на такое расстояние было довольно таки не безопасно.
  • Киевская Русь в то время ещё не существовала, поэтому евреям нечего было искать на берегах Днепра. Однако в то время существовала Азово-Черноморская Русь с центром в Неаполе-скифском, куда евреи могли прибывать с южного побережья Чёрного моря прямым путём в Крым.
  • Никакой «земли» Ашкеназ на севере Германии никогда не было. Земля Ашкеназ, известное впоследствии как еврейское княжество Феодоро, находилось в горной части юго-западного Крыма. Вот туда-то и шёл основной поток еврейских эмигрантов. Они бежали к своим: к евреям-руси. Именно в то время как свидетельствуют археологические раскопки, и начинается массовое заселение Крыма.

«В конце VII века произошли события, приведшие к появлению массы оседлых и полуоседлых селищ в степи и по берегам пролива. Резко изменился характер культуры и тех поселений, которые существовали в 5-6 веках. Возрождаются посёлки на месте Тиритаки, Гермонасы (будущего Тмутараканя), Кеп, Патрея, Мермекия и других боспорских городов. Новые поселенцы буквально встраивают свои жилища в развалины покинутых в III-IV веках античных поселений».

Благодаря прибытию в эти края новой волны эмигрантов в этих местах наблюдается значительное развитие земледелия, расцвет ремесла и торговли, рост городов. С этого момента и вплоть до 10-го века жизнь в Таврике вступает в полосу экономического подъёма и обновления, и не малое значение для этого имело фактическое падение византийского господства в этом крае и усиление хазарского влияния в нём.

Воспользовавшись временным ослаблением Руси, княжество Феодоро вновь захватывает Корсунь. Надо полагать, что Корсунь в это время сам искал протекторат Феодоро в связи с усилением гонений против ариан в Византии и торжеством православия на Руси, в связи с победой Ярослава Мудрого.

Это Ярослав Мудрый, а не князь Владимир, утвердил православие на Руси. Причём, сделал это совершенно неприметным и безболезненным способом. Пользуясь полнейшим равнодушием народа к тонкостям религиозных доктрин в христианстве, он перевел Русь из арианства в православие: переосвятил церкви, заменил арианских священников на православных, завёз христианскую литературу из Греции, подчинил русскую церковь в административном отношении константинопольскому патриархату.

Всё это толкало херсонесцев искать защиты под сенью Хазарского каганата. Мощь Хазарии была подорвана в борьбе с Русью, а Византия набирала силы.

X век[править]

В 962 хазары штурмом овладели готскими крепостями Дорес и Эски-Кермен и включили их в свои владения, а готы вскоре были полностью ассимилированы евреями. Так что в Крыму никогда не существовало готского государства. В Крыму существовала Готская епархия. Так что вполне понятно недоумение Л. В. Фирсова, который пишет: «В известной мере парадоксально выглядит тот факт, что Юго-Западный Крым, включая княжество Феодоро, Южный берег и район Херсонеса, в IX-Xвв., точно так же, как в течение нескольких предыдущих столетий и столетий последующих, именуется Готией, по крайней мере, в документах церковно-административного содержания».

Хазарский каганат, центр которого с конца Х-го века переместился в Крым и просуществовал до конца XV-го века. Страна Газари или Хазария находилась в Крыму с центром в Мангуп-Кале. Перемещение же центра Хазарии в Крым было связано не столько с тем, что князь Святослав нанёс им поражение в 965-ом году, сколько с тем, что замерла торговля по Великому шёлковому пути, в связи с кровавыми столкновениями, которые разыгрались в это время между китайцами и кочевыми племенами северных степей. Поэтому явной фальсификацией выглядит то, когда А. Глазова пишет, что: «Княжество, лежавшее между татарскими владениями (они занимали степной Крым) и генуэзскими колониями, растянувшимися по южному и восточному побережьям, стало оплотом крымского православия».

XI век[править]

В 1016 император Василий Болгаробойца отправляет флот и осаждает Корсунь. В осаде также принимают участие русы Таманского полуострова под предводительством старшего сына Святослава, Сфенга Святославича. Уже второй раз за четверть века Корсунь подвергается осаде превосходящих сил противника. И, в конце концов, город был взят штурмом, а его защитник, еврейский князь Сенхериб, попадает в плен. Находясь в безвыходном положении, Сенхериб принимает христианство и признает протекторат Византии над Крымской Хазарией – Феодоро. С тех пор российские историки, говоря о княжестве Феодоро, всячески подчёркивают, что это христианское княжество Феодоро, чтобы читатель не подумал, что оно было еврейским.

Впоследствии зависимость Феодоро от Византии была чисто номинальной, и отнюдь не тяготила евреев. Характерно, что даже после взятия Константинополя в 1204 году крестоносцами и максимального ослабления империи, Феодоро и пальцем не пошевелило, чтобы избавиться от этой зависимости, и официально объявило свою зависимость от её наследницы, Трапезундской империи. Объяснение данному факту только то, что эта зависимость широко открывала византийский рынок для еврейской торговли и обеспечивала Феодоро сельскохозяйственными продуктами Малоазийского полуострова.

С другой стороны, войдя в зону влияния империи, князья Феодоро породнились с царствующими домами Комнинов и Палеологов и, следовательно, питали какие-то отдалённые надежды – при благоприятных обстоятельствах занять византийский престол. Кстати, у императоров из династии Комнинов, также как и у грузинских царей из династии Багратуни, в жилах текла и еврейская кровь.

Император Византии был вполне удовлетворен формальным признанием своей власти княжеством Феодоро и, взяв Корсунь, всё своё внимание переключил на Болгарию, где в это время разыгрывались решающие события исторической драмы, долгой борьбы между двумя государствами.

Преемник Сфенга, Мстислав Владимирович также энергично включился в борьбу за власть на Руси и, захватив Чернигов, покинул Тмутаракань.

Еврейское княжество получило более чем двухсотлетнюю передышку от войн и вражеских вторжений, и превратилось в сильное, экономически процветающее государство, в котором господствовала традиционная веротерпимость, и где евреи-христиане и евреи-иудаисты мирно уживались с людьми других вероисповеданий, а город Мангуп-кале стал одним из богатейших и красивейших городов Восточной Европы.

Однако вызывает изумление тот факт, что российские историки, посвятившие свои монографии исследованию истории Крымского полуострова, часто упоминают о Готии и готах, обитавших в Крыму, и ничего не говорят о еврейском княжестве Феодоро. В то же время арабские и персидские источники также часто упоминают о существовании готов в Крыму, которые говорят на немецком языке и имеют свою государственность. Всё это вместе взятое привело к подмене понятий и ложному представлению о том, что в средневековом Крыму существовало готское государство, и еврейское княжество Феодоро нередко именовали Готией.

XIII век[править]

В середине XIII века татаро-монгольское нашествие, захлестнувшее Восточно-Европейскую равнину и дошло до границ княжества Феодоро. Однако рубежи княжества татары не переступали. Возможно, что княжество вошло в какие-то вассальные отношения с татарскими ханами, и те нашли для себя более разумным сохранить самостоятельность данного государства, чем завоёвывать его.

Причины:

  • княжество находилось в стороне от основного направления движения татаро-монгольских войск в страны Западной Европы.
  • в Крым пришли не те закалённые в битвах монголы Чингиз-хана и Субэдэя, а включенные в их ряды половцы-кипчаки.
  • татаро-монголы не умели брать каменные крепости и обходили их стороной. Именно по этой причине покинули европейские страны. Они не могли удержаться в странах каменных крепостей и замков. И они не решились штурмовать еврейские крепости Мангуп-кале, Чуфут-кале, Эски-Кармен и другие. В-четвёртых, евреи в то время вели оживлённую морскую торговлю с ливантийскими странами, и, очевидно, татарам было выгодно через них и самим обогащаться, используя евреев как своих посредников в морской торговле. В-пятых, географическое положение Феодоро, между второй и третьей грядой лесистых гор Юго-Западного Крыма до меридиана Чатыр–Даг, мало привлекало татар.

Находясь далеко в тылу татарских кочевий, Феодоро почти на столетие исчезает из поля зрения европейских держав. «Начиная с середины XIV-го века, - указывает А. А. Васильев, - проявляются некоторые признаки самостоятельного существования независимого княжества Феодоро.

Обстоятельства, при которых правители Феодоро или Готии провозгласили свою независимость, окутаны мглою. В 13-ом столетии Готия или Готская климата зависела от Трапезундской империи, эта зависимость проявлялась в ежегодной выплате дани заморской Империи, стала ещё слабее, когда татаро-монгольское превосходство стало ощущаться на полуострове. Сомнительная политическая зависимость Готии от Трапезунда тогда была заменена на подчинение татарам. Обычно татары довольствовались наложением годовой дани, оставляя внутреннюю администрацию практически независимой, и очевидно, так же дело обстояло с Готией».

В середине XIV-го века, как отмечается в истории происхождения Оттоманской империи Федора Спандуджино, княжество Феодоро начинает играть значительную роль в международной политике на Балканах. И, по его мнению, взаимоотношения с князем Феодоро, столь же важны, как и с королём Сербии, болгарами, и румынами. Основным направлением внешней политики княжества Феодоро в то время являлась борьба с генуэзской экспансией на Крымском полуострове. Эта борьба с генуэзским влиянием в бассейнах Черного и Азовского морей прослеживается в период всей истории существования генуэзских колоний в Крыму. С того самого времени, как в 1326 генуэзцы основали свою колонию в городе Кафе, расположенном на территории, купленной генуэзцами у некоего татарского владетеля, евреям Крыма приходилось вести с ними упорную борьбу за свою независимость. И эту борьбу они довольно успешно вели то в союзе с татарами, то с Венецией.

Во второй половине XIV-го века после эпидемии чумы в Крыму (1346), вспыхнула война между Венецией и Генуей. И только благодаря вмешательству Феодоро генуэзцы вынуждены были отказаться от своего первоначального плана превратить Кафу-Феодосию в единственный центр торговли в Крыму. Так закончилась военная кампания 1355 года.

В 1381 Венеция вновь потерпела поражение от генуэзцев, и, по Туринскому миру, ей было запрещено два года вести торговлю на берегах Азовского моря и у берегов Добруджи. Но, несмотря на эти запреты, союз с Феодоро привёл к тому, что уже в 1386 нормальные коммерческие отношения были восстановлены по всем берегам Черного и Азовского морей.

Несомненно, что боевое содружество Венеции и Феодоро благоприятно влияло и на положение еврейской диаспоры в самой Венеции. Венеция находила для себя выгодным иметь у себя евреев и обогащаться за их счёт. Во всяком случае, 14-е и 15-е столетия были наиболее спокойными благополучными для еврейской диаспоры Венеции, чего нельзя сказать об их крымских собратьях.

В 1381-1382 генуэзцы, разгромив татар, захватили почти всё южное побережье Крыма, от Судака до Балаклавы, и вплотную подошли к границам княжества. Это был период величайшей территориальной экспансии генуэзцев в Крыму. Казалось, что дни княжества Феодоро сочтены. И, тем не менее, благодаря союзу с ханом Золотой Орды Тохтамышем, евреям удалось отстоять свою независимость.

Осенью 1395 войска Тамерла́на, преследуя хана Золотой Орды Тохтамы́ша, ворвались в Крым и осадили Мангуп-Кале. В этой борьбе с татарскими ханами княжество Феодоро было на стороне хана Тохтамыша, на дочери которого был женат еврейский князь. Могила дочери Тохтамыша Ненкенджан-ханум и по сей день бережно хранится в Чуфут-кале.

Темурленг лично руководил первым штурмом Мангуп-Кале. Лучшая армия мира яростно атаковала крепость, но всё было напрасно. Евреи отбили натиск татар. Темурленг вынужден был удалиться, но оставил часть своих войск для продолжения осады.

Девять лет (13951404) до самой смерти Темурленга, его войска осаждали этот героический город. Голод, жажду, мучения и смерть – всё пережили евреи, но не сдались. Победа была полной. Зависимость от татар была сброшена, и Феодоро вновь начинает играть самостоятельную роль в восточноевропейской политике.

Героической борьбе с татарами посвящена замечательная поэма иеромонаха Матвея, который летом 1395 был послан в Хазарию Константинопольским патриархом исполнять должность викария в Ялте и других местах Крыма. История княжества Феодоро, написанная простым и смиренным иноком Матвеем, отождествляет город Мангуп-кале со всей страной и впервые дает приемлемое объяснение слову Феодоро, которое в переводе на русский означает – Божий дар.

Правильное произношение этого слова – Теодорон, в котором мягкое «Т» на латыни пишется "TH" и которое варвары произносили как «Ф», - отсюда произошло Феодоро. А Тео – это Бог, дорон – дар. Вот и будет не страна, а Божий дар, потому что необыкновенно красива и живописна природа этой страны, плодородна её земля, богаты рыбой её реки и заливы, сладка и прохладна её вода, потоками сбегающая с гор, а воздух здесь так упоительно прозрачен и свеж, что дышится легко и свободно. И название этой страны никак не связано с именем Федора Стратилата, потомки которого одно время правили этой страной.

Среди зеленых гор на самой высокой вершине, раскинулся город Мангуп-кале. И стены его крепости выложены шестиконечной звездой Давида. Возведены они, казалось бы, не руками человека, а руками ангелов небесных, потому что искусно, без единой зазоринки, пригнаны огромные каменные плиты его неприступных стен. Узкая дорожка, змеей извиваясь вверх, ведёт путника к изумительно красивым воротам города.

Это необыкновенный город. Это огромный город – мегаполис. Согласно иноку Матвею, он гораздо больше и красивее Константинополя. Никто не может словами выразить красоту его зданий, ухоженных портиками и колоннадами. Эти живописные улицы с хорошо ухоженными парками и садами, в которых бьют фонтаны холодной, искрящейся на солнце воды, производят на странника чарующее впечатление.

А кто может забыть эти сказочно неповторимые храмы с их сферическими и удлинёнными куполами, полы которых были выложены причудливой мозаикой? Эти дворцы в обрамлении мраморных скульптур и белоснежные башни его укреплений, с вершин которых открывался вид на три дня пути?

Троя защищалась десять лет и пала, и подвиг её обессмертил Гомер. Мангуп-кале защищался девять лет и победил, но у него не нашлось своего Гомера.

Смерть и страх видел этот город, вылазки и засады. Ржание лошадей и звон металла ни днём, ни ночью не смолкали у его стен, а внутри города – слёзы и стенания людей, измученных голодом и осадой. В городе съели всех ослов, собак и сусликов. Силы людей были на пределе. Но всё проходит. Всё проходит мимо. Господь велик. Евреи победили!

XV век[править]

Расцвет княжества пришёлся на 1420-е годы, когда оно получило международное признание и успешно противостояло генуэзцам. В эпоху своего расцвета Феодоро имело довольно широкие международные связи, в том числе и с Москвой. К примеру, дочь князя Исаака была обещана в жёны сыну московского великого князя Ивана III. Пало под ударами турков-османов в 1475. Вместо Феодоро часто употреблялся термин Хазария.

В начале XV-й века Феодоро вновь начинает играть самостоятельную роль в восточноевропейской политике. С этого времени наблюдается рост деловой активности купечества на Чёрном море. Особенно крепнут коммерческие связи с Венецией. В связи с ростом морской торговли князю Алексею пришлось в 1427 переоборудовать и укрепить в устье реки Черная город Каламиту (Инкерман), который стал одним из крупнейших торговых портов на Чёрном море. С ростом торговли и процветания возрастает и политическое влияние государства. Так, молдавский господарь Стефан Великий (Челмарэ) в своей борьбе с Турцией стремится заручиться поддержкой княжества Феодоро и с этой целью вторым браком 4 сентября 1472 женится на сестре князя Исаака Марии, от которой у него было две дочери. Как считает А. А. Васильев: «Этим браком с Марией, чья семья была связана родственными узами с Палеологами и Комниными из Трапезунда, Стефан Челмарэ, очевидно, вынашивал идею претендовать на византийский престол, если турки будут разбиты и изгнаны из Европы». Трудно сказать, какие планы вынашивал относительно княжества Феодоро Иван 3-й, Великий Князь Московский, но в том же 1472 московские послы вели переговоры о женитьбе старшего сына Ивана Третьего на дочери Мангупского князя Исаака (Исайки в русских летописях). Однако этот брак не состоялся из-за смерти невесты. Князь московский неоднократно зазывал к себе на службу знать, выходцев из Мангупского княжества, Там, например Ховрины-Головины, ставшими в дальнейшем дворянами.

Турция, после взятия Константинополя в 1453, находилась в апогее своего могущества, в то время как Феодоро истощило свои силы с генуэзскими колониями в Крыму. Крымское ханство попало в вассальную зависимость к туркам, те потребовали от татар разрушить генуэзские колонии в Крыму и лишить независимости княжество Феодоро. Только после этого татары обратили оружие против своих соседей. Турки имели выход в Средиземное и Чёрное моря и не нуждались в торговых посредниках: генуэзцах и евреях.

Кроме того, у них, очевидно, вызывала подозрение активная внешняя политика еврейского княжества второй половины XV-й века; его тесные связи с врагами Оттоманской империи – Россией, Молдавией, Венецией и Генуей – в последние годы своего существования. В создавшихся условиях татаро-турецкие войска уже летом 1475 нанесли сокрушительный удар по генуэзцам и выбили их из городов Южного Крыма: Феодосии, Алушты, Гурзуфа и т. д. Пал Инкерман. Только после этого турецкие войска осадили Мангуп-Кале. Шёл третий месяц осады города, когда турецкий полководец Ахмет-Паша однажды утром на виду у всех с печальным видом объехал вокруг не преступных стен города и приказал снять осаду. Турецкие войска сняли осаду города и удалились, – но недалеко, оставив на своём пути засаду. Обычная татарская хитрость, но она удалась на славу. Ведь все видели, каким печальным было лицо Ахмет-Паши. Психологический удар был неотразим. Неопытный в военном деле Александр попался в ловушку: он вывел войска из крепости и был разбит. В этом бою, отчаянно защищаясь, пал и отряд верных ему молдаван. Падение Мангуп-Кале произвело большое впечатление в странах Западной Европы, тем более что всем было ещё памятно то время, как эта не преступная крепость выдержала девятилетнюю осаду татарских войск. Турки окончательно разрушили крепость и уничтожили город в 1492. Так прекратил своё существование Хазарский каганат.

XVI век[править]

  • 1578. Посол короля Польши Стефана Батория, Мартин Броневский посетил Крым, он обнаружил там ни одного гота и никаких следов существования немецкого языка. Как свидетельствует в своей монографии, посвящённой этому вопросу А. А. Васильев: «Не было и следа: ни присутствия готов, ни надписей на их языке. Во всем Крыму не было и следа существования готского языка в названии рек, долин, гор и местности».