Иван Франко

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Франко, Иван Яковлевич»)
Перейти к: навигация, поиск
Иван Франко

Ива́н Я́ковлевич Франко́ (укр.Ссылка на украинский язык не подразумевает признания его существования в качестве отдельного естественного языка. Она также может указывать на особенности фонетики и лексики малороссийских говоров или на украинский язык в качестве искусственного. Іван Якович Франко) (27 августа 1856, с. Нагуевичи, Дрогобычский повет, Галиция28 мая 1916, Львов) — выдающийся представитель украинской литературы XIX—XX веков, писатель, поэт, беллетрист, учёный, публицист и деятель революционного социалистического движения на западе Украины. Один из инициаторов основания Русско-украинской радикальной партии, действовавшей на территории Австрии.


Биография[править]

Родился в семье крестьянина-кузнеца; первые годы своего детства он в своих рассказах изображает самыми светлыми красками. Отец умер раньше, чем сын окончил дрогобычскую базилианскую «нормальную» школу; но отчим, тоже крестьянин, озаботился о продолжении его образования. Вскоре умерла и мать Франко, так что на лето он приезжал в чужую семью — и все же пребывание в ней казалось мальчику раем в сравнении со школой, где грубые и необразованные учителя, поблажая детям богачей, бесчеловечно истязали детей небогатых родителей; по признанию Ивана Франко, ненависть к притеснению одного человека другим он вынес из нормальной школы. Как здесь, так потом в гимназии, он шёл первым учеником; летом гимназист пас скот и помогал в полевых работах; стихотворные переводы из Библии, античных и западноевропейских писателей, которыми он тогда занимался, писал на народном малорусском языке.

Поступив в 1875 году во Львовский университет, Франко присоединился к студенческому кружку партии так называемой москвофильской, которая тогда была в Галиции ещё сильна; эта мнимо-русская партия питает, под именем любви к России, исключительно любовь к её реакционным и темным элементам, совершенно не знает русской литературы и, в своем презрении к малорусским крестьянам, пишет так называемым «язычием», то есть языком, представляющим смесь российской тредьяковщины со словами польскими и малорусскими. На таком язычии Франко стал помещать в органе студентов-москвофилов «Друг» свои стихотворения и длинный фантастический роман «Детрiи и Добощуки», в стиле Гофмана.

Под влиянием писем киевского профессора Михаила Драгоманова, молодёжь, группировавшаяся вокруг «Друга», познакомилась с русской литературой эпохи великих реформ и вообще с русскими писателями, и прониклась демократическими идеалами, после чего и орудием своей литературной речи избрала язык своего галицкого демоса — малорусский; таким образом малорусская литература получила в свои ряды, вместе со многими другими талантливыми работниками, и Франко. Разъяренные массовой потерей молодежи, старые москвофилы, особенно редактор крайне ретроградского «Слова» В. Площанский, обратились к австрийской полиции с доносами на редакцию «Друга». Члены её в 1877 году были все арестованы, и Иван Франко провел 9 месяцев в тюрьме, в одной комнате с ворами и бродягами, в ужасных гигиенических условиях. По его выходе из тюрьмы от него, как от опасного человека, отвернулось все галицкое обскурантное общество — не только москвофилы, но и так называемые народовцы, то есть украинофильские националисты старшего поколения, с убеждениями буржуазными или униатско-клерикальными. Франко должен был оставить и университет (он окончил университетский курс лет 15 спустя, когда готовился к профессорской кафедре).

Как это пребывание в тюрьме, так и вторичное заключение в 1880 году и ещё одно и 1889 году близко познакомили Франко с разнообразными типами подонков общества и тружеников-бедняков, доведенных нуждой и эксплуатацией до тюрьмы, и доставили ему ряд тем для беллетристических произведений, которые печатались преимущественно в редактируемых им журналах драгомановского направления; они-то составили главную славу Франко и немедленно начали переводиться на другие языки. Из числа их выделяются: цикл рассказов из быта пролетариев-работников и богачей-предпринимателей на нефтяных приисках в Бориславе; проникнутые гуманным отношением к человеческому достоинству повести из жизни воров и бывших людей; чуждые религиозного и национального антагонизма рассказы и повести из быта евреев (переведено на русский язык несколько раз; стихотворные поэмы из жизни евреев, ищущих правды).

Тюрьмой же навеяны и циклы лирических произведений, из которых одни, более глубокие и талантливые, но менее популярные, полны идеалистической грусти на широкие общечеловеческие мотивы, а другие, сделавшиеся в высшей степени популярными, энергично и эффектно призывают общество бороться против общественной (классовой и экономической) неправды. Франко проявил талант и в области объективного исторического романа: его «Захар Беркут» (1883, из времен татарского нашествия XIII века) получил премию даже на конкурсе национально-буржуазного журнала «Зоря», который не усмотрел в нём «натурализма Золя» (псевдоклассики и схоластики — галичане всегда выставляли против Франко этот упрек). На Украине этот роман привлек серьёзное внимание читателей к его автору, столь непохожему на заскорузлое большинство галичан, и положил начало более близкому общению Ивана Яковлевича с украинцами России.

За «натуралистическими» и «радикальными» произведениями Франко галичане тоже не могли не признать блестящего таланта, несмотря на то, что эти произведения содержали в себе вызов всему инертному, непросвещенному буржуазно-клерикальному галицкому обществу; огромная начитанность, литературная образованность и осведомленность Франко в вопросах политико-общественных и политико-экономических служили для народцев побуждением искать сотрудничества Франко в их органах.

Понемногу между Иваном Франко и народовцами установились мирные отношения, и в 1885 году он был приглашен ими даже в главные редакторы их литературно-научного органа «Зоря». Два года Ф. вел «Зорю» очень успешно, привлек в сотрудники её всех талантливейших писателей из Украины российской, а примирительное свое отношение к униатскому духовенству выразил прекрасной своей поэмой «Панськi жарти» («Барские шуточки»), в которой идеализирован образ старого сельского священника, полагающего душу свою за овцы своя. Тем не менее в 1887 г. наиболее рьяные клерикалы и буржуа настояли на удалении Ф. от редакции; другим народовцам не нравилась также чрезмерная любовь Ф. к русским писателям (Ф. и лично переводил очень много с русского языка, и многое издавал), в которой малорусскому шовинизму чуялась москалефильство.

Высшую симпатию Ф. нашёл зато у малороссов Украины, где его сборник стихов: «З вершин i низин» («С высот и долов», 1887; 2-е изд., 1892) многими переписывался и заучивался на память, а сборник рассказов из жизни рабочего люда: «В потi чола» (1890); есть русский перевод «В поте лица», Санкт-Петербург, 1901), привезенный в Киев в количестве нескольких сот экземпляров, был нарасхват раскуплен. Кое-что он начал помещать в «Киевской Старине», под псевдонимом «Мирон»; но и в Галиции народовцы поневоле продолжали искать его сотрудничества и напечатали, например, его антииезуитскую повесть «Миссiя» («Ватра», 1887). Её продолжение, «Чума» («Зоря», 1889; 3-е изд. — «Вик», Киев, 1902), должно было примирить народовцев с Ф., так как герой повести — чрезвычайно симпатичный священник-униат; участие Ф. в националистическом журнале «Правда» тоже предвещало мир; но состоявшееся в 1890 г. соглашение галицких народовцев с польской шляхтой, иезуитами и австрийским правительством заставило Ф., Павлика и всех прогрессивных малороссов Галичины отделиться в совершенно особую партию (см. Галицко-русское движение, том VII).

По соглашению 1890 г. (это так называемая «новая эра») малорусский язык приобретал в Австрии очень важные преимущества в общественной жизни и школе, до университета включительно, но зато на малорусскую интеллигенцию возлагалось обязательство жертвовать интересам крестьян, поддерживать унию с Римом и подавлять русофильство. Партия строгих демократов, организованная Ф. и Павликом для противовеса «новой эре», приняла название «русько-украiнська радикальна партия»; её орган «Народ» (1890 — 95), в котором Ф. писал очень много публицистических статей, существовал до смерти Драгоманова (он присылал статьи из Софии, где был тогда профессором); теперь вместо «Народа» эта очень усилившаяся партия располагает другими газетами и журналами.

«Народ» проповедовал беззаветную преданность интересам крестьянства, а полезным средством для поднятия крестьянского благосостояния считал введение общинного землевладения и артелей; идеалы германского социализма представлялись «Народу» нередко чем-то казарменным, «вроде Аракчеевских военных поселений» (слова Драгоманова), марксистская теория содействия пролетаризированию масс — бесчеловечной; Ф. кончил тем, что стал популяризовать (в «Життi i Словi») английское фабианство. В религиозном отношении «Народ» был ярым врагом унии и требовал свободы совести. В национальном отношении «Народ» так же крепко держался малорусского языка, как и «новоэристы», и считал употребление его обязательным для малорусской интеллигенции, но выводил такую необходимость из мотивов чисто демократических и провозглашал борьбу против шовинизма и русоедства. В полемике «Народа» против узконационалистической «Правды» наиболее едкие статьи принадлежали Ф.; изданный им том политических стихотворений («Нiмеччина», «Ослячi вибори» и т. п.) ещё более раздражал националистов. Усиленная публицистическая деятельность и руководство радикальной партией велись Ф. совершенно бесплатно; средства к жизни приходилось добывать усердной платной работой в газетах польских. Поэтому в первые два года издания «Народа» почти прекратились беллетристическое творчество Ф. и научные его занятия; времени, свободного от публицистики и политики, хватало Ф. разве на короткие лирические стихотворения (в 1893 г. издается сборник «Зiвяле листье» — «Увядшие листья» — нежно-меланхолического любовного содержания, с девизом для читателя: Sei ein Mann und folge mir nicht).

Около 1893 г. Ф. вдруг отдается преимущественно учёным занятиям, вновь записывается во Львовский университет, где намечается профессором Огоновским в преемники по кафедре древнерусской и малорусской словесности, потом доканчивает историко-филологическое образование в Венском университете на семинариях у академика Ягича, издает (1894) обширное исследование об Иоанне Вышенском и докторскую диссертацию: «Варлаам и Йоссаф», издает (с 1894 г.) литературно-историко-фольклорный журнал «Життье i Слово», печатает старорусские рукописи и т. д. В 1895 г., после удачной вступительной лекции Ф. в Львовском университете, профессорский сенат избрал его на кафедру малорусской и старорусской литературы, и Ф. мог радоваться, что наконец у него есть возможность сбросить с себя «ярмо барщины» (так он называл обязательную работу в польских газетах ради куска хлеба для себя и семьи) и посвятить себя всецело родной науке и литературе. Однако галицкий наместник граф Казимир Бадени не допустил до утверждения в профессуре человека, «который три раза сидел в тюрьме».

Тяжелое пессимистическое настроение Ф. выразилось в его сборнике стихотворений: «Мiй Iзмарагд» (1898, составленного по образцу древнерусских «Измарагдов»); в одном из стихотворений исстрадавшийся поэт заявил, что он не в силах любить свою инертную, неэнергичную нацию, а просто будет ей верен, как дворовая собака, которая верна своему господину, хотя его не любит. Испорченность польско-шляхетского общества Ф. обрисовал в романах «Основи суспiльности» = «Столпы общества», «Для домашнього огнища» = «Ради семейного очага» 1898) и др. Такие произведения, как «Основи суспiльности», истолковывались польскими врагами Ф. в смысле осуждения не только польского дворянства, но и всего польского народа.

Всего больше Ф. поплатился за свое исследование о Мицкевиче, по случаю его юбилея: «Der Dichter des Verraths» (в венском журнале «Zeit»). Всеобщее негодование польского общества закрыло для него доступ в польские газеты и журналы, даже наиболее беспристрастного оттенка. Источником средств к существованию оставалась работа в журналах немецких, чешских, русских («Киевская Старина», «Северный Курьер»), но этого случайного заработка было недостаточно, и поэту одно время грозила слепота от темной квартиры и голодная смерть с семьей.

Как раз к этому времени «Учёное общество имени Шевченка во Львове» получило, под председательством профессора Грушевского, прогрессивный характер и предприняло несколько серий научных и литературных изданий; работа в этих изданиях стала оплачиваться и в число главных работников был привлечен Ф. С 1898 г. он состоит редактором «Лiтературно-Наукового Вiстника», лучшего малороссийского журнала, издаваемого обществом имени Шевченка; здесь печатается большая часть его беллетристических, поэтических, критических и историко-литературных произведений. Его роман «Перехреснi стежки» = «Перекрестные тропинки» (1900) изображает тернистую жизнь честного общественного деятеля-русина в Галичине, энергия которого должна в значительной степени тратиться на борьбу с мелкими дрязгами и вторжением политических врагов в его личную жизнь. Лирическим воспоминанием о пережитом печальном прошлом является сборник стихотворений: «Iз днiв журби» = «Из дней скорби» (1900). Учёные сочинения Ф. по истории, литературе, археологии, этнографии и т. п. издаются в «Записках» учёного общества имени Шевченка и — монографиями — в многочисленных «Трудах» секции общества, в одной из которых Ф. состоит председателем. Неполный перечень одних только заглавий написанного Ф., составленный М. Павликом, образовал объёмистую книгу (Львов, 1898).

25-летний литературный юбилей Ф. торжественно отпразднован в 1899 г. малороссами всех партий и стран. Лучшие малороссийские писатели России и Австрии без различия направлений посвятили Ф. сборник: «Привiт» (1898). Некоторые сочинения Ф. переведены на немецкий, польский, чешский и — преимущественно в последнее время — русский язык. Из обширной литературы о Ф. важны: 1) предисловие Драгоманова к «В потi чола» (Львов, 1890), где помещена автобиография Ф.; 2) обстоятельная биография и анализ произведений — в «Истории малороссийской литературы» профессора Огоновского; 3) статья О. Маковея в «Лiт.-Н. Вiстн.» (1898, книга XI); 4) «I в. Ф.» — обзор профессора свой А. Крымского (Львов, 1898). См. статью Дегена в «Нов. Слове» (1897, книга III) и предисловие Славинского к русскому переводу «В поте лица» (Санкт-Петербург, 1901). Об этнографических трудах Ф. — у профессора Мусцова, во II тому «Современной малороссийской этнографии». А. Крымский.

Ссылки[править]


При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).