Русское движение в Прикарпатской Руси

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Русское движение в Прикарпатской Руси — культурное и политическое движение в Галичине, Буковине и Закарпатье (входивших до 1918 в состав Австро-Венгерской империи), также называемое «русофильским» и «москвофильским». Идеология членов движения предполагала, что русины, коренное восточнославянское население прикарпатских земель, являются частью единого русского народа, объединённого не только с малороссами Российской Империи, но и великороссами общим происхождением, наследием Киевской Руси и христианством восточного обряда. Целью движения было соединение восточнославянского населения Прикарпатской Руси с мощной русской культурой и противостояние на основе этой культуры полонизации (в Галичине), мадьяризации (в Закарпатье) и румынизации (на Буковине). В Галичине русофильство было распространено во второй половине XIX — начале XX века, но, в основном, потеряло влияние после Первой мировой войны. В Закарпатье, напротив, расцвет движения пришёлся на межвоенный период (20-30-ые годы XX века). Как организованное движение, русофильство на территории современной Украины прекратилось после вхождения прикарпатских земель в состав СССРГаличине — 1939 г., в Закарпатье — 1944 г.).

Русофилы, москвофилы или русские[править]

Файл:Головацкий Яков.JPG
Яков Головацкий, видный деятель русофильского движения, ректор Львовского университета, 1864

Само коренное (восточнославянское) население Прикарпатской Руси называло себя «руськими» или «русинами». Так же называли себя сознательные «русофилы» и, в первый период своей деятельности, украинофилы. Отличие было лишь в том, что, тогда как сознательные русофилы, как правило, писали «русский» с двумя буками «с», украинофилы писали либо «руский», либо «руський». Само слово «украинцы» было принято галицкими украинофилами лишь в 1890-е годы под влиянием эмигрантов из российской части Украины, а среди населения Галичины окончательно утвердилось лишь после вхождения Галичины в состав УССР в 1939 г. (в Закарпатье этот процесс не завершился до сих пор). На основании самосознания и самоназвания также называют «русофильское» движение русским и современные российские исследователи.

Оппоненты «русофилов», украинофилы, обычно использовали термины «москвофилы» или «москалефилы» (от пренебрежительного польского прозвища русских — «москали»), и первый термин обычно используется современными украинскими учёными, будучи унаследован ими от украинофилов XIX века.

Термины «украинские русофилы» или «галицкие (закарпатские) русофилы» используются современными исследователями с учётом того, что русская идентичность среди коренного восточнославянского населения Прикарпатской Руси была практически утрачена, и оно (население) приняло украинское самосознание (за исключением части закарпатских русин и близких им групп).

Во избежание путаницы в данной статье под термином «русский» понимается (кроме современного общепринятого значения) то, что связано с сознательным «русофильским» движением, а само население Прикарпатской Руси называется карпато-русским (в случае Галиции также — галицко-русским).

Подоплёка событий[править]

После падения самого западного восточно-славянского, Галицко-Волынского княжества в 1349 году, большая часть территории современной Галиции отошла под контроль Польши, Закарпатье — под контроль Венгрии. Потеря государственной самостоятельности запустила процесс постепенной, длящейся столетиями ассимиляции местной элиты в польскую и венгерскую культуры. Часть галицкой элиты приняла новую национальную ориентацию, в которой карпато-русское население Галиции представлялось как ветвь польской нации, принявшая восточное христианство, местные говоры — как наречие польского, наподобие мазурского, а ассимиляция выглядела неминуемой. Восточно-славянская идентичность, кроме простых крестьн, оставалась лишь у греко-католических священников, а также в очень узком кругу дворянства. После перехода Галичины под власть Австрии именно эти социальные слои и составили национальную интеллигенцию, боровшуюся против ассимиляции чужой (польской) культурой.

Зарождение движения[править]

Исследование о русской литературе в Галиции (Австро-Венгрия), издано во Львове в 1876
Здание Ставропигийского института, старейшей русинской и русинской организации во Львове

Чувство определённой близости не только с малорусским, но и с великорусским населением в Галицкой Руси не умирало никогда. Оно было связано не только с общим названием («руский»), но и с общим (восточным) обрядом, а также с общим церковно-славянским языком, употреблявшимся в богослужении как православной России, так и греко-католической Галичины. Среди обстоятельств, указывающих на осознание такого национально-религиозного родства, в частности, можно отметить тот факт, что в открытом вскоре после перехода Прикарпатской Руси под власть Австрии Львовском университете в конце 18 века преподавание велось, среди прочих, на книжном русском языке 17-18 веков, а первому ректору открытой тогда же духовной греко-католической семинарии, М. Щавинскому, для обучения семинаристов приходилось выписывать русские учебники из Санкт-Петербурга.

На осознание единства с народом России повлияло также то, что в конце XVIII-ого века несколько известных уроженцев Закарпатья и Галичины переехали в Россию, получив высокие должности в академической сфере. Самым известным среди них был выходец из старого знатного рода Василий Кукольник (отец известного русского драматурга Нестора Кукольника), чьими воспитанниками были великий князь Константин Павлович и будущий император Николай I. Эмигранты поддерживали связи с родиной, что, разумеется, влияло на национальные чувства части карпато-русской интеллигенции.

После 3-его раздела Польши, когда Австрия стала непосредственно граничить с Россией, преподавание на русском языке было отменено (1806 г.), поскольку, по мнению австрийских чиновников, это могло бы привести к сближению карпато-русского народа с Россией. Следует отметить, что австрийские чиновники считали в то время (а отчасти — и позже), что местный галицко-русский диалект есть лишь наречием русского языка.

Учитывая это обстоятельство, с целью сопротивления, прежде всего, латинизации обряда галицко-русское духовенство объявило карпато-русский народ не связанным никак с народом России особым народом «рутенов», верных Австрийскому престолу. Это позволило добиться открытия народных школ, в которых преподавание велось на галицко-русском наречии.

В действительности для галицко-русской интеллигенции того времени, состоявшей почти исключительно из священников, наиболее важен был восточный («славянский») обряд. Определённого представления о национальности (являются ли они действительно отдельным народом рутенов, составляют ли вместе с малороссиянами России особый народ или, вместе с восточнославянским населением России, составляют единый русский народ), они не имели. Более того, большинство из них не только официальные документы писали на польском, но даже общались между собой и произносили проповеди на польском языке.

В 1830-х гг. в Галичину пришла волна славянофильского движения, нашедшая поддержку у галицких русинов, прежде всего молодёжи. Так, Маркиан Шашкевич, Яков Головацкий и Николай Вагилевич, прозванные «Русскою троицей», впервые выпустили галицко-русский литературный альманах «Русалка Днестровая» на местном наречии. В этом альманахе звучала мысль о «едином славянском народе», в который входит и «руский» народ, простирающийся на восток до Дона. Хотя северная граница заселения «руского» народа указана не была, по общему смыслу альманаха, под «руским» народом понимался малорусский. Вместе с тем, отмечалось, что и великорусы — «побратимы» галичанам, а в строках о древней Руси наряду с Киевом звучал Новгород. Таким образом, и у членов «Русской троицы» национальное чувство не было вполне выкристализовавшимся, в том числе из-за слабого знания положения в России.

В качестве человека, впервые чётко указавшего на единство «всего русского народа», можно назвать члена тайного «Общества учёных» (Перемышль) Николая Кмицикевича, который в 1834 году в своей статье указал на единство «сильно разветвлённого русского народа» и преимущества использования русского литературного языка по сравнению с юго-западными (в том числе — местными галицкими) диалектами, которые были засорены полонизмами. Дальнейшее развитие этих идей происходило под частичным влиянием российского учёного Николая Погодина, который побывал во Львове проездом в 1835 и затем в 18391840 годах.

Одним из наиболее активных галицко-русских деятелей был выдающийся историк Денис Зубрицкий, благодаря которому движение значительно разрослось. Он уже в 1849 году начал писать по-русски, это был его итоговый труд «История Галицко-Волынского княжества». Вскоре к движению присоединился ученик Д.Зубрицкого, Яков Головацкий, участник «Русской троицы», поэт и учёный. Иван Наумович отстаивал мысль, что литературный русский произошёл от малорусского наречия, которое после этого пострадало от засорения полонизмами, и поэтому современный русский язык должен быть возвращён. Вскоре к движению присоединился клир собора Святого Юра[Источник?], превращая греко-католическую церковь в средство распространения своих идей. Русское движение победило в руководстве всех старинных русинских академических организаций[Источник?] (таких как Ставропигийский институт) и во влиятельной газете «Слово», которая под контролем русских деятелей стала наиболее распространённой в Галиции среди коренного населения.

Члены движения выступали за внедрение в галицких изданиях общерусского литературного языка. Эту идею поддерживали писатели Александр Духнович, Михаил Нодь, Иван Наумович, Иван Гушалевич, Михаил Малиновский, Николай Устиянович, Антон Могильницкий редакторы и издатели Северин Шехович, Иван Раковский, Богдан Дедицкий, учёные Яков Головацкий и другие[1].

Пресса[править]

  • В Вене: «Вестник»[2], «Славянский век».
  • В Галиции: «Зоря Галицкая», «Вестник», «Лада: Письмо поучительное русским девицам и молодицам в забаву и поучение» (1853), «Семейная библиотека», «Вестник государственных законов» (1850-58), «Церковная газета» (1856-58), «Церковный вестник» (1858), «Слово» (1861-87), «Письма до громады» (1863), «Школа» (1865), «Страхопуд» (1863-65), «Золотая грамота» (1865-66), «Русалка: Письмо для красавиць» (1866—1870), «Боян» (1867), «Славянская 3оря»(1868), «Правотарь» (1868—1869), «Господари» (1869), «Русская Рада» (1871—1912), «Наука» (с 1871), «Читанки» (1879, 1886), «Пролом» (с 1880), «Новый пролом» (1883—1887), «Червоная Русь» (1891—1892), «Галичанин» (1893—1913), «Руское Слово» (1890—1914), «Прикарпатская Русь» (1909-15), «Голос Народа» (1909-14)[2], «Прикарпатская Русь» (Львов, 1918—1921), «Воля Народа» (Львов, 1921—1923), «Русский Голос» (Львов, 1922—1939), «Жизнь» (Львов, 1922—1923), «Голос Народа» (Львов, 1926—1927), «Воскресенье» (Львов, 1928), «Звено» (Львов, 1932—1933), «Наш Путь» (Львов, 1935—1937), «Воскресенье» (Львов, 1935—1936), «Очаг» (Львов, 1937—1939)[3].
  • На Буковине: «Православная Буковина» (1893—1901), «Буковинские Ведомости» (1895—1909), «Православная Русь» (1909-10), «Русская Правда» (с 1880)[2], «Народная воля».
  • На Закарпатье: «Русская земля», «Русская правда», «Русский народный голос», «Наш карпаторусский голос».

Примечания[править]

  1. [http://www.pu.if.ua/data/ukr/lib/galiciania/gal9-2003-lesyuk.htm Микола ЛЕСЮК ФОРМУВАННЯ УКРАЇНСЬКОЇ ЛІТЕРАТУРНОЇ МОВИ В ГАЛИЧИНІ В УМОВАХ АВСТРІЙСЬКОГО РЕЖИМУ]
  2. а б в Исторический словарь под ред. М.Шуста
  3. Русская преса в Польше (1918—1939)

Литература[править]

  • Аристов Ф. Ф., Карпато-русскiе писатели. ИзслЪдованiе по неизданнымъ источникамъ. Томъ первый. Москва, 1916. 304 с.
  • Аристов Ф. Ф., Литературное развитие Подкарпатской (Угорской) Руси. Москва 1928 (репринт 1995). 49 с.
  • Ваврик В. Р., Краткий очерк Галицко-Русской письменности. Лувен, 1973. 80 с.
  • Дедицкий Б., Антонiй Добрянскiй — его жизнь и дЪятельность въ Галицкой Руси. Львов,1881. 126 с.
  • Дедицкий Б., Михаилъ Качковскiй и современная Галицко-русская литература. Львов, 1876. 123 с.
  • Лозинський М., Українство i москвофiльство серед українсько-руского народу в Галичинi. Репринт — Стрий, 1994. 93 с.
  • Мончаловскiй О. А., Житье и дЪятельность Ивана Наумовича. Львов, 1899. 112 с.
  • Мончаловский О. А., Литературное и политическое Украинофильство. Львов, 1898. 190 с.
  • Москвофільство: документи і матеріали / Львів. нац. ун-т ім. І.Франка; Вступ. ст., комент. О.Сухого; За заг. ред. С. А. Макарчука. -Львів, 2001. — 235 с.
  • Пашаева Н. М., Очерки истории Русского Движения в Галичине XIX—XX вв. Москва, 2001. 201 с.
  • Прикарпатская Русь въ XIX-мъ вЪцЪ въ бiографiях и портретахъ еи дЪятелей. Львов, 1898. 57 с.
  • Терлецький О., Москвофiли й Народовцi в 70-их рр. Львів, 1902. 63 с.
  • Magocsi P.R., A History of Ukraine, Toronto: University of Toronto Press, 1996, ISBN 0-8020-0830-5
  • Subtelny O. Ukraine: A History. Toronto: University of Toronto Press, 1988 ISBN 0-8020-5808-6
  • Wilson A., The Ukrainians: Unexpected Nation, New Haven: Yale University Press, 2000, ISBN 0-300-08355-6


Это статья является частью серии статей о народе
Русские
Gerb Rossijskoj Imperii.gif

Культура · Литература · Музыка · Искусство · Кинематограф · Кухня · Театр · Архитектура

Русская диаспора · Украина · Казахстан · США · Прибалтика · Грузия

Религия · Православие · Старообрядчество · Славянская мифология

Русский язык · на Украине · в Белоруссии · в Латвии · в Литве · в Эстонии · в Германии · как иностранный

Разные статьи · История · Правители · Русское движение в Прикарпатской Руси · Русские в Чечне