Хориа Сима

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к навигации Перейти к поиску
Horia Sima.jpg

Хориа Сима (рум. Horia Sima; 3 июля 1907, деревня Мандра близ Фэгэраша — 25 мая 1993, Мадрид)[1] — румынский политический деятель, учитель средней школы, командующий легионеров.

Спорная личность, ориентированный прогермански и не столь православный, как Кодряну. Современные румынские неогвардисты расколоты — одни ориентируются на Капитанула и считают Симу соглашателем и предателем, другие — ориентируются больше на Симу, а Кодряну считают «фанатиком» и «безумцем».

Биография[править]

Принимал активное участие в создании в январе 1929 «Железной гвардии» (в результате слияния «Легиона Михаила Архангела» Кодряну и группы «Братья по кресту» М. Стелеску).

После убийства К. Кодряну 30 ноября 1938 года стал лидером «Железной гвардии». Организовал ряд террористических актов против Кароля II и его окружения.

В феврале 1938 года, воспользовавшись тем, что король отменил конституцию, предпринял неудачную попытку захватить власть.

В феврале 1939 года Сима отправился в Германию через Венгрию. Летом того же года он вернулся, чтобы подготовить и выполнить казнь премьер-министра Румынии Арманда Кэлайнску 21 сентября 1939 года.

4 июля 1940 года он присоединился к кабинету Иона Гигурту в качестве министра культов и изобразительных искусств, вместе с двумя другими членами Железной гвардии, и ушёл в отставку через четыре дня.

В сентябре 1940 года король Кароль II отрёкся от престола. После прихода к власти генерала И. Антонеску 4 сентября 1940 года,[2] и образования Национал-легионерского государства с 14 сентября 1940 года по 21 января 1941 года занимал[3] пост заместителя премьер-министра и командующего Легионным движением.

Хориа Сима и Ион Антонеску

«Железногвардейцы» получили важнейшие посты в правительстве: Министерство иностранных дел возглавил М. Стурдза, Министерство внутренних дел — К. Петровическу, префектом полиции стал Гика. «Железная гвардия» заняла в провозглашенной национал-легионерским государством Румынии место правящей партии. Партия Сима развернула массовый террор, физически расправляясь с политическими противниками. Активно начала действовать вспомогательная легионерская полиция. Одновременно у Сима резко обострились отношения с Антонеску, который начал принимать меры к ограничению всевластия «Железной гвардии». Особый всплеск террора пришелся на конец ноября, когда легионеру убили известных политических деятелей Н. Йоргу и В. Маджару. Очередной конфликт возник после увольнения Стурдзы (Антонеску отказался назначить министром иностранных дел другого представителя «Железной гвардии»).

Принудительная уступка территорий Румынией (Бессарабия и Северная Буковина) в СССР летом 1940 года создала огромную волну антисемитов. Член правительства Сима запускает серию конфискации имущества у деятелей, ориентированных на евреев и соперничающих политиков.[4]

19‒20 января 1941 г. легион поднял мятеж, считая, что Германия его поддержит. Однако Гитлер сделал ставку на Антонеску, и 22 января мятеж был подавлен (было убито 236 и ранено 254 легионера), «Железная гвардия» распущена, а её руководители арестованы. Затем был переправлен в Германию. 19 апреля 1941 года по требованию Антонеску был помещен в концлагерь Беркенбрюк близ Берлина вместе с тринадцатью другими лидерами «Железной гвардии».

Тем временем румынские власти приговорили его к смерти заочно, чтобы быть уверенным, что его изгнание было постоянным. В конце 1942 года, с целью оказания давления на Антонеску, германские власти организовали побег Симы в Италию.

Ион Антонеску, узнав о побеге, опасается, что Сима вернётся в Румынию, чтобы свергнуть его. Угрожая Гитлеру вывести свои войска с фронта, он просит его найти беглеца. Почитаемый Муссолини, Сима нашел убежище в Риме. Гитлер призывает Муссолини доставить ему заключенного. 16 декабря Сима сдан гестапо римской полицией под Сиано. Затем его вернули в Берлин, арестовали и допрашивали месяц, а затем перевели в Бухенвальд, но в «щадящей» части лагеря, созданной для членов Железной гвардии, затем его переводят в Ораниенбург.[4]

Румыния изменила свои позиции и присоединилась к союзникам в августе 1944 года. Сима освобождается, и в Вене 10 декабря Сима возглавляет «правительство Румынии в изгнании».[5]

В тот момент, когда советское наступление неизбежно, он скрывается в Альтаусзе под именем Йозефа Вебера. В апреле 1945 года, когда городу угрожали американские войска, Сима в сопровождении семи товарищей присоединился к партизанской группе во главе с Отто Скорцени. Их целью было установить линию сопротивления в Дахауэргебирге. Но когда они понимают, что оккупационными войсками являются американскими, а не русскими, они решают распустить группу.

Из-за страха перед тем, чтобы американцы послали в СССР, Сима и двое товарищей скрываются и пересекают Германию, где в течение шести месяцев скрываются в Фрайбурге. В октябре 1945 года, увидев, что американцы не сдавали бывших легионеров в Советы, они решили отказаться от подполья и организовали комитеты помощи румынским беженцам.

Живя в Париже, Италии и, наконец, в Испании, он снова был приговорён к смертной казни в Румынии в 1946 году. Во время изгнания Хориа Сима пытается установить отношения с основными антикоммунистическими движениями.

Сима умер в Мадриде 25 мая 1993 года и был похоронен рядом со своей женой Эльвирой Симой в Торредембарре, недалеко от Барселоны.[4]

Истинная свобода[править]

«Внешняя свобода, или свобода социальная не существует в действительности. В обществе господствует режим необходимости, который может быть более мягким, более толерантным в определенные эпохи, но который никогда не исчезнет ни при каких обстоятельствах, даже тогда когда общество будоражат революции во имя идеи свободы. Внешняя свобода никогда не может освободиться от опеки социальных обязательств в той степени, в которой она могла бы соответствовать тенденции „безграничной экспансии индивида“. Личная свобода спроектированная на область бесконечного не может сосуществовать с социальным порядком. Борьба за свободу, которая время от времени возмущает жизнь народов сводится в результате к ослаблению режима удовлетворения потребностей общества, который становится невыносимым для определенных категорий граждан. Но никакому реформатору или главарю революционеров не приходит в голову отменить все ограничения наложенные на человека организованным обществом, для того, чтобы полностью воплотить принцип „безграничной экспансии индивида“. Необходимость возвращается, но в других формах и относительно других категорий индивидов.

Настоящая свобода по своей природе — свобода внутренняя, она глубоко укоренена в душе и не подчинена никаким социальным запретам. Только в сфере психики неограниченная экспансия индивида становится ощутимой реальностью. Только на ее территории не существует никаких пограничных столбов. Единственный ее противник — сам человек, человек, который не осознает присутствие свободы в себе самом или yнапряженно ищет ее во внешнем мире.

Свобода — это примордиальный факт нашего существования, импульс конституирующий человеческую личность, который обуславливает все что мы думаем и делаем. Детерминированность действий человека, в какой бы форме она не осуществлялась сужает область свободы, которая по своей природе не знает границ. Свобода не может быть определена и не может быть втиснута в границы какого-либо концепта. Единственный способ войти с ней в контакт — это собственное наше сознание. Ее надо обнаружить в глубине нашей внутренней жизни и потом оставить работать по своим внутренним принципам.

Что же мы понимаем под „неограниченной экспансией“, что именно в нашей душе имеет право преодолевать безграничность, бросаться в бесконечность и проецировать себя без каких либо воображаемых запретов? Это ни что иное как творческая энергия индивида. За ней мы оставляем это право.

Бесконечная экспансия индивида становится реальностью тогда, когда мы закрывается для мира и открывается сами себе. Свобода — это результат внутренней динамики. Тот индивид свободен, творческое начало которого получает полное раскрытие и мене свободен или более скован тот, у которого не получилось раскрыть все свои силы. Проблема свободы разрешается в плодотворной жизни.

Свобода — это дело внутренней жизни. Кто может воспрепятствовать духу проявляться по своим собственным законам. Даже посреди самых ужасных преследований он остается Победителем.

Творческое начало в своем чистом состоянии, дух как последняя загадка, — это любовь. Любви не присущ никакой детерминизм. Характеристика любви — дар, бьющий свободно изнутри и переполняющий все поток. Любовь не может быть навязана. Там где начинается норматив, там угасает любовь. Любовь не может быть объектом законодательства или каких-то ограничений. Душа, согретая любовью, чувствует себя свободной от любых ограничений. Режим необходимости чужд ее существу. Любовь освобождает, но не порабощает снова, завоевывает, но не подчиняет, разбивает оковы, но не готовит других, воскрешает человека, но не убивает его снова. Каждый миг любви — это миг творчества, момент духовного переживания и момент познания истины. Душа переполненная любовью — это душа одухотворенная.

Любовь — это единственное в человеке, что преодолевает его биологически-психическую оболочку и делает его одним из сынов Бога. Она — божественный образ в нас, образ и подобие Бога, печать нашего сверхестественного происхождения. Любовь — то вечное, что стоит за нашим временным сущестствованием. Она — наше бессмертное Я. Более высокой истины чем любовь не существует, так как она формирует божественную природу. Любовь — это альфа и омега нашего существования.

Однако надо отделить любовь от того, чем она не является. Любовь духовная должна быть очищена от психологических или инстинктивных элементов. Ее не нужно путать с чувственной любовью, любовью человеческой или опытной. Установление этого различия является определяющим для понимания легионерской доктрины.

Духовная любовь не знает склонности к ограничению свободы другого, к стремлению овладеть судьбой другого. Она не требует компенсации сделанного дара, обоюдной защиты чувств друг друга. Ее проявление всегда направлено изнутри вовне и для того, чтобы существовать, ей не надо подпитывать себя извне. Она дарит себя без конца и именно через это самопожертвование продолжает без всяких условий становится все более живой и наполненной с избытком. Духовную любовь можно также назвать любовью христианской, так как она была открыта нам в своей бесконечной чистоте в жертве Спасителя.

Внешняя свобода несовместима с существованием общества. Но можно все-таки представить возможность сосуществования свободы с социальным, если не искать эту свободу прямо в мире, но превратить ее сначала во внутреннюю свободу. Для того, чтобы решиться на это рискованное предприятие, необходимо нам самим освободиться от порабощенности внешним миром, встать на единственный открытый нам путь, заполучив себе свободу любви. Любовь своей силой жертвы последоательно улучшит жизнь общества, трансформирует его наполненные холодом, эгоистическими интересами или индифферентностью отношения в отношения живые, в сообщество людей, которые открыли собственную свою природу. Свобода внешняя или социальная будет в этом случае ничем иным как конкретным воплощением процесса нашего внутреннего освобождения.»[6]

См. также: Фауст Брадеску:Законы Легионерского гнезда

Ссылки[править]

  1. ro:Horia Sima
  2. ro:Guvernul Ion Antonescu (1)
  3. ro:Guvernul Ion Antonescu (2)
  4. а б в Horia Sima 3 juillet 1907 — 25 mai 1993
  5. Залесский К. А. Кто был кто во второй мировой войне. Союзники Германии. Москва, 2003
  6. Из книги Хориа Сима «Легионерская доктрина»