Хорст Вессель

From Традиция
Jump to navigation Jump to search

Хорст Вессель (нем. Horst Ludwig Wessel; * 9 октября 1907, Билефельд, Вестфалия — † 23 февраля 1930, Берлин)[1] — штурмфюрер SA, поэт, убит коммунистами.

Автор Horst-Wessel-Lied (песни Хорста Весселя), партийного гимна NSDAP.

В память о Хорсте Весселе названа 18-я добровольческая моторизованная дивизия СС «Хорст Вессель».

Биография[edit | edit source]

Horst Wessel.png

Будущий «агитатор, горлан и звонарь» родился 10 января 1907 г. в старинном немецком городе Билефельде в семье лютеранского священника, военного капеллана и доктора богословия Людвига Весселя. После переезда семьи Весселей в Берлин, где пастор Вессель был назначен настоятелем старейшего берлинского храма Святого Угодника Божия Николая (Николайкирхе; нем. Nikolaikirche) Хорст Вессель окончил там гимназию. В знак протеста против своего «шписсбюргерского» (мелкобуржуазного, мещанского) происхождения и окружения (по некоторым сведениям, его «старорежимный» и крайне консервативный отец, вдобавок ко всему, был еще и «вольным каменщиком», сиречь франкмасоном, то есть врагом всякого уважающего себя германского националиста, а тем более — национал-социалиста! — «по определению»!) молодой человек очень рано увлекся политикой.

Уже в 1922 году Хорст Вессель вступил в 21-ю местную группу «Кронпринцесса» (Kronprinzessin) правой консервативной организации «Орден Бисмарка» («Бисмарк-Орден»; нем. Bismarck-Orden). «Орден Бисмарка», известный также под названием «Бисмарковский молодежи» («Бисмарк-Югенд»; нем.: Bismarck-Jugend), являлся молодежной организацией Немецкой (Германской) Национальной Народной партии («Дойчнационале Фолькспартай»; нем. Deutschnationale Volkspartei), которую, на момент вступления в нее Хорста Весселя, возглавлял Вильгельм Кубе (в будущем — нацистский гауляйтер и наместник Гитлера в оккупированной Белоруссии в годы Второй мировой войны).

В рамках выполнения своих обязанностей по охране помещений, в которых проводились политические мероприятия НННП, Хорст Вессель весной 1924 г. вступил в контакт с союзом «Викинг» («Викинг-Бунд», нем. Wiking-Bund) капитана Германа Эргардта. Союз «Викинг» в описываемое время являлся центром притяжения для бывших чинов сыгравшей решающую роль в монархическом «Капповском путче» («путче Каппа-фон Люттвица») 1920 г., направленном на свержение правительства «Веймарской республики», Военно-морской бригады Эргардта («Маринебригаде Эргардт», нем. Marinebrigade Erhardt), эмблемами которой являлись белый крюковидный крест-коловрат на стальном шлеме и черно-бело-красная ленточка цветов государственного, военного и военно-морского флага «Второго рейха» Гогенцоллернов.

Наряду с бывшими чинами «бригады Эргардта», Хорст Вессель завел знакомство с бывшими террористами из рядов секретной организации «Консул» («Организацьон Консул», ОК; нем. Organisation Consul, OC), также возглавлявшейся Эргардтом (скрывавшимся под псевдонимом «консул Айхман»). На счету ОК к описываемому времени числились, между прочим, убийство лидера католической партии Центра Маттиаса Эрцбергера (активного сторонника выполнения Германией условий грабительского Версальского договора) и имперского министра иностранных дел Вальтера Ратенау.

«Активизм» сторонников капитана Эргардта, выгодно отличавший их в глазах Весселя от реакционных взглядов сторонников Немецкой Национальной Народной партии, произвел на него неизгладимое впечатление. Поэтому он, несмотря на последовавшее вскоре награждение серебряным почетным знаком НННП, одновременно вступил и в союз «Викинг». Когда об этом стало известно руководству НННП и «Ордена Бисмарка», в июле 1924 г. был дан ход процессу исключения Хорста Весселя из Ордена (впрочем, скоро был приостановленному).

Формальным поводом к исключению послужил факт появления гимназиста на мероприятии «Ордена Бисмарка» в коричневой национал-социалистической униформе (которую в те годы нередко носили и сторонники капитана Эргардта, не состоявшие в рядах НСДАП).

Несмотря на приостановление процесса исключения, разрыв Весселя с «Орденом Бисмарка» и НННП стал неминуем. 12 февраля 1925 г. Хорст Вессель покинул ряды «Ордена Бисмарка» и целиком посвятил свои силы и время союзу «Викинг». Этому не помешало ни его поступление на факультет правоведения Берлинского университета 19 апреля 1926 г., ни вступление сразу в две студенческие корпорации — «Кор Норманния Берлин» (нем. Corps Normannia Berlin) и «Аллемания» (нем. Allemania), практиковавшие официально запрещенные дуэли на саблях (так называемые «мензуры»). Ровно через месяц после этого знаменательного события союз «Викинг» был запрещен в Пруссии, поскольку окружной руководитель (бецирксляйтер; нем. Bezirksleiter) этой организации в Берлине Ганс фон Зоденштерн, якобы, принял участие в подготовке государственного переворота (впрочем, начатое судебное расследование было вскоре прекращено за недостатком доказательств).

Оказавшийся в состоянии политической «неприкаянности», не способный удовлетвориться только лишь членством в студенческих корпорациях, Хорст Вессель был недоволен и временным альянсом капитана Эргардта с реакционным союзом солдат-фронтовиков «Стальной шлем» («Штальгельм/Бунд дер Фронтзольдатен»; нем. Der Stahlhelm/Bund der Frontsoldaten), в рядах которого были ярко выражены тенденции к реставрации в Германии свергнутой Ноябрьской революцией 1918 г. монархии Гогенцоллернов, которую молодой национальный активист считал давно отжившим свое, архаичным институтом, не способным дать адекватный ответ на вызовы времени и эффективно противостоять большевицкой пропаганде Председателя Коммунистической партии Германии, главы фракции КПГ в германском рейхстаге, кандидата в рейхсканцлеры от партии коммунистов Эрнста Тельмана и других лидеров КПГ — главного «приводного ремня» Коминтерна в Германии.

Более привлекательной и приемлемой для себя альтернативой Вессель счел берлинские штурмовые отряды (СА) гитлеровской партии НСДАП, в рядах которых Гейнц (Хайнц) Гауэнштейн (Хауэнштайн), известный бывший командир белого добровольческого корпуса («фрайкора») и первопроходец северогерманского национал-социалистического движения, как раз в описываемое время собирал вокруг себя социал-революционные и консервативно-революционные элементы, находившиеся в оппозиции к «партийным бюрократам» (или, как тогда говорили в Германии, «партийным бонзам»; «бонза» — настоятель буддийского монастыря в Китае и Японии) — берлинскому гауляйтеру Эриху Шмидике и командиру СА Курту Далюге (будущему видному чину СС, СД и соратнику Рейнгарда (Райнхарда) Гейдриха (Хайдриха). Несмотря на господствующую в берлинском «гау» анархию, Хорст Вессель в октябре 1926 г. вступил в берлинский штурмовой отряд (СА).

1 ноября 1926 г. руководство находившегося на грани распада национал-социалистического «гау» Берлин перешло в руки доктора Йозефа Геббельса — известного «левого нациста», бывшего секретаря Грегора Штрассера, находившегося в оппозиции Адольфу Гитлеру и «правому, прокапиталистическому» окружению последнего, окопавшемуся в Мюнхене — традиционной столице германского национал-социализма.

Доктор Геббельс сразу же принялся за реорганизацию своего «гау», пораженного глубоким кризисом. Вопреки широко распространенному, но оттого не менее ложному мнению, Хорст Вессель вовсе не был в восторге от способностей своего нового гауляйтера (возможно, потому, что Йозеф Геббельс сразу же оттеснил на второй план упоминавшегося нами выше Гейнца Гауэнштейна, которого Хорст Вессель очень уважал).

Однако, невзирая на все сомнения, Вессель в декабре 1928 г. стал обладателем партийного билета НСДАП. Прямой, лишенный даже малейшего намека на преклонение перед авторитетами, характер Хорста Весселя стал причиной неоднократных разговоров начистоту с берлинским гауляйтером (соответствующие дневниковые записи до нас, к сожалению, не дошли). Возможно, причиной этих контактов стал тогдашний интерес нового гауляйтера Берлина к «Национал-Социалистическому Союзу Студентов» («Национальсоциалистишер Штудентенбунд», НССБ; нем. Nationalsozialistischer Studentenbund, NSSB), членом и одним из ведущих активистов которого был Хорст Вессель.

Поистине неизгладимое впечатление произвело на последнего участие в 3-м Имперском партийном съезде (рейхспартейтаге или райхспартайтаге, нем.: Reichsparteitag) НСДАП, проходившем в августе 1927 г. в Нюрнберге, в рамках которого велись яростные дискуссии вокруг места и роли союза студентов в национал-социалистическом Движении.

С началом зимнего семестра 1927‒19128 гг. подающий большие надежды студент-правовед на один семестр перевелся в Венский университет. Параллельно он получил от своего гауляйтера задание ознакомиться с работой австрийских национал-социалистов среди молодежи.

У Хорста Весселя имелись все необходимые предпосылки для выполнения этого задания доктора Геббельса и необходимый практический опыт, накопленный им в период руководства подразделением «Союза Германской Рабочей Молодежи» («Бунд Дойчер Арбайтерюгенд», нем. Bund Deutscher Arbeiterjugend), переименованной впоследствии в «Гитлеровскую молодежь» («Гитлерюгенд», ГЮ; нем. Hitlerjugend, HJ).

В период своего пребывания в Вене Хорст Вессель принял активное участие в срыве премьеры джаз-оперы «Джонни начинает играть» (Johnny spielt auf) — национал-социалисты считали джаз «негритянской вырожденческой и упадочнической музыкой, навязываемой здоровой арийской публике иудейскими закулисными заправилами музыкальной сцены».

Характерно, что в письме другу от 20 февраля 1928 г. Вессель подчеркивал образцовую организацию венского национал-социалистического «гау» (в отличие от берлинского). По завершении своего венского семестра Хорст Вессель отказался от дальнейшего изучения юриспруденции и возглавил «уличную ячейку» («штрассенцелле», нем. Strassenzelle) СА на берлинской площади Александерплац, входившую в состав 1-го штурма (батальона) 4-го штандарта (полка) СА, отличавшегося ярко выраженными социал-революционными настроениями.

Среди других вождей штурмовиков молодой энергичный студент выделялся своим незаурядным талантом пламенного оратора-пропагандиста.

Так, например, 15 января 1929 г. Хорст Вессель на митинге в берлинском пригороде Фриденау посрамил в дискуссии всех выступивших против него ораторов из рядов Немецкой Национальной партии, после чего в разговоре с доктором Йозефом Геббельсом высказал свое разочарование недостатком активности членов СА. В тот день Геббельс сделал в своем дневнике следующую запись:

«Я стою перед дилеммой. Стоит нам только начать проявлять в Берлине повышенную активность, как наши люди здесь камня на камне не оставят».

Они стали регулярно встречаться. В ходе этих встреч Хорст Вессель и Йозеф Геббельс обсуждали, прежде всего, отношения между НСДАП, Немецкой Национальной партией и «Стальным Шлемом», а также вопросы национал-социалистической революции. Подобно Хорсту Весселю, доктор Геббельс не испытывал особого восторга по поводу провозглашенного вождем НСДАП Адольфом Гитлером в апреле 1929 г. официального партийного курса на сближение в буржуазной правой и перехода к парламентским формам борьбы:

«Надо же было такому случиться именно сейчас, когда необходимо, прежде всего, сохранить нервы. Это просто невыносимо. Как же много еще мещан осталось в нашей партии! Диктуемый нам из Мюнхена курс становится порой невыносимым. Я еще не готов к заключению гнилого компромисса. Я буду продолжать идти прямым путем, даже если это будет стоит мне моего личного поста и положения. Порой я начинаю сомневаться в Гитлере… Да и в группах СА возникают серьезные волнения».

О духе и настроениях, царивших в рядах состоявших преимущественно из представителей рабочего класса (того самого «пролетариата», монопольное право на представительство и защиту интересов которого, со времен тт. Карла Маркса и Фридриха Энгельса, присвоили себе коммунисты) боевиков штурмовых отрядов НСДАП (причем не только берлинских) наглядно свидетельствовал текст весьма популярной среди них песни «Гудки звучат повсюду…» (нем. Es pfeift von allen Daechern…) на слова Романа Хадельмайра, исполнявшаяся, между прочим, на мотив первого марша русского белого Корниловского Ударного полка (известного также под названием «Призыв»).

С 1 мая 1929 г. Хорст Вессель служил партии на посту командира 34-го «труппа» (взвода) СА, дислоцированного в берлинском рабочем предместье Фридрихсгайн. Он сделал это с целью вовлечь как можно большее число рабочих в национал-социалистическое движение. Под его руководством численность 34-го труппа СА в скором времени увеличилась настолько, что Вессель смог развернуть на базе своего отряда 5-й «штурм» (батальон) СА, штурмфюрером которого он был назначен. Среди его штурмовиков числилось немало бывших бойцов прокоммунистической организации «Союз Красных Фронтовиков» («Ротфронт»; нем. der Rote Frontkaempferbund, Rotfront) и ставших нацистами коммунистов, что выразилось в создании оркестра гобоистов-шальмейщиков (такие оркестры существовали лишь у одной из партий «Веймарской республики», а именно КПГ.

Чтобы быть поближе к своим подопечным, Хорст Вессель переехал в рабочий пригород, где проживало большинство его штурмовиков. Он даже отказался от продолжения учебы в университете, добывая себе хлеб хлеб насущный в качестве шофера такси, а впоследствии — работника берлинского метро (а отнюдь не сутенера, как часто неправильно пишут и думают). Сутенерами «подрабатывали» (в перерывах между очередными раундами «чемпионата классовой борьбы» — по выражению пролетарского поэта Владимира Маяковского) как раз его убийцы, но об этом позже…

Как уже упоминалось выше, студент-штурмовик был, выражаясь современным языком, типичным «красно-коричневым». В «Третьем рейхе» таких именовали «бифштексами», поскольку они, как бифштексы («с кровью»), были «коричневыми снаружи, но красными внутри» (аналогичным образом товарищ Иосиф Виссарионович Сталин именовал тайных противников советского партийного режима «редисками» — «красными снаружи, но белыми внутри»). В соответствии со своими политическими установками, в сущности, близкими к «национал-большевицким», Хорст Вессель сочинил свою знаменитую песню «Знамена ввысь» («Знамена Гитлера над баррикадами»), снискавшую себе известность под названием «Песни Хорста Весселя» («Хорст-Вессель-Лид»; нем. das Horst-Wessel-Lied) и считавшуюся впоследствии (с текстом, несколько «смягченным» по приказу начальника штаба СА капитана Эрнста Рема — так, например, слова: «Скоро знамена Гитлера взовьются над баррикадами» были заменены на более «нейтральные»: «Скоро знамена Гитлера взовьются над всеми улицами») партийным гимном НСДАП и «вторым государственным гимном» Третьей империи.

Жизнь национал-социалистического активиста в Берлине 30-х гг. ХХ века была преисполнена опасностей. Как вспоминал впоследствии доктор Йозеф Геббельс: «Кто вступал в СА в Берлине, тот оказывался как бы вне закона. Его жизненный путь превращался в узкую тропку между полицией и чернью. И на этом пути ему надлежало выстоять или пасть».

Успех агитационно-пропагандистской деятельности «красно-коричневого» трибуна среди берлинских рабочих давно уже навлек на Весселя гнев и ненависть агентов Коминтерна.

14 января 1930 г. «летучий отряд» («роллькоммандо», нем. Rollkommando) «Ротфронта» во главе с коммунистами (и, «по совместительству», сутенерами) Альбертом, или Альбрехтом («Али»), Гёлером (Хёлером) и Эрвином Рюккертом выехал «разобраться по-рабочему» с Хорстом Весселем. Первоначально предполагалось ограничиться «пролетарским внушением» лидеру штурмовиков (то есть кулачной расправой с Весселем). Но случилось непредвиденное. Оказалось, что Гёлер хорошо знал Эрну Еннике еще по ее прошлой жизни, и теперь в нем внезапно проявилось такое откровенно «непролетарское», если не сказать, «мелкобуржуазно-собственническое» чувство, как ревность. Совершенно неожиданно для своих сотоварищей «Али» достал «из широких штанин» пистолет и в упор выстрелил в Весселя, которому пуля попала в рот.

23 февраля 1930 года Хорст Вессель, после долгой и мучительной агонии, скончался от заражения крови. Гауляйтер Геббельс, искренне потрясенный случившимся (он никак не мог забыть бледные, словно восковые, руки умирающего Весселя с «пальцами музыканта») и, возможно, мучимый муками совести — ведь речь шла о таком же, в сущности, как он, представители «левого партийного крыла»!) вопреки возражениям мюнхенского Имперского руководства НСДАП, твердо решил превратить Весселя в «мученика Движения».[2]

Похороны[edit | edit source]

Уже 26 февраля в Берлине вышел спецвыпуск газеты «Дер Ангрифф», посвященный Хорсту Весселю. 1 марта состоялись торжественные похороны вождя берлинских штурмовиков на кладбище при церкви Святого Николая, где служил священником отец покойного.

С речами на похоронах выступили сам доктор Геббельс, Верховный вождь СА (Оберстер СА-Фюрер) Франц Пфеффер фон Саломон, штандартенфюрер СА Бройер и два представителя «Национал-Социалистического Союза Студентов».

Фюрер германских национал-социалистов Адольф Гитлер на похоронах Хорста Весселя отсутствовал, что явилось лишним свидетельством обострения отношений между берлинским гау и «обюрократившимся, продавшимся реакционной буржуазии, погрязшим в политических интригах» руководством НСДАП, «окопавшимся» в мелкобуржуазном Мюнхене. Вместо Берлина фюрер НСДАП предпочел направиться в Берхтесгаден на очередную партконференцию.

Во время похорон коммунисты неоднократно нападали на собравшихся, учиняли всяческие бесчинства и, намекая на связь покойного с Эрной Еннике, кричали хором: «Последнее „Хайль Гитлер!“ сутенёру Хорсту Весселю!». В ответ не холодную отстраненность Адольфа Гитлера гауляйтер Берлина доктор Йозеф Геббельс 4 апреля в своей речи, произнесенной в берлинском Дворце спорта, демонстративно неоднократно приводил революционно звучащие цитаты из «Песни Хорста Весселя», в которой шла речь о соратниках, или товарищах, застреленных не только «Ротфронтом», но и «реакцией» — факт, что ни говори, весьма многозначительный…

26 сентября 1930 г. убийцы Хорста Весселя были приговорены к многолетнему тюремному заключению. Самый суровый приговор (шесть лет и один месяц лишения свободы) был вынесен «Али» Гёлеру. Разумеется, штурмовики остались недовольны приговором, вынесенным красным убийцам (которых расплата постигла в 1933 г., когда чины СА взяли тюрьму штурмом).

Следует заметить, что наряду с изложенной нами выше официальной версией гибели вожака берлинских штурмовиков от рук местных «антифа», убивших его по собственной инициативе и едва ли не случайно, существует также и другая, альтернативная версия, согласно которой убийство Хорста Весселя было спланировано и осуществлено агентами Коммунистического Интернационала.[2]

Партбилет DNVP
Такой была могила Хорста Весселя
Во главе колонны на IV съезде НСДАП

Ссылки[edit | edit source]