Церковный брак

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Церко́вный брак, церко́вное бракосочета́ние — христианское таинство благословения жениха и невесты, изъявивших желание жить совместно как муж и жена в течение последующей жизни.

Отношение русских философов ХХ в. к таинству брака[править]

Истоки таинства брака русские философы видели в библейской формуле: «и будут двое одна плоть». Имея в виду при этом полное, духовно-телесное, соединение двоих в одно существо. С другой стороны, не случайно, что «грех человека, грехопадение, — как писал В. Розанов, — … сопровождалось странным последствием: что-то моментально произошло в поле и люди закрылись древесными листьями. Началось ″жестокое сладострастие″». Распалось изначальное естественное и безраздельное единство мужчины и женщины – они оказались разделенными. После грехопадения для их воссоединения потребовался специальный, самостоятельный акт.

И все же в таинстве истинно христианского брака, по мысли русских философов, возможно максимальное воссоздание утраченной нераздельной слиянности двух любящих. Так С. Троицкий писал: «Это метафизическое единение мужчины и женщины есть таинство, поскольку оно превышает категории нашего разума и может быть пояснено лишь сопоставление этого таинства с таинством Пресвятой Троицы и догматом Церкви, а психологически это является источником таких чувств брачующихся, которые по самому своему характеру исключают вопрос о целях брака вне его самого, ибо эти чувства есть чувства удовлетворенной любви, а потому полноты и блаженства».

Таков духовно-метафизический смысл любви и таинства брака, с точки зрения русских философов ХХ в.


Современность[править]

Историк С. Н. Семанов писал в 1994 году:

Недавно я беседовал с одним православным священником из большого прихода под Москвой — молодой, сильный, умный, образованный. Спросил его: — А многие ли сейчас венчаются? — Да почти все, — отвечает. — Так это хорошо, — то ли спрашиваю, то ли утверждаю я. — Нет, — говорит он сурово, — очень плохо. — И пояснил: если невеста в девственной фате находится уже на пятом месяце беременности, а жених уже рассчитал, что, прописавшись в доме будущей жены, вскоре разведется с ней и поделит жилье, а он, священник, не имеет права отказать им в венчальном обряде, то что тут хорошего?..[1]

Примечания[править]

  1. Семанов С. Народ-богоносец? // Родина. — 1994. — № 8. — С. 18.