Чан Кайши

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Чан Кайши
Имена
по-русски: Чан Кайши
латиницей (традиц.): Chiang Kai-shek
В КНР: 蔣介石
путунхуа: Цзян Цзеши
пиньин: Jiang Jieshi
На Тайване: 蔣中正
путунхуа: Цзян Чжунчжэн
Фамилия: Цзян
Личные имена
при рождении (譜名): Чжутай (周泰)
«молочное» (乳名): Жуйюань (瑞元)
школьное (學名): Чжицин (志清),
позже Чжунчжэн (中正)
прозвище (字): Цзеши (介石)
Кайши на кантонском диалекте

Чан Кайши (точнее Цзян Цзеши, подробнее см. шаблон «Имя»; 31 октября 1887 — 5 апреля 1975) — военный и политический деятель Китая, возглавивший Гоминьдан в 1925 г. после смерти Сунь Ятсена.

Детство и юность[править]

Чан Кайши родился 31 октября 1887 г. в местечке Сикоу уезда Фэнхуа провинции Чжэцзян, примерно в 40 километрах от портового города Нинбо, расположенного южнее Шанхая, и принадлежал к 28-му поколению рода Цзян, берущему начало от потомков Чжоу-гуна (мудрого правителя, которым восхищался сам Конфуций). В возрасте 6 лет родители отдали его в частную школу, где он начал своё регулярное образование под руководством учителя Жэнь Цземая.

В 1895 году у мальчика умер отец, и семья стала испытывать серьёзные финансовые трудности. В 1899 году мать была вынуждена отправить сына в дом деда по материнской линии. В 14-летнем возрасте по настоянию матери он женился, его невесту звали Мао Фумэй, она была на 5 лет старше жениха.

В 1903 году, в возрасте 17 лет Цзян Чжунчжэн поступил в школу в уездном городе Фэнхуа, где давали образование по европейскому образцу. Там он начал интересоваться политическими событиями, и выбрал свой жизненный путь, решив стать военным. В 1906 году он впервые приехал в Японию, где познакомился с революционерами, группировавшимися вокруг Сунь Ятсена. В знак своей решимости участвовать в антимонархической антиманьчжурской революции Цзян Чжунчжэн в апреле 1906 года, находясь в Токио, срезал свою косу и отослал её домой. Он хотел поступить в Японии в военное училище, однако для этого требовались рекомендации и военное происхождение и поэтому с мечтой пришлось распрощаться. В Японии Чан познакомился с представителями шанхайской мафии, что оказало влияние на его последующую карьеру.

Начало политической карьеры[править]

Летом 1907 Цзян Чжунчжэн прибыл в Баодин, где, выдержав огромный конкурс, поступил в военное училище на краткосрочные курсы подготовки офицеров Национальной армии Министерства обороны. В конце года он успешно сдал экзамены по японскому языку для желающих продолжить военное обучение в Японии. В 1908‒1909 годах Цзян обучался в японском пехотном училище Синбу, в это же время он по рекомендации Чэн Цимэя (один из соратников Сунь Ятсена) вступил в Тунмэнхой. По окончании училища Цзян Чжунчжэн был принят на военную службу в качестве кадета 19-го артиллерийского полка 13-й дивизии японской армии.

18 марта 1909 года у Цзян Чжунчжэна появился первый и единственный, официально считающийся родным сын, которому он дал имя Цзинго.

В 1911 году, после начала Синьхайской революции в Китае, Цзян Чжунчжэн вернулся в Китай, где стал помогать Чэнь Цимэю разворачивать вооружённые действия в Шанхае и в Ханчжоу против цинских властей. Командуя авангардом, он проложил путь к столице своей родной провинции Чжэцзян — городу Ханчжоу. В награду за успехи в этой операции он был назначен командиром полка. Затем он помог Чэнь Цимэю поставить под контроль восставших провинцию Цзянси.

Революция в Китае[править]

В 1912 году в ходе борьбы за власть Чэнь Цимэй приказал Цзян Чжунчжэну организовать тайное убийство Тао Чэнчжана — руководителя активной в то время в Шанхае и прилегающей к нему части Китая революционной организации. В связи с разразившимся скандалом Цзян Чжунчжэн был вынужден бежать в Японию. Там он стал издавать журнал «Цзюнь шэн» («Голос армии») и занялся изучением немецкого языка, подумывая о поездке в Германию. Однако зимой он снова вернулся в Шанхай, помогал Чэнь Цимэю в борьбе против Юань Шикая, а потом вновь уехал в Японию. В 1914 году он по приказу Сунь Ятсена попытался организовать выступления против Юань Шикая в районе Шанхая и Нанкина, однако они оказались неудачными. После этого Сунь Ятсен направил Цзян Чжунчжэня в Маньчжурию. В Харбине Цзян Чжунчжэн направил Сунь Ятсену памятную записку о неминуемости войны в Европе, а также предложил план свержения власти Юань Шикая. После начала Первой мировой войны он вернулся в Японию.

В 1915‒1916 году Цзян Чжунчжэн принимал участие в вооружённых выступлениях против власти Юань Шикая в Шанхае. В ходе их он проявил большое личное мужество, и его имя приобрело известность среди сторонников Сунь Ятсена. Когда в 1916 году Чэнь Цимэй погиб от руки наёмного убийцы, подосланного Юань Шикаем, Цзян Чжунчжэн фактически заменил его в роли ведущего военного деятеля из числа приверженцев Сунь Ятсена в Шанхае.

10 сентября 1916 года на свет появился мальчик, которого Цзян Чжунчжэн впоследствии официально усыновил и назвал Вэйго. Есть версия, что Цзян Вэйго — внебрачный сын Цзян Чжунчжэна и его японской подруги.

В 1918 году Сунь Ятсен вызвал Цзян Чжунчжэна в Гуанчжоу, где тогда находился центр революционных сил, и назначил его начальником оперативного управления. В октябре 1918 года он стал командующим второй колонной гуандунской армией и принял участие в боях гуандунской армии против фуцзяньских войск. В 1919 году ему пришлось уйти с командных постов. Он некоторое время ездил между Японией и Шанхаем, а затем уехал в родные края, чтобы ухаживать за матерью. Его мать умерла в 1921 году в возрасте 58 лет. Вскоре после этого он был вызван Сунь Ятсеном и начал разработку планов Северного похода, то есть наступления армии из провинции Гуандун на север страны с целью покончить с её раздробленностью, объединить страну и создать центральное правительство Китайской республики.

В июне 1922 года гуандунский милитарист генерал Чэнь Цзюнмин поднял мятеж против Сунь Ятсена в Гуанчжоу. Сунь Ятсен был вынужден укрыться на канонерской лодке «Юнфэн». Цзян Чжунчжэн поспешил к нему на помощь из Шанхая; на борту канонерки «Юнфэн» Сунь Ятсен сказал Цзян Чжунчжэну, что надеется, что тот продолжит дело осуществления Трёх народных принципов после смерти самого Сунь Ятсена.

В феврале 1923 года Сунь Ятсен вернулся в Гуанчжоу и назначил Цзян Чжунчжэна начальником своего генерального штаба, а также сделал его членом военного комитета партии Гоминьдан. Встала задача создания собственных вооружённых сил партии Гоминьдан. Сунь Ятсен обратился к Стране Советов за помощью. В марте 1923 г. руководство РКП (б) и Советское правительство приняли решение оказать Сунь Ятсену финансовую и военную помощь.

16 августа 1923 г. молодой генерал Чан Кайши выезжает во главе делегации в Москву.

Перед Чан Кайши стояла вполне конкретная задача: обсудить военно-политические вопросы, достичь прямой договоренности о содействии Советского правительства в строительстве вооруженных сил Китая.

Посланец Гоминьдана прибыл в Москву 2 сентября 1923 г. Он пробыл в СССР около трех месяцев. Внимание Чан Кайши во время пребывания в Москве и Петрограде было сосредоточено на вопросах получения военной помощи, хотя в напутствии Сунь Ятсена содержалась просьба познакомиться и с опытом политической работы РКП (б) в массах, получить советы относительно организации политической работы Гоминьдана на Юге Китая. Китайскую делегацию принимали М.И. Калинин, Г.В. Чичерин, секретарь ЦК РКП (б) Я.Э. Рудзутак, заместитель председателя Реввоенсовета СССР Э.М. Склянский, главком С. С. Каменев, нарком просвещения РСФСР А.В. Луначарский.[1].

«Мы, представители партии Гоминьдан, посланные в Москву, — обратился глава делегации к Я.Э. Рудзутаку, — прибыли сюда для того, чтобы ознакомиться главным образом с РКП в лице её Центрального Комитета, получить ряд советов о нашей работе на юге Китая и взаимно информировать друг друга».[2].

…В это время в Стране Советов разгорались дискуссии о путях строительства социализма. Некоторые видные партийные деятели — среди них выделялся Л. Троцкий — полагали, что революция в России должна стать искрой для мирового революционного пожара, в который, естественно, был бы вовлечен и Китай. В свою очередь этот революционный пожар, как предполагалось, неминуемо содействовал бы решению задач социалистической экономики в Советской России.

Два часа Я. Э. Рудзутак разъяснял Чан Кайши условия, в которых создавалась партия большевиков, давал обзор основных революционных событий в России, нэпа, национальной политики компартии. Рудзутак говорил в беседе с Чан Кайши о близости по духу российской компартии и Гоминьдана. Чан Кайши со своей стороны добавил, что Гоминьдан «всегда считал РКП своей родной сестрой».

Посланец Гоминьдана, как и следовало ожидать, проявил интерес прежде всего к военному опыту Советской власти. Он познакомился с организацией Красной Армии, института комиссаров, подготовкой военных кадров, посетил крепость Кронштадт, Военно-морскую академию.

Моложавый, сухощавый китайский офицер с острым взглядом чёрных глаз не вызывал особого любопытства у окружающих — в Москве встречались люди различных национальностей, среди которых было немало китайцев. Для передовой части китайских студентов и представителей интеллигенции в те годы характерна была тяга к изучению, пониманию социализма, интернационалистских основ марксизма. Китайцы, проживавшие в Москве, обратили внимание на посланника Сунь Ятсена. Их в немалой степени интересовал вопрос, что все же представляет собой Чан Кайши? Ординарный милитарист? Рядовой функционер Гоминьдана? В начале октября они собрались, чтобы послушать рассказ Чана о деятельности Сунь Ятсена в революции. Рассуждения представителя Сунь Ятсена вызвали бурную реакцию слушателей. Разве Маркс не сказал?.. Разве русский опыт не доказывает?.. Слушателям не понадобилось много времени, чтобы убедиться в теоретической беспомощности оратора. В его ответе прозвучало безразличие к интернациональному, политическому опыту революционеров. «Я не говорил о России! — вызывающе заявил Чан. — …Я веду речь о Китае. Вы должны изучать больше вашу собственную страну, прежде чем столь бойко рассуждать об иностранной теории». Некоторые слушатели отреагировали сразу же: «Национализм!» «Отъявленный национализм!»— послышались голоса.[3]. Цзян Чжунчжэн предложил план военных действий в Китае, составленный Сунь Ятсеном, который предполагал значительную помощь со стороны СССР. Вместо этого Москва предложила помощь в создании вооружённых сил партии Гоминьдан на её собственной базе в Гуанчжоу. С 8 сентября 1923 по июль 1927 — политическим советником при ЦИК Гоминьдана (Китай) был назначен М.М. Бородин, сменив на этом посту Александра Ивановича Черепанова. Будучи советником и личным другом Сунь Ятсена, организовывал союз между партией Гоминьдан и китайскими коммунистами. После конфликта с Чан Кайши в 1927 был отозван в Советский Союз вместе с женой, двумя сыновьями и женой журналисткой Анной Луизой Стронг.

В 1924 году Сунь Ятсен принял решение об организации в Гуанчжоу на острове Хуанпу (на кантонском диалекте его название произносится как «Вампу») академии Вампу — будущей кузницы кадров для национальной революционной армии, подчиняющейся руководству партии Гоминьдан. Председателем комитета по подготовке к созданию этой школы был назначен Цзян Чжунчжэн; в апреле он был назначен начальником военной школы Вампу и одновременно начальником генерального штаба. 16 июня состоялась торжественная церемония открытия. В июле Цзян Чжунчжэн стал по совместительству начальником крепости Чанчжоу.

Во главе Китая[править]

12 марта 1925 года в Пекине в возрасте 59 лет скончался Сунь Ятсен. В августе Цзян Чжунчжэн получил пост командующего 1-й национальной революционной армией. В сентябре он был назначен командующим войсками Восточного похода, осуществлявшегося с целью объединения провинций Гуандун и Гуанси. Таким образом Цзян Чжунчжэн стал самой сильной военной фигурой в партии Гоминьдан. В ноябре в результате ряда успешных военных операций вся провинция Гуандун оказалась под властью Национального правительства.

В 1926 году, на 2-м съезде партии Гоминьдан Китая Цзян Чжунчжэн был избран членом Центрального исполнительного комитета (ЦИК), а на пленуме ЦИК — членом Постоянного комитета. На съезде Цзян Чжунчжэн выступил с докладом о военном положении. Он отстаивал предложение о том, чтобы правительство предприняло Северный поход с целью объединения страны.

В начале 1926 года у Гоминьдана оказалось два лидера: военный — Цзян Чжунчжэнь, и гражданский — Ван Цзинвэй. Однако в мае Ван Цзинвэй неожиданно, сославшись на недомогание, уехал во Францию. В июне в руках Цзян Чжунчжэна формально сосредоточилась партийная, государственная, военная и финансовая власть. В июле по болезни с поста председателя Постоянного комитета ЦИК ушёл Чжан Цзинцзян, и его место также занял Цзян Чжунчжэн.

9 июля Цзян Чжужчжэн вступил в должность главнокомандующего Национальной революционной армией, и немедленно начал Северный поход. Всего за полгода ему удалось добиться стабилизации обстановки в Юго-Восточном Китае. К ноябрю 1926 года армия под командованием Цзян Чжунчжэна одержала верх над двумя из трёх основных противников. В декабре ЦИК партии Гоминьдан переехал из Гуанчжоу в Ухань, где образовался центр власти. Цзян Чжунчжэн в противовес Ухани создал свой центр власти в Наньчане, где вместе с ним оказались вернувшийся к своим обязанностям председатель ЦИК Чжан Цзинцзян и исполняющий обязанности председателя Национального правительства Тань Янькай. Так возник раскол партии Гоминьдан.

В 1927 году войска Цзян Чжунчжэна взяли Нанкин, где было создано новое Национальное правительство. Тогда же Цзян Чжунчжэн начал открытую вооружённую борьбу против коммунистов под названием «кампании за наведение порядка и чистоты в собственном доме». В августе, в результате политических интриг, Цзян Чжунчжэн объявил о своей отставке и об отходе от политической деятельностью, после чего уехал сначала на родину, в провинцию Чжэцзян, а затем в Японию. Однако при этом он продолжал активную работу по развалу лагеря своих политических противников.

1 декабря 1927 года состоялось бракосочетание Цзян Чжунчжэна и Сун Мэйлин (младшая сестра жены Сунь Ятсена), хотя старшая сестра невесты - Сун Цинлин и мать невесты были против этого брака. Семья Сун считалась вестернизированной. Чарли Сун являлся китайско-американским бизнесменом. Все три сестры Сун получили высшее образование в США. Хорошо знали английский язык. Условием брака мать невесты поставила принятие Чан Кайши христианства, развод с предыдущей супругой. Чан представил документальные доказательства своего развода и согласился изучать Библию. Первая супруга Цзян Чжунчжэна — Мао Фумэй — добровольно выступила инициатором развода, на который Цзян Чжунчжэн согласился. Свою новую супругу Чан Кайши звал только "дарлинг", что по-английски означает "дорогая".[4].Салон Сун Мейлин стал место деловых встреч, переговоров, визитов. Саму Сун Мейлин воспринимали в нём скорее как политического деятеля, чем женщину. Сама Сун Мейлин вела дипломатические переговоры, встречалась с военными, политиками, миссионерами. В 1943 г. она совершила визит в США, где после курса лечения выступила в Конгрессе США, была принята в Белом доме четой Рузвельтов.

220px-Soong sisters.jpg

Три сестры Сун.

4 января 1928 года Цзян Чжунчжэн вернулся на пост главнокомандующего Национальной революционной армией и был назначен командующим силами Северного похода, который успешно завершил в июле того же года. В этот же период маршал Чан Кайши принял воинское звание - генералиссимуса. 10 октября 1928 года Цзян Чжунчжэн стал председателем Национального правительства Китайской республики.

В 1931 году Япония начала открытую интервенцию с целью захвата Маньчжурии. Цзян Чжунчжэн оказался одновременно перед тремя противниками: внешней японской агрессией, выступлениями спорадического характера со стороны местных центров власти внутри самого Китая, и активной вооружённой борьбой Коммунистической партии Китая за власть в стране. Несколько лет ему удавалось лавировать между этими тремя напастями, однако в конце 1936 года, в результате «Сианьского инцидента», он был вынужден пойти на создание с КПК единого фронта борьбы против японских захватчиков.

7 июля 1937 года японские войска обстреляли мост Лугоуцяо (Мост Марко Поло) в окрестностях Пекина; так началась Японо-Китайская война 1937‒45. Решением национального правительства Цзян Чжунчжэн был назначен генералиссимусом Китайской республики. В конце 1938 года Ван Цзинвэй бежал к японцам и стал главой марионеточного китайского правительства; Цзян Чжунчжэну пришлось воевать не только против японской армии, но и против армий, составленных из китайцев и подчиняющихся прояпонским правительствам.

Поражение и бегство на Тайвань[править]

После капитуляции Японии 2 сентября 1945 г. и неудачных переговоров с КПК о создании коалиционного правительства с июля 1946 г. Цзян Чжунчжэн руководил борьбой Гоминьдана с КПК в гражданской войне. После поражения Гоминьдана в 1949 г. он возглавил правительство и Гоминьдан на Тайване. Президент (1950) г. и Верховный главнокомандующий вооружённых сил Китайской республики (как официально называлось его государство на Тайване). 7-й флот США контролировал пролив между континентальным Китаем и островом Тайвань, на самом острове размещались военные базы США. До начала 1970 г. пользовался поддержкой США и многих (но далеко не всех) их союзников как единственный законный правитель всего Китая. Долгое время правительство Чан Кайши занимало в Совете безопасности ООН место, отведённое Китаю, однако 25 октября 1971 в Совет безопасности был введён представитель КНР.

Cкончался 5 апреля 1975 г. на Тайване, где провёл последние 26 лет своей жизни. Сын Чан Кайши — Цзян Цзинго — стал новым главой тайваньской администрации.

Интересные факты[править]

Сын Чан Кайши - Цзян Цзинго в 1925 г. был отправлен отцом на учёбу в СССР. Являлся активным комсомольцем, участвовал на в Свердловске в строительстве флагмана индустриализации Уралмаша. Был женат на русской комсомолке Фаине Ипатьевне Вахревой. 1934 г. стал редактором заводской газеты «За тяжёлое машиностроение». На партийных собраниях осуждал внешнюю политику своего отца. В начале 1937 г. был арестован. Отец дал поручение послу Китая в СССР вернуть сына домой. Это спасло Цзян Цзинго от суда и приговора. Фаина Вяхрева последовала за мужем. После возвращения в Китай отношения между отцом и сыном были прохладными и лишь позднее восстановились. В июле и в декабре-ноябре 1945-1946 гг. Цзян Цзинго приезжал с визитом в Москву и имел беседы с И.В. Сталиным. Подробнее см.: Ледовский А.М. СССР и Сталин в судьбах Китая. Документы и свидетельства участника событий 1937-1952. М.: Издательство: Памятники исторической мысли. 1999.

Документы[править]

Присутствуют: Молотов, Павлов (НКИД), Фу Бинчан, посол Китая.

Цзян Цзинго вручает тов. Сталину письмо от Чан Кайши. Тов. Сталин спрашивает, вступили ли уже китайские войска в Мукден, и если нет, то кто им мешает это сделать. Может быть, коммунисты?

Цзян Цзинго отвечает, что китайские войска ещё не вступили в Мукден, но скоро туда вступят. Коммунисты этому не мешают. Тов. Сталин спрашивает, что хочет сказать Цзян Цзинго. Цзян Цзинго отвечает, что Чан Кайши просил его передать Генералиссимусу Сталину благодарность за то, что советские войска, вступив в Маньчжурию, разбили японскую военщину и ускорили капитуляцию Японии, и за ту помощь, которую советские войска оказали в деле восстановления органов власти в Маньчжурии.

Цзян Цзинго говорит, что Чан Кайши, посылая своего представителя к Генералиссимусу Сталину, руководствовался следующими соображениями:

1. Он считает, что советско‑китайские отношения после войны становятся ещё теснее и они должны укрепляться с каждым днём в интересах обоих народов. Советско‑китайские отношения могут и должны укрепляться, если будет соблюдено очень важное условие, а именно – если будет существовать полное взаимопонимание между Генералиссимусом Сталиным и Чан Кайши, который считает, что всякие неясности могут лишь затуманить вопросы, в то время как ясность поможет их разрешению.

2. Чан Кайши считает, что имеется ряд вопросов, которые не следует решать в дипломатическом порядке. Поэтому Чан Кайши послал его, Цзян Цзинго, к Генералиссимусу Сталину, как к своему личному другу, для обсуждения вопросов советско‑китайских отношений.

3. Чан Кайши просил его, Цзян Цзинго, выразить Генералиссимусу Сталину его уважение и доверие и обратиться к Генералиссимусу Сталину, как к личному другу, с просьбой, чтобы он высказал своё мнение о Китае, все имеющиеся у него сомнения и сообщил, в чём он не согласен с политикой, которую проводит Чан Кайши на данном этапе.[5].

Литература[править]

Sudba-kitajskogo-bonaparta 282834.jpg

  • Капица М.С. КНР: три десятилетия — три политики. М. Политиздат, 1979. 578 с. Тираж 17 000 экз.

SSSR i Stalin v sudbah Kitaya Dokumenty i svidetelstva uchastnika sobytij 19371952 6979.jpg

  • Ледовский А.М. СССР и Сталин в судьбах Китая. Документы и свидетельства участника событий 1937-1952. М.: Издательство: Памятники исторической мысли. 1999. Тираж 1000 экз. ISBN 5884510799
    • Картунова А.И. В.К. Блюхер в Китае. 1924–1927 гг.: Документированный очерк. Документы. М., 1979. С. 20.
    • Картунова А.И. В.К. Блюхер в Китае. 1924–1927 гг. С.21.
    • Hahn Е. Op. cit. Р. 80; Furuya К. Op. cit. Р. 116; Воронцов В.Б. Судьба китайского Бонапарта. М., 1989. С. 35-39.
    • Воронцов В.Б. Судьба китайского Бонапарта. C. 88.
    • Ледовский A. M. СССР и Сталин в судьбах Китая. Документы и свидетельства участников событий 1937–1952 гг. М., 1999. С. 15–16.