Частная валюта

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Ча́стная валю́та — деньги, выпускаемые частными лицами и негосударственными организациями.

Во многих странах выпуск такой валюты запрещён законом. Тем не менее, в отдельных государствах, особенно в Шотландии и Северной Ирландии, государство лицензирует частные банки для выпуска собственных бумажных денег.

В наши дни отдельные частные учреждения выпускают электронную валюту в обращение, например, цифровую золотую валюту, выполняющую функцию денег. Количество сделок с подобной валютой достигает нескольких миллиардов долларов в год.

История[править]

В США в период т. н. «Свободной банковской эры» (Free Banking Era; с 1837 по 1866) было выпущено около 8000 различных видов денег; эмитентами выступали отдельные штаты, муниципалитеты, частные банки, железнодорожные, судоходные, промышленные и торговые компании, магазины, рестораны, церкви и даже отдельные индивиды. Организации того времени, выпускавшие деньги, получили название «Банки дикой кошки» (wildcat banks), так как многие из них располагались в местах, где было удобнее прогуливаться диким кошкам, чем людям.

В Австралии, где существовала подобная ситуация, обращение частных денег было запрещено специальным правительственным указом в 1910 г. Существует единственный пример, когда частная валюта, не поддержанная правительством, продолжала пользоваться популярностью у населения: речь идёт о швейцарском динаре.

С 1991 г. в обращении в США находятся т. н. «итакские часы» (Ithaca Hours) — валюта, основанная на отработанном рабочем времени.

Идеи Фридриха фон Хайека[править]

Файл:F Hayek.jpg
Фридрих фон Хайек (1899—1992)

Хайек: «Пока господствовали металлические деньги, правительственная монополия была достаточно вредна. Она становится непоправимым бедствием с тех пор, как бумажные деньги попали под политический контроль».

Фридрих фон Хайек в своей поздней работе «Частные деньги»[1] (1977) предлагает денационализировать деньги, так как в области эмиссии денег, по его мнению, государственная монополия вредна для общества.

Австрийский учёный предлагает кардинально новый план достижения денежной стабильности — систему, основанную на конкуренции параллельных частных валют. Валюту следует считать обычным коммерческим товаром и производить рыночным способом.

Подобно тому, как конкуренция между обычными товарами способствует улучшению их потребительских свойств и отбраковке низкокачественной продукции, конкуренция между частными валютами произведёт отбраковку плохо обеспеченных и плохо управляемых валют. Останутся те валюты, которые будут наилучшим образом выполнять функции денег.

В экономической литературе, по мнению Хайека, нет ответа на вопрос, почему правительственная монополия на денежную эмиссию повсюду рассматривается как неизбежная.

Первоначальные преимущества, считает австрийский экономист, которые могли оправдать присвоение правительством исключительные права на чеканку металлических монет, уже не перевешивают недостатков подобной системы. В ней можно найти дефекты.

Пока господствовали металлические деньги, правительственная монополия была достаточно вредна. Она становится непоправимым бедствием, продолжает Ф. фон Хайек, с тех пор, как бумажные деньги попали под политический контроль.

Главной формой выпуска новой валюты должна стать продажа обычным порядком или на аукционах, затем — посредством банковских операций — в форме краткосрочного кредитования.

Кроме банкнот и чековых депозитов, эмиссионный банк должен обеспечить наличие мелкой монеты с номиналом в долях основной единицы.

Определённые проблемы, считает австрийский ученый, могут возникнуть там, где нынешняя торговая практика основана на единообразном использовании нескольких стандартных монет (торговые автоматы, телефон, транспорт).

Настоящее[править]

В настоящее время платёжные средства многих ЭПС функционально выполняют роль своеобразной частной (квази)валюты. Зачастую эти средства номинируются в эквиваленте драгоценных металлов, однако даже в тех случаях, когда они формально привязаны к той или иной национальной валюте, их фактический курс отличается от номинального.

Политическая сторона[править]

"Коммуна – элементарная частица партизанской реальности. Подъем восстания – возможно, не что иное, как увеличение числа коммун, их связь и артикуляция. В зависимости от развития событий, коммуны объединяются в более крупные единицы или же, наоборот, распадаются на меньшие части. Между бандой братьев и сестер, связанных «и на жизнь, и на смерть», с одной стороны, и объединением множества групп, комитетов, отрядов в целях организации снабжения и самообороны восставшего квартала или даже региона, с другой стороны, вся разница состоит лишь в масштабе, но все они в равной мере являются коммунами.

Любая коммуна неизбежно стремится к самообеспечению и к тому, чтобы считать использование денег нелепым и даже, по правде говоря, неуместным. Сила денег состоит в создании связей между теми, кто никак не связан, в том, чтобы связывать между собой чужаков как чужаков и тем самым, находя каждой вещи эквивалент, все запускать в оборот. Способность денег все связывать дается ценой поверхностного характера этой связи, в которой ложь является правилом. В недоверии состоит суть кредитных отношений. Поэтому господство денег всегда остается господством контроля. Практическое устранение денег можно осуществить только благодаря расширению коммун. Но в каждом случае при расширении коммун не следует превосходить некоторую величину, выше которой у них теряется связь с самими собой, вследствие чего в них неминуемо появляются касты господствующих. В таком случае коммуне лучше расшириться через деление, избежав тем самым печального исхода."[2]

Власть и Народ:

«Сама идея (!) коммерческой эмиссии любых денег противоречит Конституции Российской Федерации… Законодательно операции с криптовалютами ограничены также в Китае, Вьетнаме, Таиланде, Бангладеш».[3]

См. также[править]

Ссылки[править]

  1. Фридрих фон Хайек. Частные деньги. Перевод: Б. Верпаховский ISBN 5-900520-064
  2. Невидимый комитет. Грядущее восстание. Ультракультура 2.0 2011. 176 c. // Comité invisible. L’insurrection qui vient. Paris: La Fabrique Editions, 2007
  3. Почему ЦБ и Минфин запрещают «денежные суррогаты»