Чернобог (Карачун)

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

День языческого почитания Карачуна (второе имя Чернобога), отмечаемый 22 декабря, приходится на день зимнего солнцеворота - самый короткий день в году и один из самых холодных дней зимы. Считалось, что в этот день берет в свою власть грозный Карачун — божество смерти, подземный бог повелевающий морозами, злой дух. Древние славяне верили, что он повелевает зимой и морозами и укорачивает светлое время суток.

Слуги грозного Карачуна — медведи-шатуны, в которых оборачиваются бураны, и метели-волки. Считалось, что по медвежьему хотению и зима студеная длится: повернется медведь в своей берлоге на другой бок, значит, и зиме ровно половину пути до весны пройти осталось. Отсюда и поговорка: «На Солнцеворота медведь в берлоге поворачивается с одного бока на другой».

В народе понятие «карачун» в смысле погибели, смерти используется до сих пор. Говорят, например: «пришел ему карачун», «жди карачуна», «задать карачуна», «хватил карачун». С другой стороны, слово «карачить» может иметь следующие значения — пятиться задом, ползком, «скорячило» — скорчило, свело. Возможно, Карачуна так называли именно потому, что он как бы заставлял дневное время идти в обратную сторону, пятиться, ползти ползком, уступая ночи.

Постепенно в народном сознании Карачун сблизился с Морозом, который сковывает стужей землю, как бы погружая ее в смертный сон. Это более безобидный образ, чем суровый Карачун. Мороз — просто повелитель зимних холодов.

Карачун, корочун, керечун — в народной традиции термин, закрепленный главным образом за рождественским циклом обрядов и верований.

У украинцев, поляков, словаков, мораван, болгар, сербов этим словом обозначаются зимний солнцеворот — Рождество и Сочельник, 24 и 25. XII., период святок, а также рождественский хлеб и рождественское деревце. В болгарских диалектах этим словом может называться летний солнцеворот — день св. Феодора (8. VI). В др.-рус. языке Корочунъ обозначал пост перед Рождеством, солнцеворот — Спиридоньев день (12. XII), предрождественский пост, обряд колядования.

В русском и белорусском языках слово карачун употреблялось для обозначения внезапной смерти, смерти в молодом возрасте, предсмертных судорог, а также злого духа, черта, демона, сокращающего жизнь.

Общим элементом всех этих значений надо признать значение «переворот, поворот, резкое и значимое изменение состояния» , представленное в названиях дней зимнего и летнего солнцеворота, являющихся границей зимы и лета; в обозначениях смерти и пограничного состояния между жизнью и смертью (агонии); в названиях нечистой силы, вызывающей смерть, особенно преждевременную.

Обрядовое и магическое значение имеет рождественский хлеб — крачун, известный на КАРпатах (у украинцев, поляков, словаков и мораван). Крачун считался символом семейного богатства.

Хозяйка пекла его в вывернутом кожухе и в рукавицах (укр.), в середину хлеба клали зерна разных злаков, чеснок, травы, облатку, втыкали стебель овса или пихтовую веточку, ставили баночку меда и освященной воды, обвязывали Карачун жгутом льна или конопли, чтобы все это уродилось и было благополучно. В Словакии Карачун делили на каждого члена семьи, давали скоту ради здоровья и плодовитости, а остаток клали перед дверью хлева ради охраны от ведьмы. Кусок Карачуна и все «испеченное» в нем сохраняли как лекарство, оберег и сильные магические предметы. С Карачуном гадали, катая его по полу: если он перевернется на верхнюю корку, это означало несчастье в скотоводстве или смерть кого-нибудь из членов семьи. Гадали также по форме, которую Карачун примет в печи (укр.).

В славянской мифологии Карачун – это название зимнего Солнцеворота (Спиридонова дня) и связанного с ним праздника. День Карачуна приходился на 12 декабря по старому стилю (25 декабря по новому стилю).

У многих славянских народов карачуном называют рождественский хлеб, который считается символом богатства. Так, на Украине, чтобы семья была богата, хозяйка пекла такой хлеб в вывернутом кожухе и в рукавицах. Ведь известно, что кожух (шуба, тулуп) наделяются в народной культуре свойствами потустороннего мира и, одновременно, символизирует богатство («Шуба лохматая, а ты будь богатая»).

Такой праздничный каравай лежал на столе, на соломе (зерне, деньгах) до Нового года или Крещенья когда его делили между всеми членами семьи, а кусок сохраняли как лекарство, оберег от нечистой силы и как магическое средство.

С карачуном-хлебом гадали. Его обмакивали в воду и катали по полу. Если он переворачивался на верхнюю корку, это означало несчастье в скотоводстве или с кем-либо из членов семьи. Карачун также катали от порога к столу, чтобы на столе всегда был хлеб. При этом считали, сколько оборотов он сделал, веря, что столько же возов сена или зерна соберут летом.

Но не так-то прост этот «Карачун»

Карачун (Каручень) на Руси - это персонификация смерти («карачун пришел», «задать карачуна» и сегодня означает - умереть, убить, замучить кого-нибудь до смерти). Значения слова у славянских народов следующие: «внезапная смерть в молодом возрасте», «судороги», «злой дух, сокращающий жизнь», «смерть», «гибель».

Для наших предков характерно терпеливое отношение к болезни, а момент смерти воспринимался просто и спокойно. В выработке такого отношения большую роль играли тяжелые исторические судьбы народа, его ясный и здравый ум, и его глубокая религиозность. Но есть в этом отношении и много фаталистического.

- «Бог по душу не пошлет, сама душа не выйдет», - убежденно говорит народ.

- «Не смертная, так вынесет», - рассуждает он, имея в виду, что если болезнь, которой страдает больной, не та, от которой ему предназначено умереть, то он выздоровеет, хотя бы лежал при последнем издыхании.

- «Как ни биться, а от смерти не отбиться», - говорит народ о неизбежности и естественности конца жизни человека.

- «Домовища (гроба) не ищут - само придет», - говорит он, указывая на случайность и часто кажущуюся внезаконность (несправедливость) этого явления.

В Пензенской губернии был такой обычай: больного, умирающего вместо оказания какой-либо помощи, наряжали в чистую одежду и клали на лавку, как покойника.

- «Не знай, - говорят крестьяне, - вернется его душенька с того света в свое тело или нет: она ведь по раю да по аду ходит, так тело и одежда должны быть чистыми, чтобы душа не побрезговала войти назад, когда из своего странствия вернется».

А еще Карачун - злой дух, славянское божество, связанное с зимой. Древние славяне верили, что он повелевает зимой и морозами и укорачивает светлое время суток.

Слуги грозного Карачуна - медведи-шатуны, в которых оборачиваются бураны, и метели-волки. Кстати, по медвежьему хотению и зима студеная длится: когда повернется он в своей берлоге на другой бок, так и зиме ровно половину пути до весны пройти осталось («На Солнцеворота медведь в берлоге поворачивается с одного бока на другой»).

На Руси до сих пор встречаются древние фамилии, происходящие от Чернобога и носящие обережное значение, например, "Карачун", "Кара", "Карак", "Карака", "Карако". Также на славление Чернобога указывают названия местностей, например, гора "Карачун" (Окраина Руси, Донбасс); горы Карпаты (Западная Окраина Руси).