Щаповы

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
На эту статью не ссылаются другие статьи Традиции.
Пожалуйста, воспользуйтесь поиском и установите ссылки в соответствии с принятыми рекомендациями.


Wiki letter w.png Эту статью следует викифицировать.
Пожалуйста, оформите её согласно общим правилам и указаниям.

Фамилия Щаповы встречается нечасто. Она значительно реже таких фамилий, как Сидоровы, или Щукины. Или Кожевниковы. Однако, не смотря на это, нельзя сказать, что все Щаповы непременно должны быть родственниками, что все они происходят из одного корня. Само слово, лежащее в основе этой фамилии, щап, в свое время было широко распространено. В современном языке это слово неизвестно, но в словарях старого русского языка можно встретить как само это слово со значением щёголь, франт, аккуратно выглядящий человек, так и производные от него: щапить — щеголять напоказ, щапливый — щегольской, нарядный. Могли называть таким прозвищем разных людей и в разных местах. В словаре В. И. Даля приводится ироническая пословица о человеке, который красив только внешне: «Передом щапит, а затылок вши выели».

Однако даже если все Щаповы не родственники, то все они расселились по стране и появились на Украине, на Урале, в Сибири примерно из одних мест, с территории, которая была основой формирования русской народности — из Европейской России. Так позволяют думать два обстоятельства. Во-первых, эта фамилия русская. В старом украинском языке, например, слова щап не было, оно известно только в русском. Во-вторых, эта фамилия, восходящая к древнему, не употребительному сейчас слову, сама могла возникнуть только в раннее время, в ХУ1 ХУ11 веках, когда районы по Средней и Нижней Волге, на Урале, в Сибири заселялись русскими, пришедшими из Европейской России. Можно даже определить эти области, это Верхняя Волга, современные Тверская. Ивановская, Ярославская, Вологодская области и несколько южнее.

Есть сведения об очень ранних упоминаниях Щаповых и все они связаны с этими местами. Самое старшее из них относится к середине XV века, ко времени еще до открытия Колумбом Америки и до рождения Ивана Грозного.

В жалованной грамоте Верейского и Белозерского князя Михаила Андреевича, внука князя Дмитрия Донского, относящейся к 1450-ым или 1460-ым годам, говорится, что князю «бил челом с Жалобинской слободки Ивашко Щапов слободщик (житель слободы) о поледенном (подледном) лове» на Уломском озере на Верхней Волге, то есть просил закрепить за ним право на эти ловли на озере, на которые претендовал также соседний Кириллов Белозерский монастырь . Этот монастырь был основан незадолго перед тем и активно распространял свою власть на окрестные земли. Конечно, князь решил дело в пользу монастыря. Поэтому монастырский архив сохранил до нашего времени этот любопытный документ.

Упоминаемый здесь Ивашка Щапов еще не имел фамилии, то есть устойчивого семейного прозвища, передаваемого из поколения в поколение. Русские фамилии появились позднее, у дворянства и именитого купечества к XVII-XVIII векам, у крестьян и того позднее — в XIX — и даже в XX веке, и закреплялись тогда, когда они фиксировались в документах на какую-либо собственность в купчих грамотах, в духовных (завещаниях) и других юридических документах, имевших силу при жизни не только самого собственника, но и его детей и внуков, а позднее — в паспортах. Слово Щапов было, очевидно, отчеством Ивашки, отца которого звали Щапом. Сын Ивашки тогда должен был зваться, например, Семеном Ивановым или Петром Слободщиковым, а не Щаповым. Документы ХУ11 века позволяют проследить, как в это время фамилии, еще не закрепленные паспортами, действительно изменялись одна на другую и как фамилия Щаповы появилась еще в одном месте, в районе Верхней Волги, в городе Ростове Великом (Ярославском).

В Переписной книге Ростова, составленной в 1692 году, упоминается «пол-лавки» в москательном и калачном ряду, принадлежащие сокольему помытчику Миките Щапову, который «владеет по купчей с 7151 (1643) году, а купчая писана на имя Богдана Масленникова». В той же книге, в сапожном ряду названа лавка сокольего помытчика Киприяна Щапова, который «владеет по купчей 7157 (1649) году, а купчая писана на имя ростовского посадского человека Богдана Щапова». Богдан Щапов упоминается в книге еще раз, когда говорится, что по его купчей 7154 (1646) года владеет лавкой некто Алексей Дьяконов. Купчая грамота — юридически оформленный документ на недвижимое имущество, в данном случае — на «лавку» (торговую точку) в торговых рядах. Мне бы не пришло в голову считать этих Богдана Масленникова и Богдана Щапова одним человеком, если бы не любопытное указание в другой переписной книге Ростова, уже не торговых рядов, а жилых дворов. Здесь указано, что во дворе «живут ростовские сокольи помытчики Киприян Кондратьев сын, да Никита Терентьев сын, новое прозвище Щаповы, а по писцовой посацкой книге Масленниковы» . Да, следовательно, Богдан Масленников 1643 года это Богдан Щапов 1646 и 1649 годов и эту новую свою фамилию-прозвище потомок маслодела получил когда-то между этими годами. Возможно, что это прозвище было ему дано за соответствующие внешние данные. Интересно, что в этом случае новое прозвище было дано человеку очевидно сразу в виде фамилии: Щапов, а не Щап.

Ростовские Щаповы в переписных книгах второй половины ХУ11 века названы сокольими помытчиками. Это своеобразная и редкая профессия средневековья, ставшая в России сословием. Эти люди занимались выращиванием и тренировкой охотничьих (ловчих) соколов, а затем сдавали их на царский двор для использования на царской охоте. По Второй ревизии (переписи податного населения) 1749 г. в Ростове было 68 душ, то есть лиц мужского пола, принадлежавших к сокольим помытчикам и имевших разные фамилии.

Большая часть Щаповых в ХУ111 и Х1Х веках — это крестьяне и казаки.

В Восточной Сибири Щаповы появились еще в конце ХУ11 века. Есть сведения, что первый крестьянин с этой фамилией пришел из Европейской России через Низово-Ленский и Илимский уезды и был поселен в 1693 году вместе с другими выходцами из основной России за Байкалом, в только что строившуюся тогда Ангинскую слободу Иркутского округа . Потомком этих крестьян, а затем дьячков и пономарей местной церкви был известный историк, демократ и публицист Афанасий Прокофьевич, о котором ниже.

Казаки с этой фамилией известны мне с ХУ111 века. Ко- гда в 1767 г. в Москве Императрица Екатерина 11 созвала «Комиссию для сочинения проекта нового уложения», в числе ее депутатов оказался выбранным от Стародубского и Черниговского полков казак старообрядческой Илимовской слободы Иван Щапов . Жили казаки — однофамильцы и на реке Урал. Здесь они известны с середины Х1Х в. Одного из них, Василия Андреевича, посетил в 1900 г. во время путешествия по Уральской области писатель В. Г. Короленко, о чем он рассказывает в очерке «У казаков» . Потомки уральских казаков-рыбаков Щаповых живут и сейчас в городе Гурьеве, а один из них плавает на тральщике по Атлантическому океану. На Южном Урале, в известном Миасском горном заводе, Оренбургской губернии работали во второй половине Х1Х в. Прокопий Щапов и его сын штейгер, а затем мастер Петр. Были известны Щаповы и среди предпринимателей. В Иваново-Вознесенском еще в начале 19 в. организовал ситцепечатное производство фабрикант Терентий Алексеевич Щапов, а его сын – Николай Терентьевич значительно расширил и модернизировал дело. Вся Россия и прилежащие страны носили получившую широкое распространение летнюю одежду и белье из хлопчатобумажных тканей. В Москве Василий Иванович Щапов наряду с широкой торговлей тканями на ярмарках и в верхних торговых рядах организовал ткацкую фабрику, на которой изготавливали ткани из цветных нитей – это и существующие до сих пор носовые платки, и обивочные ткани для мебели, и занавеси – портьеры. После его смерти фабрика и торговый дом перешли к его сыновьям - Петру и Илье Васильевичам.

С этими Щаповыми связаны два крупных московских коллекционера. Младший сын московского текстильного фабриканта Павел Васильевич Щапов (1848—1888) постепенно истратил все доставшиеся от отца деньги не только на двух жен — сестер, но и на создание выдающейся библиотеки, которая насчитывала до 30 тысяч томов. Собрание было передано в Исторический музей, где П. В. Щапов указан на памятной доске в фойе как даритель — один из создателей фондов Музея.

Другой коллекционер, племянник Павла Васильевича, Петр Петрович Щапов (1870—1939) собрал наиболее крупную коллекцию почтовых марок России (включая также земские марки, цельные вещи и штемпеля) и других стран. В связи с этим по предложению Народного комиссариата почт и телеграфов П. П. Щапов передал свою коллекцию, насчитывавшую к этому времени около трех тысяч альбомных листов, в дар Советскому государству и она поступила в Музей связи в Ленинграде, где легла в основу Государственной коллекции почтовых марок СССР. Часть коллекции была продана за границу — стране нужна была валюта на индустриализацию. Однако этот дар не защитил коллекционера от расправы: в 1938 г. он был арестован и умер в тюремной больнице.

Наиболее интересной фигурой среди Щаповых был известный историк и публицист Афанасий Прокофьевич Щапов (1831—1876). Талантливый сын бедного дьячка села Анги Иркутской губернии и бурятки. Он прошел все ступени обучения, которые, казалось бы, должны были подготовить образованного служителя церкви: иркутскую бурсу, семинарию, Казанскую духовную академию. Однако он пошел по иному пути, став идейным выразителем крестьянства накануне его освобождения из крепостной зависимости. Щапов был арестован, привезен в Петербург, а в 1864 г. выслан в Сибирь. В своих трудах (издано четыре тома его сочинений) он обосновывал необходимость преобразования государственного строя, просвещения народа. Согласно его оригинальной концепции, основой развития общества в России являются географические условия жизни человека и его «природа» — национальный характер. А. П. Щапову посвящено немало статей, книг, ученых диссертаций.

Кроме предпринимателей, коллекционеров и ученых, вторая половина Х1Х века дала Щаповых — деятелей просвещения. Данные всероссийской переписи 1897 г. показывали, что в это время наиболее многочисленной группой интеллигенции были учителя, которых насчитывалось по стране около 150 тысяч человек, в то время, как, например, инженеров и технологов было всего около 4 тысяч . В дореволюционные годы были известны Щаповы — учителя в Твери, в Самаре, в Вятке (там был известен в 1890-ые годы учитель Геннадий Матвеевич), в Чердыни (там печатал очерки учитель П. В. Щапов-Косинский).

После Октябрьской революции Щаповы, как было принято, строили социалистическую промышленность и сельское хозяйство, участвовали в Гражданской и Великой отечественной войнах. Потомок угодичского крестьянина инженер-моряк Михаил Михайлович Щапов в своей ленинградской квартире рассказывал о том, как за свои заслуги в гражданской войне был представлен, на выбор, к ордену Красного знамени или к парадной военной форме с красными галифе, какая была у приезжавшего в часть главвоенкома Троцкого, и выбрал второе, о чем жалел затем всю жизнь. Однако были среди однофамильцев и те, кто не принял советскую власть большевиков. Один из ярославских Щаповых принимал участие в известном ярославском восстании 1918 г. и погиб. Многие были репрессированы и расстреляны, еще больше отсидели свой срок в лагерях и тюрьмах.

С инженерным трудом, развитием науки и техники и строительством в Советской России связаны Н. М. и Н. П. Щаповы. Доктор технических наук, лауреат Государственной премии Николай Михайлович Щапов (1881—1960) был одним из пионеров использования самой дешевой, водной энергии для нужд хозяйства, крупным исследователем гидротурбин, автором более 170 статей и книг, им было подготовлено большое число специалистов, проектировщиков и строителей гидростанций в стране. Он написал воспоминания и большой фотоархив, часть которого опубликована. Заслуженный деятель науки и техники Николай Петрович Щапов (1896—1968) был руководителем важных для отечественного железнодорожного транспорта работ по созданию особо прочной рельсовой и колесной стали для тяжеловесных грузовых составов. Доктор биологических наук Татьяна Федоровна Щапова (1902—1954) была исследователем морских водорослей, много сделавшая для того, чтобы огромные запасы этих ценных растений широко использовались человеком. Ее именем были названы открытые ею новые виды бурых водорослей Тихого океана «Tatianella» и «Schapovia», а также животного мира Берингова моря, собранные экспедицией на судне «Витязь»

Численность носителей фамилии Щаповы по населенным пунктам РФ:

База данных МГТС содержит сведения о 170 абонентах с фамилией Щапов, Питерская — 14, Ивановская — 8, Ярославль — 20, Владимир — 8, Кострома — 8. Екатеринбург — 54.

  • НОВОСИБИРСК — 104 из 2662,3 тыс. чел. (в 4 раза выше, чем в Москве).
  • Алтайский край
    • МАМОНТОВСКИЙ РАЙОН — 23 из 23 тыс. чел.
    • СЕЛО ХАБАРЫ — 9, БАРНАУЛ — 4, Кемерово — 7, Томск — 4,
  • Волгоград — 2, Хабаровск — 3.

Оценочная численность по РФ — 750—1000 человек.

Географическое распространение

  • Московская область:
    1. Село Щапово Ступинского района
    2. С 1957 года территория селения Щапово вошла в черту города Долгопрудного.
    3. Клинский р-н Большое Щапово и Малое Щапово.
    4. Раменского района Курганный могильник. Адрес: 1,5 км к югу от д. Щапово.
    5. Подольский район п. Щапово
  • Вологодская область, д. ЩАПОВО, Подлесного с/с Вологодского р-на.
  • Костромская область, Костромской район д. Щапово.
  • Ивановская область,Лежневский район, д. Щапово.
  • Ивановская область,Савинский район д. Щапино и д. Щаповка
  • Иркутская область Качугский район д. Щапово
  • Тверская область. Место, называемое Щаповой горой, по расположенной рядом деревне Щапово (В 1900 г.-владельческая усадьба Корчевского уезда Тверской губернии), находится в 8 км южнее города Старица.
  • Западно-Казахстанская область, Зеленовский район, д. Щапово