Экономическая биология и социология

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Экономическая биосоциология»)
Перейти к: навигация, поиск

Экономическая биосоциология (Экономическая биология и социология) — система взглядов, разрабатываемых экономистом Андреем Зелевым, проводящие частные аналогии между экономическими законами, законами социологии и законами живой природы.

Основные положения теории. Методы. Цели[править]

В основе теории лежит тот очевидный факт, что социальной и экономической жизнью управляет биологическая природа человека. Но и обратно можно показать, что некоторые закономерности экономики приложимы к биологии, если рассматривать живые существа как систему фирм (организм или сообщество как фирма), товаров (сырьё и энергия) и рынок (взаимоотношения живых систем-фирм в борьбе за существование, расширение ареала, размножение, сырьё и т.д.).

Живое есть саморегулирующаяся система, которая с точки зрения А. Зелева, является подобием фирмы (псевдофирма), деятельность которой направленна на выживание и рост, который ограничивают факторы конкуренции и ограниченности ресурсов.

Методом и аппаратом теории является математика.

Целью теории является лучшее понимание процессов происходящих в живой природе, а также влияние биологии и инстинктов человека на экономические и социальные процессы.

Полемика ведётся с экономистами «социалистической школы» (Карл Маркс), которые считали, что в основе социального поведения первую роль играют такие факторы, как стремление к материальному благополучию. Автор теории разделяет точку зрения Чезаре Ломброзо, Зигмунда Фрейда и других о первостепенной роли биологической, инстинктивной природы человека.

Примеры корреляции экономических законов с поведением людей[править]

Спрос и предложение[править]

Поиск «точки равновесия»: изменение цены (P) и количества товара (Q) как следствие изменения спроса (D) и предложения (S)

Закон спроса и предложения — зависимость объёмов спроса и предложения товаров на рынке от их цен, сформулированный в 1890 году Альфредом Маршаллом, и выявляет зависимость спроса и предложения друг от друга через цену. Грубо говоря, при увеличении цены спрос падает, при снижении — растёт.

Чем цена выше, тем больше мотивация предложения, но меньше спрос. Чем ниже цена, тем спрос выше, но ниже предложение. Обычно цена устанавливается в точке равновесия между предложением и спросом.

Приложим ли закон в социологии?

Например, может ли данный закон объяснить такое явление как проституция?

опустим, рассуждает А. Зелев, секс — это благо, на которое есть спрос. Источником секса являются женщины детородного возраста. Здесь мы можем упростить, и посчитать женщину как товар.

Но мужчина для женщин тоже является спросом и товаром в данной схеме.

То есть мужчина и женщина друг для друга являются товаром и ценой.

Когда количество мужчин (М) и женщин (Ж) равно, то возникает равновесие спроса и предложения, примерно равного 1 товара. То есть цена товара Ж (Pf, цена женщины) = Pm (цена мужчины).

Что будет, если мужчин станет заметно больше? Тогда спрос на Ж будет расти, следовательно, Pf будет заведомо выше Pm. Возникнет дефицит женщин.

Мы эту картину наблюдаем в современной России, где благодаря мигрантам молодых мужчин много больше молодых женщин.

В результате в России возник дефицит женщин, который породил обширную проституцию. С другой стороны, это повлияло на поведение женщин в сторону нежелания вступать в брак, и т.д.

Поведение же мужчин связано к большему прибеганию к «товарам-субститутам» (взаимозаменяемые товары), то есть больше занимаются мастурбацией, чаще становятся гомосексуалистами, покупают «резиновых женщин» и т.д.

Закон убывающей предельной полезности[править]

Закон убывающей предельной полезности гласит, что потребление ещё одной дополнительной единицы блага происходит с уменьшением её полезности.

Пример: человеку в пустыне хочется воды. Первый стакан воды для него очень ценен, второй — меньше, третий стакан воды будет ещё менее нужен человеку, и т.д.

Даже, с какого-то момента дальнейшее потребление блага может стать вредным: например, если человек принимает одну таблетку — он излечивается не полностью. Если две — то он излечивается полностью, и предельная полезность возрастает по сравнению с одной таблеткой. Однако дальнейшее потребление антибиотиков только вредит организму и предельная полезность становится отрицательной.

Предельная полезность повышается при недостатке блага и понижается при его избытке.

Естественно, закон убывающей предельной полезности можно приложить и к различным поведенческим эффектам в биологии: например, поиск еды ограничен законом предельной полезности, размножение тоже.

В самом деле, мы стараемся потреблять столько еды, сколько нам необходимо, и соответственно добывать.

Так же и с размножением: так как на конкурентную борьбу за самку уходит много ресурсов (время, энергия и т.д.), то индивидуум будет стремится к адекватному количеству партнёрш.

Конкуренция[править]

Как и фирмы на рынке, все живые существа находятся в состоянии с одной стороны конкуренции за различные блага (еда, секс, территория и т.д.), а также участвуют в обмене (симбиозе) с друг другом.

Например, животные выделяют CO2, который растения и фотосинтезирующие бактерии преобразуют (при присоединении воды) в O2 и глюкозу (C6H12O6):

6 CO2 + 6 H2O → C6H12O6 + 6 O2

Животные потребляют глюкозу и кислород.

Таким образом, в живой природе существует обмен ресурсами, конкуренция, и своего рода рынок (например, при спросе и предложении к размножению).

Конкуренция заставляет живые организмы стремится к эффективности, вырабатывать новые конкурентные преимущества.

При изменении условий, конкурентные преимущества могут становится конкурентными недостатками. Например, в холодном климате, как сейчас, быть теплокровным выгоднее. Однако, в случае потепления климата, выиграют хладнокровные, ведь им надо намного меньше еды, чем теплокровным.

Иногда в живой природе возникает монополия и олигополии.

Погоня за прибылью[править]

Индивидуум и семья стремятся к тому, чтобы их доходы превосходили расходы, то есть действуют так же как фирма. Это стремление побуждает к действию (охота, работа, бережливость и т.д.).

С другой стороны, индивидуум и семья, часто оказываются в убытке, что связано с асимметрией информации, отставание доходов от расходов и т.д.

Влияние биологии на экономику[править]

И наоборот, биология человека сильно влияет на экономику.

Эффект безбилетника[править]

Выявляет оппортунистическое поведение члена социума: индивидуум стремится пользоваться благами, предоставляемыми обществом (общественное благо), при этом минимизирует свой вклад.

Суть феномена в том, что потребитель общественного блага старается уклониться от его оплаты.

С некоторой точки зрения в биологической системе такое поведение присуще паразитам, а также таким членам стаи, которые стремятся например отобрать еду у других членов стаи, хотя и не участвовавших в добывании пищи, в отказе от помощи (например, стайные и стадные животные находясь среди множества членов группы, имеют больший шанс не быть съеденными хищником, но при этом они не стремятся помочь тем, кого хищник атаковал) и т.д.

В основе такого поведения лежит борьба за существование, стремление индивидуума выжить и оставить потомство.

Это пример, когда законы биологии доминируют над законами социологии и экономики.

Барьеры входа[править]

В экономике, барьеры входа — это препятствия, которые стоят перед фирмой, осуществляющей вход на новый для себя рынок.

В живой природе очевидно тоже существует барьеры входа. Например, жизнь зародилась в морях, и в них живут более 30 типов животных.

Лишь некоторые типы вышли на сушу (черви, моллюски, членистоногие, хордовые). Только два типа освоили воздух (членистоногие и хордовые).

Социальные роли. Распределение общественных функций[править]

Что такое человеческое общество?

В самом деле, представляет ли один человек индивидуальность или же он часть суперорганизма — стаи хищников.

Вопрос этот тесно связан с проблемой разделения труда.

Одни люди увлечены войной, другие — химией и т.д.

Почему интересы людей могут так разниться? При всём этом, человеческое общество сохраняется в равновесии, будто бы чудесным образом, случайно, есть люди заполняющие нужные обществу социальные ниши.

Аналогия напрашивается с социальным полиморфизмом общественных насекомых.

У муравьёв, термитов и др. мы наблюдаем ясно выраженную кастовую систему: одни члены общества («цари и царицы») занимаются только размножением, другие («рабочие, фуражиры») занимаются строительством гнезда, поиском пищи, ухаживанием за потомством и т.д. Есть и каста «солдат», на плечи которых лежит охрана гнёзд.

Разделение на касты / общественные роли / у общественных насекомых обусловлено генетически: особи уже рождаются с определёнными признаками, и ничего, кроме того, на что запрограммированы, не делают.

Такая сложная система имеет кибернетический характер: внутри колонии общественных насекомых происходит постоянный обмен пищей и информацией.

Обмен пищей мы наблюдаем и у волков, животных по своему трофическому признаку близкому людям.

Обмен пищей и информацией тесно связан с распределением ролей внутри такого единого кибернетического суперорганизма, состоящего из массы отдельных членов.

Вообще говоря, можно ведь сказать, что сам отдельный человек — суперорганизм, состоящий из множество отдельных клеток. Клетки упорядоченно выполняют определённые функции, они морфологически разные, между ними происходит обмен пищей, информацией и т.д.

По-видимому, и человеческая стая представляла изначально такой же сложный организм, отдельные части которого выполняли определённые задачи.

Если это так, то оказывается, что распределение труда и благ внутри человеческого общества не случайный, а закономерный процесс.

Таким образом, человеческое общество — сложная самоорганизующаяся система. С помощью неясных генетических дрейфов, она порождает определённое количество врачей, солдат, управленцев, рабочих и т.д.

Невидимая рука рынка и профессии[править]

Если принять потребность в профессиях как обыкновенный спрос ряда товаров (точнее услуг) типа D1...Dn.

Выше мы видели, что некий неясный пока механизм способствует тому, что в обществе постоянно появляются люди претендующие быть D1...Dn, которые формируют предложение.

Появляется выбор в конкурентной борьбе (например, может иметь место при выборе работника как родственность с ним, сексуальная близость, его образование, деловые качества, и т.п.). Формируется цена работников PD1...PDn (оплата труда), которая по-видимому формируется законом предельной полезности.

Атавизм и антисоциальное поведение[править]

Чем можно объяснить антисоциальное поведение (склонность к криминалу)?

По-видимому, существует сильное противоречие между глубинными инстинктами, и новыми, социальными.

В первобытном обществе, наиболее сильный самец мог отнять у более слабого какую-либо вещь, территорию, самку, еду и т.д. Это помогало выживанию сильнейших.

То есть выживали те, кто был сильнее. Это положительно сказывалось на выживании вида.

Однако, по мере развития социума, такое поведение становилось всё более неприемлемым, так как входило в противоречие с необходимостью кооперации для выживания.

Тогда на первый план для самок в выборе самца становилась уже не его только физическая сила, но и его интеллект, коммуникабельность и другие качества, связанные с умением быть популярным в обществе.

Криминальное же поведение — очевидный атавизм более древних инстинктов.

Рациональное распределение ресурсов[править]

Ярким примером аналогии фирмы и псевдофирмы (живого организма) является рациональность и задача оптимизации и логистики складирования запасов.

Допустим вы выпускаете хлеб. Для выпуска хлеба вам нужен ряд ресурсов (мука, вода, соль, дрожжи, электроэнергия). Вы закупаете столько ресурсов, например муки, сколько требуется для бесперебойной работы предприятия в течении определённого времени.

Живая клетка (и любой другой организм) стремится запасаться питательными веществами, например гликоген. При недостатке в организме питательных веществ гликоген под воздействием ферментов расщепляется до глюкозы, которая поступает в кровь. Регуляция синтеза и распада гликогена осуществляется нервной системой и гормонами.

Параллели между экономическим и биологическим кризисом[править]

Как и в экономике, где время от времени случаются спады, инфляция и стагнация, в живом мире тоже возникают кризисы: например массовые вымирания.

В конкурентной борьбе выживают наиболее приспособленные.

В конечном итоге, организм гибнет, потому что проиграл внутривидовую или межвидовую конкуренцию.

Первый случай: есть повозка, лошади и извозчик. Он живёт тем что возит людей и грузы. Но у него много конкурентов. Но так как у него старые, слабые лошади, грязная повозка, а сам он плохо работает (например, из-за пьянства), его клиенты уходят к его конкурентам.

Здесь же можно видеть параллель и в биологии: тот же самый извозчик разорён, но пьяница, скорее всего не имеет успеха у женщин, и подвержен болезням, которые, наряду с голодом, его приведут к преждевременной смерти.

Второй случай межвидовая конкуренция. Например, в древние времена жили трилобиты, питавшиеся на морском дне планктоном, водорослями и мелкими организмами. У них был недостатки — чрезмерно долгий метаморфоз, однотипность и т.д. В результате трилобитов вытеснили ракообразные.

На примере человека, скажем, что извозчик разорился, так как появился автомобиль.

Но это ещё не кризис.

Кризис в экономике происходит в следствии проигрыша страны в конкурентной борьбе, стихийных бедствий, войны.

Массовые вымирания в животном мире обычно обуславливается также катастрофами, либо появлением более совершенных организмов.

См. также Фиаско рынка.

Выбор сексуального партнёра. Любовь[править]

Выбор сексуального партнёра у некоторых высших общественных животных, включая человека, имеет и экономическую подоплёку.

Например, самки некоторых птиц выбирают того самца, который построил наибольшее и наикрасивейшее гнездо.

На выбор партнёра у людей, сильнее всего оказывает влияние тот факт, что беременность и кормление ребёнка грудью длиться довольно долго. В это время, женщина неспособна эффективно охотиться и искать пищу.

Поэтому, женщина долго и тщательно выбирает мужчину, стараясь влюбить его. Любовь, в основе которой лежат гормоны, помогает длительности связи, а значит повышает шансы к выживанию потомства.

Сам по себе выбор партнёра впрочем лежит в области инстинктов: например, большая грудь и бёдра говорят о том, что женщина сможет родить и вскормить ребёнка.

Псевдофирма в живой природе[править]

Муравей собирает нектар тлей

Некоторые общественные насекомые создают некое подобие фирмы: разводят «домашних животных» (например, тлей), разводят съедобные грибы (муравьи-листорезы, термиты), собирают мёд, семена и т.д.

В какой-то степени, это можно назвать примитивным хозяйством. Общественным насекомым приходится конкурировать, добывать блага, хранить запасы и т.д.

Вообще говоря, любую живую клетку можно рассматривать как некий аппарат-машину, которая нуждается в ресурсах и энергии для поддержания жизни, выполнения функций и размножения.

С другой стороны, любой организм является сложной саморегулирующейся кибернетической машиной.

В основе выживания такой живой машины (социум тоже такой же суперорганизм) лежит обмен информацией и ресурсами, а также дифференциация функций и синергетика.

Так у общественных насекомых мы наблюдаем не только обмен информацией (например, пчёлы способны передавать другим пчёлам где находится пища), но и ресурсами — между членами сообщества существует так называемый трофоллаксис — обмен пищей у пчёл, муравьёв, термитов. Например, один муравей добыл еду, и отрыгнул часть пищи другому муравью. Это явление связано с распределением общественных ролей (каст): одни муравьи добывают пищу, другие охраняют гнездо и т.д.