Агония (фильм)

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Агония (фильм, 1985)»)
Перейти к: навигация, поиск

«Аго́ния» — советский двухсерийный художественный фильм режиссёра Элема Климова, снятый в СССР в 1974 году по сценарию Семёна Лунгина и Ильи Нусинова. В основе сюжета находятся личность Григория Распутина и заговор с целью его убийства. В роли Распутина — Алексей Петренко.

Сюжет[править]

Распутин показан кутящим в ресторанах, открыто развратничающим с женщинами, вмешивающимся в государственные дела путём своего влияния на императрицу Александру Фёдоровну, которая буквально молится на него за то, что он исцеляет её сына от приступов болезни.

Князь Юсупов решает убить Распутина, для чего вступает в заговор с Великим князем Дмитрием Павловичем и другими. Однако убийство оказалось не таким лёгким делом, каким поначалу представлялось заговорщикам. Но всё же после долгой борьбы Распутин застрелен. В конце фильма небольшая группа людей, состоящая из царя, царицы, их детей и ещё нескольких человек, хоронит Распутина, опуская гроб в могилу, дно которой покрывает грязная вода.

Николай II показан безвольным, любителем выпить, жестоким правителем; императрица Александра Фёдоровна — истеричкой, ненавидящей Россию и молящейся на немецком языке перед иконой Распутина; а Распутин — полупомешанным развратником и пьяницей, но одновременно всесильным человеком, полностью подчинившим себе царскую семью и назначающим и смещающим министров в перерывах между кутежами.

В ролях[править]

Интервью с Алексеем Петренко, исполнителем главной роли

Съёмочная группа[править]

История создания[править]

Начиная с 1966 года кинематографическое руководство трижды разрешало запустить фильм в производство и трижды же внезапно и без видимых причин работу над фильмом останавливало. Это длилось восемь лет, пока в 1974 году фильм всё же позволено было снять. А когда творческий процесс завершился и картина была готова, её в 1975 году запретили.

Фильм вышел в прокат только в середине 80-х годов, с началом перестройки, когда советский зритель был уже «подготовлен» к «восприятию» ленты Климова романом В. С. Пикуля «Нечистая сила» и книгой М. К. Касвинова «Двадцать три ступени вниз».

Из актёров, занятых в фильме, Сергей Мучеников впоследствии сыграл другого персонажа — доктора Е. С. Боткина в фильме иной направленности «Григорий Р.» (2014),[1][2] а Геннадий Воропаев сыграл также иного персонажа, но того же самого Боткина — в фильме «Искупительная жертва» (1992).[3]

Технические и художественные приёмы[править]

Б. Венгеровский:

С камерой у меня связана история, случившаяся на «Агонии». Мы снимали в Ленинграде в Таврическом дворце сцену выступления Пуришкевича перед депутатами Государственной думы. Заранее договорились, что на съемку привезут боксированную бесшумную камеру, потому что переозвучить эту сцену — значит, «убить» ее. Во-первых, повторить в ателье пятиминутный истошный вопль — речь Пуришкевича, которого блистательно сыграл Ю. Катин-Ярцев, было бы просто невозможно. Во-вторых, воссоздать удивительную акустику Таврического никакой ревербератор не в состоянии.

И вот, по «закону подлости» на съемку привозят натурную камеру, шумящую, как трактор. Я настоял, чтобы администратор поехал на «Ленфильм» и привез мягкий «бокс» для камеры. Кроме того, на нее набросили полушубки, тоже специально привезенные с «Ленфильма». Сбоку от камеры мы выстроили живую стену из нескольких человек, снимавшихся в массовке, тем самым перекрыв шум камеры. В результате в фильме звучит синхронно записанная речь Пуришкевича, окрашенная уникальной акустикой Таврического дворца. Я считаю это своей маленькой победой![4]

А. Шнитке:

Вот пример из «Агонии», причем касающийся не музыки, а шумовой фонограммы. Эпизод убийства Распутина во дворце Юсупова. Студийные шумовые подложки были плохи, а то, что было записано во время съемки, не годилось по техническим соображениям. И Б. Венгеровский, очень хороший звукооператор, поставил в эпизод фонограмму, записанную в этом же месте, хотя и в другое время дня, и на нее наложил немногие синхронные шумы, шаги, выстрелы. Это вышло идеально.[5]

Интервью с Шавкатом Абдусаламовым, художником фильма и исполнителем эпизодической роли

Л. Аннинский:

Давящая теснота в кадре, огромное количество мелких вещей и вещиц — это же еще Элемом Климовым найдено в «Агонии», там возникало ощущение, что перед вами гигантский комод, набитый безделушками, толкни — и посыплется.[6]

Критика[править]

С. И. Юткевич:

…картина «Агония», несмотря на, по-моему, чрезвычайно поверхностный сценарий, которому не помогли и хроникальные вставки, выделялась напряженной режиссерской выразительностью.[7]

И. Р. Шафаревич:

…«Агония». Выйдя после этого фильма из кинотеатра, я долго не мог прийти в себя. Здесь — Россия 1916 года: нищета деревень, бредущие по дорогам нищие, голодные едят дохлую лошадь. (В России, которая и до войны кормила пол-Европы, а во время войны потеряла рынки сбыта!) В фильме есть один человек — Николай II, дурной, слабый, нечестный, но все же человек. Но другие — на всю страну не находится ни одного человеческого лица, одни карикатуры. Верх бестактности: сын Николая II — Алексей, ребенок, которому суждено через два года погибнуть, изображается злобным паучком, Крошкой Цахесом. Применен такой прием: вставлено много кусков старой хроники (или съемок под старую хронику?), благодаря непривычной скорости кадров все как будто дергаются, все приобретает характер несерьезности. Взгляд на Россию — сверху вниз, иронический. Остается впечатление, что авторов фильма отталкивает не общественный строй старой дореволюционной России, им антипатична вся страна, как таковая, в ней не оказывается ни одного светлого пятна, ничего достойного. Очень соответствующая духу фильма музыка придает всему действию (то есть русской истории) характер невеселой, неприятной оперетки.[8]

Н. Сиривля:

Мы и прежде знали, что начало XX века было в России эпохой зарождения массовой культуры. <…>

И вот сегодня впервые нам предстоит увидеть и воспринять ту культуру в полном объеме, без идеологического кликушества ([такого] как, например, в фильме Э. Климова «Агония»)...[9]

О. Иоселиани:

Мне с самого начала не понравилась идея снимать «Агонию». Нельзя было делать кино о царском режиме в то время, когда требовалось оплевать этот режим, когда Николая обязательно надо было изобразить идиотом, а Распутина — преступником. Это изначально не мог быть правильный фильм о том, как погибло российское дворянство. Получилось, что оно само во всем виновато. Пускай Николай — не самый блестящий ум в России, а тема Распутина до сих пор никем не распутана, но стоило ли ворошить ее? Ведь он [то есть Климов] делал кино не просто чтобы сделать, он углублялся в предмет, общался[sic] с Бадмаевым. Его предупреждали, что не надо трогать тему шаманства. А потом произошла трагедия с Ларисой, которую он привязывал — постфактум — к этим предупреждениям.[10]

Ю. Арабов:

…вспомните «Агонию» и «Андрея Рублева» — подстреленную ворону на снегу и горящую корову. А ведь это лучшие наши режиссеры. …я бы не решился даже ворону убить ради эффектного кадра, не говоря уже о корове. Я просто знаю, что у вороны и коровы есть душа[sic]. Нельзя существо с душою заставлять мучиться ради впечатляющего кадра.[11]

Расхождение с фактами[править]

По утверждению доктора медицинских наук Г. В. Архангельского, в «Агонии» создан «экзотичный нереальный образ Бадмаева».[12]

Интересные факты[править]

  • В одной крупной латиноамериканской стране фильм «Агония» был арестован (как ни странно, «за пропаганду революционных идей»).[13]

Примечания[править]

  1. Создатели фильма: Григорий Р. // КиноПоиск
  2. Сериал Григорий Р. (2014) — актеры и роли // Кино-Театр.РУ
  3. Создатели фильма: Искупительная жертва // КиноПоиск
  4. «Просто надо подойти ближе других» // Искусство кино. — 2003. — № 12.
  5. Соединяя несоединимое // Искусство кино. — 1999. — № 2.
  6. Аннинский Л. Что такое хороший царь? // Искусство кино. — 2001. — № 5.
  7. Юткевич С. «Машина превращений» // Искусство кино. — 1984. — № 8. — С. 95.
  8. «Русская идея»: проблемы культуры — проблемы кинематографа // Искусство кино. — 1988. — № 6. — С. 128.
  9. Сиривля Н. Три песни о Родине // Искусство кино. — 1994. — № 9. — С. 34.
  10. Иоселиани О. Предписанная трагедия // Искусство кино. — 2008. — № 4.
  11. «Теперь по поводу патриотов…» // Искусство кино. — 2013. — № 12.
  12. Архангельский Г. В. Петр Бадмаев — знахарь, предприниматель и политик // Вопросы истории. — 1998. — № 2. — С. 74.
  13. Никонорова Т. «…Не дай бог дожить до таких лет, до такого упадка…» // Посев. — 2011. — № 7(1605). — С. 34.

См. также[править]

Ссылки[править]

Литература и документы[править]

  • Никонорова Т. Н. Документы РГАЛИ о кинофильме Э. Г. Климова «Агония» // Отечественные архивы. — 2012. — № 2. — С. 90‒94.