Александр Ильич Лизюков

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Lizukov ai.jpg

Лизюков Александр Ильич[править]

Советский военачальник, генерал-майор, Герой Советского Союза (1941)

Родился 26 марта 1900 года, Гомель, Российская империя. Погиб в бою 23 июля 1942 года, близ села Большая Верейка Рамонского района Воронежской области) — советский военачальник, Герой Советского Союза (1941), генерал-майор. Отец Александра Ильича Лизюкова сельский учителя. Русский. Родной брат Героя Советского Союза Петра Ильича Лизюкова и командира партизанского отряда Евгения Ильича Лизюкова.

Боевая биография[править]

Гражданская война[править]


Окончил 6 классов гимназии в Гомеле в 1918 году. После того как части Красной Армии вошли в город, добровольно вступил в ряды Красной Армии 7 апреля 1919 года. Окончил Смоленские артиллерийские курсы комсостава в Москве в ноябре 1919 года и был назначен в 58-ю стрелковую дивизию 12-й армии Юго-Западного фронта на должность командира артиллерийского взвода. В июле 1920 года получил назначение командиром 11-й маршевой батареи 7-й стрелковой дивизии, а в сентябре 1920 года назначен начальником артиллерии бронепоезда «Коммунар» №56. Участвовал в боевых действиях по ликвидации белополяков в бывшей Киевской губернии и в подавлении Тамбовского восстания.

В сентябре 1921 года командирован в Ленинград — в Высшую автобронетанковую школу, которую окончил в сентябре 1923 года.

Военная служба[править]


Федор Дудко 1936 г. Командир танка 6-ой тб Ленинградского ВО, первый герой Советского Союза в танковых войсках. Личный архив генерала Лебедева В.Г.‎

С сентября 1923 года — заместитель командира бронепоезда №12 «Имени Троцкого» 5-й Краснознамённой армии на Дальнем Востоке, затем командовал бронепоездом №164 и служил на бронепоезде №24.

В сентябре 1924 года зачислен в Военную академию им. М.В.Фрунзе, которую окончил в июле 1927 года. Писал статьи и брошюры на военно-техническую тематику. Участвовал в выпуске журнала «Красные зори», писал стихи. По окончанию академии по сентябрь 1928 года преподавал на бронетанковых курсах в Ленинграде (БТКУКС), затем по декабрь 1929 года — помощник учебной части этих же курсов, преподаватель тактики факультета моторизации и механизации Военно-технической Академии РККА им. Дзержинского.

В 1927 году вышел его труд "Борьба с бронесилами". С декабря 1931 года работал в отделе военно-технической пропаганды технического штаба начальника вооружения РККА заместителем начальника 1-го сектора (редакционного издательства). С января 1933 года — командир 3-го отдельного танкового батальона в бригаде им. К.Б. Калиновского (г. Наро-Фоминск, Московский военный округ).

С июня 1934 года формировал и командовал отдельным тяжёлым танковым полком, а с марта 1936 года в звании полковника — 6-й отдельной тяжёлой танковой бригадой им. С.М.Кирова (Слуцк, Ленинградский военный округ), имевшей на вооружении танки Т-28 и Т-35. Под его руководством в бригаде служили позднее ставшие генерал-майорами танковых войск Лебедев Виктор Григорьевич и Опарин Виктор Андреевич. На тот момент Александр Ильич по праву считался советским танкистом №1.

Методы обучения личного состава 6-ой танковой бригады иллюстрируются двумя миниатюрами от А.И. Лизюкова.

Первая миниатюра. Идет разбор летних учений под Лугой. Александр Ильич спрашивает у подчиненного офицера: «Почему Вы, майор, не выполнили моего распоряжения о передаче на левый фланг восьмой роты? Вдумайтесь! Фон Клюк на Марне плакал, но выполнил распоряжение Мольтке о передаче двух корпусов Людендорфу для разгрома армии Самсонова». «Товарищ полковник, исключительно в целях извлечения уроков из исторических ошибок». (Фон Клюк, генерал, командовавший немецкими войсками в сражении на реке Марна 5—12 сентября 1914 года под Парижем. Мольтке, генерал, начальник немецкого Генштаба в годы Первой Мировой войны. Фон Людендорф, генерал, с 23 августа до ноября 1914 — начальник штаба 8-й немецкой армии, будущий начальник штаба всего Восточного фронта. Самсонов Александр Васильевич (1859 —1914), генерал, командовал русской 2-й армией в ходе Восточно-Прусской операции 1914. Речь идет о «чуде на Марне», когда немецкие войска не смогли взять Париж, но сумели отразить натиск Русской армии в Восточной Пруссии.)

Вторая миниатюра. Александр Ильич указывает: «Товарищи офицеры. Самое главное на войне это точность. Началась Первая Мировая. Немецкий офицер приходит на вокзал и спрашивает: «Когда уходит ближайший поезд на Лейпциг». Ему администратор отвечает: «В 18 часов 37 минут 23 секунды». «Почему такая точность?» «Война, господин офицер». В то же время приходит русский офицер на вокзал и спрашивает администратора: «Когда ближайший поезд на Пензу?». А ему в ответ: «Бог его знает, то ли завтра, то ли послезавтра». «Почему такое безобразие?». «Война, господин офицер. Война». Вот по этой причине Россия и потерпела поражение в Первой Мировой».

За успехи в боевой подготовке комбриг А.И. Лизюков был награждён орденом Ленина. Осенью 1935 года был направлен во Францию в составе советской делегации военных наблюдателей на манёврах французской армии.

Однако 8 февраля 1938 года Лизюков был арестован НКВД ЛенВО по подозрению в связях с руководителями антисоветского заговора. Вместе с ним под подозрение попало и часть командиров бригады (Лебедев В.Г.). Они были исключены из партии и уволены из рядов РККА. Как отмечалось в дальнейшем, на допросах подозреваемые никакими истязаниями не подвергались и «добровольные» показания не давали. Основным обвинением против арестованных офицеров было, то что, якобы, на военном параде 1936 года они попытались совершить террористический акт в отношении наркома Ворошилова и других руководителей ВКП(б) и Советского правительства.

А дело было так. Во время прохождения в парадном расчете перед мавзолеем Ленина сводного танкового батальона бригады, которым командовал майор Лебедев В.Г., будущий генерал, в головном танке заклинило трансмиссию и машина на время потеряла управляемость. В результате она стала надвигаться на памятник Минину и Пожарскому. Благодаря умению механика-водителя танка и мгновенной реакции командира танка, все того же Лебедева, 10-ти секундный инцидент удалось разрешить, машине была возвращена управляемость и танки бригады успешно завершили свое прохождение. Во время послепарадного приема в Кремле Лизюков сам рассказал о произошедшем Ворошилову, что вызвало смех в зале.

Однако, нашелся человек, написавший донос в НКВД. К доносу был приложен перечень всех инцидентов по освоению техники произошедшие в бригаде с момента ее образования. Доносу был дан ход, несмотря на заступничество самого Ворошилова, и возникло дело о вредительской деятельности группы офицеров 6-ой танковой бригады и их связи с военным заговором в РККА. Следствие шло до 3 декабря 1939 года, когда приговором военного трибунала ЛенВО все обвиняемые по этому делу, в том числе Лизюков и Лебедев были оправданы, восстановлены в партии и в армии.

В 1940 год А.И. Лизюков был назначен преподавателем Военной академии механизации и моторизации РККА.

Великая Отечественная война[править]


На второй день после начала Великой Отечественной войны полковник Лизюков А.И. выехал из Москвы на фронт. Прибыв 26 июня 1941 года в белорусский город Борисов, А.И. Лизюков был назначен начальником штаба обороны города (по 8 июля 1941 года). Заместитель командира 36-й танковой дивизии.

Во время Смоленского сражения — комендант переправы через Днепр в районе Соловьёво–Ратчино. Сводный отряд под командованием полковника А. И. Лизюкова успешно оборонял жизненно важные для окружённых 16-й и 20-й армий переправы через Днепр и Березину.

К. К. Рокоссовский вспоминает: "Полковник Александр Ильич Лизюков был прекрасным командиром. Он чувствовал себя уверенно в любой, самой сложной обстановке, среди всех неожиданностей, которые то и дело возникали на том ответственном участке, где пришлось действовать его отряду. Смелость Александра Ильича была безгранична, умение маневрировать малыми силами — на высоте. Был момент, когда немцы перехватили горловину мешка в районе переправ через Днепр. Но это продолжалось всего несколько часов. Подразделения Лизюкова отбросили и уничтожили весь вражеский отряд". [Рокоссовский К. К. Солдатский долг]

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 августа 1941 года «за образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с германским фашизмом и проявленные при этом отвагу и геройство» полковнику Лизюкову Александру Ильичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». Вместе с А. И. Лизюковым в обороне переправ принимал участие его 16-летний сын Юрий, который был удостоен медали «За отвагу».

В августе 1941 года А. И. Лизюков принял командование 1-й Московской мотострелковой дивизией. Части этого соединения держали оборону по реке Вопь северо-восточнее города Ярцево. В начале сентября 1941 года дивизия А. И. Лизюкова оттеснила немцев с восточного берега реки, форсировала эту водную преграду и закрепилась на плацдарме. Дивизия удерживала плацдарм в течение всего сентября и приковала к себе значительные силы противника. За эту стойкость героическое соединение было преобразовано Ставкой в 1-ю гвардейскую мотострелковую дивизию.

21 октября 1941 года к Наро-Фоминску подошли части 4-й армии группы армий «Центр» и на следующий день захватили западную часть города. Дальнейшее продвижение на этом участке было остановлено на рубеже реки Нары 1-ой гвардейской мотострелковой дивизией 33-й армии Западного фронта, усиленной 5-й танковой бригадой подполковника М.Г.Сахно.

10 января 1942 года полковнику Лизюкову А.И. присвоено воинское звание генерал-майор, и он назначен командиром 2-го гвардейского стрелкового корпуса, а в июне 1942 года — командующим 5-й танковой армией.

5-ю танковую армию А.И. Лизюкова использовали для контрудара по флангу и тылу группировки немецких войск, наступавших на Воронеж. На усиление 5-й танковой армии Ставка ВГК дополнительно направила с Калининского фронта 7-й танковый корпус П.А.Ротмистрова.

Завершив сосредоточение к югу от Ельца, соединения 5-й танковой армии вступили в бой, выполняя директиву, обязывающую «ударом в общем направлении Землянск, Хохол (35 км юго-западнее Воронежа) перехватить коммуникации танковой группировки противника, прорвавшейся к реке Дон на Воронеж; действиями по тылам этой группы сорвать её переправу через Дон».

К сожалению, из-за спешно под давлением командования фронта, армия А.И. Лизюкова вступила в бой по частям. Первым 6 июля пошёл в бой 7-й танковый корпус, потом 11-й танковый корпус (8 июля) и, наконец, 2-й танковый корпус (10 июля). Корпуса вступали в бой, не имея возможности провести разведку, полностью сосредоточиться. Контрудар 5-й танковой армии строился на изначально неверном предположении о том, что наступающие немецкие танковые корпуса будут далее двигаться через Дон и Воронеж на восток. Такой задачи у них не было: 5 июля армейской группе «Вейхс» было приказано высвобождать подвижные соединения 4-й танковой армии в районе Воронежа и двигать их на юг согласно плану «Блау». Соответственно вместо характерного для наступления растягивающего фланги движения вперёд они остановились перед Доном на плацдарме у Воронежа и заняли оборону перед наступающими советскими войсками.

В определенной степени армия А.И. Лизюкова свою задачу выполнила. 10 июля Гальдер делает в своем дневнике следующую запись: "Северный участок фронта Вейхса снова под ударами противника. Смена 9-й и 11-й танковых дивизий затруднена".

15 июля директивой Ставки ВГК 5-я танковая армия расформировывается, а А.И. Лизюкова, согласно той же директиве, предлагалось «назначить командиром одного из танковых корпусов (2-ой танковый корпус)». В данном решении не надо видеть, каких-либо происков относительно самого командарма. Обе воюющие стороны в тот момент находились в состоянии поиска наиболее оптимальных форм взаимодействия танковых и пехотных соединений и объединений. Так, чуть ранее, немецким командованием было принято решение об отказе организации танковых групп, с выводом танковых армий в самостоятельные объединения. Но немецкие танковые армии с этого момента превращались в армии "смешанного" состава (танково-гренадерские). Весной 1942 года Ставкой советского командования была сделана попытка создать танковые армии "однородного" состава. Таковыми стали 3-ая танковая армия Прокофия Логвиновича Романенко (с августа 1942 года Павла Семеновича Рыбалко) и 5-ая танковая армия Лизюкова. Возможности обех армий были испытаны в боях под Воронежем, и полученные результаты не оправдали ожиданий, время таких армий еще не пришло. Осенью 1942 года судьбу 5-ой танковой армии чуть было не разделила армия П.С. Рыбалко. Лишь перспектива использования подобного танкового объединения в зимних наступлениях, где она могла показать все свои преимущества, остановили ее расформирование.

У Александра Ильича рано утром 23 июля 1942 года состоялся тяжелый разговор с командующим оперативной группы, заместителем командующего Брянским фронтом генерал-лейтенантом Чибисовым по поводу 148-ой тб, ушедшей в бой накануне в направлении с. Медвежье и с которой была потеряна связь:

«Где ваши танки генерал? Вы или трус, или предатель!»…

Мемориальная плита на месте последнего боя генерала Лизюкова, близ села Большая Верейка

Было известно, что 148-ая тб попала в окружение и ей на помощь Лизюковым выдвигалась 27-ая т.б. После разговора с командующим оперативной групп, с которым еще при совместной службе в Ленинградском ВО у Лизюкова сложились неприязненные отношения (были подозрения, что именно Чибисов написал донос), Александр Ильич дал указание ускорить введение в бой 27-ой тб, а сам, вместе с полковым комиссаром Ассоровым, сел в танк KB и без всякого сопровождения пошел на прорыв к своим окруженным бойцам. С этого момента он пропал без вести. В высших военных кругах даже появился миф, что Лизюков попал в плен и согласился сотрудничать с фашистами, что категорично опровергалось людьми, хорошо его знавшими, в частности Катуковым М.Е., Лебедевым В.Г. и Опариным В.А..

Считая себя непосредственным виновником гибели славного советского танкиста, генерал Чибисов (1892-1959), будучи командующим 38-ой армией, освобождая в 1943 году место гибели Лизюкова, приказал зачистить местность с целью выяснения всех обстоятельств. Выяснилось, что танк Лизюкова попал в противотанковую засаду у урочища Сухая Верейка и был подбит. Из экипажа танка спасся лишь водитель-механик, который в дальнейшем попал в госпиталь, а далее затерялся среди миллионов советских солдат воевавших с врагом. Так же стало известно, что немцы и не догадывались, кто погиб 23 июля под огнем их противотанковых пушек. Тем самым славное имя было полностью реабилитировано. Дальнейшему расследованию помешала разразившаяся в непосредственной близости Курская битва.

Погибший в бою генерал-майор Александр Ильич Лизюков согласно архивным документам захоронен в братской могиле на территории школы села Медвежье[1]. Однако, по словам поисковиков, обелиск в Медвежьем чисто символический и никаких останков под ним не обнаружено[2].

Вокруг имени героя-танкиста ряд СМИ (НТВ, Московский комсомолец) затеяли недостойную его памяти компанию, используя вполне понятную озабоченность родственников генерала знать место его захоронения. И это при том, что его судьба стала известной сразу после освобождения Воронежской области.

Награды[править]

Труды[править]

Память[править]

  • Именем А. И. Лизюкова названа улица в Воронеже.
  • В Гомеле именем братьев Лизюковых названа улица.
  • На месте последнего боя генерала Лизюкова, близ села Большая Верейка Рамонского района, установлена мемориальная плита с табличкой.[3]

Примечания[править]

  • В статье использованы не опубликованные воспоминания гв. генерала танковых войск Лебедева В.Г., считавшего Александра Ильича Лизюкова своим учителем и наставником.

Источники[править]

Ссылки[править]