Библиотека и архив Сталина

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Stalin3.jpg

Сочинения И.В. Сталина[править]

При ЦК ВКП (б) был создан сектор произведений И.В. Сталина, в котором собирались и хранились постановления и распоряжения дирекции ИМЭЛ, касающиеся сектора (1939—1946); протоколы совещаний сектора, планы и отчёты о работе, индивидуальные планы и отчёты сотрудников (1939—1955), тематика научных работ по сектору за 1946—1950 гг.; отзывы, рецензии и замечания на книги, статьи отдельных авторов о И.В. Сталине (1940—1955), материалы и переписка, связанные с подготовкой биографии И.В. Сталина (1935—1954); подготовительные материалы издания сочинений И.В. Сталина, фото и другие копии статей, докладов, выступлений И.В. Сталина, собранные его помощниками И.П. Товстухой А.Н. Поскрёбышевым.[1], переводы статей И.В. Сталина с грузинского языка на русский с пометками И.П. Товстухи; записки, справки сотрудников сектора с обоснованием авторской принадлежности И.В. Сталину ряда текстов, опубликованных без подписи, а также дат не датированных документов, список статей и прокламаций, предположительно принадлежащих И.В. Сталину, с приложением текстов за 1907—1910 гг. (без даты), сборник русских пословиц и поговорок, использованных в произведениях И.В. Сталина, подготовленный А.А. Разумовым (1953); макеты, вёрстки томов сочинений И.В. Сталина с записью замечаний И.В. Сталина, секретаря И.В. Сталина — А.Н. Поскребышёва, директора ИМЛ Кружкова.

Ещё в апреле — мае 1945 г. было принято решение руководства ЦПА и дирекции ИМЭЛ о начале формирования личного фонда документов И.В. Сталина в связи с подготовкой издания Сочинений И.В. Сталина. Началось формирование секции документов И.В. Сталина в ЦПА..[2]

19 января 1946 г. ЦК ВКП (б) принял Постановление об издании полного собрания сочинении И.В. Сталина в 16 томах, включавших статьи, выступления, доклады, письма И.В. Сталина, закончив его произведениями периода Великой Отечественной войны. Задача была возложена на ИМЭЛ при ЦК ВКП (б). Публикация осуществлялась институтом под наблюдением и при участии автора. При жизни И.В. Сталина вышло 13 томов его сочинений (1946—1951), куда вошли работы, опубликованные до 31 января 1934-го г. Тексты докладов, речей, статей и писем сохранялись полностью как было в оригинале. Все тома несли на себе «печать» тщательного отбора произведений самим И.В. Сталиным. Лишь в некоторые статьи он внёс незначительные изменения чисто редакционного характера. Тираж каждого тома составлял 500‒550 тысяч экземпляров. Ещё не завершённое собрание сочинений было прекращено связи с кончиной И. В. Сталина. Затем издание поразила хрущёвская «оттепель». В целом официальное собрание сочинений И.В. Сталина составило 13 томов. Это не много. У В.И. Ленина - 55 томов, Л.Д. Троцкого 22 тома.

С 1990-х гг. возобновился выпуск новых томов под редакцией профессора Р.И. Косолапова. Однако современного академического научно выверенного собрания сочинений И.В. Сталина до сих пор не существует.

В январе 1947 г. И.В. Сталин делает правку в макете второго издания своей биографии, подготовленной ИМЭЛ при ЦК КПСС. В феврале 1947 г. книга была издана.[3].[4] Замечания И.В. Сталина по тексту были учтены составителями книги

Библиотека И.В. Сталина. Читатель и писатель[править]

"Что успевал читать Сталин помимо служебных материалов? Он регулярно следил за газетами, особенно внимательно за «Правдой», читал журналы и книги. В описях материалов, отправленных Сталину во время его отпуска на юг в 1926 г., зафиксировано большое количество советских и эмигрантских газет и журналов, включая издания меньшевиков и белогвардейцев.[5]. В последующие годы эта позиция из описей исчезает. Скорее всего, это произошло не потому, что Сталин перестал читать или просматривать такие издания. Скорее наоборот. Доставка периодических изданий Сталину стала рутиной и тратить время на её учёт было бессмысленно.

Согласно некоторым мемуарным источникам, Сталин утверждал, что его дневная норма чтения литературы составляла 400–500 страниц в день. Возможно, в какие-то дни он действительно читал очень много или просматривал тексты, сосредотачиваясь на наиболее важном. Однако трудно представить, каким образом это правило могло соблюдаться постоянно. Кроме чтения служебных документов, в распорядок дня Сталина входили многочасовые заседания и встречи в кабинете. Длительными были застолья на даче и регулярные просмотры кинофильмов. Наконец, Сталин работал над немалым количеством собственных текстов. Если выстроить хронику жизни Сталина, то она покажет, что на чтение и размышления в одиночестве у Сталина оставалось совсем немного времени.

Сталин любил книги. Чтение в немалой степени сформировало его личность. В революционной среде, к которой Сталин примкнул уже в юности, был высок авторитет интеллектуальных занятий, теоретизирования, хотя и одностороннего, политически утилитарного. Эта односторонность накладывала отпечаток на самообразование Сталина. Он читал «социально значимые» книги, штудировал Маркса и Ленина. Современный литературовед, внимательно анализировавший работы и выступления Сталина, отмечает его специфическую эрудицию в области художественной литературы. Сталин хорошо ориентировался в литературе советского времени, но плохо – в отечественной и зарубежной классической литературе.

Большинство работ одного автора из почти четырёх сотен книг и журналов составляли труды Ленина. Сталин внимательно читал Ленина: часть его собственных работ была переложением и популяризацией ленинских мыслей, он постоянно обращался к Ленину в публичных выступлениях. Но кроме того, Сталин пользовался ленинскими работами как библией или инструкцией в деловых разговорах в тесном кругу соратников. «Бывая у Сталина и на широких, и на узких совещаниях и докладах, я приметил такую его привычку. Предлагает ему кто-нибудь нечто дельное, но не рядовое, он подойдёт к полке с книгами Ленина, подумает, вынет томик. Иногда скажет: «А вот мы посмотрим, что говорит по этому вопросу Владимир Ильич». Иногда прочтёт вслух, иногда перескажет», – свидетельствовал один из сталинских наркомов.[6].

Гораздо меньшим, что видно и по содержанию сталинских статей, был интерес вождя к Марксу и Энгельсу. В описываемой части библиотеки Сталина насчитывалось 13 их работ. Хотя марксизм провозглашался официальной доктриной, а портреты бородатых вероучителей составляли часть советского иконостаса, Сталин иногда позволял себе некоторые вольности в отношении классиков. В 1934 г. Сталин в записках членам Политбюро и руководителям идеологических структур партии подверг критике ряд работ Энгельса. «Что Энгельс был и остаётся нашим учителем, в этом могут сомневаться только идиоты. Но из этого вовсе не следует, что мы должны замазывать ошибки Энгельса, что мы должны скрывать их и – тем более – выдавать их за непререкаемые истины», – писал Сталин.[7]. Среди почти четырёх сотен книг с пометами из архивного фонда Сталина 25 принадлежали перу самого хозяина библиотеки. Заметным был раздел работ теоретиков российского и зарубежного социал-демократического движения, а также видных большевиков – Богданова, Плеханова, Бухарина, Каутского, Троцкого, Радека и др. В общей сложности таких книг насчитывалось более трёх десятков. Кроме того, Сталин хранил и внимательно читал 19 номеров большевистского нелегального теоретического журнала «Просвещение» (за период 1911-1914 гг.), выходившего до революции. Дополняла эту коллекцию многочисленная пропагандистская и учебная литература собственно сталинского периода. В общем, труды классиков марксизма-ленинизма (включая самого Сталина) и их пропагандистов составляли преобладающую часть этого корпуса.

Из других изданий заслуживают упоминания исторические работы, включая несколько курсов русской истории, изданных в дореволюционные годы. Сталин любил историю, постоянно использовал исторические примеры и аналогии в своих статьях и выступлениях, в разговорах с соратниками. Сталин был инициатором подготовки новых учебников по истории и в определённой мере их соавтором. При поддержке Сталина в СССР создавались многочисленные исторические книги и фильмы. Самому Сталину, как известно, были особенно близки два русских царя – Пётр Первый и Иван Грозный. Они собирали Россию, наращивали её военную мощь и безжалостно боролись с внутренними врагами. История была интересна Сталину как инструмент легитимации его собственной политики. По этой причине он не особенно интересовался научными дискуссиями и реальными историческими фактами, а приспосабливал их к своим схемам. Ивана Грозного, например, Сталин объявлял борцом с раздробленностью России, который спас её от второго «татарского ига». Жестокие репрессии Ивана Грозного, по мнению Сталина, были необходимы и даже недостаточны: «Нужно было быть ещё решительнее». В период холодной войны Сталин хвалил царя Ивана за то, что «он стоял на национальной точке зрения и иностранцев в свою страну не пускал, ограждая страну от проникновения иностранного влияния». Одновременно даже любимого им Петра Сталин осуждал за либеральное отношение к иностранцам.[8].

Во многом исторический характер имел интерес Сталина к военным проблемам. Помимо армейских уставов, пометы Сталина содержат несколько книг по истории и теории войн, например работы прусского военного теоретика К. Клаузевица "О войне" Т.1-2 (Москва, Ленинград, 1932) и русского – А.А. Свечина. "История военного искусства", Классический мир и средние века", "История военного искусства. Ч. 2. Новые века". Москва, 1922.

Немарксистские философские книги с пометами Сталина представлены Платоном и трактатом А. Франса «Последние страницы. Диалоги под розой». Среди немногих книг по экономике преобладали политэкономические издания советских авторов. Художественную часть библиотеки составляли несколько литературных журналов и произведения Л.Н. Толстого (роман «Воскресение». Москва, Ленинград, 1935.), М.Е. Салтыкова-Щедрина, М. Горького, некоторых советских писателей. Сохранившаяся часть сталинской библиотеки лишь в незначительной мере свидетельствует о его внимании к современной советской литературе. Но из других источников известно, что Сталин часто читал советских авторов. Он давал советы по пьесам и сценариям, награждал премиями. У него были свои любимцы и неугодные. Последние нередко становились жертвами репрессий, несмотря на признание вождём их достоинств. Впрочем, идеологическим проработкам подвергались и литературные генералы. Каждый должен был чувствовать свою уязвимость и полную зависимость от власти. В рамках своих художественно-политических представлений Сталин был способен отличить хорошую литературу от плохой. Возможно, по этой причине он терпел и даже иногда защищал некоторых талантливых, но бесполезных и даже вредных для режима писателей, таких, например, как М.А. Булгаков. Литература и драматургия интересовали Сталина прежде всего как идеологическое орудие, средство социального манипулирования. Официально разрешённые писатели состояли на службе у государства и являлись частью его огромного пропагандистского аппарата. Объединённые в государственные корпорации писатели, художники, композиторы всецело зависели от государства... Сталин жил властью и политикой, а поэтому произведения искусства и литературы измерял преимущественно мерками идеологической и пропагандистской пользы. «Простота» и «доступность» были ключевыми словами сталинского художественного идеала. Он приветствовал лёгкость усвоения, прямую, без «заумных» художественных приёмов, политическую нравоучительность. Творческую интеллигенцию призывали к прямому и доступному для масс отражению реальности, причём не объективной, а вымышленной, «правильной», «социалистической».

Консерватизмом отличались и театрально-музыкальные вкусы Сталина. Регулярно посещая театры, Сталин предпочитал классическую драматургию, оперу и балет.

По свидетельству дочери Сталина - Светланы, он собрал большую коллекцию пластинок русских, грузинских, украинских народных песен, а «иной музыки он не признавал». Это преувеличение. Однако Сталин явно не был тонким ценителем музыки и ограничивался привычным и понятным. На пластинках он ставил незамысловатые оценки – «плохая», «дрянь», «пустое». Всего в сталинской коллекции насчитывалось 2700 пластинок. Многочисленные официальные приёмы в Кремле из года в год сопровождались концертами с однообразным и строго традиционным музыкальным репертуаром.[9]. Сталин был инициатором кампаний против новых форм в музыке, заклеймённых как «формализм». Художественные вкусы Сталина в определённой мере были взаимосвязаны с его собственной манерой письма и изложения мыслей. Стиль Сталина-писателя стремился к максимальной чёткости и простоте, переходящей в упрощения. Сталин использовал многочисленные повторы, словно вколачивал в сознание людей ту или иную идею. Не обладая (в отличие от многих других большевистских ораторов и публицистов) блеском изложения, Сталин игнорировал его вообще. Его тексты скучны, но зато доступны. Он был мастером лозунгов и штампов. В обществе, где образование разливалось вширь, но не отличалось глубиной, особенно в гуманитарной сфере, такие публицистические таланты представляли немалую силу.

Родным языком Сталина был грузинский. Исключительно на нём он разговаривал в детстве, на нём в юности писал стихи и революционные статьи. Грузинским языком Сталин от случая к случаю пользовался и в дальнейшем. В возрасте 8–9 лет Иосиф начал изучать русский. Он освоил его превосходно, как второй родной язык. Однако до конца своих дней Сталин говорил с сильным грузинским акцентом. «Акцент» сохранялся также в его письменных текстах. В целом Сталин грамотно и выразительно писал по-русски. Однако периодически допускал режущие ухо стилистические обороты и нелепое использование слов.

Сведения о степени владения Сталиным другими языками туманны. До революции он несколько раз посещал Европу (Берлин, Стокгольм, Лондон, Вену, Краков). Однако вряд ли во время этих поездок у него была возможность и необходимость всерьёз заниматься иностранными языками. За границу он выезжал по партийным делам и общался со своими товарищами по партии. Известную работу по национальному вопросу, в которой использовалась немецкоязычная литература, Сталин писал в 1913 г. в Вене с помощью консультантов, знавших немецкий язык. Находясь в 1913–1917 гг. в ссылке в Туруханском крае, Сталин явно пытался заниматься языками. Он просил прислать ему книги немецких авторов (хотя неясно, на каком языке). В феврале 1914 г. он писал в Париж в общество помощи русским ссыльным с просьбой прислать франко-русский словарь и какие-нибудь английские газеты. В мае 1914 г. в письме Сталина Зиновьеву содержалась фраза, позволяющая полагать, что Сталин изучал английский: «Очень прошу прислать какой-либо (общественный) английский журнал (старый, новый, всё равно – для чтения, а то здесь нет ничего английского, и боюсь растерять без упражнения уже приобретенное по части английского языка)». В ноябре 1915 г. Сталин вновь писал товарищам: «Не пришлёте ли чего-либо интересного на французском или английском языке».[10]. В 1930 г., находясь в отпуске на юге, Сталин просил жену прислать ему учебник английского языка.[11]. Насколько серьёзными были намерения Сталина заниматься языками? Как далеко он продвинулся? Ответов на эти вопросы нет. Во время своих многочисленных встреч с зарубежными представителями он, насколько известно, никогда не пытался демонстрировать знание языков.[12].

В РГАСПИ сохранилась «Записка» И.В. Сталина библиотекарю датированная 29 мая 1925 г. Дело в том, что в мае 1925 г. И.В. Сталин решил обзавестись настоящей личной библиотекой, и он поручил своему помощнику и секретарю И.П. Товстухе заняться этим делом и завести в штате генсека должность библиотекаря. На вопрос И.П. Товстухи: «Какие книги должны быть в библиотеке?» — И.В. Сталин ответил письменно на листке из ученической тетради. Фотокопия этого документа была в 2001 г. опубликована в журнале «Новая и новейшая история». Записка составлена, как читатель увидит ниже, очень профессионально точно, хотя Сталин трудился над составлением своего поручения не больше 20‒30 минут. Вот основная часть этой записки:

«Мой совет (и просьба):

1) Склассифицировать книги не по авторам, а по вопросам:

а) философия;

б) психология;

в) социология;

г) политэкономия;

д) финансы;

е) промышленность;

ж) сельское хозяйство;

з) кооперация;

и) русская история;

к) история других стран;

л) дипломатия;

м) внешняя и внутренняя торговля;

н) военное дело;

о) национ. вопрос;

п) съезды и конференции (а также резолюции); партийные, коминтерновские и иные (без декретов и кодексов законов);

р) положение рабочих;

с) положение крестьян;

т) комсомол (всё, что имеется в отдельных изданиях о комсомоле);

у) история револ. в других странах;

ф) о 1905 годе;

х) о февральск. рев. 1917 г.;

ц) об октябрьск. рев. 1917 г.;

ч) о Ленине и ленинизме;

ш) история РКП (статьи и брошюры etc);

щ) дискуссии в РКП;

щ 1) профсоюзы;

щ 2) беллетристика;

щ 3) художест. критика;

щ 4) журналы политические;

щ 5) журналы естественно-научные;

щ 6) словари всякие;

щ 7) мемуары.

2. Из этой классификации изъять книги (отдельно):

а) Ленина (отдельно),

б) Маркса

в) Энгельса

г) Каутского

д) Плеханова

е) Троцкого

ж) Бухарина

з) Зиновьева

и) Каменева

к) Лафарга

л) Р. Люксембург

м) Радека.

3. Всё остальные склассифицировать по авторам (исключить из классификации, отложив в сторону: учебники всякие, мелкие журналы, антирелигиозную макулатуру и т. п.)

29/V −25 г.»..[13].

Уже летом 1925 г. началось комплектование библиотеки Сталина, которое продолжалось до его смерти. Она пополнялась сотнями и тысячами книг ежегодно. В библиотеки были все российские и советские энциклопедии от словаря Брокгауза и Ефрона до большой и малой советских энциклопедий, словари по русскому языку, словари по английскому языку, торгово-промышленные и финансовые словари-справочники другие, несколько курсов географии. В библиотеке Сталина были книги по русской и всемирной истории, дипломатии и военному делу, по истории революций в России и за рубежом, национальным отношениям, финансам, промышленности, сельскому хозяйству и многое другое. Из исторических книг назовём древнегреческих авторов Геродота и Ксенофонта, историю Древнего мира Виноградова, Виппера, Беллярминова И. "Курс русской истории", двухтомные воспоминания канцлера Германии О. Бисмарка, полное собрание сочинений Н. Карамзина в 12 томах, шеститомная «История России с древнейших времён» С. Соловьёва, труды Д. Иловайского "Средняя история". Москва, 1874., Н. Кареева, "Учебник истории средних веков", 1913, «История русской армии и флота». Москва, 1911., «Очерки истории естествознания в отрывках из подлинных работ д-ра Ф. Даннсмана», журналы «Вестник иностранной литературы», «Научное обозрение», «Труды Публичной Библиотеки имени Ленина» с материалами о Пушкине, Анненкове, Тургеневе, Сухово-Кобылине, выпуск книг экономиста Богданова «Краткий курс экономической науки», журналы по истории, философии и архитектуре, в частности после Великой Отечественной войны в библиотеке вождя появилась литература по архитектуре высотных сооружений, вскоре в Москве началось строительство всемирно знаменитых Московских высоток, которые и сегодня украшают столицу России и являются её архитектурной доминантой и символом Москвы. Таков очень кратко был диапазон чтения и образованности Сталина.

Среди художественной литературы значились произведения классиков мировой и русской литературы, книге по художественной критике, детской и юношеской литературе (в том числе для членов семьи). Из выступлений и замечаний Сталина видно, что он хорошо знал историю французской революции и наполеоновской Франции, Сталин не раз обращался к монографиям учёного, академика АН СССР Е. Тарле «Наполеон», «Нашествие Наполеона на Россию. 1812 год». Отметим ещё одно. У Сталина была привычка не только делать закладки в читаемых книгах, но отчёркивать понравившиеся места, делать пометки-замечания, надписи или комментарии о согласии, или напротив, несогласии с автором, с тем, чтобы при необходимости быстро и легко найти в тексте книги, журнала нужное место, легко вспомнить чем оно его заинтересовало, какие мысли пришли в голову при прочтении. Это уже не чтение, а изучение с карандашом в руке. Он даже не читал, а именно изучал то, что написано в книгах, журналах, газетах. Эта привычка пришла к нему в юности с семинарии, когда Сталин как никто стремился узнать всё и читал очень много. И это осталось с ним на жизнь..[14].

Его раздражали неграмотность и описки в тексте книг, если таковые встречались, и он это также отмечал. Просматривал Сталин также большое количество сценариев на задумываемые фильмы и спектакли. Он многое помнил из прочитанного, мог точно воспроизвести текст той или иной книги. Обладая способностью быстрого чтения, Сталин прочитывал до 500 страниц день, любил говорить о прочитанном со знанием дела. И всё это невзирая на огромную загруженность текущими делами по управлению страной, партией и мировой международной политикой. Молотов вспоминал, что у Сталина была огромная коллекция географических и экономических карт: всего мира, частей света, отдельных стран были карты Российской империи, СССР и союзных республик. По свидетельству историка Л.M. Спирина, изучавшего архивные фонды Сталина, к 1953 г. общее количество книг в его библиотеке превышало 20 000 томов, из которых на 5500 имелся штамп: «Библиотека И.В. Сталина», а также порядковый номер.[15]. "Книги из кремлёвской и дачной библиотек Сталина, не содержащие помет, были отправлены в библиотеку Института марксизма-ленинизма и другие научные библиотеки. Вопрос о степени сохранности библиотеки Сталина после его смерти остаётся открытым. Некоторое количество книг, в том числе со сталинскими пометами, пропало. Однако сохранившиеся в сталинском архивном фонде книги с пометами вполне можно считать представительной выборкой".[16].

"История России – это история нашествий. Когда по стране в начале столетия прокатилась гражданская война, Сталин принимал участие в сражениях с германскими, английскими и польскими интервентами. И теперь, во второй раз за последние два десятилетия, Германия вновь воевала с Россией.

В 1905 году Сталину было всего 26 лет, когда Россия потерпела унизительное поражение в Цусимском сражении в Японском море, крупнейшем морском сражении в истории. С той поры Япония стала вновь представлять угрозу для России.

Сталин увлекался историей, особенно историей России. Об этом свидетельствовала его огромная библиотека, насчитывавшая более двадцати тысяч книг, в большинстве своём посвящённых истории и политической теории, и на страницах всех этих книг можно было увидеть пометки, сделанные рукой Сталина. Эти пометки и подчёркивания ключевых фраз выдают его преклонение перед Марксом и Лениным. Тома о Наполеоновских войнах, история Греции Виппера, «Франко-германская война 1870–1871» фон Мольтке и другие книги по истории войн между Германией, Англией и Россией, а также работы о российских царях все были густо испещрены пометками".[17]. Польский историк Э. Дурачинский отмечает:"Чтение исторической литературы было одним из любимых занятий Сталина после политики, конечно".[18].

В.М. Молотов так вспоминал об его эрудиции: «Сталин античный мир и мифологию знал очень хорошо. Эта сторона у него очень сильная. Он над собой много работал…. Политика? Он всю жизнь политикой занимался…. Тихо немножко говорил, но если есть акустика…. Не любил быстро. Рассудительно и вместе с тем довольно художественно. Он очень хорошо выступал, много читал, очень много, чутьё имел художественное.

Сталин всё писал сам. Аппарат никогда ему не писал. Это ленинская традиция…. Тогда все сами писали».[19]. После смерти И.В. Сталина все последующие руководители СССР и их соратники полагались на услуги консультантов, референтов или, как сегодня модно говорить, спичрайтеров. О.В. Хлевнюк назвал И.В. Сталина "пишущим диктатором".

9bfc8f0d13d11ef3ddc62090ef93b512.jpg

Культурные предпочтения[править]

И.В. Сталин был высококультурным человеком. Несмотря на загруженность он находил время на чтение, прослушивание музыки в грамзаписях, просмотр кинофильмов, посещение театра.

Личные контакты поддерживал И.В. Сталин с деятелями культуры: музыкантами, актёрами кино, режиссёрами. Несмотря на занятость, он находил время знакомиться с новинками в области литературы, музыки, науки и т. д. Сам он говорил: «Это моя дневная норма — страниц 500». Сохранилась обширная библиотека с его пометками на полях. И.В. Сталин был лично знаком со многими писателями, такими как Горький, А.Н.Толстой, Шолохов, Фёйхтвангер и т. д. Не всё в современном ему искусстве было ему понятно. Так, например, когда в первый раз арестовали О. Мандельштама, он звонил Б.Л. Пастернаку домой, чтобы спросить о ценности О. Мандельштама для русской поэзии. Также И.В. Сталин резко отозвался о повести А. Платонова «Впрок», что сильно осложнило дальнейшую жизнь писателя. Неоднозначным было отношение И.В. Сталина к писателю М.А. Булгакову. Известно, что И.В. Сталин ещё в 1920-х гг. восемнадцать раз посещал пьесу «Дни Турбиных», однако пьесу «Батум» о молодости И.В. Сталина ни разу при их жизни не поставили. Музыкальные предпочтения И.В. Сталина были достаточно традиционны. Чтение исторической литературы было одним из любимых занятий И.В. Сталина, после политики, конечно.[20].

Из русских хоров И.В. Сталин предпочитал хор М.Е. Пятницкого. Из музыкальной классики — преимущественно русских композиторов: М.И. Глинку, Н.А. Римского-Корсакова, М.П. Мусоргского.[21]. Многократно смотрел а Большом театре балет "Лебединое озеро" П.И. Чайковского. Свой последний выход в "свет" И.В. Сталин совершил именно на "Лебединое озеро" в Большом театре 27 февраля 1953 г.[22].

Сложными взаимоотношения И.В. Сталина и композитора Д. Шостаковича.

Вместе с тем И.В. Сталин был присущ и претенциознный подход к истории и культуре, обслуживающий текущие политические интересы СССР и правящего слоя. Это то, что сегодня называют понятием "историческая политика". Писатель К.М. Симонов писал: "Сталин "брал готовую фигуру в истории, которая могла быть утилитарно полезна с точки зрения современной идейной борьбы. Это можно проследить по выдвинутым им для кино фигурам: Александр Невский, Суворов, Кутузов, Ушаков, Нахимов".[23].

Интересные факты[править]

В 1933 г. в СССР ограниченным тиражом “для служебного пользования” партийной элиты ВКП(б) был издан русский перевод “Майн Кампф”. Автором перевода был Г.Е. Зиновьев – ближайший соратник В.И. Ленина и бывший лидер Коминтерна, который переводил Гитлера, находясь в ссылке в г. Кустанай в Казахстане. Перевод был снабжён комментариями и издан в виде книги без выходных данных с обложкой светло-горчичного цвета с чёрной свастикой в верхнем левом углу. Этот перевод “Майн Кампф” внимательно изучал И.В. Сталин: в его библиотеке сохранился экземпляр с его рукописными пометами. В фонде “всесоюзного старосты” М.И. Калинина также сохранился экземпляр книги Гитлера в русском переводе.[24]. Перевод "Майн Кампф" Г.Е. Зиновьева цитировал Н.И. Бухарин, выступая 28 января 1934 г. на XVII съезде ВКП(б).[25].

Таким образом, агрессивные планы Гитлера в отношении СССР уже в 1934 г. не были секретом для нашей страны и мира.

Архив И.В. Сталина[править]

И.В. Сталин десятилетиями скрупулезно собирал свой личный архив. Сбор документов начался ещё в 1930-х гг., тогда к этой работе были привлечены сотрудники Центрального партийного архива Института Маркса, Энгельса, Ленина. Все материалы, связанные с личностью Сталина, передавались в фонды будущего РГАСПИ. Так начала формироваться богатейшая коллекция документов. В святая святых советского государства — Особом секторе ЦК в обстановке тотальной секретности работала группа, занимавшаяся коллекционированием личных документов вождя. Это записки, резолюции, черновики, шифровки, выступления, доклады, материалы к ним, письма и ответы, диктовки, пометы секретарей. Прежде всего, те документы, которые И.В. Сталин сам хотел сохранить для потомков. Лишь малая часть стала основой Собрания сочинений, изданного при жизни И.В. Сталина в тринадцати томах. Прочее оставалось на секретном, совершенно секретном и особой важности хранении. Эта работа шла до и после войны, последнее крупное поступление было датировано 1977 г., а уже в новейшей истории архиву была передана так называемая 11-я опись – все документы, которые сохранились в Особом секторе ЦК КПСС, то есть архив, который собирали лично Сталин и его секретарь Поскрёбышев.

"Архив формировался под руководством самого Сталина, видимо, не в последнюю очередь «для истории». Многие документы в этом архиве имеют сталинские пометы: «мой архив», «личный архив». Важным дополнением к личному архиву является коллекция материалов о Сталине, изъятых из разных архивных хранилищ. Коллекция, в том числе часть книг из библиотеки Сталина с его пометами, была сосредоточена в Центральном партийном архиве. В совокупности личный архив Сталина и коллекция сталинских документов составляют сегодня единый комплекс – фонд Сталина в Российском государственном архиве социально-политической истории (бывший Центральный партийный архив).[26]. Этот фонд широко используется историками. [27].

По мнению О.В. Хлевнюка "Несмотря на важность фонда Сталина, этот комплекс материалов имеет существенные дефекты. Очевидно, что документы для личного архива Сталина отбирались чрезвычайно тенденциозно. В результате сам личный архив очень невелик – менее 2000 дел. Случайный характер имеет также коллекция сталинских материалов, собиравшихся в Центральном партийном архиве. В общем, фонд Сталина лишь в некоторой степени отражает повседневную жизнь и деятельность вождя. Главный недостаток этого фонда – отсутствие материалов, поступавших непосредственно на рабочий стол Сталина, ежедневно попадавших в поле его зрения. Это не позволяет с необходимой полнотой оценить уровень информированности Сталина, его представления о том или ином вопросе, а значит – логику его действий. Важно отметить, что такие документы не утрачены, по крайней мере – не полностью утрачены. Значительная часть документов, с которыми работал Сталин, находятся в Архиве Президента России (бывший архив Политбюро) в составе так называемых тематических папок".[28].

Судьба архива в СССР и Российской Федерации[править]

После смерти вождя архив постоянно тасовался и разбазаривался. Например, из 20 000 книг личной библиотеки Сталина сегодня учтено около пятисот, то есть почти три процента. Граммофонные пластинки, на которых он ставил оценки исполнителям, вообще исчезли. Есть подозрение, что «наследники» генералиссимуса, прежде всего Никита Хрущёв, также «поработали» в архивной коллекции.

При советской власти существование так называемого «сталинского фонда» было государственной тайной. После развала Советского Союза он перешёл в Архив Президента Российской Федерации. В конце 1990-х гг. Президент РФ Б.Н. Ельцин распорядился передать его на государственное хранение, предварительно рассекретив в большей части. Новым владельцем оказался бывший Центральный партийный архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, преобразованный в РГАСПИ. Получил он такое наследство по праву. Из всех должностей И.В. Сталина самая длительная была секретарская, в ЦК большевистской партии. К тому же в этом архиве уже существовал фонд с несколькими описями сталинских документов.

Кроме того, Б.Н. Ельцин распорядился передать архивы В.М. Молотова, К.Е. Ворошилова, Г.М. Маленкова, Л.М. Кагановича, Н.И. Бухарина, Г.Е. Зиновьева, Н.И. Ежова, грузинских соратников И.В. Сталина, подлинные протоколы заседаний Политбюро и материалы к ним, протоколы совещаний в ЦК. Затем, уже при Президенте РФ В.В. Путине, в РГАСПИ были переданы входящие и исходящие шифротелеграммы, материалы Государственного комитета обороны (ГКО)..[29].

Президент России Владимир Путин встретился и беседовал с одним из руководителей государственной службы. С главой Федерального архивного агентства Андреем Артизовым. Разговор главы государства с главой агентства носил деловой характер, возможные последствия которого способны кое-где вызвать эффект разорвавшейся бомбы.

Президент сделал негромкое заявление, что им принято решение о рассекречивании множества архивных документов, причём, указ будет подписан в тот же день. Кроме того, В.В. Путин сообщил о передаче Росархива в прямое подчинение президенту России, поскольку многие материалы ведомства «представляют особую ценность и имеют мировое значение». Среди уже рассекреченных архивов – материалы, на которые давно облизывались отечественные и зарубежные историки: 1400 уникальных директив И.В. Сталина, распоряжений Ставки, фронтовых приказов, оперативных карт, постановлений и фотографий того времени, ещё недавно хранившихся в архивах под грифом «совершенно секретно». «Речь, насколько я знаю по информации из архивного ведомства, идёт о периоде с 1930 по 1989 года. Там есть дела, простите, стукачей – как и невинно репрессированных, с очень интересными фамилиями. Там будут данные о космических и военных разработках, которые уже можно сообщить. Кроме того, рассекречиваются данные о ходе сражений, приказах и полученной развединформации во время Великой Отечественной войны, так же, как и о межгосударственных отношениях в период войны холодной».

Можно только искренне порадоваться за историков, пожелать им свежих и интересных трудов, в основе которых будут лежать вышеупомянутые документы, но только рассекречивание коснётся не единой военно-исторической тематики.

Выставка[править]

ZRaQE4QUgtc.jpg

21 сентября 2018 г. в 17:00 в РГАСПИ (Москва, ул. Большая Дмитровка, 15) состоится торжественная церемония открытия историко-документальной выставки "Личный архив Сталина: документы и опыт их репрезентации"

На выставке будет представлена история формирования и состав уникального комплекса архивных документов – личного фонда И.В. Сталина, хранящегося в РГАСПИ.

Литература[править]

  • д.и.н. Илизаров Б.С. Сталин. Штрихи к портрету на фоне его библиотеки и архива.//Новая и новейшая история, 2000, № 3.
  • Хлевнюк О.В. Сталин. Жизнь одного вождя. М., 2015.

Ссылки[править]

Открылась выставка рассекреченных документов из архива Сталина

Примечания[править]

  1. Французский писатель А. Барбюс писал о Сталине: " У него нет 32 секретарей, как у Лойда Джорджа, секретарь у него один — товарищ Поскрёбышев. Сталин не подписывал того, что пишут другие. Поскрёбышев не был простой тенью, через него проходила вся корреспонденция Иосифа Сталина, он решал личные и административные вопросы генсека. Именно Поскрбышёв на протяжении долгих лет определял, что ляжет на стол генсека, а что можно «завернуть», следил за соблюдением протокола и за явкой на заседания членов Политбюро. Власть этого невысокого полноватого человека была огромной, с ним были внуждены считаться все — от простых смертных до военачальников.
  2. Хроника истории РГАСПИ.
  3. "Правка в макете второго издания книги «Иосиф Виссарионович Сталин». Краткая биография"". ссылка на XPOHOC Иосиф Сталин 1879‒1953 БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА.
  4. Известия ЦК КПСС. 1990, № 9; вновь опубликовано в "И. В. Сталин. Сочинения. Т. 16. М.:1997. С. 70‒90, том 16 издан под редакцией профессора Р.И. Косолапова.
  5. РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 70. Л. 77-114; http://sovdoc.rusarchives.ru/#showunit&id=39216.
  6. Новая и новейшая история. 2005. № 3. С. 165 (Интервью бывшего наркома путей сообщения СССР И.В. Ковалёва, взятое Г.А. Куманёвым).
  7. Сталин и Каганович. Переписка. 1931–1936 гг./сост. О.В. Хлевнюк, Р.У. Дэвис и др. М., 2001. С. 716.
  8. Власть и художественная интеллигенция/сост. А.Н. Артизов, О. Наумов. М., 1999. С. 499, 500, 583, 613. Записка И.В. Сталина о сценарии кинофильма «Иван Грозный», 13 сентября 1943 г.; выступление И.В. Сталина на заседании Оргбюро 9 августа 1946 г.; беседа И.В. Сталина с создателями фильма «Иван Грозный» 26 февраля 1947 г. Подробнее см.: Perri M. The Cult of Ivan the Terrible in Stalin’s Russia. New York, 2001.
  9. .Невежин В.А. Застолья Иосифа Сталина. Большие кремлёвские приёмы 1930-х – 1940-х гг. М., 2011. С. 282–308.
  10. Островский А. Кто стоял за спиной Сталина? С. 399, 400–401, 409, 413.
  11. Иосиф Сталин в объятиях семьи. С. 30–31.
  12. Хлевнюк О.В. Сталин. Жизнь одного вождя. Биография. М., 2015.
  13. РГАСПИ. Ф. 558.Оп.1. Д. 2510. Л.1‒1 об; Сталин И. В. Соч. Тверь, 2004. Т. 17. С. 191‒192.
  14. Суходеев В.В. Сталин. Энциклопедия. М., 2006. С. 65, 66, 406.
  15. Мартиросян А.Б. Сталин: биография вождя. М., 2007. С. 79‒81.
  16. Хлевнюк О.В. Сталин. Жизнь одного вождя.
  17. Батлер С. Сталин и Рузвельт: великое партнёрство. М., 2017. С 320-321.
  18. .Дурачинский Э. Сталин: создатель и диктатор сверхдержавы. М.: РОССПЭН. 2015. С. 804.
  19. Чуев Ф.И. Сто сорок бесед с Молотовым. М., 1991. С. 244.
  20. Дурачинский Э. Сталин: создатель и диктатор сверхдержавы. М., 2015. С. 804.
  21. Чуев Ф.И. Сто сорок бесед с Молотовым. Из дневника Ф.И. Чуева. М.: ТЕРРА, 1991. 624 с.: ил. ISBN 5-85255-042-6.
  22. Дурачинский Э. Сталин: создатель и диктатор сверхдержавы. С. 788.
  23. Симонов К.М. Глазами человека моего поколения. Размышления о И.В. Сталине. М., 1990. С. 165.
  24. Хавкин Б.Л. О научном немецком издании книги «Майн Кампф».//Новая и новейшая история. 2016. № 4. С. 108.
  25. XVII съезд Всесоюзной коммунистической партии (б). Стенографический отчёт. М., 1934. С. 127–128.
  26. РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 1–11. Опись 11 составляет личный архив Сталина, переведённый в РГАСПИ из Архива Президента Российской Федерации (АПРФ, бывшего архива Политбюро).
  27. С 13 июня 2013 г. оцифрованный фонд Сталина стал доступен онлайн.http://sovdoc.rusarchives.ru/#tematicchilds&rootId=4451 Документы советской эпохи
  28. Хлевнюк О.В. Сталин. Жизнь одного вождя. Биография.
  29. http://portal-kultura.ru/articles/mainstream/4728-stalin-for-sale/ Культура.

Документы советской эпохи. Портал «Архивы России»