Болезнь и похороны В.И. Ленина

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

99 vkjww.jpg

Болезнь В.И. Ленина[править]

1597588 10152393243129271 3333973663057761816 o.jpg

Ленин. 1920 г.

Первые симптомы о недуге, который в течение 1923 г. превратил В.И. Ленина в немощного и слабоумного человека, а вскоре свёл в могилу, появились осенью 1920 г. Весной 1921 г. В.И. Ленин в письме экономисту Е.С. Варге жаловался на плохое состояние здоровья. С 1921 г. фактор здоровья В.И. Ленина стал политическим фактором и началом борьбы за ленинское идеологическое "наследие" и за власть в государстве большевиков. Страна тогда преодолевала последствия гражданской войны, советское руководство колебалось от военного коммунизма к новой экономической политике (НЭП). А руководитель советского правительства В.И. Ленин, каждое слово которого жадно ловила страна, начал жаловаться на головные боли и быструю утомляемость. Позже к этому добавляются онемение конечностей, вплоть до полного паралича, необъяснимые приступы нервного возбуждения, во время которых Ильич машет руками и несёт какую-то чепуху... Доходит до того, что с окружающими Ильич «общается» с помощью всего трёх слов: «вот-вот», «революция» и «конференция».

Ещё в марте 1922 г. Ленин руководил работой XI съезда РКП(б) — последнего партийного съезда, на котором он выступал. В мае 1922 г. он тяжело заболел, но в начале октября того же года вернулся к работе, но улучшение всего продолжалось два месяца. Последнее публичное выступление Ленина состоялось 20 ноября 1922 г. на пленуме Моссовета.

16 декабря 1922 г. его состояние здоровья вновь резко ухудшилось.

935efdf2b68eb0a704146a6469f91082.jpg

В.И. Ленин в Горках. Лето 1923 г.

В Москве последний раз Ленин был 18-19 октября 1923 г. Формально - на сельскохозяйственную выставку. Но зачем-то на целый день заезжал в свою кремлёвскую квартиру? Публицист Н. Валентинов-Вольский, эмигрировавший в США, писал: Ленин в своих личных бумагах якобы искал компрометировавшие Сталина документы. Но бумаги, видимо, кто-то уже «просмотрел». Аргументов в пользу своей версии Валентинов-Вольский не приводит.

Врачей Ленину приглашают из Германии. Но ни они, ни отечественные светила медицинской науки никак не могли поставить ему точный диагноз. И. Збарский, сын и ассистент биохимика академика Б. Збарского, который бальзамировал тело Ленина и долгое время возглавлял лабораторию при Мавзолее, будучи знаком с историей болезни вождя, так описывал ситуацию в книге «Объект № 1»: «К концу 1922 года состояние его заметно ухудшается, он вместо членораздельной речи издаёт какие-то неясные звуки. После некоторого облегчения в феврале 1923 г. наступает полный паралич правой руки и ноги... Взгляд, прежде проницательный, становится невыразительным и отупевшим. Приглашённые за большие деньги немецкие врачи Фёрстер, Клемперер, Нонне, Минковский и русские профессора Осипов, Кожевников, Крамер снова в полной растерянности».

Отсюда следует закономерный вопрос, мог ли В.И. Ленин быть автором своих последних статей "Письмо к съезду" более известное в исторической литературе как "Завещание" с характеристиками Л.Д. Троцкого, И.В. Сталина, Л.Б. Каменева, Г.Е. Зиновьева, Н.И. Бухарина, "Как нам реорганизовать Рабкрин" и других. Так же телеграмм о монополии внешней торговли и других. Сохранились дневники его секретарей, но насколько они достоверны?

В мае 1923 г. Ленина перевозят в подмосковные Горки - фактически умирать. «На фотографии, сделанной сестрой Ленина (за полгода до смерти), мы видим похудевшего человека с диким лицом и безумными глазами, - продолжает И. Збар­ский. - Он не может говорить, ночью и днём его мучают кошмары, временами он кричит...".

Lenin-last-photo.jpg

Одна из последних фотографий В.И. Ленина, сделанная летом 1923 г. Долгие десятилетия находилась на секретном хранении. Впервые опубликована в 1992 г.

Последние дни жизни[править]

За две недели до смерти, 7 января 1924 г., по инициативе Ленина его жена и сестра устроили для детей из окрестных деревень ёлку. Сам Ленин вроде бы чувствовал себя настолько хорошо, что, сидя в кресле-каталке, некоторое время даже принимал участие в общем веселье в зимнем саду бывшей барской усадьбы. В последний день своей жизни он левой рукой оторвал листок перекидного календаря.

Его смерть ожидалась давно, однако всё равно прозвучала неожиданно. Всего три дня назад завершилась XIII конференция РКП(б). На ней Ленина заочно избрали членом президиума. По ходу конференции И. Скворцов-Степанов связался по телефону с Н.К. Крупской и спросил, что сообщить делегатам о здоровье Ильича. 18 января он передал в президиум записку Каменеву: «Лев Борисович, я думаю, что удобнее всего вам в заключительном слове сказать пару слов о здоровье В. И., не выделяя этого вопроса». Скворцов- Степанов предлагал, со слов Крупской, сообщить следующее: «Выздоровление идёт удовлетворительно. Ходит с палочкой довольно хорошо, но встать без посторонней помощи не может. Произносит отдельные слова, совершенно ясно понимая их значение. Начал читать по партдискуссии. Прочитал речь Рыкова и письмо Троцкого».

Вечером 20 января Ленина осмотрел профессор М. Авербах по поводу жалобы на глаза, но не нашёл ничего патологического. 21 числа после обеда больного осмотрели профессора О. Ферстер и В. Осипов. Они нашли Ленина очень вялым; дважды хотел встать, но тут же ложился. Через 15 минут после ухода врачей у Ленина начался последний приступ болезни. Прибежавшие санитар и начальник охраны держали его почти на весу на руках, Ленин глухо стонал, судорога пробегала по его телу. Жена держала его за руку, платок окрасился кровью, на побледневшее лицо легла печать смерти.

Однако около 6 часов вечера состояние больного резко ухудшается, появляются судороги... пульс 120-130. Около половины седьмого температура поднимается до 42,5°С. В 18 часов 50 минут... врачи констатируют смерть». Профессор Ферстер и доктор Елистратов впрыскивали камфару, старались поддержать искусственное дыхание, но ничего сделать было уже нельзя.

Cd8fe77cae0733ea74a78c3116c2bc32.jpg

Траурная комната в усадьбе Горки Ленинские. Посмертные маска и слепки кистей рук В.И. Ленина.

Официальное сообщение о смерти В. И. Ленина в Горках
21 января 1924 года.

Похороны и посмертная судьба[править]

Ещё при живом вожде члены Политбюро осенью 1923-го г. начали живо обсуждать и его похороны. Понятно, что церемония должна быть величественной, но что делать с телом - кремировать по пролетарской антицерковной моде или по последнему слову науки забальзамировать? «Мы... вместо икон повесили вождей и постараемся для Пахома (простого деревен­ского мужика) и «низов» открыть мощи Ильича под коммунистическим соусом», - писал в одном из частных писем идеолог партии Н.И. Бухарин. Впрочем, поначалу речь шла лишь о процедуре прощания. Поэтому проводивший вскрытие тела Ленина Абрикосов 22 января провёл и бальзамирование - но обычное, временное. «...Вскрывая тело, ввёл в аорту раствор, состоявший из 30 частей формалина, 20 частей спирта, 20 частей глицерина, 10 - хлористого цинка и 100 - воды», - поясняет И. Збарский в своей книге.

TASS 233548-pic510-510x340-74802.jpg

Тело В.И. Ленина в Мавзолее. Фото ИТАР-ТАСС.

"Кремлёвский мечтатель". К 90-летию со дня смерти Ульянова (Ленина)

Реакция на кончину В.И. Ленина[править]

Быстрее всего на смерть Ленина реагируют спецслужбы. Ф.Э. Дзержинский, возглавлявший тогда Объединенное государственное политическое управление (ОГПУ), направил во все органы управления телеграмму с требованием полной мобилизационной готовности, своевременного предотвращения паники и других нежелательных эксцессов. Заодно предполагалось усилить надзор за бывшими анархистами, черносотенцами, белогвардейцами, правда, сведений о каких-то репрессиях в документах нет.

Смерть вождя стала для мощного агитационно-пропагандистского аппарата партии и государства неожиданной. 22 января газеты вышли как ни в чём не бывало. В «Правде» на первой странице опубликовали стихи к годовщине 9 января, а «Известия» продолжали публиковать доклады XIII съезда РКП(б).

Лишь 24 января на первых страницах советской прессы появились чёрные траурные рамки и посмертные портреты Ленина.

К этому времени весь СССР уже бурлил. В тот момент ещё далеко не все граждане были грамотными, а радио не стало частью повседневной жизни. Люди узнали о смерти Ленина устно — из разошедшихся по регионам телеграмм.

Дальнейшее происходящее ярко описано харьковским корреспондентом «Известий». Харьков тогда являлся столицей Украинской ССР. «Первое сообщение прибыло из Москвы в 4 часа дня. Город вспоминал годовщину январских событий. Фабрики, заводы, мастерские, учреждения были закрыты. Однако потрясающее известие с быстротой молнии облетело весь город и подняло на ноги все население. К 5 часам дня рабочие кварталы превратились во взбудораженный муравейник. Большие толпы народа на площадях, перекрёстках улиц ждали официального сообщения. Фабрики, заводы, железнодорожные мастерские, паровозы потрясали воздух непрерывным траурным гулом, сзывая граждан. <...> Появились многочисленные чёрные знамена. Фабричные здания оделись в траур. Десятки тысяч рабочих двинулись сплошными массами в центр города. В 5 часов наличный состав политбюро ЦК КП(б)У (Центрального комитета коммунистической партии большевиков Украины) собрался на экстренное заседание. Одновременно центральный партийный клуб переполнился тысячами партийцев. <...> Над зданием ВУЦИК (Всеукраинского центрального исполнительного комитета, бывшего одним из высших органов власти советской Украины) поднимается большое чёрное знамя, всё здание заволакивается трауром чёрных флагов. Многотысячная толпа, как один человек, снимает шапки и стоит в жутком безмолвии».

В отчёте ОГПУ о политическом и экономическом положении дел в СССР за январь 1924 г. говорилось: «Первые сообщения везде являлись ошеломляющими, вызывая плач, истерики и стихийные демонстрации. На собраниях рабочих чувствовалось опасение за судьбу РКП и советской власти». На собраниях, если верить информаторам ОГПУ, иногда «крестьяне плакали как дети» (сообщали из Каширского уезда Московской губернии). Там же звучали самые разные предложения: например, о переименовании Павелецкого вокзала Москвы в Ленинский (так как траурный поезд с телом вождя был доставлен из Горок на Павелецкий вокзал по железной дороге). Начали собирать деньги на памятники, но главное — определяли делегатов, которые поедут в Москву проститься с Лениным.

Не дожидаясь официальных объявлений, многие потянулись в Москву. Тело Ленина выставили в Колонном зале Дома Союзов — недалеко от Кремля. Комиссия по похоронам объявила: никаких пропусков туда выдавать не будут. В результате на площади Свердлова (ныне Театральной) образовалась гигантская очередь. При этом рядом, на столичном Почтамте, перепуганные и наученные опытом Гражданской войны москвичи, по сведениям ОГПУ, проводили «усиленную выемку средств из сберкасс».

В народный комиссариат иностранных дел (НКИД) поступали соболезнования.

Стала известна и программа похоронной церемонии: гроб должны были опустить в землю в 16.00, в это время части РККА должны были отдать воинский салют. Предполагалось, что трудящиеся остановят работу на 5 минут, а в течение 3 минут будут непрерывно звучать фабричные и заводские гудки, а также гудки паровозов. Гроб в склеп заносили Сталин, Зиновьев, Каменев, Бухарин, Томский, Рудзутак, Дзержинский и Молотов.

25 января секретарь Центрального исполнительного комитета СССР А.C. Енукидзе подписывает постановление президиума о том, что из-за обилия делегаций «гроб с телом Владимира Ильича сохранить в склепе, сделав его доступным для посещения».

Сразу после похорон принимаются решения Политбюро ЦК РКП(б)о переименовании Петрограда в Ленинград и об установке памятников Ленину в Москве, и в тогдашних столицах союзных республик (Харькове, Минске, Тифлисе), а также в Ленинграде и в Ташкенте.

Сводки информаторов ОГПУ, не предназначенные для печати вызывают определенное доверие как источник. Смерть вождя стала громадным потрясением как в городе, так и в менее большевизированной деревне. На траурных собраниях крестьяне часто требуют упоминания Ленина в церквях (в Марий Эл), крестятся на его портрет, желая ему «Царствия Небесного». В Армении прошли церковные панихиды, проносили по улицам портреты Ильича (с разрешения комиссии по проведению траурных дней). В Ленине видели защитника крестьян от традиционных российских бед, считая, что «был один коммунист, который не воровал, и тот умер, и теперь у нас всё развалится».

Не все, однако, верили в причину смерти Ленина от удара. Среди обывателей ходили слухи, что «Ленин умер уже 6 месяцев тому назад и все время находился замороженным».

Некоторые подозревали, что «Ленина отравили за то, что он защищал крестьянство» (так считали в Московской и Костромской губерниях). Высказывались и антисемитские идеи: в тех же центральных регионах ждали, что «у власти станут евреи и положение крестьянства со смертью Ленина ухудшится». Об этом же думали и некоторые московские рабочие. Они же считали, что Ленина сгубила дискуссия с Троцким.

Общее настроение населения было столь единым, что даже «бывшие» (дискриминированные при новой власти представители ранее имущих классов) старались высказывать своё настроение и мнение крайне осторожно.

ОГПУ сообщало о настроениях в армии, где было много «военспецов», то есть бывших царских офицеров, перешедших на сторону большевиков, что «настроение комсостава из среды бывших офицеров в большинстве было скрыто-выжидательное», правда, «в отдельных случаях» всё же было «отмечено определенное злорадство».

При подготовке раздела использовались следующие документы:

«Советская деревня глазами ВЧК — ОГПУ — НКВД. 1922–1933 годы. Документы и материалы». Том 2. М.: РОССПЭН, 2000;

«Совершенно секретно. Лубянка Сталину о положении в стране. 1922–1934 годы». Том 3. М.: Наука, 2001.